16 C
Астана
19 июня, 2021
Image default

Груздем назвался – лезь в кузов

При долж­ном уровне кон­ку­рен­ции и сво­бод­ном дви­же­нии това­ров инфля­цию в Казах­стане мож­но сни­зить как мини­мум в два раза, заявил гла­ва Нац­бан­ка теле­ка­на­лу КТК. При­чем сослал­ся Гри­го­рий Мар­чен­ко на то, что рост цен носит немо­не­тар­ный харак­тер. Одна­ко быв­ший его кол­ле­га по пра­ви­тель­ству Ораз Жан­до­сов, похо­же, счи­та­ет, что глав­ный банк в борь­бе с инфля­ци­он­ным неду­гом не про­яв­ля­ет долж­ной активности. 

Автор: Сер­гей ЗЕЛЕПУХИН

Что­бы не ока­зать­ся обви­нен­ны­ми г‑ном Мар­чен­ко в непра­виль­ной пере­да­че его слов, при­ве­дем отдель­ные выдерж­ки из его интер­вью кана­лу КТК. «В Казах­стане послед­ние десять лет уро­вень инфля­ции при­бли­зи­тель­но один и тот же — 7,3—7,4% годо­вых… Если бы у нас была пол­но­цен­ная кон­ку­рен­ция на всех сег­мен­тах рын­ка, а с дру­гой сто­ро­ны — сво­бод­ное дви­же­ние това­ров, у нас была бы инфля­ция при­бли­зи­тель­но такая же, как в стра­нах Восточ­ной Евро­пы, — 3—4% годо­вых», — заявил глав­ный банкир.

А вот та часть его интер­вью, где он гово­рит о том, что инфля­ция в Казах­стане вызва­на немо­не­тар­ны­ми фак­то­ра­ми: «Наш ана­лиз пол­но­стью под­твер­жда­ет, что ника­ких моне­тар­ных фак­то­ров нет… Тут струк­тур­ные про­бле­мы, то есть мы пока не можем обес­пе­чить долж­ный уро­вень кон­ку­рен­ции и сво­бод­но­го дви­же­ния това­ров через гра­ни­цу и внут­ри Казах­ста­на. Когда мы это сде­ла­ем, тогда у нас уро­вень инфля­ции реаль­но может сни­зить­ся вдвое и больше».

Конеч­но, труд­но спо­рить с оче­вид­ным: к при­ме­ру, с тем, что зна­чи­тель­ный вклад в рост цен вно­сит доми­ни­ру­ю­щее поло­же­ние отдель­ных ком­па­ний на казах­стан­ском рын­ке, побо­ры на гра­ни­це и на местах, тем более в усло­ви­ях высо­ких миро­вых цен на сырье и про­до­воль­ствие. Беда вся в том, что о немо­не­тар­ных фак­то­рах инфля­ции Гри­го­рий Мар­чен­ко гово­рит не пер­вый раз и не пер­вый год, но ситу­а­ция к луч­ше­му не меняется.

Про­ком­мен­ти­ро­вать поли­ти­ку Нац­бан­ка мы попро­си­ли дирек­то­ра цен­тра эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за «Ракурс» Ора­за Жандосова.

- Ораз Али­е­вич, насколь­ко про­во­ди­мая денеж­но-кре­дит­ная и валют­ная поли­ти­ка Нац­бан­ка соот­вет­ству­ют инте­ре­сам эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти с точ­ки зре­ния обес­пе­че­ния устой­чи­во­го эко­но­ми­че­ско­го роста?

- Обес­пе­че­ние устой­чи­во­го эко­но­ми­че­ско­го роста — зада­ча слож­ная и зави­сит от мно­гих фак­то­ров, в том чис­ле от мак­ро­эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки, а денеж­но-кре­дит­ная и валют­ная поли­ти­ка — толь­ко ее части. Зада­ча пер­вой — сни­зить инфля­цию, вто­рой — обес­пе­чить обмен­ный курс, что­бы он не был слиш­ком высо­ким. Решать эти зада­чи мож­но раз­ны­ми спо­со­ба­ми. И, в прин­ци­пе, если эти цели дости­га­ют­ся, то это­го вкла­да Нац­бан­ка, мне кажет­ся, доста­точ­но в дости­же­нии дол­го­сроч­но­го устой­чи­во­го роста.

