-22 C
Астана
26 февраля, 2021
Image default

Семь вещей, на которые стоит обратить внимание после исторической реформы по борьбе с отмыванием денег в США

По словам регулирующих органов, экспертов и политиков, сбои, выявленные в ходе расследования FinCEN Files, требуют срочного вмешательства.

От Бен Холлман, Спенсер Вудман, Уилл Фитцгиббон и Кэрри Кехо

Обла­ка накры­ва­ют Купол Капи­то­лия, когда Сенат воз­об­нов­ля­ет деба­ты по отмене вето Зако­на о раз­ре­ше­нии наци­о­наль­ной обо­ро­ны 31 декаб­ря 2020 года в Вашинг­тоне, округ Колумбия.

Зако­но­да­те­ли Вашинг­то­на отме­ти­лись в новом году, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни запре­тив ано­ним­ные под­став­ные ком­па­нии в Соеди­нен­ных Шта­тах, одном из самых при­вле­ка­тель­ных мест для пре­ступ­ни­ков и пра­во­на­ру­ши­те­лей со все­го мира, что­бы спря­тать гряз­ные деньги.

Новый закон впер­вые потре­бу­ет от мил­ли­о­нов ком­па­ний, заре­ги­стри­ро­ван­ных в США, сооб­щать о сво­их истин­ных вла­дель­цах феде­раль­но­му пра­ви­тель­ству для про­вер­ки со сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов и сотруд­ни­ков по соблю­де­нию тре­бо­ва­ний в бан­ках и дру­гих финан­со­вых учре­жде­ни­ях. Этот закон , извест­ный как Закон о кор­по­ра­тив­ной про­зрач­но­сти , был при­ло­жен к зако­но­про­ек­ту о мас­штаб­ном финан­си­ро­ва­нии наци­о­наль­ной обо­ро­ны, кото­рый Кон­гресс при­нял с отме­ной вето.

Как сооб­щал Меж­ду­на­род­ный кон­сор­ци­ум жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей в ходе мно­го­чис­лен­ных рас­сле­до­ва­ний, в том чис­ле, совсем недав­но, в мате­ри­а­лах FinCEN Files, ано­ним­ные ком­па­нии пред­став­ля­ют собой серьез­ную уяз­ви­мость в гло­баль­ной борь­бе с укло­не­ни­ем от упла­ты нало­гов и отмы­ва­ни­ем денег. Нар­ко­кар­те­ли, оли­гар­хи, дес­по­ты и миро­вая эли­та исполь­зу­ют их, что­бы скрыть состо­я­ния от нало­го­вых орга­нов и пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Созда­ние госу­дар­ствен­но­го реест­ра вла­дель­цев ком­па­ний США было клю­че­вой рефор­мой, кото­рая, по мне­нию экс­пер­тов, была необ­хо­ди­ма в ответ на рас­сле­до­ва­ния ICIJ.

Но про­зрач­ность не пол­ная. Этот закон, под­дер­жан­ный как Тор­го­вой пала­той США, так и левым обще­ствен­ным граж­да­ни­ном — необыч­ный вашинг­тон­ский аль­янс — явля­ет­ся резуль­та­том мно­го­лет­них пере­го­во­ров. В нем есть лазей­ки, на кото­рые наста­и­ва­ют груп­пы с осо­бы­ми инте­ре­са­ми, кото­рые могут осла­бить его силу, даже по мне­нию тех, кто высту­пал за него и теперь празд­ну­ет его принятие.

Вот семь основ­ных обла­стей, в кото­рых, по мне­нию экс­пер­тов, зако­но­про­ект не соот­вет­ству­ет тре­бо­ва­ни­ям, что может открыть путь для буду­щих поли­ти­че­ских действий.

 1. Некоторые инвестиционные инструменты Уолл-стрит не обязаны отчитываться.

Хедж-фон­ды и част­ные инве­сти­ци­он­ные ком­па­нии созда­ют объ­еди­нен­ные инве­сти­ци­он­ные инстру­мен­ты, обыч­но откры­тые толь­ко для бога­тых инве­сто­ров. По сло­вам экс­пер­тов, закон не рас­про­стра­ня­ет­ся на неко­то­рые из этих орга­ни­за­ций, хотя пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны пре­ду­пре­жда­ют, что они гото­вы к злоупотреблениям.

Соглас­но бюл­ле­те­ню Феде­раль­но­го бюро рас­сле­до­ва­ний за 2020 год, « зло­умыш­лен­ни­ки могут исполь­зо­вать част­ное раз­ме­ще­ние средств, вклю­чая инве­сти­ции, пред­ла­га­е­мые хедж-фон­да­ми и част­ны­ми инве­сти­ци­он­ны­ми ком­па­ни­я­ми, для отмы­ва­ния денег».

