29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

«Власти теряют контроль над ситуацией»

Пол­но­мас­штаб­ный поли­ти­че­ский кри­зис в Рос­сии наби­ра­ет обо­ро­ты. Более того, он уже при­об­рел необ­ра­ти­мый харак­тер. Неза­ви­си­мо от сце­на­ри­ев его даль­ней­ше­го раз­ви­тия, сохра­не­ние поли­ти­че­ской устой­чи­во­сти, а тем более воз­врат к докри­зис­но­му состо­я­нию обще­ства не пред­став­ля­ет­ся возможным.

 

Автор: Миха­ил ДМИТРИЕВ

 

К тако­му выво­ду при­шли спе­ци­а­ли­сты Цен­тра стра­те­ги­че­ских раз­ра­бо­ток, опуб­ли­ко­вав­шие доклад «Обще­ство и власть в усло­ви­ях поли­ти­че­ско­го кри­зи­са» (доклад под­го­тов­лен по зака­зу Коми­те­та граж­дан­ских ини­ци­а­тив). О резуль­та­тах The New Times рас­ска­зал пре­зи­дент ЦСР Миха­ил Дмит­ри­ев.

- Миха­ил Эго­но­вич, како­ва была цель ваше­го исследования?

- Понять, как изме­ни­лось состо­я­ние обще­ства за послед­ний год — с момен­та наше­го преды­ду­ще­го иссле­до­ва­ния (Доклад ЦСР «Поли­ти­че­ский кри­зис в Рос­сии и воз­мож­ные меха­низ­мы его раз­ви­тия». Март 2011 г). Для это­го потре­бо­ва­лась новая социо­ло­ги­че­ская инфор­ма­ция, кото­рую мы соби­ра­ли вплоть до сере­ди­ны мая. Мы отча­сти исполь­зо­ва­ли нашу тра­ди­ци­он­ную мето­до­ло­гию: в фокус-груп­пах, про­ве­ден­ных в 11 горо­дах, опра­ши­ва­ли людей об их поли­ти­че­ских настро­е­ни­ях, отно­ше­нии к веду­щим поли­ти­кам и пар­ти­ям. Но мы не огра­ни­чи­лись толь­ко этим: собра­ли дан­ные о доста­точ­но боль­шом коли­че­стве поли­ти­ков вто­ро­го эше­ло­на, кото­рые, может быть, пока неиз­вест­ны все­му рос­сий­ско­му насе­ле­нию. Напри­мер, о Лео­ни­де Вол­ко­ве из Ека­те­рин­бур­га, Оле­ге Нило­ве из Петер­бур­га, Вла­ди­ми­ре Егор­кине из Чер­но­го­лов­ки. У каж­до­го из них мы взя­ли корот­кий ролик с фраг­мен­та­ми их поли­ти­че­ских заяв­ле­ний. Роли­ки пока­зы­ва­лись в фокус-груп­пах, после чего мы выяс­ня­ли у людей впе­чат­ле­ния от про­смот­ра и про­во­ди­ли голо­со­ва­ние: кого из уви­ден­ных поли­ти­ков они бы пред­по­чли видеть в роли пре­зи­ден­та, губер­на­то­ра или лиде­ра поли­ти­че­ской партии.

 

Это поз­во­ли­ло нам сфор­му­ли­ро­вать отно­ше­ние насе­ле­ния не толь­ко к веду­щим поли­ти­кам феде­раль­но­го мас­шта­ба, но и к «ска­мей­ке запас­ных» — потен­ци­аль­ным лиде­рам, кото­рые еще не ста­ли узна­ва­е­мы­ми. Ну а что­бы кар­ти­на полу­чи­лась все­объ­ем­лю­щей, были так­же про­ве­де­ны глу­бин­ные интер­вью с участ­ни­ка­ми май­ских акций про­те­ста в Москве.

 

 

Дефи­цит доверия

- Каков же основ­ной резуль­тат исследования?

