-19 C
Астана
18 января, 2021
Image default

Том Мэйн, расследователь: «Кейс Бейкер стрит в полной мере продемонстрировал проблемы непрозрачности рынка недвижимости Великобритании»

Как организация Global Witness расследовала, кто владеет домами на Бейкер стрит

В 2015 году бри­тан­ская неком­мер­че­ская орга­ни­за­ция Global Witness выпу­сти­ла отчет «Тай­на на Бей­кер стрит». В нем они пред­по­ло­жи­ли, что лон­дон­ский дом Шер­ло­ка и дру­гая элит­ная недви­жи­мость общей сто­и­мо­стью 147 мил­ли­о­нов фун­тов при­над­ле­жит пер­соне, при­бли­жен­ной к быв­ше­му зятю тогда еще пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва – Раха­ту Али­е­ву. В нача­ле нояб­ря это­го года, пять лет спу­стя, бри­тан­ская газе­та The Times опуб­ли­ко­ва­ла новость, кото­рая мгно­вен­но разо­шлась по всем СМИ — в 2015 году дом Шер­ло­ка Холм­са при­над­ле­жал доче­ри пре­зи­ден­та Дари­ге Назар­ба­е­вой и ее сыну Нура­ли Алиеву.

Годом ранее Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью Вели­ко­бри­та­нии выда­ло ордер на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния» (Unexplained Wealth Order) на сле­ду­ю­щую лон­дон­скую недви­жи­мость, при­над­ле­жа­щую офф­шор­ным ком­па­ни­ям — квар­ти­ра на Ман­ре­са-роуд, 21б, особ­няк по адре­су Бишопс-аве­ню, 33, и особ­няк по адре­су Ден­вуд-роуд, 32 (послед­ний был так­же упо­мя­нут в отче­те Global Witness). Юри­сты, пред­став­ля­ю­щие инте­ре­сы соб­ствен­ни­ков, рас­кры­ли име­на конеч­ных вла­дель­цев – ими ока­за­лись Дари­га Назар­ба­е­ва и Нура­ли Али­ев. Они долж­ны были объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние средств, на кото­рые была куп­ле­на недви­жи­мость. В Агент­стве подо­зре­ва­ли, что сред­ства, на кото­рые была куп­ле­на недви­жи­мость, были полу­че­ны быв­шим супру­гом Дари­ги Назар­ба­е­вой Раха­том Али­е­вым неза­кон­ным путем. Одна­ко вес­ной 2020 года Высо­кий суд Лон­до­на откло­нил ордер на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния», сочтя леги­тим­ны­ми источ­ни­ки финан­си­ро­ва­ния. Дом на Бей­кер стрит, о кото­ром гово­ри­лось в ори­ги­наль­ном отче­те Global Witness, не был частью расследования.

О том, какие пер­спек­ти­вы есть у Наци­о­наль­но­го агент­ства по борь­бе с пре­ступ­но­стью в све­те открыв­ших­ся фак­тов и о рас­сле­до­ва­нии Global Witness Vласть гово­рит с рас­сле­до­ва­те­лем, науч­ным сотруд­ни­ком уни­вер­си­те­та Эксе­те­ра Томом Мэй­ном, кото­рый рабо­тал над ори­ги­наль­ным отчетом.

Пять лет назад Global Witness выпу­стил отчет Тай­на на Бей­кер стрит. Рас­ска­жи, пожа­луй­ста, как и поче­му GW заин­те­ре­со­ва­лась этой недвижимостью?

