10 C
Астана
24 апреля, 2024
Image default

ГАЗЕТА — Владимир Козлов как знамя оппозиции

То, что Воло­дю Коз­ло­ва отда­ли на закла­ние, это уже понят­но всем. Он жерт­ва про­ти­во­сто­я­ния – и поли­ти­че­ско­го (власть про­тив оппо­зи­ции), и меж­лич­ност­но­го (Назар­ба­ев про­тив Абля­зо­ва). При­чем лич­ност­ное здесь настоль­ко пере­ме­ша­лось с поли­ти­че­ским, что раз­де­лить их уже не предо­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Да и потреб­но­сти в этом нет: про­цесс «моче­ния» одних дру­ги­ми стал неотъ­ем­ле­мой частью нашей жизни. 

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

Что же каса­ет­ся само­го Коз­ло­ва, то он в дан­ной ситу­а­ции уже пере­рос этот кон­фликт. Его жерт­вен­ность все боль­ше ухо­дит на вто­рой план, и он в силу сво­ей исклю­чи­тель­ной прин­ци­пи­аль­но­сти все боль­ше ста­но­вит­ся неким фла­гом оппозиции.

Постра­дать за идею готов не каждый

Сего­дня Вла­ди­мир Коз­лов — немой укор тем, кто любит кра­си­во пого­во­рить об анти­на­род­ном режи­ме, но когда дохо­дит до дела и нуж­но дока­зы­вать, что за сло­ва­ми долж­но быть еще что-то, тут же бро­са­ет­ся дого­ва­ри­вать­ся, а то и попро­сту сдаваться.

Вла­ди­мир демон­стри­ру­ет каче­ство, кото­ро­го так не хва­та­ет казах­стан­ской оппо­зи­ции, — спо­соб­но­сти постра­дать за идею. Из всех лиде­ров оппо­зи­ции пока толь­ко Жаки­я­нов про­де­мон­стри­ро­вал такое. Осталь­ные, как толь­ко появ­ля­лась воз­мож­ность полу­чить сво­бо­ду или воз­вра­ще­ние на долж­ность, тут же начи­на­ли пере­го­во­ры и нахо­ди­ли при­ем­ле­мые для себя усло­вия сда­чи. Кто-то воз­вра­щал­ся в лоно вла­сти, кто-то при­ни­мал ее усло­вия и пра­ви­ла игры, а кто-то даже дея­тель­но раскаивался.

Гово­рю это не в плане осуж­де­ния: тут Бог им судья. Но факт оста­ет­ся фак­том: «дер­жать сто­як» смог­ли немно­гие. Вла­ди­мир Коз­лов — один из них. Почет ему и ува­же­ние. Об осталь­ных, как гово­рит­ся, либо ниче­го, либо толь­ко хоро­шее: они для боль­шой поли­ти­ки, ско­рее все­го, уже покой­ни­ки. А мы здесь гово­рим имен­но о боль­шой поли­ти­ке — поли­ти­ке про­ти­во­сто­я­ния поли­ти­че­ско­му режи­му Назарбаева.

По слу­хам, след­ствие рас­по­ла­га­ет огром­ным коли­че­ством пока­за­ний про­тив Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва. Понят­но, что люди не по доб­рой воле его ого­во­ри­ли. Эти пока­за­ния выби­ва­лись с помо­щью угроз, обма­на, дав­ле­ния и пыток.

Сам Коз­лов этих людей не осуж­да­ет. В сво­ей оче­ред­ной ста­тье, напи­сан­ной на нарах, он пря­мо гово­рит: «Я далек от како­го-либо осуж­де­ния этих людей, пото­му что не пона­слыш­ке знаю и пони­маю их. У каж­до­го свои обсто­я­тель­ства, свой «боле­вой порог», и каж­дый дума­ет жить даль­ше с тем, что он сделал».

