6 C
Астана
26 мая, 2024
Image default

Недавних реформ недостаточно для борьбы с клептократией

Недав­них реформ недо­ста­точ­но для борь­бы с клеп­то­кра­ти­ей, гово­рит­ся в новом отче­те, посвя­щен­ном изу­че­нию слож­ной сети соб­ствен­но­сти в Казахстане.

Экс­пер­ты под­верг­ли кри­ти­ке несо­вер­шен­ство зако­но­да­тель­ства, без­дей­ствие Наци­о­наль­но­го агент­ства по борь­бе с пре­ступ­но­стью и «несо­вер­шен­ные» судеб­ные реше­ния, при­вед­шие к пре­кра­ще­нию гром­ко­го дела про­тив род­ствен­ни­ков само­дер­жав­но­го пер­во­го пре­зи­ден­та Казахстана.

Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью «не смог­ло долж­ным обра­зом рас­сле­до­вать и опро­верг­нуть» мате­ри­а­лы, предо­став­лен­ные юри­ди­че­ской фир­мой Mishcon de Reya, гово­рит­ся в новом отче­те, в кото­ром иссле­ду­ет­ся слож­ная сеть вла­де­ния казах­стан­ской недви­жи­мо­стью в Лондоне.

НКА долж­но взять на себя «боль­шую часть вины» за крах при­ка­зов о необъ­яс­ни­мом богат­стве про­тив Дари­ги Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ва, доче­ри и вну­ка Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, пра­вив­ше­го с 1991 по 2019 год.

В отче­те , пред­став­лен­ном сего­дня в пар­ла­мен­те уче­ны­ми и депу­та­том пар­ла­мен­та Мар­га­рет Ходж, гово­рит­ся, что суж­де­ние, выне­сен­ное судьей, слу­шав­шей дело, г‑жой Лэнг, было оши­боч­ным, посколь­ку она при­ня­ла дока­за­тель­ства от казах­стан­ских вла­стей, кото­рые «веро­ят­но, были испор­че­ны поли­ти­че­ской пред­взя­то­стью». , учи­ты­вая, что семья Назар­ба­е­вых кон­тро­ли­ро­ва­ла Казах­стан на момент выда­чи UWO».

Про­фес­сор Хизер­шоу и г‑н Мейн при­зы­ва­ют NCA пере­смот­реть дело, извест­ное как NCA про­тив Бей­ке­ра, и изу­чить пра­во соб­ствен­но­сти на недви­жи­мость сто­и­мо­стью 137 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов на Бейкер-стрит.

«Несмот­ря на пре­ступ­ность: исполь­зо­ва­ние при­ка­зов о необъ­яс­ни­мом богат­стве в делах о борь­бе с кор­руп­ци­ей», напи­са­ли Том Мейн и Джон Хизер­шоу из Эксе­тер­ско­го уни­вер­си­те­та. Иссле­до­ва­ние для отче­та про­во­ди­лось в рам­ках Гло­баль­ной про­грам­мы по сбо­ру дока­за­тельств чест­но­сти и кор­руп­ции, финан­си­ру­е­мой UK Aid.

В отче­те содер­жит­ся при­зыв к уве­ли­че­нию финан­си­ро­ва­ния и пол­но­мо­чий пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов Вели­ко­бри­та­нии, что­бы они мог­ли долж­ным обра­зом рас­сле­до­вать и замо­ра­жи­вать акти­вы, полу­чен­ные кор­руп­ци­он­ным путем. Он высту­па­ет за исполь­зо­ва­ние сле­до­ва­те­лей-спе­ци­а­ли­стов, более широ­кое исполь­зо­ва­ние экс­пер­тов, кото­рые могут предо­ста­вить дока­за­тель­ства поли­ти­ки и зако­нов рас­смат­ри­ва­е­мых стран, и суда по эко­но­ми­че­ским пре­ступ­ле­ни­ям со спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми судьями.

В 2017 году в Соеди­нен­ном Коро­лев­стве были вве­де­ны при­ка­зы о необъ­яс­ни­мом богат­стве для борь­бы с орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью и круп­ной кор­руп­ци­ей, исхо­дя­щей от клеп­то­кра­тии. С 2018 года было заре­ги­стри­ро­ва­но толь­ко четы­ре рас­сле­до­ва­ния UWO, с июля 2019 года не было выне­се­но ни одно­го UWO, ни одно не было воз­буж­де­но в отно­ше­нии граж­дан Рос­сии, и толь­ко одно рас­сле­до­ва­ние UWO было успеш­ным в отно­ше­нии иму­ще­ства, при­над­ле­жа­ще­го ино­стран­но­му поли­ти­че­ско­му дея­те­лю — быв­ше­му азер­бай­джан­ско­му бан­ки­ру Джа­хан­ги­ру. Гаджи­ев и его жена. Несмот­ря на то, что UWO был остав­лен в силе, иму­ще­ство еще не воз­вра­ще­но, и судеб­ные раз­би­ра­тель­ства все еще продолжаются.

