10 C
Астана
24 апреля, 2024
Image default

Этот Союз писателей лишь пукает в лужу

О неко­то­рых момен­тах лите­ра­тур­ной жиз­ни Казах­ста­на, неот­де­ли­мой от поли­ти­ки, газе­та “Обще­ствен­ная пози­ция” (про­ект DAT) побе­се­до­ва­ла с извест­ным лите­ра­то­ром, пуб­ли­ци­стом Сагин-Гире­ем Байменовым. 

 

Автор: Сагин-Гирей БАЙМЕНОВ

 

- Сагин-Гирей, на про­шлой неде­ле состо­ял­ся пле­нум Сою­за писа­те­лей (СП) Казах­ста­на. На нем, как я слы­шал, вас исклю­чи­ли из соста­ва сою­за, и одним из осно­ва­ний демар­ша послу­жи­ла ста­тья в нашей газе­те, где рас­ска­зы­ва­лось в том чис­ле и о нра­вах, царя­щих в СП. Вы сей­час, навер­ное, пье­те вали­дол или что покреп­че с гра­ду­са­ми, пыта­ясь «заглу­шить боль» от отлучения?

- (Сме­ет­ся.). Напро­тив, я спо­ко­ен и даже немно­го весел, но не от вина, кото­рое упо­треб­ляю ред­ко и не в таких слу­ча­ях, а от сме­шан­но­го чув­ства брезг­ли­во­сти и неко­то­ро­го облег­че­ния. Впо­ру вос­клик­нуть, как герой бес­смерт­ной коме­дии «Горе от ума»: «С кем был! Куда меня заки­ну­ла судь­ба!» На такое посме­ши­ще мог решить­ся толь­ко нынеш­ний Союз писа­те­лей, дегра­ди­ро­вав­ший окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но. Смею думать, что 90 про­цен­тов про­го­ло­со­вав­ших за это неле­пое реше­ние — люди без соб­ствен­но­го мне­ния, к тому же с ижди­вен­че­ской пси­хо­ло­ги­ей, гоня­щи­е­ся за подач­ка­ми — все рав­но от кого: от госу­дар­ства ли, от новых бога­тых, вплоть до откро­вен­ных мафи­о­зи. Моя пози­ция, как и пове­де­ние очень мало­го чис­ла истин­ных писа­те­лей, не при­ем­лю­щих бес­че­стие в любой фор­ме, колет им гла­за. Мно­гие из при­сут­ство­вав­ших в зале даже не чита­ли ста­тьи в вашей газе­те. Они вооб­ще кро­ме себя нико­го не чита­ют. Это, зна­е­те, как в анек­до­те: «Чук­ча не чита­тель! Чук­ча писатель!»

- Но вы ведь когда-то осо­знан­но всту­па­ли в Союз?

- Всту­пил я в СП лет 17 назад — ско­рее по инер­ции, неже­ли по потреб­но­сти: как-никак уже тогда был авто­ром пяти книг, мно­же­ства дру­гих пуб­ли­ка­ций, чело­ве­ком, извест­ным в интел­лек­ту­аль­ных и изда­тель­ских кру­гах раз­ва­лив­ше­го­ся перед этим Совет­ско­го Сою­за. Будучи по нату­ре неза­ви­си­мым, вско­ре почув­ство­вал, что в сре­де веч­но чего-то выга­ды­ва­ю­щих кол­лег-писа­те­лей явля­юсь чем-то вро­де белой воро­ны. У меня на эту тему даже есть сти­хо­тво­ре­ние, опуб­ли­ко­ван­ное недав­но в аль­ма­на­хе «Лите­ра­тур­ная Алма-Ата».

Я и рань­ше ловил косые взгля­ды на себе, а после выхо­да ста­тьи в «ДАТе» и на пле­ну­ме, где меня исклю­чи­ли, кар­ти­на раз­вер­ну­лась вовсю. Слу­чив­ше­е­ся — резуль­тат пол­но­го отры­ва нашей, так назы­ва­е­мой твор­че­ской орга­ни­за­ции от совре­мен­ных жиз­нен­ных реа­лий. Гос­по­да писа­те­ли, вый­ди­те на ули­цу, посмот­ри­те, чем живет народ, послу­шай­те раз­го­во­ры сограж­дан. В душ­ном зале, где про­хо­дил этот курул­тай­чик, царил дух отре­шен­но­сти от живой жиз­ни, писа­те­ли скор­бе­ли о боль­ших совет­ских гоно­ра­рах, о былом вели­чии СП.