В 2020 году Global Witness выгля­дит по-дру­го­му неже­ли пять лет назад. Так как очень мно­го дру­гих орга­ни­за­ций ста­ло зани­мать­ся вопро­са­ми кор­руп­ции, они пол­но­стью изме­ни­ли фокус сво­ей стра­те­гии и зани­ма­ют­ся таки­ми веща­ми как изме­не­ние кли­ма­та. Но в 2015 году их инте­ре­со­ва­ло то, как сомни­тель­ные день­ги, день­ги из подо­зри­тель­ных источ­ни­ков вкла­ды­ва­лись в недви­жи­мость в Вели­ко­бри­та­нии и как пра­ви­тель­ство игно­ри­ро­ва­ло мас­шта­бы про­бле­мы. В 2015 году, как соб­ствен­но и сей­час, цены на недви­жи­мость в Лон­доне были про­сто неве­ро­ят­ные. Одно из пред­по­ло­же­ний было, что при­ток ино­стран­ных денег под­ни­ма­ет цены на недви­жи­мость для нор­маль­ных людей. И тогда GW поду­ма­ли, что сто­ит про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние о том, как подо­зри­тель­ные день­ги инве­сти­ру­ют в недви­жи­мость, но для это­го нуж­но было най­ти под­хо­дя­щие кей­сы. Сна­ча­ла они про­ве­ли рас­сле­до­ва­ние, каса­ю­ще­е­ся Мак­си­ма Баки­е­ва, сына быв­ше­го пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ста­на – он купил дом в при­го­ро­де Лон­до­на. Но им нуж­на была дру­гая исто­рия — про­де­мон­стри­ро­вать, что пра­ви­тель­ство и пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны не име­ют поня­тия о том, кто вла­де­ет недви­жи­мо­стью в Лон­доне. В то вре­мя было очень про­сто спря­тать свою соб­ствен­ность через офф­шор­ные ком­па­нии, не нуж­но было вно­сить свое имя в офи­ци­аль­ные акты. И потом они нашли этот кейс. Кейс Бей­кер стрит в пол­ной мере про­де­мон­стри­ро­вал про­бле­мы непро­зрач­но­сти рын­ка недви­жи­мо­сти в Великобритании.

Я знаю, что ответ на этот вопрос будет очень длин­ным, но как в усло­ви­ях этой непро­зрач­но­сти уда­лось свя­зать эту недви­жи­мость с Раха­том Алиевым?

Когда ты зани­ма­ешь­ся рас­сле­до­ва­ни­я­ми несколь­ко лет, доку­мен­ты идут к тебе пото­ком. Я не пом­ню точ­но как, но мы обна­ру­жи­ли цепоч­ку доку­мен­тов, кото­рая ука­зы­ва­ла на то, что мене­дже­ры зда­ния на Бей­кер стрит, даже если про­сто про­ве­сти неболь­шое рас­сле­до­ва­ние с помо­щью Google, име­ли отно­ше­ние к Раха­ту Али­е­ву. Напри­мер, Мас­си­ми­ли­а­но Далл’Оссо (соглас­но отче­ту Global Witness, Далл’Оссо имел отно­ше­ние к двум австрий­ским ком­па­ни­ям, кото­рые при­над­ле­жа­ли Раха­ту Али­е­ву. В этих ком­па­ни­ях в раз­ные годы так­же рабо­та­ла вто­рая жена Раха­та Али­е­ва Эль­но­ра Шора­зо­ва и ее отец — V). И так как Рахат Али­ев на тот момент участ­во­вал в несколь­ких судеб­ных тяж­бах в Евро­пе, доку­мен­тов ста­но­ви­лось все боль­ше. Мы нашли эти свя­зи, но не были уве­ре­ны, что все это зна­чит. Это дало нам осно­ва­ние пред­по­ло­жить, что Рахат Али­ев или кто-то близ­кий к Раха­ту Али­е­ву был свя­зан с недви­жи­мость на Бей­кер стрит, а так­же дву­мя дру­ги­ми дома­ми. У нас не было дока­за­тельств, но было доста­точ­но инфор­ма­ции, что­бы сде­лать ее пуб­лич­ной и спро­сить у ком­па­ний, кто был насто­я­щим вла­дель­цем. Конеч­но, они отри­ца­ли связь с Раха­том Али­е­вым и не рас­кры­ли имя насто­я­ще­го владельца.

Насколь­ко я пони­маю, вам так и не уда­лось най­ти пря­мых дока­за­тельств того, что недви­жи­мость при­над­ле­жит Раха­ту Али­е­ву и рас­сле­до­ва­ние приостановилось…

