-17 C
Астана
23 февраля, 2024
Image default

ГАЗЕТА — О вкладе Назарбаева в безъядерный мир – I

На про­шед­шем в кон­це мар­та в Сеуле Анти­ядер­ном сам­ми­те деле­га­ция Казах­ста­на сно­ва спе­ла «лебе­ди­ную» пес­ню о «вели­ком» вкла­де Назар­ба­е­ва в дело ядер­но­го разоружения.

 

Автор: Ана­то­лий ИВАНОВ

 

На фоне суще­ству­ю­щих про­блем с Ира­ном и Север­ной Коре­ей пес­ня эта про­зву­ча­ла вполне акту­аль­но, так что наш елба­сы удо­сто­ил­ся даже похло­пы­ва­ния по пле­чу со сто­ро­ны само­го Оба­мы. Дру­гое дело, что зна­ю­щие люди над похваль­бой наше­го «лиде­ра нации» посмеиваются.

 

Пере­хва­та не вышло

 

Под­дер­жав анти­ядер­ную стра­те­гию Бара­ка Оба­мы, Нур­сул­тан Назар­ба­ев решил, види­мо, пора­зить участ­ни­ков сам­ми­та в Сеуле, сооб­щив, что Казах­стан еще на заре сво­ей неза­ви­си­мо­сти закрыл ядер­ный поли­гон в Семи­па­ла­тин­ске и отка­зал­ся от арсе­на­ла в 1100 ядер­ных бое­го­ло­вок. И отказ от тако­го вну­ши­тель­но­го коли­че­ства смер­то­нос­но­го ору­жия дей­стви­тель­но впе­чат­ля­ет — если бы не нюансы.

 

Дей­стви­тель­но, ядер­ный арсе­нал, ока­зав­ший­ся на тер­ри­то­рии Казах­ста­на после рас­па­да Совет­ско­го Сою­за, был дале­ко не малень­ким. Речь идет даже не о 1100 ядер­ных бое­го­лов­ках, а о несколь­ко боль­шей циф­ре. Извест­но, что по 10 само­на­во­дя­щих­ся бое­го­ло­вок име­ли ракет­ные ком­плек­сы Р‑36М2 и Р‑36М УТТХ «Вое­во­да» (по клас­си­фи­ка­ции НАТО SS-18 Satan).

 

Все­го к момен­ту раз­ва­ла в СССР было восемь баз, где сто­я­ли ком­плек­сы «Вое­во­да». Из них две рас­по­ла­га­лись в Казах­стане. Пер­вая — в горо­де Державинск‑1 Тур­гай­ской обла­сти (ныне этот город отно­сит­ся к Акмо­лин­ской обла­сти). Вто­рая — в горо­де Жан­гиз-Тобе Семи­па­ла­тин­ской (ныне Восточ­но-Казах­стан­ской) обла­сти. Соот­вет­ствен­но, на обе­их базах на бое­вом дежур­стве посто­ян­но нахо­ди­лись от 48 до 52 МБР в каж­дой. Это — мак­си­мум 1040 боеголовок.

 

Кро­ме того, еще 240 ядер­ных (по дру­гим дан­ным 370) бое­го­ло­вок было раз­ме­ще­но на моно­блоч­ных кры­ла­тых раке­тах типа Х‑55, кото­рые нес­ли 40 стра­те­ги­че­ских бом­бар­ди­ров­щи­ков типа Ту-95МС и Ту-95К-22, бази­ро­вав­ши­е­ся на ныне забро­шен­ной авиа­ба­зе «Чаган» близ Семи­па­ла­тин­ска. Ито­го — 1280 бое­за­ря­дов с ядер­ной начинкой.

 

Но, как выяс­ни­лось, полу­чив такое «наслед­ство» в резуль­та­те рас­па­да Совет­ско­го Сою­за, Нур­сул­тан Назар­ба­ев на пер­вых порах отнюдь не соби­рал­ся отда­вать его «во имя мира на всей зем­ле». Напро­тив, как рас­ска­зал авто­ру этих строк воен­ный пен­си­о­нер РВСН, пол­ков­ник в отстав­ке П. (фами­лию по его прось­бе не ука­зы­ва­ем), в пер­вой поло­вине 1992 года при попыт­ке захва­тить базу в Дер­жа­вин­ске руко­вод­ство Казах­ста­на во гла­ве с Назар­ба­е­вым чуть было не спро­во­ци­ро­ва­ло воору­жен­ный конфликт.