Нац­банк, конеч­но, прав, когда гово­рит, что мно­гие фак­то­ры инфля­ции носят немо­не­тар­ный харак­тер. Но при этом все­гда усколь­за­ет факт, что обес­пе­че­ние низ­ких цен — это его пря­мая ответ­ствен­ность. Поэто­му ему нуж­но быть более агрес­сив­ным для того, что­бы актив­но лоб­би­ро­вать шаги, кото­рые необ­хо­ди­мо пред­при­нять каб­ми­ну для сни­же­ния инфляции.

Сей­час, пока все хоро­шо, сло­вес­ная рито­ри­ка Нац­бан­ка про­хо­дит, но если слу­чит­ся что-то не­ожиданное и цены на нефть пой­дут вниз, как он будет реа­ги­ро­вать? У меня нет уве­рен­но­сти, посколь­ку соот­вет­ствия слов с делом нет, и это плохо.

- Как Вы оце­ни­ва­е­те дей­ству­ю­щую кон­цеп­цию Нац­фон­да и про­зрач­ность исполь­зо­ва­ния его средств?

- По Наци­о­наль­но­му фон­ду, понят­но, есть вопро­сы по транс­па­рент­но­сти. Но там есть и более содер­жа­тель­ные про­бле­мы. По ста­би­ли­за­ци­он­ной части, напри­мер, кото­рую сей­час они (пра­ви­тель­ствен­ные чинов­ни­ки — авт.) не выде­ля­ют. Кри­зис пока­зал, что они про­тя­ну­ли пол­го­да, преж­де чем исполь­зо­ва­ли эти день­ги целях ста­би­ли­за­ции — авт.).

Что каса­ет­ся нако­пи­тель­ной части, то и здесь есть вопро­сы: каких раз­ме­ров долж­на быть она, какую долю инве­сти­ро­вать в зару­беж­ные цен­ные бума­ги? Отве­тов на эти вопро­сы дей­ству­ю­щая кон­цеп­ция не дает. И, как ска­зал мне Келим­бе­тов (гла­ва Минэко­но­мраз­ви­тия — авт.), сей­час они (чинов­ни­киавт.) соби­ра­ют­ся рабо­тать над ее пересмотром.

Об угро­зах сотруд­ни­че­ства с Китаем

Заод­но мы попро­си­ли Ора­за Жан­до­со­ва назвать основ­ные плю­сы и мину­сы китай­ской экс­пан­сии в Казахстане.

- С одной сто­ро­ны, учи­ты­вая наше труд­ное гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние, нали­чие рядом с нами Китая — это огром­ный плюс, посколь­ку китай­ский рынок огром­ный для сбы­та и инве­сти­ций. С дру­гой — сей­час уже при­мер­но понят­на модель раз­ви­тия Китая и оче­вид­но, что китай­цев в отно­ше­ни­ях с таки­ми стра­на­ми, как Казах­стан и отдель­ные афри­кан­ские и лати­но­аме­ри­кан­ские госу­дар­ства, в первую оче­редь инте­ре­су­ет сырье. Все упи­ра­ет­ся в нас: на каких усло­ви­ях допус­кать, в какие сек­то­ра и какие долж­ны быть лими­ты, и так далее. В этом смыс­ле, если мы при­дер­жи­ва­ем­ся кон­цеп­ции откры­той эко­но­ми­ки, мы не можем поз­во­лить себе не иметь эко­но­ми­че­ских свя­зей с Кита­ем. Но это нуж­но делать так, что­бы они были вза­и­мо­вы­год­ны­ми. Поэто­му, оце­ни­вая сотруд­ни­че­ство с Кита­ем в целом как пози­тив­ное, я бы тому, как это дела­ет­ся сего­дня, поста­вил тройку.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №20 (196) от 3 июня 2011 года

Taken from:
Груз­дем назвал­ся – лезь в кузов

архивные статьи по теме

Все против всех

Шла Саша по шоссе

Нефтяники объявили голодовку