10 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

«Непоследовательная» Москва и «растущая зависимость» Казахстана от Китая

Министр ино­стран­ных дел Рос­сии Сер­гей Лав­ров и пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев. Нур-Сул­тан, 8 апре­ля 2021 года. Рос­сий­ский МИД раз­ме­стил в Сети ответ Лав­ро­ва на вопрос о тер­ри­то­ри­аль­ных при­тя­за­ни­ях рос­сий­ских поли­ти­ков спу­стя месяц после визи­та мини­стра в Казахстан.

Поли­ти­ка Моск­вы по отно­ше­нию к Казах­ста­ну не отли­ча­ет­ся после­до­ва­тель­но­стью и пред­ска­зу­е­мо­стью, пишут зару­беж­ные СМИ после ком­мен­та­рия гла­вы МИД Рос­сии Сер­гея Лав­ро­ва о тер­ри­то­ри­аль­ных при­тя­за­ни­ях депу­та­тов Гос­ду­мы. На ухо­дя­щей неде­ле запад­ные СМИ так­же ана­ли­зи­ру­ют уси­ли­ва­ю­щу­ю­ся зави­си­мость Казах­ста­на от Китая в сфе­ре циф­ро­ви­за­ции и про­дол­жа­ют осве­щать дав­ле­ние Пеки­на на тех, кто соби­ра­ет дан­ные о репрес­си­ях в Синьцзяне.

ЗАПОЗДАЛЫЙ ОТВЕТ ЛАВРОВА НА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРИТЯЗАНИЯ ДЕПУТАТОВ ДУМЫ 

После мно­го­ме­сяч­но­го мол­ча­ния по пово­ду тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий рос­сий­ских поли­ти­ков в адрес Казах­ста­на офи­ци­аль­ная Москва отре­а­ги­ро­ва­ла на скан­даль­ные заяв­ле­ния, кото­рые вызва­ли резо­нанс в цен­траль­но­ази­ат­ской стране, пишет аме­ри­кан­ское изда­ние Diplomat. Этот запоз­да­лый ответ демон­стри­ру­ет неод­но­знач­ность, непо­сле­до­ва­тель­ность и непред­ска­зу­е­мость рос­сий­ской поли­ти­ки по отно­ше­нию к Казах­ста­ну и живу­щей там рус­ской общине, счи­та­ет издание.

Diplomat напо­ми­на­ет, что в кон­це 2020 года депу­тат Гос­ду­мы Вяче­слав Нико­нов, гла­ва коми­те­та по обра­зо­ва­нию и нау­ке и член пар­тии вла­сти «Еди­ная Рос­сия», высту­пил с про­ти­во­ре­чи­вым заяв­ле­ни­ем о том, что тер­ри­то­рия Казах­ста­на — «боль­шой пода­рок», сде­лан­ный север­ным сосе­дом. Эту спор­ную пози­цию под­дер­жа­ли дру­гие рос­сий­ские поли­ти­ки, неко­то­рые потре­бо­ва­ли «вер­нуть пода­рок». Акти­ви­сты и широ­кая обще­ствен­ность в Казах­стане выра­зи­ли реши­тель­ный про­тест, наста­и­вая на «офи­ци­аль­ных изви­не­ни­ях». Но Кремль тогда отмолчался.

«При­ни­мая во вни­ма­ние поло­же­ние Нико­но­ва во вла­сти и его бли­зость к выс­ше­му руко­вод­ству Рос­сии, труд­но игно­ри­ро­вать его утвер­жде­ния как несу­ще­ствен­ные и неумест­ные», — пишет автор пуб­ли­ка­ции, отме­чая два зна­чи­тель­ных фак­то­ра. Пер­вый — это слож­ный этни­че­ский состав насе­ле­ния Казах­ста­на, где живет более трех мил­ли­о­нов этни­че­ских рус­ских. Вто­рой — внеш­няя поли­ти­ка Рос­сии на пост­со­вет­ском про­стран­стве, «воен­ные манев­ры» Моск­вы в Гру­зии и Укра­ине и выска­зы­ва­ния пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пути­на о «пода­рен­ных» быв­шим рес­пуб­ли­кам СССР землях.

