Рашид Нутушев: «Наш с Ароном отец спас деятелей культуры от верной смерти»

Нам уда­лось при­гла­сить и встре­тить­ся в редак­ции с род­ным бра­том дис­си­ден­та Раши­дом НУТУШЕВЫМ. С ним мы и запи­са­ли интер­вью. Рашид-ага подроб­но рас­ска­зал о дет­стве Аро­на и их родителях.

— Вы род­ной брат полит­за­клю­чен­но­го Аро­на АТАБЕКА. В обще­стве сей­час боль­шой инте­рес к этой неза­у­ряд­ной
лич­но­сти. Но, посколь­ку он родил­ся в Рос­сии, нет пол­но­цен­ной инфор­ма­ции по его био­гра­фии. Так что вы един­ствен­ный, кто может рас­ска­зать нашим чита­те­лям про
его дет­ские и юно­ше­ские годы.

— Мы роди­лись в Чер­но­зе­мель­ском рай­оне Став­ро­поль­ско­го края (сей­час это Чер­но­зе­мель­ский рай­он Рес­пуб­ли­ки Кал­мы­кия). Отец мно­го лет рабо­тал дирек­то­ром сов­хо­за, мать — радист­кой на мест­ной метео­стан­ции. Чер­ны­ми зем­ля­ми назы­ва­лось место в При­ка­спий­ской низ­мен­но­сти, где зимой не было сплош­но­го снеж­но­го покро­ва. Поэто­му это было иде­аль­ное место для зим­них паст­бищ. Скот с гор Даге­ста­на при­го­ня­ли на зимов­ку в наш рай­он. Посе­лок был напо­ло­ви­ну казах­ским, напо­ло­ви­ну кумык­ским. Одна сто­ро­на посел­ка так и назы­ва­лась: Казах­стан, а дру­гая — Даге­стан. Кал­мы­ки в это вре­мя были депор­ти­ро­ва­ны в Сибирь. В насто­я­щее вре­мя посе­лок чисто кал­мыц­кий, там нет ни одно­го каза­ха или кумы­ка. Но назва­ния Казах­стан и Даге­стан так и оста­лись в этом селе. Когда кал­мы­ки были реа­би­ли­ти­ро­ва­ны и вер­ну­лись из ссыл­ки, наш рай­он был пере­дан из Став­ро­поль­ско­го края в состав Кал­мыц­кой АССР.

— А как ваша семья попа­ла в Рос­сию?

— Наш отец НУТУШЕВ Кабыш (Хабибол­ла) родил­ся в селе Суюн­дук Ден­гиз­ско­го рай­о­на Гурьев­ской обла­сти (сей­час это Кур­ман­га­зин­ский рай­он Аты­ра­уской обла­сти). Это неболь­шое село на сты­ке Аты­ра­уской, Запад­но-Казах­стан­ской и Аст­ра­хан­ской обла­стей. Его дед — извест­ный бай Омир­зак из тей­па Есен­гул Бериш. Извест­ные выход­цы из Кур­ман­га­зин­ско­го рай­о­на — поэт Жуме­кен НАЖИМЕДЕНОВ, лет­чи­ца Хиуаз ДОСПАНОВА, писа­тель Рахим­жан ОТАРБАЕВ. Сын бая Омир­за­ка (то есть наш дед) был репрес­си­ро­ван как кулак, скот его был кон­фис­ко­ван. Он умер в тюрь­ме горо­да Ураль­ска. Его жена Рази­га (наша бабуш­ка) была вынуж­де­на бежать и пере­еха­ла с детьми и род­ствен­ни­ка­ми в село Турк­сад Лево­кум­ско­го рай­о­на Став­ро­поль­ско­го края Рос­сии. Наш отец был седь­мым ребен­ком из вось­ми детей и рабо­тал бух­гал­те­ром фер­мы. Отец, будучи бух­гал­те­ром, спи­сал коро­ву како­му-то род­ствен­ни­ку-каза­ху и был поса­жен в тюрь­му горо­да Став­ро­по­ля. Он дол­жен был полу­чить неболь­шой срок, но совер­шил побег из тюрь­мы вме­сте с дру­ги­ми аре­стан­та­ми, был схва­чен и отправ­лен на 10 лет на Алшан­ские золо­тые при­ис­ки в Яку­тию. В пер­вые меся­цы был в тяже­лом состо­я­нии, как и все заклю­чен­ные, и силь­но ослаб. Но счаст­ли­вый слу­чай изме­нил его судь­бу. В то вре­мя в ГУЛА­Ге сидел весь цвет эко­но­ми­че­ской нау­ки Рос­сии. Для помо­щи в мест­ную бух­гал­те­рию вре­мен­но тре­бо­вал­ся спе­ци­а­лист для пере­пи­сы­ва­ния ведо­мо­стей. Там он понра­вил­ся како­му-то про­фес­со­ру, и тот, обу­чив, оста­вил его в бух­гал­те­рии. Через два года отец стал глав­ным бух­гал­те­ром несколь­ких при­ис­ков и уже ходил сво­бод­но, без кон­воя. Понят­но, что убе­жать из якут­ской тай­ги было невоз­мож­но. После вой­ны в эту зону попа­ли быв­шие леги­о­не­ры из Тур­ке­стан­ско­го леги­о­на Муста­фы ЧОКАЕВА. Сре­ди них — извест­ные впо­след­ствии скри­пач Айт­кеш ТОЛГАНБАЕВ, писа­тель Хам­за АБДУЛЛИН и Арон КОЙШЫБАЕВ. Как потом мне рас­ска­зы­вал А. КОЙШЫБАЕВ, когда они попа­ли в зону и уви­де­ли усло­вия рабо­ты и про­жи­ва­ния, то уже про­ща­лись с жиз­нью. У них ста­ли выпа­дать зубы и нача­лась цин­га. И в это вре­мя они слу­чай­но узна­ют, что глав­ный бух­гал­тер зоны — казах.

