16 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

Уроки истории

На про­шлой неде­ле в Казах­стане про­шел День памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий. Неред­ко нынеш­нюю поли­ти­че­скую ситу­а­цию – без­за­ко­ние, культ лич­но­сти, отно­ше­ние этой вла­сти к наро­ду – срав­ни­ва­ют с репрес­си­я­ми 30‑х годов. Про­ве­сти парал­ле­ли меж­ду про­шлым и насто­я­щим мы попро­си­ли пред­се­да­те­ля наци­о­нал-пат­ри­о­ти­че­ско­го дви­же­ния «Улт таг­ды­ры» Доса Кушима. 

Автор: Нази­ра ДАРИМБЕТ

- Дос Кал­ма­ха­но­вич, мож­но ли гово­рить о том, что сего­дня в Казах­стане, как и в 20—30 годы про­шло­го сто­ле­тия, име­ют место поли­ти­че­ские репрес­сии? Ведь и сей­час людей пре­сле­ду­ют за инакомыслие…

- Слож­но назвать ситу­а­ции схо­жи­ми. Мас­штаб в те годы был совсем дру­гой: тогда мас­со­во рас­тре­ли­ва­ли людей, сажа­ли в тюрь­мы по малей­ше­му подо­зре­нию. К тому же пред­ста­ви­те­ли той интел­ли­ген­ции были в основ­ном бор­ца­ми наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния, рату­ю­щи­ми за созда­ние казах­ско­го госу­дар­ства, не при­зна­вав­шие боль­ше­вист­скую власть.

- А сейчас?

- Сей­час моти­вы пре­сле­до­ва­ния раз­ные… Хотя, когда людей вынуж­да­ют уез­жать из стра­ны, в каж­дом из слу­ча­ев, мож­но ска­зать, есть поли­ти­че­ская подо­пле­ка. Поче­му они поки­да­ют роди­ну? Пото­му что уве­ре­ны, у нас нет спра­вед­ли­во­го суда. К тому же они опа­са­ют­ся за без­опас­ность сво­их близ­ких. Но я бы не ста­вил в один ряд репрес­сии 30‑х годов и нынеш­нее беззаконие.

- Разве смерть Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва или «само­убий­ство» Заман­бе­ка Нур­ка­ди­ло­ва нель­зя при­рав­нять к рас­стре­лу цве­та нации, как в годы репрессий?

- Да, согла­сен, что они были уби­ты, но кем и за что — это вто­рой вопрос. Тем не менее нель­зя их смер­ти срав­ни­вать с рас­стре­ла­ми ала­шор­дин­цев, где мотив был оче­ви­ден: они погиб­ли, пото­му что дей­стви­тель­но были оза­бо­че­ны судь­бой народа.

Если гово­рить о гибе­ли Алтын­бе­ка и Заман­бе­ка, то все зна­ют, что в послед­ние годы они были в оппо­зи­ции вла­сти и пали жерт­вой это­го про­ти­во­сто­я­ния. Но что ста­ло кон­крет­ной при­чи­ной, для меня лич­но неяс­но: кла­но­вая борь­ба, их поли­ти­че­ские взгля­ды, может, они зна­ли очень мно­го о тех людях, кото­рые нахо­дят­ся во вла­сти, может, кому-то пере­шли доро­гу? Об этом нам еще пред­сто­ит узнать.

- Извест­но, что в годы репрес­сий постра­да­ли яркие пред­ста­ви­те­ли казах­ской интел­ли­ген­ции. Как это отра­зи­лось на нынеш­нем Казахстане? 

- Идея созда­ния казах­ско­го госу­дар­ства, в целом борь­ба за наци­о­наль­ные инте­ре­сы, мож­но ска­зать, была отбро­ше­на на целых 50 лет назад. Возь­мем для срав­не­ния декабрь­ские собы­тия 86-года, когда была попыт­ка сно­ва под­нять голо­ву — меж­ду эти­ми собы­ти­я­ми про­шло ров­но полвека.