Мне кажет­ся, что прав­ле­ние и мно­гие чле­ны Сою­за застря­ли сво­ей пси­хо­ло­ги­ей в минув­шей эпо­хе, когда пра­вя­щая пар­тия назы­ва­ла писа­те­лей, жур­на­ли­стов и про­чую твор­че­скую бра­тию сво­и­ми под­руч­ны­ми и соот­вет­ствен­но щед­ро под­карм­ли­ва­ла за слу­же­ние идее и наро­ду. Сего­дня новая власть тоже не оста­ви­ла без под­держ­ки писа­тель­ский цех, но подач­ки ока­за­лись в руках людей у кор­муш­ки, гото­вых сидеть при ней хоть 16 лет, хоть целую вечность.

- Зна­е­те, после выхо­да той ста­тьи нам при­шло пись­мо из жур­на­ла «Про­стор», где вас попре­ка­ют член­ством в Сою­зе писателей…

- В сво­ей ста­тье я при­зы­вал кол­лег разо­гнать людей, при­со­сав­ших­ся к обще­му иму­ще­ству СП и к госу­дар­ствен­но­му выме­ни, по-ново­му постро­ить, оздо­ро­вить жизнь орга­ни­за­ции, что­бы были усло­вия для созда­ния про­из­ве­де­ний, их выпус­ка в свет, рас­про­стра­не­ния в наро­де. Это, конеч­но, было вызо­вом зажи­рев­шей вер­хуш­ке, угро­зой ее благополучию.

Не я, напи­сав­ший, оттолк­нув­шись от похо­рон Вик­то­ра Мосо­ло­ва, всю прав­ду об око­пав­ших­ся в уют­ном зда­нии в цен­тре южной сто­ли­цы деля­гах от лите­ра­ту­ры, а имен­но они, заев­ши­е­ся у кор­муш­ки и оза­бо­чен­ные сохра­не­ни­ем сво­е­го поло­же­ния, оскор­би­ли память боль­шо­го писа­те­ля и чело­ве­ка, каким был мой покой­ный друг. Это они заста­ви­ли бед­ную вдо­ву под­пи­сать пло­хо сля­пан­ный поклеп в мой адрес, с сопут­ству­ю­щим ком­мен­та­ри­ем сек­ре­та­ри­а­та орга­ни­за­ции, где мне предъ­яв­ле­ны какие-то глу­пые пре­тен­зии и нет ни сло­ва по суще­ству царя­щих в СП нра­вов и совер­ша­е­мых зло­упо­треб­ле­ний, воз­му­щав­ших и Мосо­ло­ва, и меня, и тех, кто видел все это.

Про­шед­ший пле­нум пока­зал, что Союз писа­те­лей по сути рас­ко­лол­ся на два лаге­ря, и все про­дел­ки Ора­за­ли­на и его при­спеш­ни­ков выхо­дят нару­жу. Дом твор­че­ства, ока­зы­ва­ет­ся, сдан китай­цам в арен­ду на 49 лет, и поло­ви­на само­го зда­ния СП тоже фак­ти­че­ски не при­над­ле­жит Сою­зу, куда-то про­па­ли 193 млн. тен­ге, выде­лен­ных два года назад по лич­но­му рас­по­ря­же­нию гла­вы госу­дар­ства на неот­лож­ные нуж­ды писа­тель­ско­го сооб­ще­ства. Ищут­ся и дру­гие поступ­ле­ния в СП, рас­со­ван­ные, види­мо, по лич­ным карманам.

