fbpx

HRW призывает мир «надавить» на обещавшего реформы Токаева

Пра­ви­тель­ства стран мира долж­ны вос­поль­зо­вать­ся пред­сто­я­щим отче­том Казах­ста­на в ООН, что­бы заста­вить ново­го пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва выпол­нить свои обе­ща­ния по соблю­де­нию прав чело­ве­ка, заяви­ла меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Human Rights Watch 4 нояб­ря. Заяв­ле­ние рас­про­стра­не­но за три дня до отче­та Казах­ста­на перед Сове­том ООН по пра­вам чело­ве­ка в рам­ках так назы­ва­е­мо­го Уни­вер­саль­но­го пери­о­ди­че­ско­го обзо­ра (УПО) в Жене­ве.

ТОКАЕВ «​НЕ СМОГ ПРИБЛИЗИТЬ КАЗАХСТАН К НОРМАМ ООН»​

Касым-Жомарт Тока­ев, став­ший пре­зи­ден­том Казах­ста­на в мар­те это­го года и объ­яв­лен­ный побе­ди­те­лем июнь­ских досроч­ных пре­зи­дент­ских выбо­ров (омра­чен­ных, по оцен­ке наблю­да­те­лей ОБСЕ, мно­го­чис­лен­ны­ми нару­ше­ни­я­ми и мас­со­вы­ми задер­жа­ни­я­ми участ­ни­ков анти­пра­ви­тель­ствен­ных про­те­стов), — не чужой чело­век для ООН, пишет в сво­ем заяв­ле­нии Human Rights Watch. Тока­ев с 2011 по 2013 год воз­глав­лял офис ООН в Жене­ве — до того, как он вер­нул­ся на роди­ну и воз­гла­вил верх­нюю пала­ту казах­стан­ско­го пар­ла­мен­та, заняв вто­рой в иерар­хии госу­дар­ствен­ных долж­но­стей пост. После отстав­ки пра­вив­ше­го почти 30 лет Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия, соглас­но Кон­сти­ту­ции, пере­шли к Тока­е­ву, на тот момент пред­се­да­те­лю сена­та.

«Пре­зи­дент Тока­ев зна­ет ООН, как мало кто дру­гой. И всё же с тех пор, как он стал пре­зи­ден­том, он не смог при­бли­зить Казах­стан к нор­мам ООН в обла­сти прав чело­ве­ка», — гово­рит Хью Уильям­сон, испол­ни­тель­ный дирек­тор Human Rights Watch (HRW) по Евро­пе и Цен­траль­ной Азии. Уильям­сон при­зы­ва­ет дру­гие стра­ны нада­вить на Тока­е­ва, что­бы Казах­стан про­вел необ­хо­ди­мые стране рефор­мы и ува­жал ина­ко­мыс­лие и обще­ствен­ные дис­кус­сии.

В Human Rights Watch, орга­ни­за­ции со штаб-квар­ти­рой в Нью-Йор­ке, отме­ча­ют, что за пол­го­да пре­зи­дент­ства Тока­е­ва обе­щан­ные им пре­об­ра­зо­ва­ния оста­ют­ся нере­а­ли­зо­ван­ны­ми. Тока­ев гово­рил, что огра­ни­чи­тель­ный закон о мир­ных собра­ни­ях нуж­да­ет­ся в пере­смот­ре, и при­звал мест­ные испол­ни­тель­ные орга­ны раз­ре­шать митин­ги. В «посла­нии» в сен­тяб­ре пре­зи­дент обе­щал улуч­шить ситу­а­цию с пра­ва­ми чело­ве­ка и про­ве­сти рефор­му судеб­ной и пра­во­охра­ни­тель­ной систем, напо­ми­на­ет пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция, под­чер­ки­вая, что участ­ни­ки про­те­стов в Казах­стане по-преж­не­му под­вер­га­ют­ся задер­жа­ни­ям. Несмот­ря на то что вла­сти не вме­ши­ва­лись в неко­то­рые митин­ги в сен­тяб­ре, поз­же десят­ки участ­ни­ков анти­ки­тай­ских акций были аре­сто­ва­ны, более сот­ни задер­жа­ны на митин­ге, орга­ни­зо­ван­ном запре­щен­ным дви­же­ни­ем, гово­рят в орга­ни­за­ции HRW.