После репрес­сий 20‑х годов казах­ская интел­ли­ген­ция была подав­ле­на, госу­дар­ство ста­ло исполь­зо­вать ее в целях про­дви­же­ния сво­ей идео­ло­гии, были изоб­ре­те­ны опре­де­лен­ные мето­ды для это­го. Власть ста­ла под­ку­пать ее, созда­вая твор­че­ские сою­зы. В ито­ге появи­лась интел­ли­ген­ция, кото­рая ста­ла как флю­гер: куда ветер дунет, туда и она пово­ра­чи­ва­ет­ся. Мы пожи­на­ем пло­ды это­го явле­ния до сих пор. Напри­мер, в том же 86‑м году появи­лось извест­ное пись­мо интел­ли­ген­ции с осуж­де­ни­ем дей­ствий моло­де­жи. Или уже в нача­ле 90‑х годов в дви­же­нии «Азат» и дру­гих поли­ти­че­ских орга­ни­за­ци­ях не было ни одно­го пред­ста­ви­те­ля интеллигенции.

В 1992 году мы митин­го­ва­ли у Дома пра­ви­тель­ства с целью снять Тере­щен­ко с поста пре­мье­ра, и ни одно­го писа­те­ля или арти­ста сре­ди нас не было. Пом­ню, один парень из аула спра­ши­ва­ет меня: «В Алма­ты ведь вся интел­ли­ген­ция нахо­дит­ся, где они, поче­му их нет здесь?» Я отве­тил: «Вон в пяти­де­ся­ти мет­рах Союз писа­те­лей — иди спро­си у них сам». Так про­стой народ, кото­рый бого­тво­рил писа­те­лей, поте­рял веру в них.

- Сей­час поло­же­ние оста­лось преж­ним? Не ста­ли ли наши худож­ни­ки, писа­те­ли, ком­по­зи­то­ры более активными?

- Если гово­рить о сего­дняш­нем дне, то мы видим, что интел­ли­ген­ция в основ­ном оста­ет­ся в сто­роне от поли­ти­че­ских собы­тий, не дает сво­ей оцен­ки, не выска­зы­ва­ет откры­то сво­ей пози­ции. Вме­сто это­го посвя­ща­ет сти­хи елба­сы, срав­ни­вая его с Богом. Нель­зя ска­зать, что все такие. Есть 10—15%, кото­рые сего­дня могут кри­ти­ко­вать власть, гово­рить о ее недо­стат­ках, но это­го очень мало. Сего­дня интел­ли­ген­ция как ста­рый авто­мо­биль, кото­рый посто­ян­но тре­бу­ет ремон­та и ездит со скрипом.

Хотя есть подвиж­ки: десять лет назад такие темы, как наци­о­наль­ные про­бле­мы, вооб­ще не под­ни­ма­лись, а послед­ние три-четы­ре года их ста­ли обсуж­дать. Неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на 20 лет, и это доста­точ­но боль­шой срок, что­бы интел­ли­ген­ция под­ня­лась и была на сто­роне наро­да. После рас­па­да Сою­за в дру­гих пост­со­вет­ских рес­пуб­ли­ках, к при­ме­ру, в Гру­зии или в стра­нах При­бал­ти­ки, интел­ли­ген­ции было доста­точ­но пяти лет, что­бы понять это.

- Если репрес­сии про­шло­го века, по-ваше­му, так силь­но отра­зи­лись на после­ду­ю­щих поко­ле­ни­ях интел­ли­ген­ции, то как отра­зит­ся прав­ле­ние Назарбаева?

- Выде­лить что-то одно слож­но. Назар­ба­ев­ская эпо­ха про­еха­лась в целом по все­му. В обра­зо­ва­нии мы отста­ли на 30—40 лет, в эко­но­ми­ке мы поте­ря­ли несколь­ко десят­ков лет. Но это все мож­но вос­ста­но­вить, когда при­дут дру­гие люди к вла­сти. Но меня бес­по­ко­ит дру­гое. Отку­да им взять­ся, если под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние — моло­дежь — в боль­шин­стве сво­ем кри­чит на пло­ща­дях во вре­мя празд­ни­ков: «Нур­сул­тан — Казах­стан!» — и счи­та­ет, что нет луч­ше пре­зи­ден­та, чем Назар­ба­ев?! Может, кто-то из них дей­стви­тель­но его любит, но это пре­вра­ща­ет­ся в идео­ло­гию, что очень опасно.