Пото­му-то Ора­за­лин судо­рож­но цеп­ля­ет­ся за воз­мож­ность остать­ся в пред­се­да­тель­ском крес­ле, что­бы при­крыть срам­ные места под «триш­ки­ным каф­та­ном». Без сты­да и сове­сти вновь выста­вил свою кан­ди­да­ту­ру перед съез­дом писа­те­лей, кото­рый назна­чен на конец сен­тяб­ря. Есть у него мыс­лиш­ка вооб­ще остать­ся веч­ным началь­ни­ком писа­те­лей, избрав себя рука­ми мно­го­чис­лен­ных под­ха­ли­мов почет­ным пред­се­да­те­лем и гла­вой наблю­да­тель­но­го сове­та, под кото­рым ходил бы номи­наль­ный испол­ни­тель­ный сек­ре­тарь или дирек­тор. Такой проб­ный шар он уже заки­нул в писа­тель­ские мас­сы. Да вот беда: про­тив него под­ня­лась мощ­ная вол­на оппо­зи­ции. Лето и нача­ло осе­ни обе­ща­ют быть жар­ки­ми для бес­смен­но­го «сул­та­на» писа­те­лей, кем объ­явил себя на преды­ду­щем съез­де Нур­лан Ора­за­лин, при­вык­ший за 16 лет счи­тать эту «поля­ну» сво­ей вот­чи­ной. Похо­же, тря­сут­ся и его при­спеш­ни­ки, тоже не оста­ю­щи­е­ся без сво­ей доли от жир­но­го пирога.

- Сей­час обра­тил вни­ма­ние, что эта аббре­ви­а­ту­ра — СП — может рас­шиф­ро­вы­вать­ся и как «сов­мест­ное пред­при­я­тие». Судя по тому, что я спра­ши­вал у ваших кол­лег-писа­те­лей, это и есть пред­при­я­тие, на паях функ­ци­о­ни­ру­ю­щее с госу­дар­ством и выпол­ня­ю­щее его спецзаказы?

- В иде­а­ле не долж­но быть так, а на деле выхо­дит — да. Ведь что такое любой твор­че­ский союз? Это объ­еди­не­ние сво­бод­ных, неза­ви­си­мых слу­жи­те­лей муз, кото­рые сошлись, что­бы сооб­ща решать неко­то­рые про­бле­мы, кото­рые нет смыс­ла одо­ле­вать каж­до­му в оди­ноч­ку. Поэто­му пред­се­да­тель или испол­ни­тель­ный дирек­тор — это долж­ност­ное лицо, кото­рое содер­жит­ся на день­ги, собран­ные всклад­чи­ну, и соот­вет­ствен­но под­от­чет­ный каж­до­му чле­ну твор­че­ско­го сою­за. На прак­ти­ке же полу­ча­ет­ся так, что этот дея­тель ведет себя как пове­ли­тель, чему в нема­лой сте­пе­ни спо­соб­ству­ет госу­дар­ство, неглас­но назна­ча­ю­щее сво­е­го став­лен­ни­ка на этот пост и дове­ря­ю­щее ему мате­ри­аль­ные цен­но­сти и финан­со­вые пото­ки. В нашем слу­чае таким царь­ком, посто­ян­но кива­ю­щим на покро­ви­тель­ство ему с самой высо­ты власт­но­го олим­па, явля­ет­ся Ора­за­лин, на паях с госу­дар­ством помы­ка­ю­щий писа­те­ля­ми, кото­рые чуть ли не на коле­нях при­пол­за­ют к нему и про­сят сти­пен­дии, пре­мии, вклю­че­ние в гос­за­каз и про­чие мило­сти свы­ше. А пред­се­да­тель реша­ет, кому дать, кому отка­зать, а кого вооб­ще не под­пус­кать на пушеч­ный выстрел. Имен­но по тако­му прин­ци­пу изда­ют­ся кни­ги, про­пус­ка­ют­ся пуб­ли­ка­ции в под­ве­дом­ствен­ных изда­ни­ях, а так­же изби­ра­тель­но выпла­чи­ва­ют­ся гонорары.

