fbpx

«Открывшие ящик Пандоры» казахи из Китая и нерешительность властей

ДВОЕ БЕЖАВШИХ ИЗ СИНЬЦЗЯНА

На англо­языч­ном сай­те Eurasianet.org опуб­ли­ко­ва­ли исто­рию двух этни­че­ских каза­хов из Синьц­зя­на, про­вин­ции на севе­ро-запа­де Китая, кото­рые недав­но бежа­ли в Казах­стан. В ста­тье гово­рит­ся, что Кастер Муса­хан и Мура­гер Али­му­лы в выло­жен­ных в Facebook’е видео­за­пи­сях рас­ска­за­ли, что реши­лись на бег­ство из-за пре­сле­до­ва­ний в Китае, раз­вер­нув­ших­ся в послед­ние годы про­тив этни­че­ских мень­шинств. По сло­вам муж­чин, они, пере­брав­шись через погра­нич­ное ограж­де­ние, про­шли на тер­ри­то­рию Казах­ста­на 1 октяб­ря, а затем пеш­ком дошли по села Шилик­ты и отту­да при­бы­ли в Алма­ты.

О какой-либо реак­ции вла­стей на эти заяв­ле­ния пока неиз­вест­но. «Одна­ко этот новый эпи­зод непре­мен­но обер­нет­ся голов­ной болью для руко­вод­ства стра­ны», — пола­га­ет Eurasianet.org, отме­чая, что Нур-Сул­тан в послед­ние годы выстра­и­ва­ет тес­ные отно­ше­ния с Пеки­ном и парал­лель­но в стране рас­тет актив­ность тех, кто борет­ся за пра­ва этни­че­ских каза­хов в Китае.

Я не могу най­ти слов, что­бы опи­сать то, что я там видел. Каза­хи испы­ты­ва­ют дав­ле­ние в Китае. Они в тюрь­мах.

25-лет­ний Мура­гер Али­му­лы утвер­жда­ет, что его неод­но­крат­но задер­жи­ва­ли в Китае. «Они могут поса­дить вас в тюрь­му толь­ко за то, что вы носи­те тюбе­тей­ку. <….> В послед­ний раз меня аре­сто­ва­ли в сен­тяб­ре. Они зако­ва­ли мне руки и ноги, поса­ди­ли на желез­ный стул и пыта­ли в тече­ние 24 часов», — ска­зал он.

30-лет­ний Кастер Муса­хан гово­рит, что про­вел в «лаге­рях поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния» четы­ре года и восемь меся­цев. «Я не могу най­ти слов, что­бы опи­сать то, что я там видел. Каза­хи испы­ты­ва­ют дав­ле­ние в Китае. Они в тюрь­мах», — ска­зал он. Муж­чи­ны заяви­ли, что вынуж­де­ны были оста­вить сво­их жен и детей в Китае, пото­му что у них не было выбо­ра.

«Пекин кате­го­ри­че­ски отвер­га­ет рас­ту­щие меж­ду­на­род­ные заяв­ле­ния о том, что он про­во­дит систе­ма­ти­че­скую поли­ти­ку по уни­что­же­нию рели­гии и тра­ди­ций этни­че­ских уйгу­ров, каза­хов, кыр­гы­зов и дру­гих мень­шинств, тра­ди­ци­он­но испо­ве­ду­ю­щих ислам и насе­ля­ю­щих запад­ные реги­о­ны стра­ны. Он наста­и­ва­ет на том, что “лаге­ря”, нали­чие кото­рых тща­тель­но задо­ку­мен­ти­ро­ва­ли акти­ви­сты и жур­на­ли­сты в тече­ние послед­них несколь­ких лет, явля­ют­ся “цен­тра­ми про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­ки”», — пишет Eurasianet.org.

Одна­ко, как ска­зал Eurasianet.org на усло­ви­ях ано­ним­но­сти этни­че­ский казах родом из Синьц­зя­на, на этот раз Китай будет ока­зы­вать дав­ле­ние на вла­сти Казах­ста­на «вдвое силь­нее», чем в слу­чае с Сай­ра­гуль Сауыт­бай (она бежа­ла из Китая в про­шлом году, ее при­го­во­ри­ли к огра­ни­че­нию сво­бо­ды за «неза­кон­ное пере­се­че­ние гра­ни­цы». Летом 2019 года Сай­ра­гуль, не полу­чив в Казах­стане убе­жи­ща, пере­еха­ла в Шве­цию).