2. Крупный бизнес тоже освобожден от уплаты налогов.

Новый закон осво­бож­да­ет любую фир­му с годо­вым дохо­дом более 5 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, более 20 сотруд­ни­ков и физи­че­ским офи­сом в США «По край­ней мере, в моем мире это осво­бож­де­ние рас­про­стра­ня­ет­ся почти на всех», — ска­зал Сти­вен Куин­ли­ван, кор­по­ра­тив­ный юрист в сдел­ках сли­я­ний и погло­ще­ний в ТОО «Стин­сон». По сло­вам защит­ни­ков, одно из осно­ва­ний для исклю­че­ния состо­ит в том, что в этих более круп­ных ком­па­ни­ях есть насто­я­щие сотруд­ни­ки и офи­сы, и поэто­му их намно­го лег­че понять.

3. Трасты могут проскользнуть сквозь трещины.

Тра­с­ты явля­ют­ся пред­по­чти­тель­ным сред­ством пере­да­чи богат­ства поко­ле­ний — а ино­гда и для избе­жа­ния нало­гов, а так­же для сокры­тия и отмы­ва­ния денег , как ранее сооб­щал ICIJ. Это мрач­ные созда­ния с зако­ном: часто они состо­ят в основ­ном из кон­трак­та, опре­де­ля­ю­ще­го, как будет рас­пре­де­лять­ся име­ю­ще­е­ся у них состо­я­ние. Экс­пер­ты гово­рят, что может быть труд­но опре­де­лить, кто тех­ни­че­ски вла­де­ет капи­та­лом тра­с­та, до того, как будет про­из­ве­де­но рас­пре­де­ле­ние. В отли­чие от ком­па­ний, тра­с­ты часто не реги­стри­ру­ют­ся в правительстве.

Новый закон пря­мо исклю­ча­ет опре­де­лен­ные типы бла­го­тво­ри­тель­ных и полу­бла­го­тво­ри­тель­ных тра­с­тов. Адво­ка­ты так­же обес­по­ко­е­ны тем, что более широ­кая кате­го­рия лич­ных и семей­ных тра­с­тов усколь­за­ет из тре­щин, посколь­ку эти орга­ни­за­ции могут не под­па­дать под опре­де­ле­ние «ком­па­нии», дан­ное в новом законе. По этой при­чине экс­пер­ты пола­га­ют, что новый закон может де-факто исклю­чить широ­кий спектр лич­ных и семей­ных трастов.

«Это меня боль­ше все­го бес­по­ко­ит», — ска­зал Гэри Кал­ман, дирек­тор офи­са Transparency International в США, доба­вив, что, по его мне­нию, тра­с­ты уже явля­ют­ся одной из самых серьез­ных уяз­ви­мо­стей для отмы­ва­ния денег в США. Кал­ман добав­ля­ет, что вполне воз­мож­но, что во вре­мя реа­ли­за­ции зако­на феде­раль­ные агент­ства могут интер­пре­ти­ро­вать его язык, что­бы вклю­чить в него неко­то­рые тра­с­ты — и закон тре­бу­ет иссле­до­ва­ния про­блем, кото­рые созда­ет отсут­ствие инфор­ма­ции о тра­с­то­вой собственности.

4. Новый реестр собственности останется в секрете.

Толь­ко часть госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих и сотруд­ни­ков финан­со­вых учре­жде­ний смо­жет полу­чить доступ к инфор­ма­ции о соб­ствен­но­сти, содер­жа­щей­ся в новой «без­опас­ной закры­той базе дан­ных», уста­нов­лен­ной зако­ном. Иссле­до­ва­те­ли, жур­на­ли­сты и дру­гие лица, пыта­ю­щи­е­ся отсле­дить тем­ные день­ги, будут исключены.