 

- Это, насколь­ко я пом­ню, в нача­ле мар­та было. 1992 год. Вре­мя неспо­кой­ное. Чемо­дан­чик еще у Шапош­ни­ко­ва (послед­ний министр обо­ро­ны СССР) нахо­дил­ся. Он тогда при­каз отдал всем вой­ско­вым частям РВСН, осо­бен­но ока­зав­шим­ся за пре­де­ла­ми Рос­сии, без его рас­по­ря­же­ния на ракет­ные базы нико­го близ­ко не под­пус­кать — сра­зу откры­вать огонь на пора­же­ние. И вот нака­нуне Жен­ско­го дня в штаб диви­зии с КПП точ­ки у Бузу­лу­ка сроч­ный зво­нок посту­па­ет. Докла­ды­ва­ют: груп­па лиц из чис­ла мест­ных рес­пуб­ли­кан­ских руко­во­ди­те­лей тре­бу­ет пере­дать им пол­ный кон­троль над Дер­жа­вин­ской базой. С ними, гово­рят, есть воору­жен­ные люди. Все восемь пол­ков диви­зии были под­ня­ты по тре­во­ге. Пол­ков­ник Федя­ев (коман­дир 38‑й ракет­ной диви­зии 1991—1993 гг.) сроч­но едет на место кон­флик­та. Ока­зы­ва­ет­ся, из Алма­ты высо­кий гость пожа­ло­вал. На его тре­бо­ва­ние отдать кон­троль над базой Федя­ев заявил: «Мне все рав­но, кем вы явля­е­тесь. На базу без при­ка­за Шапош­ни­ко­ва не пущу. Сове­тую отступить».

 

В общем, дело, по сло­вам наше­го рас­сказ­чи­ка, чуть до пере­стрел­ки не дошло. Лишь когда над местом кон­флик­та про­шли Ми-24 отдель­ной вер­то­лет­ной эскад­ри­льи в/ч 33738, непро­ше­ным гостям при­шлось ретироваться.

 

«Мед­ведь» дру­го­му «мед­ве­дю» рознь

 

В том же 1992 году ана­ло­гич­ная попыт­ка полу­чить кон­троль над пус­ко­вы­ми шах­та­ми МБР была пред­при­ня­та и в Жан­гиз-Тобе Семи­па­ла­тин­ской обла­сти, где сто­я­ла 57‑я ракет­ная диви­зия РВСН. Но без­успеш­но. А вот авиа­ба­зу «Чаган» вла­стям Казах­ста­на хоть и отно­си­тель­но, но забло­ки­ро­вать полу­чи­лось. Были огра­ни­че­ны постав­ки топ­ли­ва, нача­лись пере­бои (как, соб­ствен­но, и по всей стране) с пода­чей электроэнергии.

 

И все же пол­но­стью усле­дить за пере­ме­ще­ни­я­ми стра­те­ги­че­ских бом­бар­ди­ров­щи­ков Ту-95МС руко­во­ди­те­лям уже неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на не уда­лось. Извест­но, что в фев­ра­ле-мар­те 1992 года лет­чи­ки семи­па­ла­тин­ско­го 23-го лет­но­го пол­ка 30‑й воз­душ­ной армии в пол­ном сек­ре­те от коман­ды Назар­ба­е­ва про­ве­ли опе­ра­цию по выво­ду 18 новей­ших тур­бо­вин­то­вых раке­то­нос­цев из-под кон­тро­ля вла­стей ново­го Казахстана.

 

Суть опе­ра­ции была про­ста. Одно­вре­мен­но из Семи­па­ла­тин­ска и базы «Укра­ин­ка» в Амур­ской обла­сти под видом пла­но­во­го выле­та под­ни­ма­лись по два-три само­ле­та. Но вме­сто того, что­бы дви­гать­ся по стан­дарт­но­му марш­ру­ту в сто­ро­ну Север­но­го полю­са, они лете­ли навстре­чу друг дру­гу. В момент, когда их пути пере­се­ка­лись, эки­па­жи меня­лись позыв­ны­ми и в резуль­та­те на базу «Чаган» при­зем­ля­лись Ту-95К 50—60‑х годов, тогда как в Рос­сию при­ле­та­ли Ту-95МС и Ту-95М­С16 выпус­ка сере­ди­ны 80‑х.