Сауыт­бай —о сво­ем отъ­ез­де и пла­нах в Шве­ции (июнь 2019 года):

«Эти двое откры­ва­ют ящик Пан­до­ры. Если Китай не смо­жет их вер­нуть, то каза­хи из Китая после­ду­ют за ними. Для Китая это прин­ци­пи­аль­ный вопрос», — гово­рит­ся в пуб­ли­ка­ции.

СЕКСУАЛЬНОЕ УНИЖЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦ МЕНЬШИНСТВ СИНЬЦЗЯНА

В аме­ри­кан­ской газе­те Washington Post в ста­тье «Абор­ты, внут­ри­ма­точ­ные спи­ра­ли и сек­су­аль­ное уни­же­ние: сбе­жав­шие из Китая в Казах­стан мусуль­ман­ки рас­ска­зы­ва­ют о сво­их стра­да­ни­ях» при­во­дят сви­де­тель­ства несколь­ких этни­че­ских каза­шек, в том чис­ле Гуль­зи­ры Мог­дин, кото­рая утвер­жда­ет, что в Китае ее заста­ви­ли сде­лать аборт. Азаттык рас­ска­зы­вал ее исто­рию осе­нью про­шло­го года.

«Aборт по при­нуж­де­нию». Испо­ведь вер­нув­шей­ся из Синьц­зя­на (октябрь 2018 года):

Геро­и­ни пуб­ли­ка­ции гово­рят, что их вынуж­да­ли пре­ры­вать бере­мен­ность, вво­ди­ли в мат­ку про­тив их воли про­ти­во­за­ча­точ­ные спи­ра­ли. Неко­то­рые под­вер­га­лись изна­си­ло­ва­ни­ям. Мно­гие ска­за­ли, что испы­та­ли сек­су­аль­ное уни­же­ние.

Казах­стан­ский адво­кат Айман Ума­ро­ва в ком­мен­та­рии Washington Post гово­рит, что одна из ее под­за­щит­ных, казаш­ка из Синьц­зя­на, запра­ши­ва­ю­щая убе­жи­ще в Казах­стане, рас­ска­за­ла, что ее заста­ви­ли сде­лать два абор­та — в 2016 и 2017 году, когда она жила в Синьц­зяне. Жен­щи­на опа­са­ет­ся назы­вать свое имя, посколь­ку ее близ­кие род­ствен­ни­ки оста­лись в Китае и могут столк­нуть­ся с пре­сле­до­ва­ни­ем.

«Сек­су­аль­ное наси­лие в отно­ше­нии жен­щин, в том чис­ле лише­ние их репро­дук­тив­ных воз­мож­но­стей, ста­ло ору­жи­ем Китая про­тив мусуль­ман­ско­го насе­ле­ния», — цити­ру­ет Washington Post Айман Ума­ро­ву.

По оцен­кам пра­ви­тель­ства США и пра­во­за­щит­ных групп, с 2017 года в китай­ские «лаге­ря пере­вос­пи­та­ния» было отправ­ле­но от одно­го мил­ли­о­на до трех мил­ли­о­нов мусуль­ман, боль­шин­ство из кото­рых уйгу­ры.

По сло­вам уче­но­го и экс­пер­та по вопро­сам ген­дер­но­го равен­ства в Китае Леты Хонг Фин­чер, поли­ти­ка «одна семья — один ребе­нок» была отме­не­на в Китае три года назад, но это не поме­ша­ло вла­стям стра­ны перей­ти к сдер­жи­ва­нию рож­да­е­мо­сти сре­ди этни­че­ских мень­шинств.

Жен­щи­ны, с кото­ры­ми пого­во­ри­ли жур­на­ли­сты Washington Post, рас­ска­за­ли о широ­ко рас­про­стра­нен­ной прак­ти­ке сек­су­аль­ных домо­га­тельств в «лаге­рях», о кото­рой одной из пер­вых заяви­ла Сай­ра­гуль Сауыт­бай. Несколь­ко жен­щин сооб­щи­ли газе­те, что их застав­ля­ли груп­па­ми при­ни­мать душ и поль­зо­вать­ся туа­ле­том и что эти поме­ще­ния были обо­ру­до­ва­ны видео­ка­ме­ра­ми. По сло­вам этни­че­ской казаш­ки Гуль­зи­ры Ауель­хан, замуж­ним жен­щи­нам, у кото­рых были супру­же­ские сви­да­ния, при­ка­зы­ва­ли выпить неиз­вест­ные таб­лет­ки.

