17 C
Астана
19 мая, 2024
Image default

Как газета с судисполнителями судилась

Сего­дня в сте­нах Меде­уско­го рай­су­да горо­да Алма­ты слу­ша­лось не совсем орди­нар­ное дело: ответ­чи­ка­ми по нему высту­па­ли слу­жи­те­ли казах­стан­ской Феми­ды, а точ­нее, судис­пол­ни­те­ли, а ист­цом – газе­та «Голос республики».

Автор: Вла­ди­мир РАДИОНОВ

Фото: Ста­ни­слав КЛИМАНОВ

Жур­на­ли­сты реши­ли при­звать к отве­ту трех госу­дар­ствен­ных судеб­ных испол­ни­те­лей: Галы­ма Изма­ган­бе­то­ва (сего­дня он тако­вым уже не явля­ет­ся, пото­му что уво­лил­ся), Меде­та Баки­ро­ва и Бакыт­жа­на Жамалбекова.

Сутью иска были дей­ствия выше­озна­чен­ных гос­слу­жа­щих, имев­ших место 28 нояб­ря 2012 года. Напом­ним, тогда начи­на­лось бес­пре­це­дент­ное дело по иску про­ку­ро­ра Алма­ты к еди­но­му СМИ «Рес­пуб­ли­ка», и судис­пол­ни­те­ли яви­лись в редак­цию газе­ты «Голос рес­пуб­ли­ки», что­бы вру­чить руко­вод­ству уве­дом­ле­ние об испол­не­нии испол­ни­тель­но­го доку­мен­та о запре­те выпус­кать дан­ное СМИ.

Как про­ис­хо­ди­ло вру­че­ние уве­дом­ле­ния, мы чита­те­лям уже рас­ска­зы­ва­ли — с сило­вы­ми дей­стви­я­ми, неза­кон­ным обыс­ком и даже нане­се­ни­ем вре­да здо­ро­вью сотруд­ни­кам редакции.

- Мы тре­бу­ем при­знать дей­ствия судеб­ных испол­ни­те­лей неза­кон­ны­ми и необос­но­ван­ны­ми, более того, мы рас­це­ни­ва­ем их как пре­ступ­ные, — озву­чи­ла суть жало­бы пред­ста­ви­тель газе­ты Зуль­фия Нау­мо­ва. — Они вели себя не как гос­слу­жа­щие, кото­рые долж­ны были пред­ста­вить­ся и предъ­явить доку­мен­ты на про­ве­де­ние тех или иных дей­ствий, а ворва­лись силой и устро­и­ли фор­мен­ный обыск, на что не име­ли пол­но­мо­чий. Поэто­му мы тре­бу­ем выне­сти в их отно­ше­нии част­ное постановление.

Чуть поз­же в кулу­а­рах суда г‑жа Нау­мо­ва пояс­ни­ла, что если суд удо­вле­тво­рит жало­бу и выне­сет опре­де­ле­ние, то в отно­ше­нии судис­пол­ни­те­лей долж­ны будут быть при­ме­не­ны меры дис­ци­пли­нар­но­го харак­те­ра, какие имен­но — на усмот­ре­ние руко­вод­ства департамента.

Ответ­чи­ки в суд яви­лись толь­ко со вто­ро­го раза — пер­вое засе­да­ние назна­ча­лось на 23 янва­ря, но было пере­не­се­но в свя­зи с отсут­стви­ем гос­под испол­ни­те­лей. Посколь­ку г‑н Изма­ган­бе­тов сей­час уво­лен, его инте­ре­сы вызвал­ся пред­став­лять дру­гой сотруд­ник депар­та­мен­та. Но так как дове­рен­ность ему выпи­сал не сам Изма­ган­бе­тов, а руко­вод­ство депар­та­мен­та, пред­се­да­тель­ство­вав­ший Мади Кошик­ба­ев отка­зал­ся при­зна­вать его участ­ни­ком про­цес­са, оста­вив в зале в роли «зри­те­ля». Одна­ко зри­те­лем он был отнюдь не пас­сив­ным — посто­ян­но под­ска­зы­вал ответ­чи­кам Жамал­бе­ко­ву и Баки­ро­ву, как отве­чать на тот или иной вопрос, и в ито­ге нарвал­ся на заме­ча­ние судьи.