Как ока­за­лось, ком­мен­та­рий на тему тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий рос­сий­ских поли­ти­ков министр ино­стран­ных дел Рос­сии Сер­гей Лав­ров дал еще в про­шлом меся­це, во вре­мя поезд­ки в Казах­стан. Но МИД раз­ме­стил ответ Лав­ро­ва в Сети через четы­ре неде­ли после визи­та. Министр, отве­чая на вопрос жур­на­ли­ста казах­стан­ско­го гос­ка­на­ла, оха­рак­те­ри­зо­вал авто­ров про­во­ка­ци­он­ных заяв­ле­ний как поли­ти­ков, кото­рые «гонят­ся за каки­ми-то сен­са­ци­я­ми» ради при­вле­че­ния к себе вни­ма­ния. «Ника­ких выска­зы­ва­ний от тех лиц, кото­рые опре­де­ля­ют поли­ти­ку Рос­сий­ской Феде­ра­ции по отно­ше­нию к Казах­ста­ну, нико­гда не зву­ча­ло и не про­зву­чит, — ска­зал Лав­ров. — Дого­во­рен­но­сти заклю­ча­ют­ся в том, что мы пол­но­стью ува­жа­ем суве­ре­ни­тет, тер­ри­то­ри­аль­ную целост­ность, поли­ти­че­скую неза­ви­си­мость друг друга».

«Этот ком­мен­та­рий был настоль­ко важ­ным, что офи­ци­аль­ный YouTube-канал МИД Рос­сии опуб­ли­ко­вал его на сво­ей стра­ни­це», — пишет автор.

«Ответ Рос­сии на про­тест Казах­ста­на, после­до­вав­ший за ком­мен­та­ри­я­ми, сде­лан­ны­ми в декаб­ре про­шло­го года, при­шел с запоз­да­ни­ем. В свя­зи с чем воз­ни­ка­ет вопрос, поче­му имен­но сей­час [Рос­сия] посчи­та­ла это важ­ным. Воз­мож­но, Рос­сия про­щу­пы­ва­ла настро­е­ния общи­ны этни­че­ских рус­ских в Казах­стане, наблю­дая, про­гло­тит ли она нажив­ку. Либо, воз­мож­но, Москва в све­те недав­них кон­флик­тов с США, Укра­и­ной и Тур­ци­ей посчи­та­ла необ­хо­ди­мым некое отступ­ле­ние. Каки­ми бы ни были моти­вы, оче­вид­но, что поли­ти­ка Рос­сии в отно­ше­нии Казах­ста­на и живу­щих там этни­че­ских рус­ских не явля­ет­ся одно­знач­ной и после­до­ва­тель­ной. Труд­но ска­зать, чего ждать даль­ше», — резю­ми­ру­ет Diplomat.

«УГРОЗА СУВЕРЕНИТЕТУ» СО СТОРОНЫ КИТАЯ

Аме­ри­кан­ский фонд Jamestown опуб­ли­ко­вал иссле­до­ва­ние о рас­ту­щем при­сут­ствии Китая в циф­ро­вом про­стран­стве Цен­траль­ной Азии. По мне­нию авто­ра, Казах­стан ста­но­вит­ся все более зави­си­мым от Китая в плане циф­ро­ви­за­ции, что в конеч­ном ито­ге может «стать угро­зой суве­ре­ни­те­ту» страны.

По мне­нию авто­ра Сер­гея Суха­ни­на, отно­ше­ния Казах­ста­на с Кита­ем с при­хо­дом к вла­сти в 2019 году «про­фес­си­о­наль­но­го кита­е­ве­да» Касым-Жомар­та Тока­е­ва «под­ня­лись до уров­ня все­объ­ем­лю­ще­го стра­те­ги­че­ско­го парт­нер­ства», а «сотруд­ни­че­ство в обла­сти циф­ро­вых тех­но­ло­гий ста­ло еще одним аспек­том укреп­ле­ния дву­сто­рон­них связей».

