-28 C
Астана
26 ноября, 2022
Image default

ГАЗЕТА — «Мама, не открывай, нас убьют бандиты!»

31 октяб­ря был задер­жан Аскар Мол­да­шев, стар­ший брат изда­те­ля «Голо­са рес­пуб­ли­ки» Дани­я­ра Мол­да­ше­ва. Юри­сты гово­рят, что это задер­жа­ние мож­но счи­тать похи­ще­ни­ем, так как про­то­кол был состав­лен не через три часа (как поло­же­но по зако­ну), а почти через два­дцать (!) часов. Все это «неза­про­то­ко­ли­ро­ван­ное» вре­мя его насиль­но удер­жи­ва­ли в ДВД Алма­ты (не доб­ро­воль­но же он там сидел!), а сотруд­ни­ки КНБ скло­ня­ли его к сотруд­ни­че­ству. Попро­сту гово­ря, тре­бо­ва­ли сту­чать на жур­на­ли­стов «Рес­пуб­ли­ки».

 

Автор: Татья­на ТРУБАЧЕВА

 

Мы попро­си­ли супру­гу Аска­ра Татья­ну Мол­да­ше­ву рас­ска­зать, каким она запом­ни­ла день задер­жа­ния, как в их квар­ти­ре про­ис­хо­дил обыск и что пред­ше­ство­ва­ло всем этим событиям.

«За нами ста­ли следить»

- Татья­на, рас­ска­жи­те, что про­изо­шло 31 октября?

- Аскар утром пошел про­во­жать ребен­ка в шко­лу и не вер­нул­ся. Вышел в спор­тив­ном костю­ме, где-то в 8.10. Мирас, сын наш, ходит в шко­лу «Пре­стиж», она у нас пря­мо во дво­ре, рядыш­ком с домом.

- Муж каж­дый день водит сына в школу?

- Через день, через два, быва­ет, он сам ухо­дит — мы ему толь­ко руч­кой пома­шем. А тут вто­рой день про­во­жать ста­ли, пото­му что за нами ста­ли сле­дить. Кто-то в граж­дан­ке ходит за нами и за маши­ной ездит. Я виде­ла во дво­ре «хвост», пото­му что с ребен­ком гуляю во дво­ре и знаю всех сво­их. У нас двор неболь­шой, все как на ладо­ни, поэто­му чужой чело­век, кото­рый сто­ит в кустах и выгля­ды­ва­ет отту­да, подо­зре­ние вызывает.

В общем, я жду его, зав­трак готов­лю, а его все нет и нет. В 8.20—8.40 зво­ню, что­бы спро­сить: «Ты где?» Он труб­ку не берет. Потом смска при­шла: «Я выехал в город, у меня сроч­ная встре­ча. После обе­да поста­ра­юсь успеть ребен­ка забрать». Я еще уди­ви­лась, что на встре­чу в спор­тив­ном костю­ме поехал, но мало ли… Еще я уди­ви­лась, что смс при­слал, пото­му что мы смски друг дру­гу не писа­ли, перезванивались.

- А клю­чи от маши­ны он взял?

- Я толь­ко вече­ром дога­да­лась посмот­реть: в комо­де лежа­ла его бор­сет­ка, там клю­чи от маши­ны и от дома, доку­мен­ты на маши­ну. Я еще одеж­ду посмот­ре­ла: он ушел в домаш­ней май­ке «на встре­чу», тако­го рань­ше нико­гда не было.

- Вы обыч­но в кур­се дел супруга?

- Я осо­бо не сле­жу, где он и с кем. Напри­мер, он ска­зал, что уехал на встре­чу, я не сижу и не зво­ню через каж­дые пол­ча­са с вопро­са­ми, где ты и когда вер­нешь­ся. Но при­мер­но о его пере­дви­же­ни­ях знаю. Обыч­но он гово­рит: «Я при­еду вече­ром к ужи­ну — дождись меня». Или пре­ду­пре­жда­ет, что на обед приедет.

Бли­же к 11 мне позво­ни­ла его мама. Аскар с ней дол­жен был поехать в боль­ни­цу, где лежит его папа после опе­ра­ции. Мама гово­рит, что у Аска­ра теле­фон вклю­чен, но труб­ку он не берет. Ну, думаю, я сей­час тогда сама позво­ню — бес­по­лез­но, труб­ку не берет. Тогда в 11.08 я смс ски­ну­ла: «Зво­ни­ла мама насчет боль­ни­цы». И через пять минут мне при­хо­дит ответ «Я перезвоню».