Да, кто-то про­дер­жал­ся несколь­ко меся­цев, а кому-то и неде­ли хва­ти­ло. Вла­ди­мир видит ситу­а­цию изнут­ри и пони­ма­ет, что кто-то под­пи­сал все, что потре­бо­ва­ли, кто-то лави­ро­вал, ста­рясь мини­ми­зи­ро­вать вред, нано­си­мый его неправ­дой, а кто-то и вовсе «ушел» с честью, пози­ци­о­ни­руя себя геро­ем. Все зави­се­ло от лич­ных качеств, сте­пе­ни прес­син­га, обще­ствен­но­го ста­ту­са, репу­та­ции. «Неви­нов­ные, — пишет Коз­лов, — обо­лгав­шие себя и дру­гих (так тре­бо­ва­ли сле­до­ва­те­ли), свободны».

Здесь я пол­но­стью соли­да­ри­зу­юсь с пози­ци­ей Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва — осуж­дать их нель­зя. Каж­дый из тех, кто вышел на сво­бо­ду по 65‑й ста­тье, сам дол­жен опре­де­лить и сте­пень сво­е­го нрав­ствен­но­го паде­ния, и сте­пень вины, и нака­за­ние для себя выбрать. Это их пра­во, но не наше.

Акор­да серьез­но боит­ся тако­го Козлова

Пред­сто­я­щий суд по боль­шо­му сче­ту уже не пред­став­ля­ет боль­шо­го инте­ре­са. Ясно, что при нали­чии уста­нов­ки «поса­дить» — это дело решен­ное. Все, что тре­бу­ет­ся от суда, — назна­чить срок заклю­че­ния, хотя, думаю, ТАМ уже и этот вопрос решен.

Этот про­цесс Акор­де нужен толь­ко для того, что­бы, опи­ра­ясь на реше­ние суда, при­дать леги­тим­ный харак­тер рас­пра­ве над «Алгой». Прав­да, что это меня­ет? На дру­гой день еди­но­мыш­лен­ни­ки Коз­ло­ва созда­дут дру­гую неза­ре­ги­стри­ро­ван­ную пар­тию «Алга‑2», или обще­ствен­ную орга­ни­за­цию «Ромаш­ка», или Клуб, ска­жем, люби­те­лей пива. Неваж­но, что это будет и как это будет назы­вать­ся. Важ­но, что люди, недо­воль­ные режи­мом Назар­ба­е­ва, оста­нут­ся и будут про­дол­жать ему оппонировать.

Да, реше­ние суда поз­во­лит фор­маль­но обви­нить Мух­та­ра Абля­зо­ва в под­рыв­ной дея­тель­но­сти. Но что с того? Собы­тия в Жана­о­зене и дея­тель­ность «Алги» абсо­лют­но не кор­ре­ли­ру­ют­ся. И неваж­но, что там при­ду­ма­ют сле­до­ва­те­ли и какое реше­ние выне­сет судья: для Абля­зо­ва и его коман­ды за гра­ни­цей это не будет иметь ника­ких послед­ствий. Кто же в Евро­пе все­рьез отне­сет­ся к реше­нию казах­стан­ско­го суда?

Мне кажет­ся, что этот про­цесс в боль­шей сте­пе­ни будет поле­зен оппо­зи­ции, так как появит­ся воз­мож­ность в оче­ред­ной раз про­де­мон­стри­ро­вать анга­жи­ро­ван­ность и неспра­вед­ли­вость казах­стан­ско­го пра­во­су­дия, а так­же исполь­зо­вать суд в каче­стве три­бу­ны для обли­че­ния анти­на­род­ной сущ­но­сти поли­ти­че­ско­го режи­ма Назарбаева.

Уве­рен, это пони­ма­ют все, и в первую оче­редь сам Вла­ди­мир Коз­лов, кото­рый, насколь­ко я пони­маю, гото­вит­ся выпол­нить мис­сию обви­ни­те­ля пре­ступ­но­го режи­ма в ходе судеб­но­го про­цес­са. Думаю, это и в его интересах.