«Для Китая, тех­но­ло­ги­че­ские ком­па­нии кото­ро­го стре­мят­ся стать кон­ку­рен­то­спо­соб­ны­ми, сотруд­ни­че­ство в обла­сти циф­ро­вой эко­но­ми­ки, элек­трон­ной ком­мер­ции и искус­ствен­но­го интел­лек­та откры­ва­ет новый и быст­ро раз­ви­ва­ю­щий­ся рынок», — пишет автор. Для Казах­ста­на же, эко­но­ми­ка кото­ро­го зави­сит от экс­пор­та сырья, доступ к недо­ро­го­му китай­ско­му про­грамм­но­му обес­пе­че­нию и обо­ру­до­ва­нию явля­ет­ся одним из основ­ных источ­ни­ков тех­но­ло­ги­че­ской модернизации.

В ста­тье отме­ча­ют, что основ­ным опе­ра­то­ром систем видео­на­блю­де­ния «Сер­гек», раз­вер­ну­тых в казах­стан­ских горо­дах, высту­па­ет ком­па­ния Korkem Telecom, парт­нер китай­ской ком­па­нии Zhejiang Dahua Technology. Офис пря­мых про­даж Hikvision — эту ком­па­нию Тока­ев посе­тил во вре­мя сво­е­го визи­та в Китай в 2019 году, — рабо­та­ет в Казах­стане с 2015 года. Тока­ев в ходе поезд­ки в Китай отме­тил, что Пекин добил­ся зна­чи­тель­но­го про­грес­са, осо­бен­но в обла­сти рас­по­зна­ва­ния лиц, исполь­зо­ва­ния био­мет­ри­че­ских и меди­цин­ских дан­ных, сбо­ра дан­ных о заня­то­сти и кре­дит­ной истории.

«Пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го обще­ства и экс­пер­ты обес­по­ко­е­ны как рас­ту­щей ролью Китая в в оте­че­ствен­ном тех­но­ло­ги­че­ском сек­то­ре, так и реаль­ны­ми наме­ре­ни­я­ми Казах­ста­на, отда­ю­ще­го при­о­ри­тет мас­со­вой слеж­ке и кибер­без­опас­но­сти», — пишет Jamestown. По сло­вам ІТ-экс­пер­та Рым­бе­ка Изга­ли, такие про­ек­ты, как Smart City, пред­по­ла­га­ю­щие уста­нов­ку боль­шо­го коли­че­ства камер наблю­де­ния, наце­ле­ны не на повы­ше­ние без­опас­но­сти, а ско­рее на «слеж­ку за людь­ми, кото­рые (потен­ци­аль­но) могут вый­ти на протесты».

«Неза­ви­си­мые кри­ти­ки счи­та­ют, что у Китая есть мно­же­ство скры­тых моти­вов, сто­я­щих за экс­пор­том тех­но­ло­гий в Казах­стан, вклю­чая полу­че­ние досту­па к лич­ным дан­ным граж­дан Казах­ста­на. В част­но­сти, утвер­жда­ет­ся, что попыт­ка взло­ма казах­стан­ских теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных сетей была свя­за­на с уси­ли­я­ми Китая по сбо­ру инфор­ма­ции о поезд­ках уйгу­ров [из Синьц­зя­на] по Цен­траль­ной Азии», — отме­ча­ет­ся в пуб­ли­ка­ции. По мне­нию экс­пер­тов, после анти­ки­тай­ских про­те­стов в 2019 году инте­рес Пеки­на к ситу­а­ции внут­ри Казах­ста­на рез­ко возрос.