Ну, он пунк­ту­аль­ный чело­век, а тем более мама когда про­сит… Но он не подъ­е­хал, и мама сама уеха­ла в боль­ни­цу. В тече­ние дня ему зво­ни­ла, теле­фон был вклю­чен, но труб­ку никто не брал. Тако­го нико­гда не было, и я поня­ла, что, ско­рее все­го, его арестовали.

- Поче­му Вы поду­ма­ли имен­но про арест? Не каж­дая жен­щи­на такое про сво­е­го мужа подумает.

- Пото­му что за нами сле­ди­ли. Если бы это­го не было, то такое подо­зре­ние у меня не закра­лось бы. И он мне отдал до это­го пись­мо. Ска­зал: если его аре­сту­ют, что­бы я пись­мо отда­ла жур­на­ли­стам. Я это пись­мо не чита­ла, что­бы не пере­жи­вать и не думать вся­кую ерун­ду. Мы сей­час ждем вто­ро­го ребен­ка, я уже на шестом меся­це, мне вол­но­вать­ся нельзя.

- Когда он Вам его отдал?

- 28 или 29 октяб­ря, бук­валь­но за пару дней до аре­ста, и оно лежа­ло у меня.

- В этом пись­ме Аскар напи­сал, что к нему домой 17 октяб­ря при­хо­ди­ли два сотруд­ни­ка КНБ. Вы их видели?

- Я их не виде­ла — я слы­ша­ла, что кто-то позво­нил в дверь, что был какой-то раз­го­вор. Но я в эти дела не лезу, а он мне не рас­ска­зал, кто это был.

- Аскар Вам рас­ска­зы­вал, что его про­си­ли доно­сить на жур­на­ли­стов «Рес­пуб­ли­ки»?

- Нет, не говорил.

Иска­ли нар­ко­ти­ки — изъ­яли ноутбуки

- Давай­те вер­нем­ся к собы­ти­ям 31 октяб­ря. Что еще в тот день произошло?

- Я ему еще три раза ски­ну­ла смс, послед­ний раз в 18.00: «Позво­ни мне, я хочу услы­шать тебя». Но никто уже не пере­зва­ни­вал и смски мне не ски­ды­вал. А бли­же к вось­ми вече­ра позво­ни­ла мама Аска­ра и ска­за­ла, что к ней домой при­шли с обыс­ком, сту­чат­ся. Спра­ши­ва­ла, что ей делать. Я ей ска­за­ла, что­бы зво­ни­ла сроч­но Дани­я­ру, две­ри без него нико­му не открывала.

При­мер­но через 15 минут посту­ча­ли ко мне в дверь. Гово­рят: «Открой­те, мы из поли­ции». Дверь я не ста­ла откры­вать, ска­за­ла, что я их боюсь. Они ста­ли дол­бить­ся, зво­нят в дверь, руч­ку дер­га­ют, гро­зят­ся дверь взло­мать, МЧС вызвать. А я одна с сыном, испу­ган­ная, мужа нет, ребе­нок в пани­ке кри­чит: «Мама, не откры­вай, нас убьют бандиты!»

Я в гла­зок посмот­ре­ла — толь­ко на пло­щад­ке шесть чело­век насчи­та­ла. Еще и вни­зу на лест­ни­це голо­вы вид­ны были. Толь­ко один чело­век был в фор­ме. Я зво­ню Дани­я­ру, а он гово­рит: «Таня, у мамы тоже обыск, и я дол­жен здесь нахо­дить­ся». А они все это вре­мя дол­бят­ся. Потом, как выяс­ни­лось, мама Аска­ра ска­за­ла: «Езжай к Тане, а я здесь сама справ­люсь, пото­му что сей­час ребе­нок испу­га­ет­ся силь­но». В ито­ге при­е­хал Дани­яр, с ними пого­во­рил, какие-то доку­мен­ты посмот­рел и ска­зал мне открыть.

- Вам ордер на обыск показали?

- Чело­век в фор­ме (я уже потом поня­ла, что это сле­до­ва­тель, а сам он не пред­ста­вил­ся) совал мне какую-то бумаж­ку и гово­рил, что­бы я ее под­пи­са­ла. Я спра­ши­ваю: «А где у вас ордер на обыск?» Он гово­рит: «Вот он и есть». Я гово­рю, что читать умею, что это ордер на задер­жа­ние мое­го мужа. Там было напи­са­но, что при аре­сте у него в кар­ма­нах яко­бы нашли какой-то поро­шок и таб­лет­ки. Я ска­за­ла, что эта бума­жеч­ка не дает им пра­ва обыс­ки­вать квар­ти­ру и что под­пи­сы­вать ее я не обя­за­на, пото­му что при аре­сте не при­сут­ство­ва­ла. Тогда сле­до­ва­тель (Мурат Косе­тов — авт.) выхва­тил эту бума­гу у меня из рук и убрал.