Это был отлич­ный отчет с точ­ки зре­ния медиа, в боль­шей сте­пе­ни из-за Шер­ло­ка Холм­са. В тот день, когда отчет был опуб­ли­ко­ван, он был на пер­вой поло­се мно­гих газет. Sky News и BBC Newsс дела­ли репор­та­жи. Он был упо­мя­нут в речи Дэви­да Кэме­ро­на в Син­га­пу­ре, в кото­рой он гово­рил о том, что будет пре­се­кать попыт­ки ино­стран­ных чинов­ни­ков при­вез­ти свои день­ги в Лон­дон. Это был боль­шой успех, но после это­го все охла­де­ли к этой исто­рии — до тех пор, пока не был обна­ру­жен еще один доку­мент. В нем гово­рит­ся, что Мас­си­ми­ли­а­но Далл’Оссо рабо­тал не толь­ко на Раха­та Али­е­ва в про­шлом, но и на Дари­гу Назар­ба­е­ву. Жур­на­лист из онлайн-жур­на­ла Quartz про­вел рас­сле­до­ва­ние, в кото­ром пред­по­ло­жил, что Рахат и Нура­ли Али­е­вы были вла­дель­ца­ми дома на Бей­кер стрит. Юри­сты, пред­ста­ви­те­ли вла­дель­цев дома на Бей­кер стрит, про­дол­жа­ли мол­чать. Но фак­ты, кото­рые были у нас на руках, дава­ли все осно­ва­ния пред­по­ло­жить, что Дари­га Назар­ба­е­ва и Нура­ли Али­ев, а не Рахат Али­ев, явля­лись насто­я­щи­ми вла­дель­ца­ми недви­жи­мо­сти на Бей­кер стрит. Это была сле­ду­ю­щая ста­дия. Но у нас не было ника­ких дока­за­тельств… до 2020 года.

Рас­сле­до­ва­тель, науч­ный сотруд­ник уни­вер­си­те­та Эксе­тер Том Мэйн
Источ­ник: Лич­ный архив

Мне кажет­ся, у вас было доста­точ­но мате­ри­а­лов, что­бы как мини­мум заин­те­ре­со­вать пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны. Были ли пред­при­ня­ты какие-то дей­ствия со сто­ро­ны госу­дар­ства после пуб­ли­ка­ции отчета?

Очень досад­но, что в Вели­ко­бри­та­нии ты нико­гда не зна­ешь, ведет­ся ли рас­сле­до­ва­ние. Мы ни о каком рас­сле­до­ва­нии не слы­ша­ли. Пра­ви­тель­ство каза­лось заин­те­ре­со­ван­ным в отче­те. Потом Дэвид Кэме­рон высту­пил со сво­ей речью в Син­га­пу­ре. А потом появи­лось новое зако­но­да­тель­ство – ордер на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния». В какой-то мере мож­но свя­зать отчет и реше­ние пра­ви­тель­ства Вели­ко­бри­та­нии о том, что им нуж­но что-то, что помо­жет решить про­бле­му непро­зрач­но­сти рын­ка недви­жи­мо­сти. Уже в 2019 мы узна­ли, что ведет­ся рас­сле­до­ва­ние по одно­му из таких орде­ров. В 2020 мы узна­ли, что это каса­ет­ся Раха­та Али­е­ва, а так­же Дари­ги Назар­ба­е­вой и ее сына Нура­ли Али­е­ва. Мы не можем это дока­зать, но дума­ем, что пуб­ли­ка­ция отче­та при­ве­ла к рас­сле­до­ва­нию и выда­че орде­ра на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния». Это хоро­шо, но, конеч­но, резуль­тат рас­сле­до­ва­ния не такой уж и хороший.

Можешь, пожа­луй­ста, рас­ска­зать подроб­ней об орде­рах на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния». Что это и как это работает?

Этот под­ход доста­точ­но рево­лю­ци­он­ный. Если гово­рить про­сты­ми сло­ва­ми, такие орде­ры пере­кла­ды­ва­ют бре­мя дока­за­тель­ства на соб­ствен­ни­ка недви­жи­мо­сти – не сле­до­ва­тель дол­жен дока­зать, что соб­ствен­ность куп­ле­на на день­ги, полу­чен­ные кри­ми­наль­ным путем, а соб­ствен­ник дол­жен дока­зать, что иму­ще­ство куп­ле­но на «чистые» день­ги. И если соб­ствен­ник не может это­го сде­лать, то тогда ста­но­вить­ся воз­мож­ным начать про­це­ду­ру взыс­ка­ния имущества.

Ордер не явля­ет­ся частью уго­лов­но­го рас­сле­до­ва­ния и обыч­но свя­зан с граж­дан­ской про­це­ду­рой взыс­ка­ния иму­ще­ства. Это про­сто инстру­мент расследования.

Такие орде­ры исполь­зу­ют­ся в двух слу­ча­ях – если чело­век был заме­шан в серьез­ных пре­ступ­ле­ни­ях, или если чело­век явля­ет­ся поли­ти­че­ски зна­чи­мым лицом, поли­ти­ком или родственником.

Есть ли успеш­ные при­ме­ры исполь­зо­ва­ния орде­ра на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го происхождения»?