- Мне труд­но судить о совре­мен­ной казах­ской лите­ра­ту­ре, но и в рус­ско­языч­ной казах­стан­ской лите­ра­ту­ре я не вижу осо­бых всплес­ков, как, напри­мер, в той же Рос­сии, когда там некие мейн­стри­мы зада­ют Пеле­вин, Соро­кин, Быков, Мина­ев, Аку­нин, Улиц­кая, пусть даже ино­гда и на конъ­юнк­тур­ном уровне. А что вы дума­е­те о состо­я­нии нынеш­ней казах­стан­ской про­зы и поэзии?

- Отча­сти на эту тему я выска­зал­ся в ста­тье, послу­жив­шей пово­дом к исклю­че­нию меня из писа­тель­ско­го сооб­ще­ства. Сле­жу за лите­ра­тур­ной ситу­а­ци­ей в Рос­сии, но осо­бо­го вос­тор­га от твор­че­ства тамош­них лите­ра­тур­ных «звезд» не испы­ты­ваю, в том чис­ле и от назван­ных вами. Что каса­ет­ся нашей лите­ра­тур­ной жиз­ни, то она попро­сту удру­ча­ет. Я гово­рил и буду гово­рить это, пото­му что рав­не­ние сей­час у писа­те­лей на серых, но про­бив­ных, а это смерть лите­ра­ту­ры. Моло­дежь дез­ори­ен­ти­ро­ва­на, поваль­ное увле­че­ние модер­низ­мом без его кри­ти­че­ско­го осмыс­ле­ния рано или позд­но заво­дит в тупик.

Я рабо­таю в основ­ном в жан­рах поэ­зии и эссе­и­сти­ки и ска­жу, что на казах­стан­ском лите­ра­тур­ном поле, к сожа­ле­нию, высо­ко­та­лант­ли­вых фигур не вид­но, не с кем по-хоро­ше­му сопер­ни­чать, кон­ку­ри­ро­вать. Я и рань­ше дер­жал­ся боль­ше ком­па­нии вели­ких через при­об­ще­ние к их насле­дию, а уж сего­дня тем более. Есть пароч­ка-тро­еч­ка хоро­ших поэтов в Казах­стане, с кото­ры­ми дру­жу и еще двое-трое, с кото­ры­ми хотел бы водить друж­бу, но не буду назы­вать имен, что­бы не было лиш­них недо­стой­ных раз­го­во­ров и раз­би­ра­тельств. Пусть на это идет став­ший совсем уж мел­ко­трав­ча­тым жур­нал «Про­стор», опуб­ли­ко­вав­ший гнус­ный паск­виль на меня и писа­тель­ни­цу Оль­гу Шиленко.

На упо­мя­ну­том пле­ну­ме я вел себя актив­но, пода­вал репли­ки, встав­лял шпиль­ки в нуд­ные речи ора­то­ров, тал­ды­чив­ших о сво­их заслу­гах и доб­ле­стях нынеш­не­го пред­се­да­те­ля, а на при­зыв одной, кажет­ся, кри­ти­кес­сы при­ло­жить уси­лия к воз­вы­ше­нию ста­ту­са писа­те­ля, выкрик­нул: «Писать надо хоро­шо — вот и будет статус!»

Пода­вал заяв­ку на выступ­ле­ние. Но так и не полу­чил сло­ва — на три­бу­ну запол­за­ли все новые и новые при­хвост­ни Ора­за­ли­на. Мах­нув рукой, я вышел из зала, что­бы пообе­дать в бли­жай­шем кафе, а в это вре­мя, ока­зы­ва­ет­ся, заоч­но меня исключили.

- Неко­то­рое вре­мя назад ваш кол­ле­га по цеху Тал­гат Кене­сбай из Семея доб­ро­воль­но вышел из Сою­за писа­те­лей, Алпа­мы­са Бек­тур­га­но­ва из Ураль­ска исклю­чи­ли из это­го обще­ства, теперь вас… Вы фрон­де­ры, или жизнь, осо­бен­но внут­ри­по­ли­ти­че­ская, дик­ту­ет новые условия?