- Мы полу­чи­ли под­твер­жде­ние даль­ней­шей эро­зии под­держ­ки вла­стей: Пути­на, Мед­ве­де­ва и пар­тии «Еди­ная Рос­сия». Здесь мы рас­хо­дим­ся с офи­ци­аль­ны­ми социо­ло­ги­че­ски­ми цен­тра­ми, кото­рые ука­зы­ва­ют на рост рей­тин­гов дове­рия Пути­на, Мед­ве­де­ва и пар­тии «Еди­ная Рос­сия». В наших фокус-груп­пах мы это­го не видим. По срав­не­нию с раун­дом фокус-групп

годич­ной дав­но­сти (кото­рый при­мер­но сов­па­да­ет с преды­ду­щим пери­о­дом высо­ко­го уров­ня рей­тин­гов), сей­час у нас суще­ствен­но умень­ши­лось коли­че­ство моти­ви­ро­ван­ных сто­рон­ни­ков Пути­на, Мед­ве­де­ва и «Еди­ной Рос­сии». У пар­тии вла­сти их вооб­ще очень мало. А у Пути­на и Мед­ве­де­ва такие груп­пы еще встре­ча­ют­ся, но они носят очень локаль­ный и обособ­лен­ный харак­тер. Напри­мер, в Москве мы неожи­дан­но для себя столк­ну­лись с тем, что наи­боль­шее коли­че­ство сто­рон­ни­ков Пути­на и «Еди­ной Рос­сии» дала соци­аль­ная груп­па — «Моло­дые муж­чи­ны без выс­ше­го обра­зо­ва­ния». Это явно был кон­тин­гент людей, кото­рые мог­ли участ­во­вать в про­пу­тин­ских митин­гах на Поклон­ной горе и Три­ум­фаль­ной пло­ща­ди. А вот, напри­мер, в горо­де Дзер­жин­ске Ниже­го­род­ской обла­сти эта же соци­аль­ная груп­па ока­за­лась весь­ма оппо­зи­ци­он­но настроенной.

- Как моти­ви­ру­ют свой выбор те, кто был за Пути­на в ваших фокус-группах?

- Как пра­ви­ло, люди гово­рят о том, что они голо­су­ют за Пути­на из-за без­аль­тер­на­тив­но­сти либо же (что еще хуже!) пото­му, что зна­ют зара­нее: их голос и так будет отдан за Пути­на, неза­ви­си­мо от их жела­ния — поэто­му от неко­е­го чув­ства безыс­ход­но­сти дела­ют это сами. Это очень низ­кое каче­ство под­держ­ки. Зато коли­че­ствен­но силь­но воз­рос­ла груп­па моти­ви­ро­ван­ных оппо­нен­тов Пути­на, она про­смат­ри­ва­ет­ся почти во всех фокус-группах

, актив­но заяв­ля­ет о себе, и ее зна­че­ние явно воз­рас­та­ет. Из это­го сле­ду­ет про­стой вывод: Путин уже не очень нра­вит­ся и осо­бо­го дове­рия к нему нет.

- Как на этом фоне смот­рит­ся Медведев?

- Его вос­при­ни­ма­ют как некую неиз­беж­ную про­из­вод­ную от Пути­на. Вооб­ще вся исто­рия с роки­ров­кой тан­де­ма обер­ну­лась пси­хо­ло­ги­че­ской трав­мой, кото­рая нане­се­на людям. Они в прин­ци­пе сми­ри­лись с суще­ство­ва­ни­ем тан­де­ма. Но этот тан­дем уже не вызы­ва­ет поло­жи­тель­ных эмо­ций, а свое недо­воль­ство люди пере­нес­ли на сле­ду­ю­щие эта­жи вла­сти. В резуль­та­те в фокус-груп­пах люди наста­и­ва­ли на тоталь­ном обнов­ле­нии соста­ва пра­ви­тель­ства. Логи­ка такая: с дву­мя лиде­ра­ми уже ниче­го не поде­ла­ешь, так пусть хоть в пра­ви­тель­стве ни одно­го чело­ве­ка ста­ро­го не оста­нет­ся. И это настоль­ко была кате­го­рич­ная пози­ция, что, чест­но гово­ря, мы даже не жда­ли. Види­мо, это какой-то ком­пен­са­ци­он­ный пси­хо­ло­ги­че­ский эффект в силу того, что людей выну­ди­ли выбрать не очень-то

жела­е­мых лидеров.