Гульзира Ауельхан, одна из бывших узниц «лагеря перевоспитания» в Синьцзяне.
Гуль­зи­ра Ауель­хан, одна из быв­ших узниц «лаге­ря пере­вос­пи­та­ния» в Синьц­зяне.

Мно­гие люди, побы­вав­шие в «лаге­рях» и про­жи­ва­ю­щие сей­час в Казах­стане, в послед­нее вре­мя реша­ют­ся рас­ска­зать о зло­упо­треб­ле­ни­ях в Синьц­зяне, даже если у них оста­лись род­ствен­ни­ки в Китае.

«Я не хоте­ла гово­рить об этом в тече­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни. Но кто. если не я?» — вопро­ша­ет 32-лет­няя Рахи­ма Сен­бай, кото­рая после осво­бож­де­ния из «лаге­ря» пере­еха­ла в Казах­стан и посе­ли­лась в Тал­ды­кор­гане. Мать четы­рех детей гово­рит, что ее задер­жа­ли в Синьц­зяне в кон­це 2017 года — толь­ко из-за нали­чия в ее теле­фоне запре­щен­но­го в Китае мес­сен­дже­ра WhatsApp. Врач в Китае при­ну­ди­тель­но уста­но­ви­ла ей внут­ри­ма­точ­ную про­ти­во­за­ча­точ­ную спи­раль.

«Вла­сти Казах­ста­на отно­сят­ся к чис­лу тех, кто не реша­ет­ся осу­дить зло­упо­треб­ле­ния, при­пи­сы­ва­е­мые его могу­ще­ствен­но­му восточ­но­му сосе­ду. Бла­го­да­ря ста­биль­но­сти и ресур­сам стра­ну назы­ва­ют “пряж­кой” (цен­траль­ным зве­ном. —​ Ред.) ини­ци­а­ти­вы [Китая] “Один пояс — один путь”, а в горо­дах Казах­ста­на мож­но заме­тить бога­тые воз­мож­но­сти Пеки­на. Одна­ко акти­ви­сты гово­рят, что неже­ла­ние Казах­ста­на рас­стра­и­вать Китай может изме­нить­ся на фоне пото­ка инфор­ма­ции из Синьц­зя­на, где про­жи­ва­ет око­ло 1,5 мил­ли­о­на каза­хов», — пишет Washington Post.

КРИТИКА ПРОЕКТА LRT — ПОПЫТКА ПОКАЗАТЬ СЕБЯ НЕМАРИОНЕТКОЙ?

На сай­те катар­ско­го новост­но­го агент­ства Al Jazeera и в газе­те New York Times пере­пе­ча­та­ли ста­тью Reuters «Пре­зи­дент Казах­ста­на рас­по­ря­дил­ся про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние свя­зан­но­го с Кита­ем транс­порт­но­го про­ек­та». «Новый лидер стра­ны, похо­же, отбра­сы­ва­ет заяв­ле­ния о том, что он оста­ет­ся мари­о­нет­кой быв­ше­го пре­зи­ден­та», — гово­рит­ся в ста­тье. В пуб­ли­ка­ции рас­ска­зы­ва­ет­ся о пору­че­нии пре­зи­ден­та Казах­ста­на Касым-Жомар­та Тока­е­ва про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние в отно­ше­нии быв­ших высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков, кото­рые ини­ци­и­ро­ва­ли сов­мест­ный с Кита­ем про­ект по стро­и­тель­ству сети лег­ко­рель­со­во­го транс­пор­та (LRT) в сто­ли­це сто­и­мо­стью 1,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

Железобетонные опоры, возведенные в Нур-Султане для линии LRT.
Желе­зо­бе­тон­ные опо­ры, воз­ве­ден­ные в Нур-Сул­тане для линии LRT.

«Тока­ев не назвал имен, но его при­каз мог озна­чать, что его цель — быв­шие и нынеш­ние чле­ны окру­же­ния его патро­на и пред­ше­ствен­ни­ка Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, и это оспа­ри­ва­ет широ­ко рас­про­стра­нен­ное мне­ние о том, что пре­зи­дент явля­ет­ся лишь вто­рым лицом в поли­ти­че­ской иерар­хии Казах­ста­на», — пишет Al Jazeera.