«Пекин при­бе­га­ет к ком­плекс­но­му под­хо­ду, кото­рый соче­та­ет в себе раз­лич­ные поли­ти­че­ские, соци­аль­ные и эко­но­ми­че­ские рыча­ги», — гово­ри­тя в статье.

Гла­ва Китая Си Цзинь­пин встре­ча­ет при­быв­ше­го с визи­том в Пекин пре­зи­ден­та Казах­ста­на Касым-Жомар­та Тока­е­ва. 11 сен­тяб­ря 2019 года.

«Казах­стан, пола­га­ясь на китай­ские тех­но­ло­гии, вклю­чая пере­до­вые систе­мы наблю­де­ния, ста­но­вит­ся еще более зави­си­мым от Китая», счи­та­ет автор и пре­ду­пре­жда­ет, что «циф­ро­вая зави­си­мость может иметь дол­го­сроч­ные последствия».

«Во-пер­вых, тех­но­ло­ги­че­ское пре­вос­ход­ство Китая может при­ве­сти к тому, что зако­ны стра­ны о кибер­без­опас­но­сти фак­ти­че­ски будут под­чи­не­ны инте­ре­сам Китая. Во-вто­рых, учи­ты­вая тес­ную связь меж­ду тех­но­ло­ги­я­ми и воен­ной сфе­рой, Китай может уси­лить свое вли­я­ние в обла­сти без­опас­но­сти в реги­оне. В‑третьих, Китай полу­чит пря­мой доступ к подроб­ной инфор­ма­ции о мест­ном насе­ле­нии, одно­вре­мен­но улуч­шая соб­ствен­ные тех­но­ло­ги­че­ские раз­ра­бот­ки, ори­ен­ти­ро­ван­ные на искус­ствен­ный интел­лект, и под­ры­вая суве­ре­ни­тет госу­дарств Цен­траль­ной Азии», — под­чер­ки­ва­ет Jamestown.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СИТУАЦИИ В СИНЬЦЗЯНЕ — МИШЕНЬ КАМПАНИИ КИТАЙСКИХ ВЛАСТЕЙ

Аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель рус­ско­го про­ис­хож­де­ния Евге­ний Бунин, доку­мен­ти­ру­ю­щий сви­де­тель­ства про­дол­жа­ю­щих­ся репрес­сий в Синьц­зяне про­тив уйгу­ров и каза­хов, стал мише­нью про­па­ган­дист­ской кам­па­нии Китая. Про­ект Буни­на «База дан­ных жертв Синьц­зя­на» (Xinjiang Victims Database), как пишет Eurasianet, настоль­ко «разо­злил» Китай, что Пекин забло­ки­ро­вал сайт через несколь­ко меся­цев после его запуска.

Сайт, кото­рый собрал дан­ные о более чем 14 тыся­чах чело­век, кото­рые были задер­жа­ны или про­па­ли без вести в Синьц­зяне, недав­но под­верг­ся кри­ти­ке со сто­ро­ны Пеки­на за «рас­про­стра­не­ние лож­ной инфор­ма­ции», а сам Бунин столк­нул­ся с прессингом.

«Китай про­во­дит кам­па­нию по отра­же­нию меж­ду­на­род­ной кри­ти­ки репрес­сий в Синьц­зяне, где, по оцен­кам пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций и иссле­до­ва­те­лей, более мил­ли­о­на мусуль­ман поме­ще­ны под стра­жу, удер­жи­ва­ют­ся в тюрь­мах, неко­то­рые при­вле­ка­ют­ся к при­ну­ди­тель­но­му тру­ду, —пишет Eurasianet. — Все боль­ше и боль­ше запад­ных стран назы­ва­ют про­во­ди­мую Кита­ем поли­ти­ку геноцидом».