- Но теперь в пра­ви­тель­стве мно­го новых лиц. Это как-то поз­во­лит смяг­чить про­тестные настроения?

 

- Неко­то­рые из новых фигур попа­ли в нашу заклад­ку поли­ти­ков вто­ро­го эше­ло­на. Напри­мер, Васи­лий Яке­мен­ко, кото­ро­го про­чат на роль лиде­ра новой поли­ти­че­ской пар­тии, или Вла­ди­мир Медин­ский, став­ший мини­стром куль­ту­ры. Дол­жен ска­зать, что к этим двум поли­ти­кам отно­ше­ние очень сдер­жан­ное. Они явно не нахо­дят­ся в чис­ле лиде­ров сре­ди хариз­ма­ти­ков. И в целом новый состав пра­ви­тель­ства не вклю­ча­ет в себя ярких лич­но­стей, кото­рые мог­ли бы при­влечь вни­ма­ние людей. По боль­шо­му сче­ту это не более чем некая пере­та­сов­ка ста­рой путин­ской обой­мы. Поэто­му ника­ко­го энту­зи­аз­ма этот состав пра­ви­тель­ства не вызо­вет. Воз­мож­но, он не вызо­вет и оттор­же­ния, но реак­ция на него будет ско­рее, как на некую тех­ни­че­скую груп­пу спе­ци­а­ли­стов, не более того.

 

Егор­кин — президент?

- Ну а кто же из поли­ти­ков вто­ро­го эше­ло­на ока­зал­ся в фаво­ри­тах фокус-групп?

- Люди предъ­яв­ля­ли запрос на поли­ти­ка новой фор­ма­ции. Поли­ти­ки ста­ро­го типа раз­дра­жа­ют. Нега­тив­ным явля­ет­ся отно­ше­ние лич­но к Миро­но­ву, лич­но к Зюга­но­ву. К Жири­нов­ско­му — очень насто­ро­жен­ное: его не хотят видеть ни на каких руко­во­дя­щих постах, даже те, кто за него голо­со­вал. А вот Про­хо­ров вполне отве­ча­ет на запрос о лиде­ре ново­го типа: он ока­зал­ся совре­мен­ным для участ­ни­ков фокус-групп. Но к совре­мен­но­сти суще­ствен­ным при­ло­же­ни­ем явля­ет­ся опыт. Поэто­му, когда, напри­мер, мы срав­ни­ва­ли Алек­сея Наваль­но­го с Алек­се­ем Куд­ри­ным и Дмит­ри­ем Рого­зи­ным, люди в этой трой­ке охот­но выби­ра­ли двух послед­них, как обла­да­ю­щих опы­том госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. Осо­бен­но Куд­ри­на, кото­ро­го боль­шин­ство вос­при­ни­ма­ет не как эко­но­ми­ста-либе­ра­ла, а как госу­дар­ствен­но­го дея­те­ля с боль­шим про­фес­си­о­наль­ным опытом.

 

 

- То есть Наваль­ный не вос­при­ни­ма­ет­ся как лидер ново­го типа?

 

- Тут любо­пыт­ная исто­рия. Когда мы сня­ли из заклад­ки Куд­ри­на с Рого­зи­ным и Наваль­ный ока­зал­ся сре­ди таких же, как и он, поли­ти­ков без опы­та, вне­зап­но обна­ру­жи­лось, что имен­но он явля­ет­ся без­услов­ным лиде­ром, при­чем во всех номи­на­ци­ях. Он замет­но опе­ре­жал всех дру­гих поли­ти­ков, как кан­ди­дат на пост пре­зи­ден­та, кан­ди­дат на пост губер­на­то­ра, кан­ди­дат на пост мэра и лидер новой поли­ти­че­ской пар­тии. Но гораз­до инте­рес­нее фигу­ра того, кто занял вто­рое место в нашем услов­ном голо­со­ва­нии на пост президента.

- И кто же это?