На дан­ный момент орде­ры на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния» исполь­зо­ва­лись все­го четы­ре раза. Один был при­ме­нен про­тив чело­ве­ка, свя­зан­но­го с севе­ро­ир­ланд­ски­ми тер­ро­ри­ста­ми, два – про­тив людей, заме­шан­ных в серьез­ных пре­ступ­ле­ни­ях, и один — про­тив поли­ти­че­ски зна­чи­мых персон.

Кто были эти поли­ти­че­ски зна­чи­мые люди? Ты зна­ешь их имена?

Да, конеч­но. Этот слу­чай стал очень извест­ным. Ордер был выдан на иму­ще­ство, при­над­ле­жа­щее Зами­ре Хаджи­е­вой. Ее муж Джа­хан­гир Хаджи­ев был азер­бай­джан­ским бан­ки­ром, пред­се­да­те­лем Меж­ду­на­род­но­го бан­ка Азер­бай­джа­на. Этот ордер на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния», самый пер­вый в исто­рии, стал успеш­ным при­ме­ром, пото­му что на момент выда­чи орде­ра Джа­хан­гир Хаджи­ев сидел в тюрь­ме по обви­не­нию в финан­со­вых пре­ступ­ле­ни­ях, а Зами­ра не смог­ла дока­зать, что день­ги, на кото­рые была куп­ле­на недви­жи­мость, явля­лись леги­тим­ны­ми. Конеч­но, есть вопро­сы к леги­тим­но­сти дела про­тив Хаджи­е­ва, пото­му что это Азер­бай­джан, дик­та­ту­ра. Если гово­рить о недви­жи­мо­сти, свя­зан­ной с Раха­том Али­е­вым, то Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью выда­ло ордер на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния» из-за того, что он был заме­шан в серьез­ных пре­ступ­ле­ни­ях. Но теперь, как мы зна­ем, иму­ще­ство не при­над­ле­жа­ло Раха­ту Али­е­ву, а при­над­ле­жа­ло Дари­ге Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ву. И этот ордер, как мы зна­ем, был откло­нен Высо­ким судом при, я бы ска­зал, спор­ных обстоятельствах.

Поче­му, ты дума­ешь, этот ордер на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния» был откло­нен судом?

В отли­чие от дела Хаджи­е­вой, семья Дари­ги Назар­ба­е­вой все еще нахо­дит­ся у вла­сти. Очень инте­рес­но смот­реть на раз­ни­цу в этих делах. Бан­кир Хаджи­ев, сидя в тюрь­ме в Азер­бай­джане, не имел воз­мож­но­сти ниче­го дока­зать. Дари­га Назар­ба­е­ва, напро­тив, наня­ла очень вли­я­тель­ную юри­ди­че­скую ком­па­нию, и они предо­ста­ви­ли доста­точ­но сви­де­тельств суду, кото­рые пока­зы­ва­ют как денеж­ные пото­ки от кон­крет­ных сде­лок были исполь­зо­ва­ны для покуп­ки лон­дон­ской недви­жи­мо­сти. В этом слу­чае они объ­яс­ни­ли про­ис­хож­де­ние денег. Я счи­таю, что к этим объ­яс­не­ни­ям есть боль­шие вопро­сы, осо­бен­но если вы зна­ко­мы с казах­ской поли­ти­кой и казах­ским биз­не­сом. Поми­мо основ­ной, есть еще две при­чи­ны, по кото­рым, как мне кажет­ся, ордер был отклонен.

И что это за причины?

Пер­вая при­чи­на кро­ет­ся в том, что изна­чаль­но Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью дума­ло, что недви­жи­мость при­над­ле­жит Раха­ту Али­е­ву. Когда име­на Дари­ги Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ва появи­лись в деле, они не адап­ти­ро­ва­ли свою аргу­мен­та­цию и все еще пыта­лись свя­зать недви­жи­мость с Раха­том Али­е­вым. Я счи­таю, что они долж­ны были изме­нить свои аргу­мен­ты и более деталь­но изу­чить источ­ни­ки дохо­дов Дари­ги и Нура­ли. Но они это­го не сде­ла­ли. Вто­рая при­чи­на – это то, что они взя­ли в раз­ра­бот­ку Энд­рю Бей­ке­ра, одно­го из мене­дже­ров ком­па­нии, кото­рая вла­де­ла недви­жи­мо­стью. Обыч­но ордер о состо­я­нии иму­ще­ства необъ­яс­нен­но­го про­ис­хож­де­ния пред­на­зна­ча­ет­ся для реаль­ных вла­дель­цев недви­жи­мо­сти, поэто­му стран­но, что они реши­ли взять­ся за него, ведь он точ­но нико­гда не был конеч­ным вла­дель­цем. Мно­го зву­ча­ло кри­ти­ки в адрес Наци­о­наль­но­го агент­ства по борь­бе с пре­ступ­но­стью, кото­рые мог­ли бы луч­ше постро­ить дело.