Чем гром­че он заявит о сво­ем несо­гла­сии с выдви­ну­тым обви­не­ни­ем, чем прин­ци­пи­аль­нее будет отста­и­вать свою поли­ти­че­скую пози­цию в части оцен­ки режи­ма Назар­ба­е­ва, тем боль­ше шан­сов у него вый­ти из тюрь­мы досроч­но. Имен­но тако­го Коз­ло­ва боят­ся в Акор­де. И имен­но такой Коз­лов будет для вла­сти серьез­ной голов­ной болью в тече­ние все­го сро­ка заключения.

Поса­дить Коз­ло­ва — оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка — это совсем не то же самое, что поса­дить госчи­нов­ни­ка Джа­ки­ше­ва. Тут гаран­ти­ро­ва­ны очень серьез­ные про­бле­мы. И это Назар­ба­ев пой­мет уже на дру­гой день после обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра. В этой ситу­а­ции самое луч­шее для Акор­ды — дого­во­рить­ся с Коз­ло­вым вести себя тихо, не касать­ся поли­ти­ки, а луч­ше вооб­ще «дея­тель­но раскаяться».

Убеж­ден, тако­го рода попыт­ки уго­во­рить уже пред­при­ни­ма­лись, навер­ня­ка пред­ла­га­ли сдел­ку: эда­кое джентль­мен­ское согла­ше­ние — он согла­ша­ет­ся на 65‑ю ста­тью или на худой конец ведет себя на про­цес­се лояль­но по отно­ше­нию к вла­сти, а ему за это обе­ща­ют ско­стить срок.

Для вла­сти такая сдел­ка — побе­да. Вла­ди­мир Коз­лов ока­зы­ва­ет­ся за решет­кой (все рав­но обма­нут), но при этом вла­сти дис­кре­ди­ти­ру­ют его в обще­ствен­ном мне­нии. Для них очень важ­но сло­мать его, деге­ро­изи­ро­вать в гла­зах про­тестно настро­ен­ной части обще­ства. В про­тив­ном слу­чае Коз­лов, нахо­дясь за решет­кой, пре­вра­ща­ет­ся в сим­вол поли­ти­че­ской стой­ко­сти и прин­ци­пи­аль­но­сти, а это мощ­ный импульс для всех, кто сего­дня недо­во­лен вла­стью Назарбаева.

Обще­ству нужен человек-флаг

Обще­ству, оппо­зи­ции, моло­де­жи нужен при­мер для под­ра­жа­ния, нужен чело­век-флаг. По боль­шо­му сче­ту это тот самый недо­ста­ю­щий ком­по­нент, кото­ро­го так не хва­та­ет оппо­зи­ци­он­но­му дви­же­нию. К сожа­ле­нию, Ата­ба­ев и Мамай не суме­ли стать тако­вы­ми, хотя и мог­ли. Теперь, как это ни цинич­но зву­чит, надеж­да на Володю.

Кто-то ска­жет, что рас­суж­дать так — цинич­но и жесто­ко. Воз­мож­но. С точ­ки зре­ния лежа­щих на диване и смот­ря­щих на мир через экран теле­ви­зо­ра это дей­стви­тель­но так. Но что делать, если поли­ти­ка на самом деле очень цинич­ная и жесто­кая шту­ка. Не зря гово­рят — гряз­ное это дело. Види­мо, поэто­му поли­ти­ка про­ти­во­по­ка­за­на тем, кто не готов жерт­во­вать собой во имя поли­ти­че­ских целей, кто мягок телом и слаб духом.

Поэто­му давай­те оста­вим это небла­го­дар­ное, но, по сути, очень бла­го­род­ное дело тем, кто может стать выше сво­е­го бла­го­по­лу­чия, кто готов постра­дать во имя иде­а­лов, в кото­рые верит и кото­рым слу­жит. А циниз­ма здесь не может быть уже пото­му, что этих людей в оппо­зи­цию никто за руку не тянул. Они сами сде­ла­ли выбор, пре­крас­но пони­мая, чем это гро­зит. Они отлич­но зна­ли, что наста­нет час испы­та­ний, когда при­дет­ся делом под­твер­ждать свои сло­ва, свои лозун­ги и при­зы­вы. И вот он настал — час про­вер­ки на проч­ность, на вшивость.