- Вла­ди­мир Егор­кин, кото­рый абсо­лют­но нико­му не изве­стен и кото­рый пока не явля­ет­ся, стро­го гово­ря, поли­ти­ком как тако­вым. В наш спи­сок он попал как осно­ва­тель обще­ствен­но­го дви­же­ния «Раз­ви­тие» в Чер­но­го­лов­ке, сыг­рав­ше­го клю­че­вую роль в выбо­ре аль­тер­на­тив­но­го мэра в горо­де из уче­ной сре­ды. Он моло­дой чело­век — 30-лет­ний, ком­пе­тент­ный, про­фес­си­о­наль­ный, очень силь­ный мене­джер. И люди, посмот­рев его ролик, отда­ли ему пред­по­чте­ние, к при­ме­ру, перед Гудковым-старшим

из «Спра­вед­ли­вой Рос­сии», Удаль­цо­вым, у кото­рых тоже непло­хие пози­ции. При­чем Егор­кин понра­вил­ся боль­ше все­го людям пожи­ло­го воз­рас­та, вот что неожи­дан­но. Думаю, это инди­ка­тор того, какие сюр­при­зы нас еще ждут при даль­ней­шем раз­ви­тии про­цес­са сме­ны поли­ти­че­ских поколений.

 

Путь к компромиссу

- Вы охва­ти­ли в сво­ем иссле­до­ва­нии и про­тестное дви­же­ние. Как к нему отно­сят­ся участ­ни­ки фокус-групп?

- Поли­ти­че­ские тре­бо­ва­ния про­те­сту­ю­щих для боль­шин­ства насе­ле­ния — не при­о­ри­тет. У насе­ле­ния очень стан­дарт­ный запрос на изме­не­ния, охва­ты­ва­ю­щий четы­ре сфе­ры: здра­во­охра­не­ние, обра­зо­ва­ние, жилищ­но-ком­му­наль­ное хозяй­ство и лич­ная без­опас­ность. А ска­жем, выби­ра­ют губер­на­то­ров или назна­ча­ют — людям все рав­но. В Орен­бург­ской обла­сти был назна­чен губер­на­тор от «Еди­ной Рос­сии» — Юрий Берг. Так вот, в област­ном Ново­тро­иц­ке, где мы про­во­ди­ли фокус-груп­пу, он очень попу­ля­рен. Пото­му что ездит по обла­сти и реша­ет мест­ные про­бле­мы, кото­рые не реша­лись года­ми. И это­го доста­точ­но, что­бы отно­ше­ние было пози­тив­ным, и неваж­но, назна­чен чело­век или выбран, от «Еди­ной Рос­сии» или нет. А к митин­гу­ю­щим люди отно­сят­ся доволь­но насто­ро­жен­но. Про­тестные настро­е­ния в целом по Рос­сии пада­ют. Поли­ти­че­ская тема­ти­ка — изби­рать не изби­рать Пути­на, Мед­ве­де­ва или кого-то еще — людей не интересует.

 

Как этот вывод согла­су­ет­ся с тем, что вы ска­за­ли рань­ше — о паде­нии дове­рия к власти?

 

- Объ­ек­тив­но ситу­а­ция в Рос­сии сей­час раз­ви­ва­ет­ся по мно­го­крат­но слу­чав­ше­му­ся в исто­рии сце­на­рию, когда авто­ри­тар­но­му и несме­ня­е­мо­му режи­му про­ти­во­сто­ит узкая груп­па интел­ли­ген­ции и сред­не­го клас­са, кото­рая во мно­гом даже раз­де­ля­ет модер­ни­за­тор­ские уста­нов­ки режи­ма. Но ее не устра­и­ва­ет неко­то­рый кон­крет­ный круг вопро­сов: несо­вре­мен­ность инсти­ту­та несме­ня­е­мо­го поли­ти­че­ско­го лидер­ства, неде­мо­кра­тич­ность избра­ния пар­ла­мен­та, дефи­цит поли­ти­че­ских сво­бод и кон­троль над сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции. Плюс эли­тар­ная кор­руп­ция. Вот, соб­ствен­но, и все. Но этот узкий круг поли­ти­че­ских раз­дра­жи­те­лей явля­ет­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния. Для вла­стей идти на ком­про­мисс по этим вопро­сам тяже­ло, пото­му что они глу­бо­ко пер­со­ни­фи­ци­ро­ва­ны и пред­опре­де­ля­ют судь­бу лиде­ров нынеш­ней поли­ти­че­ской систе­мы. А для про­те­сту­ю­щих отказ от ком­про­мис­са по это­му вопро­су озна­ча­ет, что они не гото­вы при­нять власть как таковую.