 

Надо ска­зать, что внешне отли­чить ста­рую вер­сию «Мед­ве­дя» (Ту-95 по клас­си­фи­ка­ции НАТО) от новой его серии несве­ду­ще­му в воен­ной авиа­ции чело­ве­ку было невоз­мож­но. А пото­му не исклю­че­но, что для руко­во­ди­те­лей ново­го Казах­ста­на, несмот­ря на воз­ник­шие подо­зре­ния, опе­ра­ция Арта­мо­хи­на так и оста­лось бы тай­ной. Если бы не аме­ри­кан­цы. Имен­но они обра­ти­ли вни­ма­ние Назар­ба­е­ва на под­ме­ну, когда пыта­лись во вре­мя пер­во­го его визи­та в Вашинг­тон, с 18 по 23 мая 1992 года, отго­во­рить от идеи сде­лать Казах­стан ядер­ной державой.

 

Одна­ко окон­ча­тель­но убе­дить пре­зи­ден­та отка­зать­ся от ядер­но­го «насле­дия» СССР аме­ри­кан­цам так и не уда­лось. Даже когда в июле 1992 года под дав­ле­ни­ем США Вер­хов­ный Совет Казах­ста­на 12-го созы­ва рати­фи­ци­ро­вал Дого­вор СНВ‑1 и Лис­са­бон­ский дого­вор к нему от 31 июля 1991 года, Назар­ба­ев не оста­вил попы­ток при­об­щить Казах­стан к «ядер­но­му клу­бу». На про­тя­же­нии 1992—1993 годов он настой­чи­во пред­ла­гал Москве сфор­ми­ро­вать сов­мест­ное коман­до­ва­ние ядер­ны­ми сила­ми Казах­ста­на. И лишь когда полу­чил от Ель­ци­на окон­ча­тель­ный отказ, рез­ко раз­вер­нул свою поли­ти­ку в сто­ро­ну «безъ­ядер­но­го статуса».

 

На что Шта­ты закры­ли бы глаза

 

Фак­ти­че­ски дру­го­го выхо­да у гла­вы Казах­ста­на в то вре­мя и не было. Миро­вое сооб­ще­ство изна­чаль­но крайне нега­тив­но вос­при­ня­ло жела­ние отдель­ных руко­во­ди­те­лей пост­со­вет­ских стран стать офи­ци­аль­ны­ми обла­да­те­ля­ми ядер­но­го оружия.

 

Соот­вет­ствен­но, во власт­ных струк­ту­рах и США, и Запад­ной Евро­пы абсо­лют­но без­раз­лич­но вос­при­ни­ма­ли посту­па­ю­щие по дипло­ма­ти­че­ским кана­лам «тре­вож­ные сооб­ще­ния» о «бес­чин­ствах», вытво­ря­е­мых спец­на­зом 12-го Глав­но­го управ­ле­ния Мини­стер­ства обо­ро­ны РФ на тер­ри­то­рии быв­ших союз­ных республик.

 

Надо пояс­нить, что имен­но спец­наз 12-го ГУМО был тем самым под­раз­де­ле­ни­ем осо­бо­го назна­че­ния, на кото­рое была воз­ло­же­на зада­ча по выво­зу всех стра­те­ги­че­ских и так­ти­че­ских ядер­ных бое­за­ря­дов, остав­ших­ся за пре­де­ла­ми Рос­сии. А тако­вые до 1990 года были раз­ме­ще­ны во всех без исклю­че­ния рес­пуб­ли­ках Совет­ско­го Сою­за. В част­но­сти, в Укра­ине — 2345 ядер­ных бое­за­ря­дов, Бела­ру­си — 1180, Лит­ве — 325, Лат­вии — 185, Турк­ме­ни­стане — 125, Узбе­ки­стане — 105, Мол­да­вии — 90, Гру­зии — 320, Эсто­нии — 270, Арме­нии — 200. И еще по 75 ядер­ных бое­за­ря­дов было раз­ме­ще­но в Таджи­ки­стане, Азер­бай­джане и Кыргызстане.

 

Есте­ствен­но, были они и в нашей стране. По неко­то­рым дан­ным, боль­шая часть из 330 ядер­ных бое­за­ря­дов нахо­ди­лась в деге­лен­ских хра­ни­ли­щах спе­ц­и­з­де­лий 5‑й пло­щад­ки в/ч 77191, рас­по­ло­жен­ной в Пав­ло­дар­ской обла­сти, и в науч­но-иссле­до­ва­тель­ском под­раз­де­ле­нии в/ч 52605 Семипалатинска-21.