- Я всю жизнь имел свою точ­ку зре­ния, не боял­ся выска­зать ее, но это не меша­ло мне жить, наобо­рот, поз­во­ли­ло учить­ся в МГУ и парал­лель­но — в еще одном пре­стиж­ном мос­ков­ском вузе, быть работ­ни­ком круп­ных редак­ций, высо­ких управ­лен­че­ских струк­тур, дирек­то­ром боль­шо­го изда­тель­ства. Я не фрон­дер из чув­ства фрон­дер­ства, а борец за прав­ду, про­тив бес­че­стия и под­ло­сти. Стыч­ка с Сою­зом писа­те­лей, вер­нее, с его без­дар­ным руко­вод­ством — все­го лишь эпи­зод. Ката­ли­за­тор для более мас­штаб­ной борь­бы. Сидеть с вжа­той в пле­чи голо­вой, быть пре­муд­рым пес­ка­рем — не мой стиль. Мне, конеч­но, дале­ко до былин­но­го бога­ты­ря Васи­лия Бусла­е­ва, кото­рый всту­пил в про­ти­во­сто­я­ние со всем непра­вым Вели­ким Нов­го­ро­дом, но свою граж­дан­скую пози­цию обо­зна­чал и рань­ше, доволь­но выпук­ло, как и в это раз. Жизнь диктует!

- Да, о новых усло­ви­ях. Слу­чил­ся Жана­о­зен — лите­ра­то­ры про­мол­ча­ли, про­изо­шел Аркан-Кер­ген — «инже­не­ры чело­ве­че­ских душ» вновь без­молв­ству­ют. Навер­ное, рты заня­ты пере­же­вы­ва­ни­ем казы-кар­та с акор­дин­ско­го сто­ла. Или сей­час сло­во твор­ца ниче­го не зна­чит, а, сле­до­ва­тель­но, домо­ро­щен­ные деми­ур­ги и сами это понимают?

- Поче­му же про­мол­ча­ли? Они вяка­ли с экра­нов теле­ви­зо­ров, со стра­ниц реп­тиль­ной прес­сы что-то невра­зу­ми­тель­ное, от чего уши вяли. Тот же Ора­за­лин выхо­дил с бес­цвет­ны­ми суж­де­ни­я­ми и по Жана­о­зе­ну, и по Аркан-Кер­ге­ну, кото­рые сво­ди­лись к упо­ва­ни­ям в адрес Все­выш­не­го, что­бы подоб­ное боль­ше не повто­ри­лось. Раз­ве так дол­жен вести себя насто­я­щий писа­тель, вла­сти­тель дум народ­ных? Вспом­ним, как в подоб­ных слу­ча­ях испол­ня­ли свою роль Джордж Бай­рон, Пер­си Биши Шел­ли, Вик­тор Гюго. Эмиль Золя, Ана­толь Франс, Шан­дор Пете­фи, Лев Тол­стой, Вла­ди­мир Коро­лен­ко, Мак­сим Горь­кий, Лу Синь, Хо Ши Мин, Махат­ма Ган­ди, Феде­ри­ко Гар­сиа Лор­ка, Паб­ло Неру­да, а так­же наши жырау Шал­ки­из и Бухар, поэты Шер­ни­яз, Махам­бет, Абай и Мука­га­ли Мака­та­ев! Кста­ти, послед­ний тоже исклю­чал­ся из Сою­за писа­те­лей за скан­даль­ное пове­де­ние. Я, кажет­ся, вто­рой после него, под­верг­ший­ся репрес­сии за бунт.

Что каса­ет­ся сло­ва твор­ца, кото­рое сего­дня по умол­ча­нию ниче­го не зна­чит, то это толь­ко кажи­мость, как гово­рят фило­со­фы. Мел­кое вре­мя пло­дит мел­ких писа­те­лей. Но тот же Мака­та­ев писал: «Родит­ся, родит­ся еще насто­я­щий поэт. Он медом и ядом сти­хов напо­ит белый свет. Он вдов обна­де­жит, помо­жет им в скорб­ном пути. Жесто­ких заста­вит запла­кать — пусть дер­жат ответ! Родит­ся, родит­ся еще насто­я­щий поэт».

Может быть, он уже ходит сре­ди нас, может быть, он сидит сей­час перед вами, да вам недо­суг при­слу­шать­ся к нему, раз­гля­деть его. Но вре­мя все рав­но заста­вит людей вер­нуть­ся к бла­го­го­вей­но­му вни­ма­нию Сло­ву, вре­мя все рас­ста­вит по сво­им местам.