А что ты дума­ешь о судеб­ном раз­би­ра­тель­стве? Есть ли у тебя к нему вопросы?

Мне кажет­ся, что все-таки глав­ная кри­ти­ка каса­ет­ся судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства. Судья не ста­ла рас­смат­ри­вать более деталь­но сви­де­тель­ства, кото­рые пред­ста­ви­ли суду Дари­га Назар­ба­е­ва и Нура­ли Али­ев. По боль­шей части они пола­га­лись на пока­за­ния казах­стан­ско­го про­ку­ро­ра, казах­стан­ские суды, Нур­банк. Но мы зна­ем, что когда речь идет о пре­зи­дент­ской семье, суды в Казах­стане не явля­ют­ся неза­ви­си­мы­ми, и вы не може­те пола­гать­ся на реше­ния казах­стан­ско­го суда, так как они не явля­ют­ся арбит­ра­ми правды.

Если гово­рить о буду­щем орде­ров на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния», нам необ­хо­ди­мо уста­но­вить поро­го­вый уро­вень доказательств.

Нам необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать инфор­ма­цию предо­став­ля­е­мую людь­ми, отве­ча­ю­щи­ми на ордер, намно­го деталь­ней. Нуж­но пони­мать, какие сви­де­тель­ства явля­ют­ся леги­тим­ны­ми, а какие – нет, а потом начи­нать рас­сле­до­ва­ние и замо­ра­жи­вать иму­ще­ство, если какое-то из сви­де­тельств ока­жет­ся недостоверным.

Насколь­ко я знаю, Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью пода­ло апел­ля­цию. Чем дело закон­чи­лось в итоге?

Апел­ля­ция была откло­не­на, пото­му что судья, кото­рый вел апел­ля­ци­он­ный суд, решил, что нет ника­ких дока­за­тельств, кото­рые мог­ли бы изме­нить изна­чаль­ное мне­ние суда. Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью вполне мог­ло бы замо­ро­зить иму­ще­ство вопре­ки реше­нию суда, если бы они счи­та­ли, что объ­яс­не­ние было неудо­вле­тво­ри­тель­ным или если бы у них были дру­гие сви­де­тель­ства, что эти день­ги были полу­че­ны кри­ми­наль­ным путем. Но я не думаю, что они это­го не сде­ла­ют. Юри­ди­че­ски это будет сде­лать очень слож­но. Поэто­му пока непо­нят­но, какие сле­ду­ю­щие шаги пред­при­мет Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с преступностью.

Но я счи­таю, что в све­те новой инфор­ма­ции, кото­рая появи­лась бла­го­да­ря Source Material, дело долж­но быть пере­смот­ре­но, осо­бен­но что каса­ет­ся дома на Бей­кер стрит[U5] , так как он не являл­ся частью орде­ра на «богат­ство необъ­яс­ни­мо­го про­ис­хож­де­ния». Сей­час мы зна­ем, что в 2015 году дом при­над­ле­жал Дари­ге Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ву, но мы не зна­ем, кто вла­де­ет им сейчас.

Ста­тья в The Times так­же гово­рит о том, что пра­ви­тель­ство Вели­ко­бри­та­нии в сле­ду­ю­щем году хочет обя­зать офф­шор­ные ком­па­нии, при­об­ре­та­ю­щие недви­жи­мость в Вели­ко­бри­та­нии, рас­кры­вать конеч­ных вла­дель­цев. Как ты дума­ешь, слу­чит­ся ли это? И что это может зна­чить для таких людей как Дари­га Назарбаева?