Реестр пол­но­стью госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти не будет уни­каль­ным. В 2016 году Соеди­нен­ное Коро­лев­ство поста­но­ви­ло, что мно­гие ком­па­нии, заре­ги­стри­ро­ван­ные в стране, долж­ны ука­зать сво­их вла­дель­цев в реест­ре, кото­рый явля­ет­ся обще­до­ступ­ным в Интер­не­те. Несмот­ря на то, что реестр Вели­ко­бри­та­нии стал­ки­ва­ет­ся с ошиб­ка­ми или отсут­стви­ем инфор­ма­ции , сто­рон­ни­ки про­зрач­но­сти заяв­ля­ют, что пуб­лич­ная про­вер­ка инфор­ма­ции име­ла реша­ю­щее зна­че­ние для выяв­ле­ния про­блем, кото­рые долж­ны быть исправ­ле­ны в систе­ме. Защит­ни­ки заяв­ля­ют, что их под­держ­ка реест­ра госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти не пре­кра­тит­ся с при­ня­ти­ем ново­го зако­на. «Это будет борь­ба, кото­рую мы про­дол­жим вести в буду­щем», — ска­зал ICIJ Кларк Гас­койн, стар­ший совет­ник по вопро­сам поли­ти­ки в Коа­ли­ции финан­со­вой отчет­но­сти и кор­по­ра­тив­ной прозрачности.

5. Доступ к реестру для государственных и местных правоохранительных органов ограничен.

Новый закон преду­смат­ри­ва­ет, что, хотя мно­гие феде­раль­ные аген­ты будут иметь отно­си­тель­но лег­кий доступ к базе дан­ных о соб­ствен­но­сти, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны шта­та и мест­ные пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны долж­ны будут полу­чать раз­ре­ше­ние от слу­жа­ще­го суда каж­дый раз, когда они захо­тят полу­чить к ней доступ. «Это кажет­ся чрез­мер­ным и отпуг­нет пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны», — ска­за­ла Аль­ма Ангот­ти, дирек­тор по гло­баль­ным зако­но­да­тель­ным и регу­ля­тор­ным рис­кам кон­сал­тин­го­вой фир­мы Guidehouse.

6. Арт-дилерам не нужно сообщать о подозрениях в финансовых преступлениях — пока.

Наря­ду с тре­бо­ва­ни­я­ми о рас­кры­тии инфор­ма­ции, общий закон о рас­хо­дах на обо­ро­ну так­же рас­ши­ря­ет круг пред­при­я­тий, кото­рые долж­ны сооб­щать о подо­зре­ни­ях в веде­нии биз­не­са с пре­ступ­ни­ка­ми. Оста­нов­ле­ны в этом спис­ке: арт-дилеры.

Как недав­но сооб­щил ICIJ в FinCEN Files, тор­гов­ля про­из­ве­де­ни­я­ми искус­ства явля­ет­ся одной из основ­ных точек меж­ду­на­род­но­го отмы­ва­ния денег . Эли­за Бин, быв­ший помощ­ник сена­та США и сле­до­ва­тель, назва­ла осво­бож­де­ние от нало­га на про­из­ве­де­ния искус­ства «стран­ным» и отме­ти­ла, что закон тре­бу­ет изу­че­ния рын­ка искус­ства, что, как она наде­ет­ся, «при­ве­дет к тому, что арт-диле­ры нако­нец-то будут добав­ле­ны к зако­ну». Хотя арт-диле­рам на дан­ный момент был пред­ло­жен бес­плат­ный про­пуск, закон впер­вые тре­бу­ет, что­бы тор­гов­цы анти­ква­ри­а­том сооб­ща­ли о подо­зри­тель­ной дея­тель­но­сти феде­раль­ным властям.

7. Наказание за утечку информации о праве собственности более сурово, чем за то, что она вообще не сообщается правительству.

Людям, невер­но сооб­ща­ю­щим инфор­ма­цию о соб­ствен­но­сти ком­па­нии, гро­зит мак­си­маль­ное нака­за­ние в виде двух лет тюрь­мы. Любо­му, кто сооб­щит дан­ные о соб­ствен­но­сти прес­се или кому-либо еще, гро­зит до пяти лет тюрь­мы — и деся­ти­ле­тия, если рас­кры­тие инфор­ма­ции про­изой­дет при совер­ше­нии дру­го­го феде­раль­но­го преступления.

«Эти штра­фы вышли из строя», — ска­зал ICIJ Росс Дел­стон, юрист и кон­суль­тант из Вашинг­то­на, округ Колум­бия, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на систе­мах борь­бы с отмы­ва­ни­ем денег. «С каких это пор вла­де­ние ком­па­ни­ей ста­но­вит­ся по сути част­ным делом?» Закон отдель­но уста­нав­ли­ва­ет новые воз­на­граж­де­ния и меры защи­ты для инфор­ма­то­ров, кото­рые сооб­ща­ют пра­ви­тель­ству о широ­ком спек­тре финан­со­вых проступков.

Источ­ник: https://www.icij.org/

архивные статьи по теме

Неконкурентоспособные СМИ как угроза нацбезопасности

«Осталась одна неделя, от силы полторы…»

“Для оправдания мне не…