Бунин, кото­рый гово­рит на уйгур­ском и китай­ском язы­ках и про­жил какое-то вре­мя в горо­де Каш­га­ре в Синьц­зяне, начал соби­рать дан­ные, пере­ехав в Алма­ты. Но вско­ре «Цен­траль­ная Азия, лиде­ры кото­рой сорев­ну­ют­ся меж­ду собой, что­бы уго­дить [пре­зи­ден­ту Китая] Си Цзинь­пи­ну, ста­ла для него враж­деб­ной». Буни­ну запре­ти­ли въезд в Узбе­ки­стан. Изда­ние, име­ю­щее связь с кыр­гыз­ской служ­бой без­опас­но­сти, опуб­ли­ко­ва­ло очер­ня­ю­щую его ста­тью, а Казах­стан, «уси­лив­ший пре­сле­до­ва­ние акти­ви­стов в свя­зи с Синьц­зя­ном», анну­ли­ро­вал его визу.

Евге­ний Бунин, аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель, задо­ку­мен­ти­ро­вав­ший нару­ше­ния прав корен­ных этно­сов Синьц­зя­на. Алма­ты, 10 сен­тяб­ря 2019 года.

На пресс-кон­фе­рен­ции 8 апре­ля в Китае офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель Синьц­зя­на Сюй Гуй­сян заявил, что 1300 чело­век в базе Xinjiang Victims Database — «вымыш­лен­ные», более семи тысяч чело­век «живут нор­маль­ной жиз­нью», а 238 «умер­ли от болез­ней или по дру­гим при­чи­нам». По сло­вам китай­ско­го чинов­ни­ка, око­ло трех тысяч чело­век были «нака­за­ны за тер­ро­ризм или дру­гие преступления».

Китай­ское изда­ние Global Times назва­ло базу Буни­на «сфаб­ри­ко­ван­ным» анти­ки­тай­ским ана­ли­ти­че­ским про­ек­том для «поли­ти­че­ских манев­ров» и заяви­ло, что Буни­на под­дер­жи­ва­ют «сепа­ра­ти­сты», полу­ча­ю­щие финан­со­вую под­держ­ку со сто­ро­ны США и Австралии.

По сло­вам Буни­на, его про­ект пона­ча­лу испы­ты­вал финан­со­вые труд­но­сти, но бла­го­да­ря кра­уд­фандин­гу в Facebook’е сайт сей­час соби­ра­ет око­ло пяти тысяч дол­ла­ров в месяц на опе­ра­ци­он­ные рас­хо­ды. По сло­вам иссле­до­ва­те­ля, про­ект не полу­ча­ет финан­си­ро­ва­ния от како­го-либо госу­дар­ства или учре­жде­ния и суще­ству­ет бла­го­да­ря пожерт­во­ва­ни­ям про­стых людей, кото­рые отправ­ля­ют от 10 до 100 долларов.

Бунин назы­ва­ет заяв­ле­ние Китая «очень моти­ви­ру­ю­щим», отме­чая, что реак­ция «еще раз под­твер­жда­ет» важ­ность рабо­ты по сбо­ру инфор­ма­ции о пре­сле­до­ва­ни­ях в Синьц­зяне. Иссле­до­ва­тель и рабо­та­ю­щие в коман­де с ним пере­вод­чи­ки «тща­тель­но и свое­вре­мен­но обнов­ля­ют базу дан­ных», гово­рит Бунин.

Дан­ные об око­ло шести тыся­чах чело­век в базе под­твер­жда­ют­ся инфор­ма­ци­ей, полу­чен­ной из сек­рет­ных офи­ци­аль­ных доку­мен­тов запад­но­го уче­но­го Адри­а­на Зен­ца, про­тив кото­ро­го ввел санк­ции Китай. Дан­ные о 500 чело­век были полу­че­ны из доку­мен­тов, попав­ших в руки иссле­до­ва­те­лей из уез­да Кара­каш в Синьцзяне.

В базе содер­жит­ся так­же инфор­ма­ция о 2400 каза­хах, боль­шая часть кото­рых сопро­вож­да­ет­ся виде­осви­де­тель­ства­ми род­ствен­ни­ков. По сло­вам Буни­на, сбор был орга­ни­зо­ван орга­ни­за­ци­ей «Ата­журт», кото­рая «внес­ла неоце­ни­мый вклад в осве­ще­ние вопро­сов прав чело­ве­ка в Синьцзяне».