- Кста­ти, как гово­рит­ся, свя­то место пусто не быва­ет. Как вы дума­е­те, может, вме­сто вас сто­ит при­нять в чле­ны СП пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва или Касым­жо­мар­та Тока­е­ва — пло­до­ви­тых писа­те­лей, пусть даже их кни­ги и не чита­ют, и на них ухо­дит куча денег из гос­бюд­же­та (я имею в виду рас­про­стра­не­ние и т.д.). И вооб­ще — пре­стиж­но ли быть сей­час чле­ном (и это не каламбур)?

- А что? По край­ней мере, вклад в лите­ра­ту­ру пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва (соав­тор гим­на, автор пес­ни об Астане, мно­гих книг пуб­ли­ци­сти­че­ской и поли­ти­че­ской направ­лен­но­сти), да и Касым­жо­мар­та Тока­е­ва (будучи редак­то­ром жур­на­ла «Про­стор» я пуб­ли­ко­вал его инте­рес­ные запис­ки дипло­ма­та), так вот, их вклад более зна­чи­те­лен, чем пустые вир­ши Ора­за­ли­на и ему подоб­ных. У тех, пусть они непро­фес­си­о­наль­ные лите­ра­то­ры, есть отра­же­ние, отго­лос­ки их дела, какая-то идея, а что дают уму и серд­цу чита­те­ля высо­ко­по­став­лен­ные гра­фо­ма­ны с писа­тель­ским биле­том в кар­мане, явля­ю­щи­е­ся к тому же при­ми­тив­ны­ми дель­ца­ми от литературы?

Кста­ти, за послед­ние годы СП попол­нил­ся 250 новы­ми чле­на­ми. Это, счи­тай, поло­ви­на преж­не­го соста­ва Сою­за. И что это за люди? Их не вид­но и не слыш­но. Мно­гие даже отдель­ных книг не име­ют. И в то же вре­мя начал­ся про­цесс исклю­че­ния ярких, дви­га­ю­щих впе­ред и лите­ра­ту­ру, и жизнь. Назван­ный вами Алпа­мыс Бек­тур­га­нов всту­пил в борь­бу со все­силь­ным аки­мом обла­сти. Воз­мож­но, пого­ря­чил­ся, упо­тре­бил рез­кие сло­ва, был при­вле­чен к суду. И это тогда, когда боль­шин­ство наших кол­лег ходят, боясь соб­ствен­ной тени. Вме­сто того что­бы вник­нуть в суть дела и поста­рать­ся защи­тить собра­та, алма­тин­ские лите­ра­тур­ные бон­зы поспеш­но исклю­чи­ли его из наше­го сообщества.

Пре­стиж­но ли быть чле­ном (и это не калам­бур)? — смот­ря чего и кого. Одно­знач­но, быть чле­ном сего­дняш­не­го СП Казах­ста­на — это даже немно­го стыд­но. А вот когда ко мне в авто­бус ли, на скуч­ном сбо­ри­ще, во вре­мя какой-нибудь про­гул­ки отку­да-то с неба снис­хо­дят стро­ки-откро­ве­ния, как бы нашеп­тан­ные Богом, и я их тороп­ли­во запи­сы­ваю, вот здесь чув­ствую себя части­цей миро­зда­ния, состав­ной частью само­го Твор­ца. Это потом про­хо­дит до оче­ред­но­го момен­та, до сакраль­но­го часа, когда, по выра­же­нию Пуш­ки­на, вновь потре­бу­ет «поэта к свя­щен­ной жерт­ве Апол­лон». Раз­ве может быть что-то пре­крас­нее это­го мгновения?

Бесе­до­вал Алмат АЗАДИ 

Источ­ник: «Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» № 28 (156) от 04 июля 2012 г.

Taken from:
Этот Союз писа­те­лей лишь пука­ет в лужу

архивные статьи по теме

Горячие дни в Северном Косово

CPJ: Акорда преследует борющиеся СМИ

Газ выдыхается на пути в Китай