Вопрос в том, как в этой ситу­а­ции дол­жен вести себя лидер, за кото­рым пошли люди, ему пове­рив­шие? Понят­но, выбор у него неве­лик — либо спа­сать свое бла­го­по­лу­чие, свою сво­бо­ду, теряя в гла­зах людей, либо оста­вать­ся вер­ным тому, что про­по­ве­до­вал, к чему при­зы­вал, но обре­кая себя на нево­лю и стра­да­ния. Тре­тье­го не дано. И при­хо­дит­ся выби­рать меж­ду сво­бо­дой или поли­ти­че­ской смер­тью, пото­му что вся­кий ком­про­мисс, вся­кое жела­ние схит­рить — это демон­стра­ция сла­бо­сти духа и в кон­це кон­цов пре­да­тель­ство принципов.

Нуж­но ли объ­яс­нять, что как нель­зя быть чуть-чуть бере­мен­ным, точ­но так же нель­зя и чуть-чуть рас­ка­ять­ся. Тут либо — либо. А как оста­вать­ся лиде­ром, как вести за собой людей, если все виде­ли, что ты допу­стил сла­бость, про­гнул­ся, встал на одно коле­но? Для поли­ти­ка, пре­тен­ду­ю­ще­го на лидер­ство, это очень прин­ци­пи­аль­ный момент.

В этом плане, счи­таю, Вла­ди­мир Коз­лов посту­па­ет как насто­я­щий муж­чи­на, как прин­ци­пи­аль­ный и после­до­ва­тель­ный поли­тик. Его пози­ция достой­на ува­же­ния и под­ра­жа­ния. Я гор­жусь тем, что был зна­ком с этим сме­лым чело­ве­ком, и очень сожа­лею, что не был чле­ном его «ОПГ».

По слу­хам, но авторитетно

Понят­но, что на выне­се­ние оправ­да­тель­но­го при­го­во­ра Коз­ло­ву вла­сти Казах­ста­на не пой­дут ни за какие ков­риж­ки. Для тех же «яст­ре­бов» из Акор­ды это срод­ни при­зна­нию сво­е­го пора­же­ния с соот­вет­ству­ю­щей утра­той цело­го ряда с тру­дом заво­е­ван­ных пози­ций на поли­ти­че­ском олим­пе стра­ны. Поэто­му в кулу­а­рах власт­но­го олим­па яко­бы нача­ла обсуж­дать­ся дру­гая вер­сия собы­тий: мол, реше­ние суда будет обви­ни­тель­ным, но нака­жут его не лише­ни­ем сво­бо­ды сро­ком на 10—12 лет, а… депортацией.

Штри­хи к портрету

Судя по посту­па­ю­щей в редак­цию инфор­ма­ции, в том чис­ле от наших источ­ни­ков в сило­вых орга­нах, Вла­ди­мир Коз­лов оста­ет­ся при сво­ем мне­нии и кате­го­ри­че­ски не жела­ет идти на ком­про­мис­сы с вла­стя­ми, как это уже сде­ла­ли неко­то­рые дру­гие «при­част­ные» к жана­о­зен­ским собы­ти­ям обще­ствен­ные дея­те­ли. За жест­кость пози­ции отдель­ные оби­та­те­ли кори­до­ров вла­сти в Астане даже про­зва­ли его «Желез­ным Феликсом».

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №28 (250) от 3 авгу­ста 2012 года

See the original post:
ГАЗЕТА — Вла­ди­мир Коз­лов как зна­мя оппозиции

архивные статьи по теме

Человек, права, закон – параллельные прямые

И дольше года длится день зэка Есергепова

Бастовали горняки шахты «Кировская»