Рас­сле­до­ва­ние UWO в отно­ше­нии Дари­ги Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ва было нача­то в 2019 году, и было выне­се­но три поста­нов­ле­ния в отно­ше­нии при­над­ле­жа­щей им соб­ствен­но­сти. Дру­гая недви­жи­мость, в том чис­ле мно­го­квар­тир­ный дом и офи­сы на Бей­кер-стрит сто­и­мо­стью 137 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов, не были выда­ны с UWO, хотя неяс­но, поче­му. Поста­нов­ле­ния были откло­не­ны Высо­ким судом в 2020 году, в резуль­та­те чего Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью полу­чи­ло счет на 1,5 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов в каче­стве компенсации.

В отче­те гово­рит­ся, что NCA «не уде­ля­ло долж­но­го вни­ма­ния клеп­то­кра­тии, сосре­до­то­чен­ной вокруг семьи Назар­ба­е­ва, кото­рая состав­ля­ет осно­ву поли­ти­че­ской эко­но­мии Казах­ста­на, и упу­сти­ло клю­че­вые дока­за­тель­ства, уже нахо­див­ши­е­ся в откры­том досту­пе, кото­рые помог­ли бы судье откло­нить неко­то­рые аспек­ты утвер­жде­ний Назар­ба­е­вой. как недостоверный».

В нем под­чер­ки­ва­ет­ся, как г‑жа судья Лэнг «выра­зи­ла необ­хо­ди­мость про­яв­лять осто­рож­ность при рас­смот­ре­нии слож­но­сти кор­по­ра­тив­ных струк­тур как осно­ва­ния для подо­зре­ний, но не ста­ви­ла под сомне­ние воз­мож­ные при­чи­ны, по кото­рым Назар­ба­е­ва и ее сын исполь­зо­ва­ли такие слож­ные структуры».

В отче­те ука­за­ны пять недо­стат­ков в пер­во­на­чаль­ном зако­но­да­тель­стве о необъ­яс­ни­мом богатстве:

  • его при­зна­ние того, что богат­ство «полу­че­но закон­ным путем», если оно полу­че­но закон­ным путем в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством стра­ны, из кото­рой воз­ни­ка­ет доход;
  • что респон­ден­ты могут ука­зы­вать на пуб­лич­ные заяв­ле­ния о богат­стве как на закон­ные и доста­точ­ные дока­за­тель­ства сами по себе без под­твер­жда­ю­щих доказательств;
  • тот факт, что респон­ден­ты могут избе­жать пред­по­ло­же­ния о том, что их иму­ще­ство было полу­че­но пре­ступ­ным путем, «под пред­ло­гом соблю­де­ния», а не в пол­ном объеме;
  • тот факт, что пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны могут выда­вать UWO в отно­ше­нии дове­ри­тель­ных управ­ля­ю­щих и дру­гих номи­наль­ных дер­жа­те­лей, одна­ко дру­гие тре­бо­ва­ния более чет­ко отно­сят­ся к бене­фи­ци­ар­но­му вла­дель­цу соб­ствен­но­сти. Это созда­ет нелов­кое несо­от­вет­ствие, когда пра­во­при­ме­ни­тель­ный орган дол­жен про­де­мон­стри­ро­вать, что, напри­мер, дове­ри­тель­ный управ­ля­ю­щий явля­ет­ся поли­ти­че­ски зна­чи­мым лицом.
  • тот факт, что рас­хо­ды в без­успеш­ных делах не огра­ни­че­ны, озна­ча­ет, что орган Вели­ко­бри­та­нии, начав­ший рас­сле­до­ва­ние, обя­зан опла­тить судеб­ные издерж­ки дру­гой сто­ро­ны, что при­во­дит к сче­там в мил­ли­о­ны фун­тов стерлингов.

Недав­но при­ня­тый Закон об эко­но­ми­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях (про­зрач­ность и пра­во­при­ме­не­ние) 2022 года направ­лен на реше­ние послед­них двух из них, но остав­ля­ет нетро­ну­ты­ми пер­вые три. Одна­ко в отче­те утвер­жда­ет­ся, что «пер­вые три про­бле­мы оста­ют­ся и пред­став­ля­ют угро­зу для буду­ще­го исполь­зо­ва­ния UWO про­тив кор­рум­пи­ро­ван­ных дей­ству­ю­щих чиновников».

Том Мейн ска­зал: «Мы счи­та­ем, что клю­чом к успеш­но­му исхо­ду дела NCA про­тив Гаджи­е­вой и отсут­ствию успе­ха в деле NCA про­тив Бей­ке­ра явля­ет­ся тот факт, что на момент выда­чи при­ка­за Джа­хан­гир Гаджи­ев нахо­дил­ся в тюрь­ме в Азер­бай­джане и не имел под­держ­ки со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства стра­ны. вла­сти, а Дари­га Назар­ба­е­ва, дочь тогдаш­не­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на, сохра­ни­ла рас­по­ло­же­ние на родине. Таким обра­зом, суще­ству­ет веро­ят­ность того, что UWO вме­сто про­ти­во­дей­ствия клеп­то­кра­тии могут ее уси­лить. Необ­хо­ди­мо при­ло­жить допол­ни­тель­ные уси­лия, что­бы луч­ше бороть­ся с теми, кто оста­ет­ся у вла­сти, а не толь­ко с «бежав­ши­ми и поли­ти­че­ски мертвыми».