- А что про­изой­дет, если дей­ствия вла­стей перей­дут в насиль­ствен­ную плоскость?

- Как толь­ко кон­фликт пере­хо­дит в насиль­ствен­ную плос­кость, сре­ди митин­гу­ю­щих выдви­га­ют­ся на пер­вый план силы, настро­ен­ные на ради­каль­ное реше­ние это­го кон­флик­та. Состав митин­гу­ю­щих дале­ко не одно­ро­ден. Лево­ра­ди­каль­ная оппо­зи­ция во гла­ве с Удаль­цо­вым, наци­о­на­ли­сты и анар­хи­сты отнюдь не выдви­га­ют на пер­вый план модер­ни­за­ци­он­ные тре­бо­ва­ния. Наобо­рот, их повест­ка во мно­гом кон­сер­ва­тив­ная и даже реак­ци­он­ная. А власть в таких слу­ча­ях вынуж­де­на опи­рать­ся на сило­вые струк­ту­ры, в кото­рых тоже тра­ди­ци­он­но пре­об­ла­да­ют более кон­сер­ва­тив­ные настро­е­ния. В резуль­та­те со сто­ро­ны вла­сти и со сто­ро­ны про­те­сту­ю­щих на пер­вый план выдви­га­ют­ся силы более кон­сер­ва­тив­ные. И исто­ри­че­ски это уже неод­но­крат­но при­во­ди­ло к спол­за­нию систе­мы в режим поли­ти­че­ской реак­ции, когда век­тор пре­об­ра­зо­ва­ния сме­щал­ся не в сто­ро­ну модер­ни­за­ции, а в сто­ро­ну про­ти­во­дей­ствия ей как в поли­ти­че­ской, так и в социально-экономической

плос­ко­стях. Этот риск ста­но­вит­ся сей­час для Рос­сии вполне реальным.

- Како­ва аль­тер­на­ти­ва опи­сан­но­му вами вари­ан­ту раз­ви­тия событий?

- В исто­рии тако­го рода кон­флик­ты меж­ду про­те­сту­ю­щи­ми и вла­стью более или менее успеш­но раз­ре­ша­лись в поль­зу раз­ви­тия по модер­ни­за­ци­он­но­му сце­на­рию в слу­чае, если власть в ходе тако­го про­ти­во­сто­я­ния успеш­но кооп­ти­ро­ва­ла в свои ряды модер­ни­за­ци­он­но настро­ен­ную часть про­те­сту­ю­щих. Доби­ва­лась какого-то

ком­про­мис­са с ними, всту­па­ла в диа­лог и вклю­ча­ла их в меха­низ­мы при­ня­тия реше­ний. Если этот про­цесс про­изой­дет сей­час, то есть шанс избе­жать уси­ле­ния пози­ции кон­сер­ва­тив­ных сил и во вла­сти, и сре­ди митингующих.

 

Сце­на­рии на завтра

- Как будут даль­ше раз­ви­вать­ся события?