Хоро­шо, что это про­ис­хо­дит, нам нуж­ны такие зако­ны, кото­рые дела­ют рынок недви­жи­мо­сти более про­зрач­ным. Одна­ко, есть опас­ность в том, что люди все­гда нахо­дят дыры в законе. Возь­мем зако­но­да­тель­ство, регу­ли­ру­ю­щее реги­стра­цию бене­фи­ци­а­ров (Persons with Significant Control, PSCs) ком­па­ний. Закон уже рабо­та­ет пару лет, и вывод, кото­рый мож­но сде­лать, про­стой — люди не предо­став­ля­ют досто­вер­ную инфор­ма­цию. Жур­на­лист Оли­вер Бул­лоу иссле­до­вал эту тему и ока­за­лось, что люди впи­сы­ва­ют Ста­ли­на или каких-то коме­дий­ных пер­со­на­жей и их не нака­зы­ва­ют за то, что они предо­став­ля­ют недо­сто­вер­ную инфор­ма­цию госу­дар­ствен­ным орга­нам. Есть еще один спо­соб как этот закон мож­но обойти.

Соглас­но зако­ну, реги­стри­ро­вать бене­фе­ци­а­ров нуж­но толь­ко в том слу­чае, если они обла­да­ют более 25% акций. Если вы поме­ня­е­те коли­че­ство вла­дель­цев и каж­дый будет иметь по 20% акций, вам не надо будет рас­кры­вать ничьи име­на. Это нор­ма частич­но име­ет отно­ше­ние к делу Бей­кер стрит

Какое?

После того, как вышел отчет Global Witness, соб­ствен­ность недви­жи­мо­сти на Бей­кер стрит пере­шла к ком­па­нии в Дубаи. Но все рав­но в цепоч­ке вла­дель­цев у них была бри­тан­ская ком­па­ния, и по зако­ну ком­па­ния долж­на была рас­крыть конеч­ных вла­дель­цев. Бла­го­да­ря тому, что ком­па­ния в Дубаи была раз­де­ле­на на пять раз­ных долей, бри­тан­ской ком­па­нии не при­шлось рас­кры­вать конеч­ных вла­дель­цев. Конеч­но, если, напри­мер, Дари­га Назар­ба­е­ва или тот, кто сей­час вла­де­ет домом на Бей­кер стрит, име­ет три из пяти долей, то это не будет счи­тать­ся. По зако­ну, если ком­па­ния нахо­дит­ся в соб­ствен­но­сти пяти насто­я­щих бене­фи­ци­а­ров, а не дове­рен­ных лиц, доля кото­рых состав­ля­ет 20%, ком­па­ния не обя­за­на рас­кры­вать име­на конеч­ных вла­дель­цев (PSC) Реги­стра­ци­он­ной пала­те Вели­ко­бри­та­нии . В этом клю­че, конеч­но, очень инте­рес­но раз­мыш­лять на тему ново­го зако­но­да­тель­ства, каса­ю­ще­го­ся соб­ствен­ни­ков недви­жи­мо­сти. Я не знаю, какие будут пра­ви­ла, но опас­ность есть, что этот закон мож­но будет так­же обой­ти, как и закон, каса­ю­щий­ся рас­кры­тия имен бенефициаров.

Как ты счи­та­ешь, мож­но ли решить эту про­бле­му, поме­шать соб­ствен­ни­кам обхо­дить закон?

Нуж­но посто­ян­но обнов­лять зако­но­да­тель­ство. Если появ­ля­ет­ся дыр­ка в законе, зна­чит закон нуж­но менять. Вели­ко­бри­та­ния так­же может попро­бо­вать тре­бо­вать рас­кры­тия соб­ствен­ни­ков недви­жи­мо­сти в опре­де­лен­ных гео­гра­фи­че­ских лока­ци­ях как это дела­ют в США — напри­мер, в таких лока­ци­ях как Нью-Йорк, Май­а­ми, Гаваи, где скон­цен­три­ро­ва­но мно­го доро­го­сто­я­щей недви­жи­мо­сти. Сей­час един­ствен­ным, кто зна­ет реаль­но­го вла­дель­ца недви­жи­мо­сти, явля­ет­ся юрист. Мож­но было бы обя­зать юри­стов сооб­щать о покуп­ке недви­жи­мо­сти сто­и­мо­стью, напри­мер, боль­ше мил­ли­о­на фун­тов поли­ти­че­ски зна­чи­мы­ми пер­со­на­ми в госу­дар­ствен­ные орга­ны, не огла­шая имя вла­дель­ца пуб­лич­но. И если у пра­ви­тель­ства воз­ник­нут вопро­сы к день­гам, на кото­рые была куп­ле­на недви­жи­мость, тогда как мини­мум они будут знать имя конеч­но­го владельца.

Источ­ник: https://www.meydan.tv/

архивные статьи по теме

Кто угробил наше ТВ

Editor

Стать звездой можно через метание яиц

“Казхрому” отеля для…