От это­го опра­вить­ся будет очень слож­но. У каза­хов в кро­ви не было нико­гда покло­не­ния одно­му чело­ве­ку, мы не зна­ли куль­та лич­но­сти, под­ха­лим­ства. Бухар-жырау обра­щал­ся к Аблай-хану на «ты». А сей­час культ лич­но­сти у нас уже, как хро­ни­че­ская болезнь, въел­ся и проч­но сидит. Изба­вить­ся от это­го будет очень слож­но, пото­му что моло­дежь — буду­щее стра­ны — уже под­верг­лась это­му вли­я­нию, отрав­ле­на этим. Какие граж­дане из них вырас­тут зав­тра? Как-то я слу­шал речь одно­го моло­до­го чело­ве­ка, так он восемь раз упо­мя­нул про пре­зи­ден­та, спе­ци­аль­но счи­тал. Что мож­но хоро­ше­го ждать от тако­го общества?

- Как, по-ваше­му, на долж­ном ли уровне у нас отме­ча­ют День памя­ти репрессированных?

- Нет! Этот день, как и 16 декаб­ря, дол­жен про­во­дить­ся не хуже, а в десять раз луч­ше Дня рож­де­ния Аста­ны — что­бы весь народ дей­стви­тель­но знал и пом­нил об этих днях. Но вла­сти по опре­де­лен­ным при­чи­нам наме­рен­но не дела­ют это­го, может, чего-то опа­са­ют­ся, может, чув­ству­ют вину. Ведь те, кото­рые во вре­мя декабрь­ских собы­тий высту­пи­ли про­тив соб­ствен­но­го наро­да, и сей­час во вла­сти находятся.

Живы про­фес­со­ра, кото­рые в свое вре­мя писа­ли обли­чи­тель­ные ста­тьи про ала­шор­дин­цев, а сей­час они же вос­хва­ля­ют их. И, навер­ное, не надо удив­лять­ся, если зав­тра же после паде­ния сего­дняш­не­го режи­ма они пер­вы­ми нач­нут обли­чать Назарбаева.

- Полу­ча­ет­ся, мы не извлек­ли уро­ков из соб­ствен­ной истории?

- Ско­рее все­го, так. Но если про­стой народ не может об этом пом­нить, долж­на быть интел­ли­ген­ция, кото­рая обя­за­на напо­ми­нать вла­стям об этом. Но это­го не про­ис­хо­дит, к сожа­ле­нию. После репрес­сий 20-годов про­шло­го века у нас появи­лась дру­гая интел­ли­ген­ция, лояль­ная вла­сти, кото­рая с тех пор мало изме­ни­лась. Боль­шин­ство из них дума­ют о лич­ном бла­го­со­сто­я­нии, о карье­ре детей и ради это­го гото­вы на все. Она увяз­ла в угод­ни­че­стве и подхалимаже.

- А как вы про­ком­мен­ти­ру­е­те ситу­а­цию с роди­те­ля­ми Лей­лы Хра­пу­но­вой? Пожи­лых людей сня­ли с авиа­рей­са без объ­яс­не­ния при­чин пря­мо перед посад­кой и дер­жа­ли несколь­ко часов в аэропорту. 

- Я, види­мо, очень умно посту­пил, что начал зани­мать­ся поли­ти­кой, когда моих роди­те­лей не ста­ло. Пото­му что был уве­рен, что они мог­ли бы тоже под­верг­нуть­ся дав­ле­нию в любой момент. То, что про­изо­шло с роди­те­ля­ми Лей­лы, гово­рит о пол­ном отсут­ствии закон­но­сти в нашей стране. Мы рас­те­ря­ли тра­ди­ции и куль­ту­ру: в куль­тур­ной стране со ста­ри­ка­ми так не посту­па­ют. Ведь это боль­шой грех, почти пре­ступ­ле­ние. Роди­те­ли же по зако­ну не вино­ва­ты за дела детей? И вряд ли нака­жут тех, кто, испол­няя чей-то при­каз, так посту­пил с пожи­лы­ми людь­ми. Хотя ответ­ствен­ность дол­жен нести каж­дый, кто участ­во­вал в этом, начи­ная с само­го верха…

Read more here:
Уро­ки истории

архивные статьи по теме

Карина на форуме не услышали, а зря!

Поверили Даулбаеву – и сели в тюрьму

В карагандинском «Ак жоле» смена караула