Кста­ти ска­зать, не ста­ла пред­ста­ви­те­лем в суде и заме­сти­тель дирек­то­ра ТОО «Information Ю» Гузяль Бай­да­ли­но­ва (ТОО в нояб­ре 2012 года явля­лось изда­те­лем газе­ты «Голос рес­пуб­ли­ки: калей­до­скоп собы­тий неде­ли»), хотя она была непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком собы­тий и даже «потер­пев­шей сто­ро­ной» — в ходе сило­вой акции ей были нане­се­ны телес­ные повреждения.

Но посколь­ку дело рас­смат­ри­ва­лось как граж­дан­ское, в кото­ром потер­пев­ших быть не может, и, учи­ты­вая, что иск был подан от глав­но­го редак­то­ра газе­ты Татья­ны Тру­ба­че­вой, судья Кошик­ба­ев счел, что г‑жа Бай­да­ли­но­ва может участ­во­вать в про­цес­се толь­ко как свидетель.

В обос­но­ва­ние того, что про­ис­хо­ди­ло 28 нояб­ря, суду была предо­став­ле­на видео­за­пись, из кото­рой всем при­сут­ству­ю­щим ста­ло вид­но, что из все­го сон­ма при­быв­ших тогда к офи­су редак­ции людей в фор­ме и штат­ском пол­но­мо­чи­я­ми рас­по­ла­гал лишь Галым Изма­ган­бе­тов — толь­ко он предъ­явил свое слу­жеб­ное удо­сто­ве­ре­ние, вру­чил г‑же Бай­да­ли­но­вой уве­дом­ле­ние о запре­те рас­про­стра­не­ния «Голо­са рес­пуб­ли­ки» и потре­бо­вал про­пу­стить его в офис.

Осмот­рев поме­ще­ние редак­ции, он попро­сил открыть ему вход­ную дверь. Когда дверь была откры­та, он забло­ки­ро­вал ее, и в двер­ной про­ем ворва­лось еще несколь­ко чело­век, явно дежу­рив­ших в кори­до­ре. Кто были эти люди, каков был их пра­во­вой ста­тус, на тот момент оста­ва­лось непонятным.

Есте­ствен­но, г‑жа Бай­да­ли­но­ва и дру­гие сотруд­ни­ки редак­ции пыта­лись вос­пре­пят­ство­вать их про­ник­но­ве­нию, но силы были явно нерав­ны. Ворвав­ши­е­ся их отки­ну­ли в сто­ро­ну и, раз­бе­жав­шись по поме­ще­нию, учи­ни­ли фор­мен­ный обыск, пол­но­мо­чий на кото­рый не име­ли ника­ких. Резуль­та­том их дей­ствий, заме­тим к сло­ву, ста­ло изъ­я­тие деся­ти экзем­пля­ров газе­ты «Голос рес­пуб­ли­ки», дати­ро­ван­ной 23 ноября.

В крас­ках обри­со­ва­ла эти собы­тия и допро­шен­ная в каче­стве сви­де­те­ля Гузяль Байдалинова.

- Попро­си г‑н Изма­ган­бе­тов у меня эти экзем­пля­ры изна­чаль­но, я отда­ла бы ему их по пер­во­му тре­бо­ва­нию. Зачем нуж­но было судис­пол­ни­те­лям демон­стри­ро­вать сило­вое пре­вос­ход­ство перед работ­ни­ка­ми редак­ции — хруп­ки­ми жен­щи­на­ми — так и оста­лось непо­нят­ным. Что они пыта­лись най­ти в редак­ции, я тоже не поняла.