«США ДОЛЖНЫ ЗАПОЛНИТЬ ВАКУУМ БЕЗОПАСНОСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ» 

После выво­да аме­ри­кан­ских войск из Афга­ни­ста­на напря­жен­ность меж­ду пра­ви­тель­ством и тали­ба­ми в этой стране, веро­ят­но, обост­рит­ся, и эска­ла­ция может создать «ваку­ум без­опас­но­сти по всей Цен­траль­ной Азии» и побу­дить Моск­ву и Пекин уси­лить стрем­ле­ние к доми­ни­ро­ва­нию в реги­оне. Такой про­гноз дела­ет науч­ный сотруд­ник фон­да Jamestown Януш Бугай­ски в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в аме­ри­кан­ском изда­нии Hill. Для сни­же­ния рис­ков без­опас­но­сти «Вашинг­тон дол­жен укре­пить поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские свя­зи с госу­дар­ства­ми Цен­траль­ной Азии, что­бы уве­ли­чить их миро­твор­че­ский потен­ци­ал, уско­рить эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие и реги­о­наль­ную интеграцию».

По сло­вам авто­ра, Казах­стан и Узбе­ки­стан могут стать основ­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми парт­не­ра­ми Афга­ни­ста­на. Узбе­ки­стан спо­со­бен рас­ши­рить постав­ки элек­тро­энер­гии, что уве­ли­чит про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти и создаст новые рабо­чие места. Казах­стан ока­зы­ва­ет под­держ­ку Афга­ни­ста­ну, обу­чая в сво­их вузах выход­цев из этой стра­ны и предо­став­ляя гума­ни­тар­ную помощь.

Соеди­нен­ные Шта­ты могут помочь реги­о­ну в рам­ках про­ек­та Госде­пар­та­мен­та C5 + 1, в кото­рый «сле­ду­ет вовле­кать и Афга­ни­стан». Кро­ме того, ини­ци­а­ти­ва США может так­же спо­соб­ство­вать обес­пе­че­нию без­опас­но­сти гра­ниц для сво­бод­но­го дви­же­ния това­ров и борь­бы с тор­гов­лей людь­ми. «Ста­биль­ный Афга­ни­стан может стать важ­ным мостом меж­ду огром­ным рын­ком Южной Азии и Цен­траль­ной Ази­ей», счи­та­ет Бугайски.

«Глав­ная цель Моск­вы — сохра­нить Цен­траль­ную Азию в каче­стве сфе­ры сво­е­го вли­я­ния и дер­жать Запад на рас­сто­я­нии. Она исполь­зу­ет Орга­ни­за­цию Дого­во­ра о кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти и неф­те- и газо­про­во­ды, соеди­ня­ю­щие Цен­траль­ную Азию с Евро­пой, что­бы заявить о себе как о реги­о­наль­ном геге­моне. Под­ход Рос­сии вызы­ва­ет недо­воль­ство стран, кото­рые ценят свою неза­ви­си­мость и свя­зи с Запа­дом», — гово­рит автор.

Он отме­ча­ет, что Китай ста­но­вит­ся все более актив­ным игро­ком в реги­оне бла­го­да­ря ини­ци­а­ти­ве «Один пояс — один путь», выстра­и­вая тран­зит­ные марш­ру­ты для экс­пор­та това­ров на Запад. «Хотя китай­ские инве­сти­ции при­вет­ству­ют­ся, ни одна стра­на не жела­ет попасть в дол­го­вую ловуш­ку и заклю­чить воен­ные сдел­ки или под­чи­нить­ся стра­те­ги­че­ским целям Пеки­на», — заклю­ча­ет Hill.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Елбасы раздал генералам «звезды». За что?

Имя, елбасы, имя!

Вспомнить Жанаозен