 

Был в тот момент перед гла­за­ми Назар­ба­е­ва и не самый удач­ный опыт полу­че­ния осо­бых пре­фе­рен­ций за лик­ви­да­цию ядер­но­го арсе­на­ла со сто­ро­ны укра­ин­ско­го пре­зи­ден­та Лео­ни­да Крав­чу­ка. Как извест­но, неожи­дан­но и для Рос­сии, и для США неза­леж­ная Укра­и­на, вро­де бы объ­явив­шая о сво­ем безъ­ядер­ном ста­ту­се еще 24 октяб­ря 1991 года, ста­ла пре­пят­ство­вать выво­зу стра­те­ги­че­ско­го и так­ти­че­ско­го ядер­но­го ору­жия со сво­ей территории.

 

Полу­чив в наслед­ство тре­тий по вели­чине ядер­ный арсе­нал в мире, укра­ин­ская эли­та сра­зу же нача­ла жесто­чай­ший торг с веду­щи­ми миро­вы­ми дер­жа­ва­ми. Если уни­что­же­ние 173 меж­кон­ти­нен­таль­ных бал­ли­сти­че­ских ракет — то за гаран­тии сохра­не­ния тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти Укра­и­ны. Пере­да­ча ядер­ных бое­го­ло­вок и супер­со­вре­мен­ных даль­них раке­то­нос­цев Ту-160 (11 из 19 само­ле­тов были для про­фи­лак­ти­ки пуще­ны под нож) в Рос­сию — в обмен на пога­ше­ние задол­жен­но­сти за постав­ки рос­сий­ско­го газа. И так далее.

 

Понят­но, что ни Рос­сию, ни США, ни Запад­ную Евро­пу осо­бые усло­вия укра­ин­ской сто­ро­ны, кото­рая к тому же под­пи­са­ла и Дого­вор СНВ‑1 и Лис­са­бон­ский про­то­кол к нему, не устра­и­ва­ли. А пото­му в пери­од с кон­ца 1991-го по 1994 год у Укра­и­ны воз­ник целый ряд серьез­ных внеш­не­по­ли­ти­че­ских про­блем, гро­зя­щих пере­ра­с­ти в откры­тые воен­ные столк­но­ве­ния с Рос­сий­ской Феде­ра­ци­ей, на кото­рые те же Соеди­нен­ные Шта­ты навер­ня­ка закры­ли бы глаза.

 

К чести Назар­ба­е­ва, он учел ошиб­ки поли­ти­ки укра­ин­ско­го пре­зи­ден­та Крав­чу­ка, хотя и взял на свое «воору­же­ние» ряд тре­бо­ва­ний, впер­вые озву­чен­ных имен­но офи­ци­аль­ным Кие­вом. В част­но­сти, по дан­ным сотруд­ни­ков дипло­ма­ти­че­ских ведомств Запад­ной Евро­пы, в обмен на вывод ракет­ных систем «Вое­вода» в Дер­жа­вин­ске и Жан­гиз-Тобе он попро­сил от веду­щих миро­вых дер­жав гаран­тий сохра­не­ния неза­ви­си­мо­сти, суве­ре­ни­те­та и тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти Казахстана.

 

Отдель­но с Рос­сий­ской Феде­ра­ци­ей была достиг­ну­та дого­во­рен­ность о бес­пре­пят­ствен­ном выво­зе всей сверх­сек­рет­ной воен­ной тех­ни­ки и спе­ци­а­ли­стов из Казах­ста­на. За это Москва обя­за­лась не реа­ги­ро­вать на про­ве­де­ние Назар­ба­е­вым новой наци­о­наль­ной политики.

 

Вашинг­тон же в резуль­та­те под­пи­са­ния спе­ци­аль­но­го казах­стан­ско-аме­ри­кан­ско­го согла­ше­ния за $84 мил­ли­о­на полу­чил экс­клю­зив­ное пра­во на демон­таж ядер­ных бое­го­ло­вок с остав­ших­ся в Казах­стане стра­те­ги­че­ских и так­ти­че­ских ракет, разу­ком­плек­та­цию ядер­ных бое­за­ря­дов с Семи­па­ла­тин­ско­го поли­го­на, а так­же воз­мож­ность совер­ше­ния само­ле­та­ми-раз­вед­чи­ка­ми У‑2 поле­тов для «иссле­до­ва­тель­ских целей» над тер­ри­то­ри­ей Казахстана.

 

Есте­ствен­но, бла­го­дар­но­сти Назар­ба­е­ву со сто­ро­ны запад­ных стран во гла­ве с США не было пре­де­ла. Ведь до рас­па­да Совет­ско­го Сою­за меч­тать о подоб­ных пре­фе­рен­ци­ях вер­ши­те­ли судеб из Вашинг­то­на не мог­ли даже в самых слад­ких сво­их снах.