- С пуб­лич­ной точ­ки зре­ния вла­сти ока­за­лись в немыс­ли­мой ситу­а­ции. Когда в цен­тре Моск­вы непре­рыв­но при­сут­ству­ет несколь­ко десят­ков тысяч чело­век, кото­рые выра­жа­ют кате­го­ри­че­ское непри­я­тие нынеш­ней поли­ти­че­ской систе­мы, это явля­ет­ся мощ­ней­шим деста­би­ли­зи­ру­ю­щим фак­то­ром. Пото­му что все про­ис­хо­дит на гла­зах у все­го мира и всей стра­ны. И это явля­ет­ся доволь­но мощ­ным ката­ли­за­то­ром потен­ци­аль­но­го раз­дра­же­ния обще­ства в целом. Ведь бес­ко­неч­но под­дер­жи­вать эту ситу­а­цию невоз­мож­но. У вла­стей все рав­но оста­ет­ся дилем­ма: либо насиль­ствен­но подав­лять эти про­те­сты, либо идти на уступ­ки, кото­рые удо­вле­тво­рят про­те­сту­ю­щих. И пока вла­сти по боль­шо­му сче­ту не сде­ла­ли выбор, что пре­вра­ща­ет весь этот про­цесс в вой­ну на исто­ще­ние: у кого сда­дут нер­вы пер­вым, у вла­стей или, может быть, у про­те­сту­ю­щих иссяк­нет жела­ние митин­го­вать. Но пока, после раз­го­на митин­гов на Болот­ной 6 мая, мы, наобо­рот, видим, что это жела­ние усиливается.

 

 

- Как может повли­ять на раз­ви­тие собы­тий новая вол­на миро­во­го эко­но­ми­че­ско­го кризиса?

- При всей невы­со­кой склон­но­сти насе­ле­ния к про­те­стам более глу­бо­кое изу­че­ние это­го вопро­са в наших фокус-груп­пах пока­зы­ва­ет, что, если про­бле­мы кос­нут­ся теку­ще­го эко­но­ми­че­ско­го поло­же­ния людей, то они гото­вы будут вый­ти на ули­цы. Такие собы­тия, как рез­кий рост цен на бен­зин, тари­фов ЖКХ, невы­пла­ты зара­бот­ной пла­ты, пре­кра­ще­ние рабо­ты круп­ных пред­при­я­тий, кото­рые при­ве­дут к мас­со­вым уволь­не­ни­ям, заста­вят людей пере­смот­реть отно­ше­ние к про­те­стам. Они сами об этом нам гово­ри­ли. И если, ска­жем, нач­нет­ся рас­пад евро­зо­ны и гло­баль­ное тор­мо­же­ние миро­вой эко­но­ми­ки, то такие труд­но­сти, конеч­но, будет испы­ты­вать доволь­но зна­чи­мая часть насе­ле­ния стра­ны. В этой ситу­а­ции мы ожи­да­ем рас­про­стра­не­ния про­тестной актив­но­сти за пре­де­лы Моск­вы. При­чем в отли­чие от 2008 года, когда эко­но­ми­че­ский кри­зис начал­ся в усло­ви­ях пико­вых уров­ней дове­рия к Пути­ну, Мед­ве­де­ву, «Еди­ной Рос­сии», сей­час он накла­ды­ва­ет­ся на уже раз­рас­та­ю­щий­ся поли­ти­че­ский кри­зис, когда дове­рие к вла­стям пада­ет. И эта гре­му­чая смесь эко­но­ми­че­ской про­тестно­сти и поли­ти­че­ско­го недо­воль­ства остав­ля­ет мало шан­сов вла­стям на удер­жа­ние поли­ти­че­ско­го кон­тро­ля за ситуацией.

Миха­ил Дмитриев

Родил­ся 24 фев­ра­ля 1961 г. Док­тор эко­но­ми­че­ских наук. В 1991—1993 гг. — народ­ный депу­тат РФ. В 1994—1997 гг. — на руко­во­дя­щих долж­но­стях в Инсти­ту­те эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за, Мос­ков­ском цен­тре Кар­не­ги. В 1997—1998 гг. — пер­вый зам­ми­ни­стра тру­да и соци­аль­но­го раз­ви­тия РФ. 2000 г. — май 2004 г. — пер­вый зам­ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли РФ. С июня 2004 г. — науч­ный руко­во­ди­тель, с октяб­ря 2005 г. — пре­зи­дент фон­да «Центр стра­те­ги­че­ских разработок».

Источ­ник: Новое Время

Read the article:
«Вла­сти теря­ют кон­троль над ситуацией»

архивные статьи по теме

У Серика Сейдуманова есть целых 30 тенге

Начинать надо с контроля над чиновниками

Публичное покаяние Натальи Соколовой