В сен­тяб­ре в несколь­ких горо­дах про­шли акции про­тив реа­ли­за­ции на тер­ри­то­рии Казах­ста­на сов­мест­ных с Кита­ем про­ек­тов в обла­сти сель­ско­го хозяй­ства, про­мыш­лен­но­сти и логи­сти­ки. Демон­стран­ты выра­жа­ли недо­воль­ство уси­ле­ни­ем при­сут­ствия Китая в эко­но­ми­ке Казах­ста­на и про­во­ди­мой Пеки­ном поли­ти­ки в отно­ше­нии корен­ных мень­шинств Синьц­зя­на, в том чис­ле этни­че­ских каза­хов. Вме­сте с тем 21 сен­тяб­ря в ряде горо­дов были задер­жа­ны люди, при­шед­шие к местам, кото­рое запре­щен­ное в стране и при­знан­ное судом экс­тре­мист­ским дви­же­ние «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» (созда­но живу­щим за гра­ни­цей опаль­ным экс-бан­ки­ром и кри­ти­ком вла­стей Мух­та­ром Абля­зо­вым) ука­за­ло как пло­щад­ки для про­ве­де­ния про­те­стов.

Human Rights Watch заяв­ля­ет, что за решет­кой в Казах­стане оста­ют­ся несколь­ко вид­ных акти­ви­стов, в том чис­ле Макс Бока­ев, кото­ро­го при­го­во­ри­ли к пяти годам заклю­че­ния после митин­га в 2016 году в Аты­рау про­тив спор­ных попра­вок к земель­но­му кодек­су. Орга­ни­за­ция назы­ва­ет так­же проф­со­юз­но­го лиде­ра Ерла­на Бал­та­бая, осуж­дён­но­го по делу о при­сво­е­нии средств; мно­гие счи­та­ют, что обви­не­ния про­тив Бал­та­бая были поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ны­ми (он был поми­ло­ван пре­зи­ден­том Казах­ста­на, ему заме­ни­ли семи­лет­ний тюрем­ный срок на штраф в раз­ме­ре свы­ше четы­рех тысяч дол­ла­ров, поз­же Бал­та­бай заявил об отка­зе от поми­ло­ва­ния и был отправ­лен в тюрь­му «за неупла­ту штра­фа). Human Rights Watch при­во­дит так­же слу­чай с Сери­к­жа­ном Била­шем, кото­рый при­влек вни­ма­ние обще­ствен­но­сти к репрес­си­ям в Синьц­зяне. В авгу­сте он под­пи­сал согла­ше­ние с про­ку­ра­ту­рой по делу о «воз­буж­де­нии роз­ни», ему огра­ни­чи­ли сво­бо­ду, запре­тив воз­глав­лять обще­ствен­ные орга­ни­за­ции.

Объ­еди­не­ния, кото­рые кри­ти­ку­ют пра­ви­тель­ство или под­ни­ма­ют дис­кус­си­он­ные вопро­сы, лише­ны воз­мож­но­сти офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­вать­ся и риску­ют столк­нуть­ся с штра­фа­ми, рабо­тая без реги­стра­ции; пра­ви­тель­ство про­дол­жа­ет огра­ни­чи­вать рабо­ту неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов и пре­сле­до­вать проф­со­юз­ных акти­ви­стов, счи­та­ют пра­во­за­щит­ни­ки.