Про­фес­сор Хизер­шоу ска­зал: «Суще­ству­ет опас­ность того, что UWO ока­жут вли­я­ние толь­ко в самых чет­ких анти­кор­руп­ци­он­ных делах. Если не будет даль­ней­шей рефор­мы или ново­го юри­ди­че­ско­го пре­це­ден­та, что­бы уста­но­вить, что богат­ство, накоп­лен­ное таки­ми поли­ти­че­ски­ми сред­ства­ми, на самом деле не явля­ет­ся «закон­но полу­чен­ным», то UWO оста­нут­ся сла­бым инстру­мен­том про­тив клептократии».

В отче­те гово­рит­ся, что в деле NCA про­тив Бей­ке­ра NCA «уде­ля­ло мало вни­ма­ния кор­руп­ци­он­ным осно­вам» Казах­ста­на, где Назар­ба­ев «поз­во­лил чле­нам этой семьи нако­пить мил­ли­ар­ды дол­ла­ров при непро­зрач­ных и сомни­тель­ных обсто­я­тель­ствах». Дело NCA потер­пе­ло неуда­чу, посколь­ку оно попы­та­лось свя­зать иму­ще­ство с быв­шим мужем-пре­ступ­ни­ком Дари­ги Назар­ба­е­вой, Раха­том Али­е­вым, даже после того, как выяс­ни­лось, что бене­фи­ци­ар­ны­ми вла­дель­ца­ми иму­ще­ства были Дари­га Назар­ба­е­ва и Нура­ли Алиев. 

Одна­ко, несмот­ря на то, что неко­то­рые части дела NCA оши­боч­ны, его цен­траль­ный прин­цип — что меж­ду богат­ством Дари­ги и Раха­та мало раз­ли­чий — в основ­ном верен, осно­вы­ва­ясь на дру­гой обще­до­ступ­ной инфор­ма­ции и даль­ней­ших исследованиях.

Одним из объ­ек­тов, пер­во­на­чаль­но под­па­дав­ших под дей­ствие UWO, была ули­ца Ден­вуд-роуд, 32, Хай­гейт. Куп­лен 2 апре­ля 2008 года за 9,3 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов. По сло­вам Миш­ко­на, соб­ствен­ность нахо­ди­лась в дове­ри­тель­ном управ­ле­нии Нура­ли для его мате­ри через ком­па­нию под назва­ни­ем Twingold Holding Ltd, кото­рая, в свою оче­редь, при­над­ле­жа­ла Дари­ге, Нура­ли и ком­па­нии под назва­ни­ем Sagitta Business Corp. Поз­же соб­ствен­ность была пере­да­на част­но­му панам­ско­му вла­дель­цу. фон­да Villa Magna, в кото­ром нахо­ди­лось иму­ще­ство Дари­ги Назар­ба­е­вой. Фран­цуз­ский юрист был пер­во­на­чаль­ным пре­зи­ден­том фон­да, но в 2015 году его заме­нил Энд­рю Бей­кер, бри­тан­ский адво­кат из Лих­тен­штей­на. Дом был выстав­лен на про­да­жу в мар­те 2021 года за 9,5 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов, поз­же сто­и­мость сни­зи­лась до чуть менее 9 мил­ли­о­нов фун­тов стерлингов.

Дру­гой объ­ект недви­жи­мо­сти, 33 Bishops Avenue, был куп­лен 20 мая 2008 года за 39,5 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов. Преды­ду­щий вла­де­лец, Хос­сейн Ган­де­ха­ри, купил его в июле 2002 года все­го за 4,21 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов, то есть почти в десять раз дешев­ле. Ган­де­ха­ри, иран­ский инве­стор, явля­ет­ся сыном Хурие Пера­мам, дело­вой жен­щи­ны родом из Казах­ста­на, у кото­рой так­же есть дом на той же доро­ге, кото­рый она купи­ла за 50 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов в 2008 году. Нура­ли купил дом через офшор­ную ком­па­нию Riviera Alliance. Inc, кото­рая пол­но­стью при­над­ле­жа­ла ком­па­нии Нура­ли Greatex Trade and Invest Corp. В мар­те 2013 года Greatex Нура­ли пере­да­ла свои акции в Riviera част­но­му фон­ду Manrick, заре­ги­стри­ро­ван­но­му на Кюра­сао, и пра­во соб­ствен­но­сти на недви­жи­мость было пере­да­но от Riviera к Manrick.

Ори­ги­наль­ный источ­ник: University of Exeter
Дата: 29 мар­та 2022 г.

архивные статьи по теме

Великобритания наконец-то серьезно относится к борьбе с грязными деньгами?

Editor

В Лондоне обсудили, как бороться с коррупцией в Казахстане

Editor

КАЗАХСКИЙ ТРАНЗИТ ОПЕРАЦИЯ “ПРЕЕМНИК”. ЧАСТЬ 2

Editor