— Зна­чит, отец Аро­на АТАБЕКА внес свой вклад в казах­скую куль­ту­ру тем, что спас от смер­ти талант­ли­во­го скри­па­ча и буду­ще­го писа­те­ля.

— Да, мож­но и так ска­зать. Кста­ти, пле­мян­ник Айт­ке­ша ТОЛГАНБАЕВА — Калы­бек ТОЛГАНБАЕВ — тоже поли­тик, извест­ный акти­вист оппо­зи­ции, может мно­го рас­ска­зать на эту тему. Отси­дев в ГУЛа­ге 10 лет, отец вер­нул­ся в Лево­кум­ский рай­он. Затем женил­ся на нашей мате­ри — ДИГАЕВОЙ Жание Хусейн­кы­зы и пере­ехал в ново­об­ра­зо­ван­ный сосед­ний Чер­но­зе­мель­ский рай­он, кото­рый после обра­зо­ва­ния Кал­мыц­кой АССР был пере­дан в ее состав. В этом рай­оне мы и роди­лись. Стар­ший Арон, потом я, затем наша сест­рен­ка Разия. Аро­ном отец назвал сына в честь упо­мя­ну­то­го Аро­на КОЙШЫБАЕВА — контр­раз­вед­чи­ка Тур­ке­стан­ско­го легиона.

— Теперь вер­нем­ся к само­му Аро­ну АТАБЕКУ. Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, о рос­сий­ском пери­о­де его жиз­ни.

— Брат все­гда был вун­дер­кин­дом-отлич­ни­ком, в шко­лу пошел с 6 лет. Был серьез­ным не по годам, мно­го читал, инте­ре­со­вал­ся исто­ри­ей. В стар­ших клас­сах часа­ми бесе­до­вал с отцом на поли­ти­че­ские темы и слу­шал запад­ные радио­стан­ции. Соби­рал нас, паца­нов казах­ской диас­по­ры, и устра­и­вал лек­ции по казах­ской исто­рии. В общем, бла­го­да­ря отцу обыч­но­го совет­ско­го дет­ства у него не было.
В 16 лет, в 1969 году, он посту­пил в Кал­мыц­кий госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет в горо­де Эли­сте на фило­ло­ги­че­ский факуль­тет (рус­ское отде­ле­ние с кал­мыц­ким укло­ном). После вто­ро­го кур­са пере­вел­ся в Алма­ты в Каз­ГУ, закон­чил его в 1974 году. Потом учил­ся в аспи­ран­ту­ре Ленин­град­ско­го уни­вер­си­те­та по спе­ци­аль­но­сти «Тюр­ко­ло­гия и мон­го­ло­ве­де­ние». В кон­це 70‑х наша семья пере­еха­ла в Алма­ты. Отец до самой смер­ти в 1993 году рабо­тал глав­ным бух­гал­те­ром в мини­стер­стве мели­о­ра­ции и вод­но­го хозяй­ства. Арон пре­по­да­вал рус­ский язык в мед­ин­сти­ту­те.
Затем были исто­ри­че­ские собы­тия 1986 года, когда на пло­ща­ди мы сто­я­ли вчет­ве­ром: Арон, я, дис­си­дент Хасен КОЖАХМЕТ и певец Мак­сат МУХИТДЕНОВ (отец музы­каль­но­го про­дю­се­ра Баян ЕСЕНТАЕВОЙ). В 1989 году брат начал свою оппо­зи­ци­он­ную дея­тель­ность, и с это­го момен­та подроб­но­сти его жиз­ни мож­но най­ти в интер­не­те. Я толь­ко крат­ко пере­чис­лю основ­ные эта­пы: обще­ство «Жеру­юк» — орг­ко­ми­тет наци­о­наль­ной пар­тии — орга­ни­за­ция митин­гов — уго­лов­ное дело — эми­гра­ция в Моск­ву — Баку — Наль­чик — сно­ва Алма­ты — шаны­рак­ские собы­тия — суд — при­го­вор 18 лет.

— Как вы столь­ко лет скры­ва­ли от обще­ствен­но­сти такую инте­рес­ную исто­рию жиз­ни бра­та и отца?

— Я сам когда-то был оппо­зи­ци­он­ным поли­ти­ком, поэто­му мой рас­сказ был бы вос­при­нят как пиар-ком­па­ния, а теперь пен­си­о­не­ру как раз вре­мя писать мему­а­ры. Подроб­но­сти нашей с бра­том поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти отло­жим до сле­ду­ю­ще­го интервью.

— Хоро­шо. Спа­си­бо за интер­вью!
Бесе­до­ва­ла Инга ИМАНБАЙ

Ори­ги­нал ста­тьи: Три­бу­на — Рес­пуб­ли­кан­ская обще­ствен­но-поли­ти­че­ская газе­та / tribunakz.com

Статьи по теме

Жерард отпущения, или Как ENRC судилось в Англии с SFO

Жена Мамая обвиняет прокуратуру в попытках заставить ее свидетельствовать против мужа

Дочь, жена, племянник. В чьих руках экспертиза и сертификация?