ОБРАЩЕНИЕ К ПРАВИТЕЛЬСТВАМ ДРУГИХ СТРАН

Human Rights Watch пред­ла­га­ет госу­дар­ствам — чле­нам ООН, участ­ву­ю­щим в заслу­ши­ва­нии отче­та Казах­ста­на в ООН, обра­тить­ся к адми­ни­стра­ции Тока­е­ва с при­зы­вом:

  • соблю­дать пра­во на сво­бо­ду собра­ния, поз­во­ляя про­те­стам про­хо­дить без необос­но­ван­ных задер­жа­ний или аре­стов, рефор­ми­ро­вать дей­ству­ю­щий огра­ни­чи­тель­ный закон о митин­гах, кото­рый пред­пи­сы­ва­ет полу­чать раз­ре­ше­ние на про­ве­де­ние митин­гов у мест­ных вла­стей и ого­ва­ри­ва­ет про­ве­де­ние акций в спе­ци­аль­но отве­ден­ных местах, огра­ни­чи­ва­ет пра­во граж­дан на сво­бо­ду мир­ных собра­ний;
  • осво­бо­дить тех, кто был непра­во­мер­но заклю­чен в тюрь­му за свою актив­ную пози­цию, в част­но­сти граж­дан­ско­го акти­ви­ста Мак­са Бока­е­ва и проф­со­юз­но­го лиде­ра Ерла­на Бал­та­бая;
  • вне­сти изме­не­ния в ста­тью 174 уго­лов­но­го кодек­са — о «воз­буж­де­нии соци­аль­ной, наци­о­наль­ной, кла­но­вой, расо­вой, клас­со­вой или рели­ги­оз­ной роз­ни» — и ста­тью 274 («Рас­про­стра­не­ние заве­до­мо лож­ной инфор­ма­ции») для предот­вра­ще­ния про­из­воль­ных судеб­ных пре­сле­до­ва­ний;
  • снять огра­ни­че­ния на дея­тель­ность неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов и пре­кра­тить пре­сле­до­ва­ние проф­со­юз­ных акти­ви­стов.

«Казах­стан про­дол­жа­ет оста­вать­ся местом, где пра­ви­тель­ство пре­сле­ду­ет, задер­жи­ва­ет и сажа­ет в тюрь­му тех, кто выска­зы­ва­ет ина­ко­мыс­лие», — гово­рит Уильям­сон, при­зы­вая ООН ока­зать дав­ле­ние на Тока­е­ва с тем, что­бы он сдер­жал обе­ща­ния про­ве­сти рефор­мы.

Летом это­го года Хью Уильям­сон адре­со­вал свое обра­ще­ние Тока­е­ву с при­зы­вом «без­от­ла­га­тель­но» при­сту­пить к рефор­мам и вопло­тить в жизнь обе­ща­ния, дан­ные в ина­у­гу­ра­ци­он­ной речи. В пись­ме на имя пре­зи­ден­та Казах­ста­на содер­жа­лись прак­ти­че­ски ана­ло­гич­ные тези­сы, кото­рые каса­лись зако­на о мир­ных собра­ни­ях, рас­плыв­ча­то­го и чрез­вы­чай­но широ­ко­го соста­ва ста­тьи уго­лов­но­го кодек­са о «воз­буж­де­нии роз­ни», исполь­зу­е­мой «про­тив раз­лич­ных граж­дан­ских акти­ви­стов и дру­гих граж­дан», кото­рых хотят заста­вить замол­чать, «после­до­ва­тель­но­го наступ­ле­ния госу­дар­ства на неза­ви­си­мые проф­со­ю­зы», дав­ле­ния на СМИ.

Офи­ци­аль­ной реак­ции Нур-Сул­та­на на отправ­лен­ное 26 июля пись­мо Уильям­со­на Тока­е­ву не после­до­ва­ло. В недав­нем интер­вью Азатты­ку совет­ник пре­зи­ден­та Ерлан Карин назвал задер­жа­ние несколь­ких тысяч людей во вре­мя митин­гов в нача­ле июня сви­де­тель­ством нали­чия «поли­ти­че­ско­го плю­ра­лиз­ма», ска­зав, что задер­жан­ных при­вле­ка­ли к ответ­ствен­но­сти «за адми­ни­стра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния, а не за выра­же­ние взгля­дов». Карин ска­зал, что обе­щан­ные Тока­е­вым поправ­ки к зако­но­да­тель­ству о митин­гах на ста­дии под­го­тов­ки. В насто­я­щее вре­мя какой-либо про­ект, направ­лен­ный на либе­ра­ли­за­цию дей­ству­ю­ще­го зако­на о мир­ных собра­ни­ях, в пар­ла­мент не посту­пил.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»