 

Гор­ба­чев ска­зал — Назар­ба­ев сделал

 

Как рас­ска­зы­ва­ют запад­ные дипло­ма­ты, имен­но стра­те­гам из США при­шла в голо­ву идея «во имя мира» сде­лать Назар­ба­е­ва одним из ини­ци­а­то­ров закры­тия Семи­па­ла­тин­ско­го ядер­но­го поли­го­на. Хотя на самом деле к пре­кра­ще­нию дея­тель­но­сти 2‑го Госу­дар­ствен­но­го цен­траль­но­го испы­та­тель­но­го поли­го­на (ГЦИП) буду­щий елба­сы фак­ти­че­ски ника­ко­го отно­ше­ния не имел.

 

Что­бы понять это, доста­точ­но посмот­реть на хро­но­ло­гию собы­тий вто­рой поло­ви­ны 80‑х годов про­шло­го века. В свя­зи с соро­ка­ле­ти­ем атом­ной бом­бар­ди­ров­ки в Хиро­си­ме и Нага­са­ки 6 авгу­ста 1985 года Совет­ский Союз по ини­ци­а­ти­ве ново­го Гене­раль­но­го сек­ре­та­ря ЦК КПСС Миха­и­ла Гор­ба­че­ва вво­дит одно­сто­рон­ний мора­то­рий на испы­та­ния ядер­но­го ору­жия. Одна­ко запад­ные стра­ны ини­ци­а­ти­ву Гор­ба­че­ва не под­дер­жи­ва­ют. Более того, руко­вод­ство США при­гла­ша­ет пред­ста­ви­те­лей СССР стать сви­де­те­ля­ми оче­ред­но­го испы­та­ния ядер­но­го бое­за­ря­да в пустыне Невада.

 

Не пре­кра­ща­ют испы­та­ний и дру­гие обла­да­ю­щие ору­жи­ем осо­бой раз­ру­ши­тель­ной силы стра­ны из «ядер­но­го клу­ба». По этой при­чине 26 фев­ра­ля 1987 года Совет­ский Союз офи­ци­аль­но заяв­ля­ет об отка­зе от сво­е­го мора­то­рия и воз­об­нов­ля­ет испы­та­ния ядер­ных устройств на обо­их сво­их поли­го­нах — в Семи­па­ла­тин­ске и на Новой Земле.

 

Послед­ний ядер­ный заряд на Семи­па­ла­тин­ском ГЦИП был взо­рван 19 сен­тяб­ря 1989 года, после чего реше­ни­ем пра­ви­тель­ства Совет­ско­го Сою­за все ядер­ные испы­та­ния пере­но­сят­ся на Север­ный испы­та­тель­ный поли­гон (архи­пе­лаг Новая Зем­ля), где 24 октяб­ря 1990 года в день вступ­ле­ния в силу пер­вой редак­ции Кон­вен­ции о ядер­ной без­опас­но­сти (от 12 мар­та 1990 года) СССР про­во­дит свое послед­нее ядер­ное испы­та­ние. Одно­вре­мен­но Совет­ский Союз объ­яв­ля­ет о бес­сроч­ном мора­то­рии на про­ве­де­ние взры­вов ядер­ных устройств.

 

И лишь почти через год — 24 авгу­ста 1991 года — пре­зи­дент еще офи­ци­аль­но Совет­ско­го Казах­ста­на Назар­ба­ев под­пи­сы­ва­ет свой «зна­ме­ни­тый» указ за номе­ром 409 «О закры­тии Семи­па­ла­тин­ско­го ядер­но­го поли­го­на», кото­рый, по сути, не толь­ко был пол­но­стью согла­со­ван с крем­лев­ским началь­ством, но и не имел прак­ти­че­ско­го зна­че­ния. Так как в соот­вет­ствии с реше­ни­ем Сове­та Мини­стров СССР, дати­ру­е­мым еще октяб­рем 1990 года, все нахо­дя­щи­е­ся в шах­тах 2‑го ГЦИП ядер­ные заря­ды долж­ны были быть демон­ти­ро­ва­ны и выве­зе­ны в спе­ци­аль­ные хра­ни­ли­ща на тер­ри­то­рии РСФСР.

 

Про­дол­же­ние следует

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №14 (236) от 13 апре­ля 2012 года

Read More:
ГАЗЕТА — О вкла­де Назар­ба­е­ва в безъ­ядер­ный мир – I

архивные статьи по теме

Аблязов Мырзабекову: “Дайте мне выступить”

ГАЗЕТА — В Женеве запахло жареным?

Астана завалила Вашингтон подарками