- Поня­тые сра­зу со сле­до­ва­те­лем пришли?

- Да, сто­я­ли три сомни­тель­ных чело­ве­ка в кеп­ках и капю­шо­нах. Гово­рят: «Мы тут рядом про­хо­ди­ли, и нас попро­си­ли быть поня­ты­ми». Я ска­за­ла, что этих людей не знаю и не пущу к себе в квар­ти­ру. Я при­ве­ла сосе­дей, что­бы они были понятыми.

- Как дол­го длил­ся обыск? И что искали?

- Ска­за­ли, что заве­де­но дело на Аска­ра по пово­ду най­ден­но­го порош­ко­об­раз­но­го веще­ства и что они хотят знать, есть ли дома какие-то неза­кон­ные веще­ства. Сни­мать все на каме­ру они ста­ли сра­зу, начи­ная с при­хо­жей. Обыс­ки­ва­ли все, выва­ли­ва­ли на пол, откры­ва­ли каж­дую кас­се­ту, зале­за­ли в каж­дый кар­ман, в дет­ские вещи. Все перерыли.

Был такой момент. Сле­до­ва­тель осмат­ри­вал место под дива­ном в нашей спальне. Там чемо­да­ны, в кото­рых запа­ко­ва­ны дет­ские вещи. Он воро­шил вещи и вдруг полез в кар­ман — и мы с сосед­кой-поня­той уви­де­ли у него в кар­мане пакет с порош­ком беже­во­го цве­та. Я ему: «У вас сей­час что-то из кар­ма­на выпа­дет». А он отве­ча­ет: «Нет-нет, это я достаю теле­фон». — «Зачем вам сей­час теле­фон, когда вы, стоя на колен­ках, ковы­ря­е­тесь в моих вещах?!» И он быст­ро затол­кал в кар­ман и пакет, и телефон.

Сам обыск длил­ся очень дол­го: нача­ли при­мер­но в поло­вине деся­то­го вече­ра, а закон­чи­ли где-то в три ночи. После нашей квар­ти­ры обыс­ки­ва­ли квар­ти­ру, где сей­час Дани­яр живет, потом еще пошли на сто­ян­ку маши­ну проверить.

- В квар­ти­рах и в машине что-то нашли?

- Нет, ниче­го порош­ко­об­раз­но­го они не нашли. Они изъ­яли наш семей­ный ноут­бук. Заста­ви­ли открыть сейф, где мы доку­мен­ты хра­ним, и там нашли ста­рень­кий теле­фон Nokia и паке­ты от сим-карт. Это все забра­ли. Еще забра­ли флеш­ку и диск, на кото­ром были фото­гра­фии наше­го ребен­ка. У Дани­я­ра изъ­яли ноут­бук его девушки.

- Они не объ­яс­ни­ли, как ноут­бу­ки свя­за­ны с «порош­ко­об­раз­ным веще­ством», кото­рое они искали?

- Так я и спро­си­ла: «При чем тут ноут­бук, теле­фон и все осталь­ное изъ­ятое?!» Они ска­за­ли: «А вдруг там какая-то информация?»

- А про­то­кол обыс­ка Вам дали на руки?

- Нет, хотя я про­си­ла. Но сле­до­ва­тель ска­зал, что они не пишут такие про­то­ко­лы в двух экзем­пля­рах. А на мою прось­бу сде­лать ксе­ро­ко­пию он отве­тил: «Где я вам в такое вре­мя буду ксе­рокс искать?»

«Я крик­ну­ла: «Аскар!» — и ему зало­ми­ли руки»

- Пер­во­го нояб­ря Аска­ра допра­ши­ва­ли в ДВД Алма­ты, и Вы туда езди­ли. Смог­ли уви­деть мужа?

- Мы туда езди­ли с Дани­я­ром. Он ска­зал, что Киси­ле­ва (адво­кат Аска­ра Мол­да­ше­ва) пошла к сле­до­ва­те­лю и в семь часов вече­ра она к Аска­ру зай­дет. Мы туда к семи подъ­е­ха­ли, сиде­ли в малень­ком заку­точ­ке, боль­ше нас нику­да не пустили.