Линия лег­ко­рель­со­во­го транс­пор­та в сто­ли­це стро­и­лась с отста­ва­ни­ем от гра­фи­ка. Стро­и­тель­ство сопро­вож­да­лось про­бле­ма­ми с финан­си­ро­ва­ни­ем: зна­чи­тель­ная часть средств — более 200 мил­ли­о­нов дол­ла­ров — ока­за­лась замо­ро­жен­ной в мест­ном бан­ке, у кото­ро­го ото­зва­ли лицен­зию. Вес­ной про­шло­го года рабо­та оста­но­ви­лась, так как адми­ни­стра­ция горо­да и китай­ский банк не смог­ли дого­во­рить­ся об усло­ви­ях ново­го тран­ша.

Тока­ев назвал про­ект спор­ным, заявив, что «не пони­ма­ет», как его вооб­ще «мож­но было пустить в дело». Он так­же ска­зал, что Казах­ста­ну при­дет­ся завер­шить про­ект, но те, кто сто­ит за ним, долж­ны поне­сти ответ­ствен­ность.

«Ком­мен­та­рии Тока­е­ва, по-види­мо­му, каса­лись Тал­га­та Арда­на, быв­ше­го испол­ни­тель­но­го дирек­то­ра LRT, кото­рый был объ­яв­лен в розыск в июле по обви­не­нию в хище­ни­ях, и неко­то­рых быв­ших аки­мов сто­ли­цы. Про­ект по стро­и­тель­ству был запу­щен в 2011 году при аки­ме Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­то­ве, но впо­след­ствии был отло­жен из-за высо­кой сто­и­мо­сти. Сле­ду­ю­щий аким, Адиль­бек Джак­сы­бе­ков, воз­ро­дил эту идею и сле­дил за под­пи­са­ни­ем согла­ше­ний с китай­ски­ми ком­па­ни­я­ми. Его пре­ем­ник Асет Исе­ке­шев, в свою оче­редь, кури­ро­вал пере­смотр неко­то­рых усло­вий согла­ше­ния. Все трое явля­ют­ся поли­ти­че­ски­ми тяже­ло­ве­са­ми, кото­рые в тече­ние мно­гих лет — наря­ду с самим Тока­е­вым — близ­ки к Назар­ба­е­ву, кото­рый их про­дви­гал», — гово­рит­ся в ста­тье.

Нурсултан Назарбаев в бытность президентом Казахстана представляет активу руководителя своей администрации Асета Исекешева вместо отправленного на пенсию Адильбека Джаксыбекова (слева). Астана, 11 сентября 2018 года.
Нур­сул­тан Назар­ба­ев в быт­ность пре­зи­ден­том Казах­ста­на пред­став­ля­ет акти­ву руко­во­ди­те­ля сво­ей адми­ни­стра­ции Асе­та Исе­ке­ше­ва вме­сто отправ­лен­но­го на пен­сию Адиль­бе­ка Джак­сы­бе­ко­ва (сле­ва). Аста­на, 11 сен­тяб­ря 2018 года.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ ТЕНГИЗА: НЕФТЬ, КОТОРАЯ НЕ ДАЕТ БОГАТСТВА

В аме­ри­кан­ской газе­те New York Times вышла ста­тья жур­на­ли­ста Стэн­ли Рида, кото­рый пишет для лон­дон­ской газе­ты Times, о его поезд­ке на неф­тя­ное место­рож­де­ние Тен­гиз на запа­де Казах­ста­на.

«Кро­ме Тен­ги­за вокруг Кас­пия есть еще два круп­ных неф­тя­ных место­рож­де­ния: Каша­ган и Кара­ча­га­нак. Они доми­ни­ру­ют в эко­но­ми­ке Казах­ста­на, и Тен­гиз, в част­но­сти, “пла­тил по сче­там” Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, кото­рый управ­лял стра­ной с момен­та обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти в 1990‑х годах и ото­шел на зад­ний план в этом году. Нефть под­дер­жи­ва­ла авто­кра­ти­че­ское пра­ви­тель­ство с неболь­шой тер­пи­мо­стью к ина­ко­мыс­лию. Люди вокруг неф­тя­ных место­рож­де­ний тоже запла­ти­ли свою цену. Целые посел­ки были рас­се­ле­ны, что­бы осво­бо­дить место для буре­ния», — пишет изда­ние.

«Нефть не при­но­сит обо­га­ще­ния и не реша­ет ника­ких про­блем в раз­ви­тии стра­ны», — цити­ру­ет изда­ние эко­ло­га из Аты­рау Гали­ну Чер­но­ву.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»