Ответ­чик Бакыт­жан Жамал­бе­ков в суде нари­со­вал совсем дру­гую кар­ти­ну про­ис­хо­див­ше­го, гово­ря о сво­их дей­стви­ях как о закон­ных и обос­но­ван­ных. То, что внутрь редак­ции изна­чаль­но был допу­щен толь­ко его кол­ле­га Изма­ган­бе­тов, он назвал «резуль­та­том тор­га», кото­рый с ними вели Гузяль Бай­да­ли­но­ва и юри­ди­че­ский пред­ста­ви­тель «Голо­са рес­пуб­ли­ки» Сер­гей Уткин.

А про­ник­но­ве­ние в офис сило­вым мето­дом он объ­яс­нил тем, что сотруд­ни­ки пре­пят­ство­ва­ли про­ве­де­нию закон­ных дей­ствий. При этом он никак не отре­а­ги­ро­вал на репли­ку адво­ка­та Нау­мо­вой: «Если это и име­ло место, закон­ным был бы вызов поли­ции, но не сило­вая акция людей, кото­рые даже не пред­ста­ви­лись, что они тоже судисполнители».

Так­же в суде шел спор и по про­цес­су­аль­ным неувяз­кам. Дело в том, что поста­нов­ле­ние, по кото­ро­му дей­ство­ва­ли судис­пол­ни­те­ли, было дати­ро­ва­но, как ста­ло извест­но в ходе изу­че­ния предо­став­лен­ных в суд доку­мен­тов, 30 нояб­ря (дей­ствия, напом­ним, про­ис­хо­ди­ли 28 ноября).

Но Бакыт­жан Жамал­бе­ков, поче­му-то дер­жав­ший ответ за всех (его кол­ле­га Баки­ров толь­ко соглас­но кивал голо­вой, когда к нему обра­ща­лись), вел речь о каком-то доку­мен­те от 21 нояб­ря и даже пообе­щал его предо­ста­вить суду. Поче­му это­го не было сде­ла­но изна­чаль­но, так­же оста­лось непо­нят­ным. И, заме­тим, суду этот доку­мент пока так и не был представлен!

Пора­зил сво­им пове­де­ни­ем и помощ­ник про­ку­ро­ра Меде­уско­го рай­о­на Мак­сат Кенес. Сна­ча­ла он вку­пе с ответ­чи­ка­ми высту­пил про­тив фото­съем­ки, но моти­ви­ро­вать свой про­тест вра­зу­ми­тель­но так и не смог, в свя­зи с чем судья Мади Кошик­ба­ев счел дово­ды неубе­ди­тель­ны­ми. Когда же подо­шла его оче­редь высту­пить с заклю­че­ни­ем, он потре­бо­вал сут­ки на под­го­тов­ку сво­е­го выступ­ле­ния. Судья не пошел у него на пово­ду и объ­явил пере­рыв в засе­да­нии все­го на 10 минут.

Выступ­ле­ние про­ку­ро­ра не бли­ста­ло ори­ги­наль­но­стью и глу­би­ной мыс­ли: «Про­шу суд в удо­вле­тво­ре­нии жало­бы отка­зать в свя­зи с тем, что судис­пол­ни­те­ли дей­ство­ва­ли по опре­де­ле­нию суда от 21 нояб­ря 2012 года об изъ­я­тии газет, кото­рые в нем ука­за­ны». О харак­те­ре этих дей­ствий пред­ста­ви­тель ока госу­да­ре­ва не ска­зал ни слова.

В пре­ни­ях сто­рон Зуль­фия Нау­мо­ва наста­и­ва­ла на удо­вле­тво­ре­нии жало­бы, ответ­чи­ки — на откло­не­нии. Судья Мади Кошик­ба­ев решил с выне­се­ни­ем реше­ния не торо­пить­ся — точ­ка в деле будет постав­ле­на 28 января.

архивные статьи по теме

То ли на паперть, то ли к акимату Уральска

Член Семьи арестован за «Арканкерген»?!

Пикетчиков у СИЗО ДКНБ все больше