Потом мы уви­де­ли Аска­ра. Я крик­ну­ла: «Аскар!» — а ему ста­ли руки зала­мы­вать, и он такой, не знаю даже, как опи­сать… Вот когда у чело­ве­ка обез­во­жи­ва­ние, он немнож­ко поте­рян­ный. Ока­за­лось, что ночью у него под­ско­чи­ло дав­ле­ние выше 190 (он гипер­то­ник), его отвез­ли в меди­цин­ский центр и дела­ли капель­ни­цу. Он лежал там почти полдня.

- Аскар что-нибудь гово­рил, его там били?

- Брат его спра­ши­вал: «Кто-нибудь бил?» Он гово­рит: «Нет, меня не били». Но он кри­чал, что ему нужен адво­кат, пото­му что к нему адво­ка­та боль­ше суток не пускали.

- Когда адво­кат вышла от Аска­ра, что она рассказала?

- Аскар ска­зал, что ниче­го у него в кар­ма­нах не было и все это под­ки­ну­то. Адво­кат ска­за­ла, что очень мно­го нару­ше­ний было во вре­мя аре­ста и обыс­ков, что невесть что тво­рит­ся и она будет писать жало­бу в прокуратуру.

- А кто его задерживал?

- Задер­жи­вал его этот же сле­до­ва­тель, кото­рый про­во­дил обыск у нас, как мне потом ска­за­ла адвокат.

- Вы сами как объ­яс­ня­е­те арест мужа? Свя­зы­ва­е­те это про­ис­ше­ствие с рабо­той Дани­я­ра, с «Рес­пуб­ли­кой»?

- Я уве­ре­на на сто про­цен­тов, что ему все под­ки­ну­ли, что­бы аре­сто­вать. А поче­му? Не знаю, мне он ниче­го не рассказывал.

«Сын спра­ши­ва­ет: «Когда папу­леч­ка придет?»

- Рас­ска­жи­те о Вашей семье, об Аска­ре. Как Вы познакомились?

- Аска­ру сей­час 43 года. Позна­ко­ми­лись мы на рабо­те. Он был дирек­то­ром обмен­ных пунк­тов, а я туда кас­си­ром при­шла рабо­тать. Я не рабо­таю с тех пор, как вме­сте с ним нача­ли жить — с 1998 года.

- Дру­зей у него много?

- Не ска­жу, что мно­го, с кем-то он рань­ше учил­ся, с кем-то рабо­тал. Выход­ные и празд­ни­ки он все­гда со мной и сыном.

- Сколь­ко лет ваше­му сыну? Как он учится?

- Сыну деся­тый год. Сей­час ждем вто­ро­го. Сын хоро­шо учит­ся, на «пяте­роч­ки». Папа все­гда с ним зани­ма­ет­ся. Осо­бен­но англий­ским и казах­ским. Ребе­нок для тре­тье­го клас­са хоро­шо зна­ет язы­ки. Папа его возит на таэквон­до. Сей­час ребе­нок спра­ши­ва­ет: «Где папу­леч­ка? Когда папу­леч­ка при­дет?» Я гово­рю, что ниче­го не могу пока объ­яс­нить. Сын спра­ши­ва­ет, слы­шал ведь про нар­ко­ти­ки: «А папа у нас же не нар­ко­ман?» Я гово­рю, что нет, не наркоман.

- А не мог­ло так полу­чить­ся, что Вы про­сто об этом не знали?

- Он даже не курил, у нас дома даже сига­рет нет. Он рас­ска­зы­вал, что в шко­ле пару раз затя­нул­ся, но ему не понра­ви­лось. И скрыть ниче­го не смог бы: я его близ­ко знаю боль­ше пят­на­дца­ти лет.

- Вы ска­за­ли, что Аскар гипер­то­ник. У него, когда он из дома выхо­дил, мог­ли быть с собой какие-то таблетки?

- Нет, он не носит с собой таб­ле­ток. Когда у него дав­ле­ние, он чай пьет. И в кар­ма­нах у него все­гда чисто­та, посмот­ри­те любой его костюм. У него нет при­выч­ки носить что-то в кар­ма­нах. Он все носит в сво­ей борсетке.

Источ­ник: Газе­та «Голос Рес­пуб­ли­ки» №42 (264) от 9 нояб­ря 2012 года

View article:
ГАЗЕТА — «Мама, не откры­вай, нас убьют бандиты!»

архивные статьи по теме

В плену пошлости, дерьма и черного пиара

ГАЗЕТА — Пропавших будут искать на русском кладбище?

Еще одна жертва «разжигания розни»