6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

Freedom House выявил нарушения в суде

Freedom House про­во­дил мони­то­ринг все­го судеб­но­го про­цес­са по делу лиде­ра казах­стан­ской оппо­зи­ции Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, кото­ро­го суди­ли вме­сте с акти­ви­ста­ми Сери­ком Сапар­га­ли и Акжа­на­том Ами­но­вым по обви­не­нию в попыт­ке сверг­нуть пра­ви­тель­ство Казах­ста­на путем про­во­ци­ро­ва­ния вол­не­ний и орга­ни­за­ции заба­стов­ки неф­тя­ни­ков в запад­ном горо­де Жанаозен.

 

Автор: Freedom House

 

Преды­ду­щие отче­ты о мони­то­рин­ге судеб­но­го про­цес­са доступ­ны по ссыл­ке 1 и ссыл­ке 2. В бли­жай­шее вре­мя будет выпу­щен заклю­чи­тель­ный пол­ный отчет о мониторинге.

Дан­ный отчет охва­ты­ва­ет послед­ний пери­од про­цес­са, с 10 сен­тяб­ря по 8 октяб­ря. Допрос обви­ня­е­мых про­во­дил­ся с 10 по 14 сен­тяб­ря. В пери­од с 14 по 21 сен­тяб­ря иссле­до­ва­лись суще­ствен­ные дока­за­тель­ства. С 21 по 28 сен­тяб­ря были заслу­ша­ны послед­ние дово­ды, а 1 октяб­ря обви­ня­е­мые сде­ла­ли заклю­чи­тель­ные заяв­ле­ния. Суд огла­сил при­го­вор 8 октяб­ря. Гос­по­дин Коз­лов был при­знан винов­ным и осуж­ден на семь с поло­ви­ной лет испра­ви­тель­ной коло­нии, с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства. Гос­по­дин Ами­нов был при­знан винов­ным и осуж­ден на пять лет услов­но. Гос­по­дин Сапар­га­ли был при­знан частич­но винов­ным и был осуж­ден на четы­ре года условно.

В пери­од под­го­тов­ки дан­но­го отче­та о мони­то­рин­ге Freedom House ста­ла сви­де­те­лем гру­бых нару­ше­ний, кото­рые ста­вят под сомне­ние неза­ви­си­мость суда, пре­зумп­цию неви­нов­но­сти и пра­во на защи­ту. Так­же были осно­ва­ния для подо­зре­ний в фаль­си­фи­ка­ции дока­за­тельств обви­не­ни­ем. Име­ли место сле­ду­ю­щие доку­мен­таль­но под­твер­жден­ные нарушения:

- Пред­став­ле­ние обви­не­ни­ем дока­за­тельств в заклю­чи­тель­ном заяв­ле­нии, кото­рые не были вклю­че­ны в судеб­ный процесс.

- При­страст­ные заяв­ле­ния гла­вы Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

- Пред­став­ле­ние в каче­стве дока­за­тель­ства листо­вок, рас­пе­ча­тан­ных на машине, отлич­ной от той, кото­рая исполь­зо­ва­лась пар­ти­ей гос­по­ди­на Козлова.

- Невоз­мож­ность уста­нов­ле­ния цепи ответ­ствен­но­сти и обес­пе­че­ния сохран­но­сти дан­ных листовок.

- Дача пока­за­ний сви­де­те­ля­ми обви­не­ния без воз­мож­но­сти их допро­са защитой.

На про­тя­же­нии судеб­но­го про­цес­са по делу гос­по­ди­на Коз­ло­ва и его соот­вет­чи­ков у Freedom House воз­ни­ка­ли серьез­ные сомне­ния каса­тель­но веде­ния судеб­но­го про­цес­са, а так­же по пово­ду осно­ва­ний для обви­не­ния. К сожа­ле­нию, завер­ше­ние про­цес­са толь­ко под­твер­ди­ло эти сомне­ния и рас­кры­ло поли­ти­че­ский харак­тер судеб­но­го про­цес­са по делу гос­по­ди­на Коз­ло­ва, гос­по­ди­на Ами­но­ва и гос­по­ди­на Сапаргали.

Сомне­ния каса­тель­но неза­ви­си­мо­сти и бес­при­страст­но­сти суда; нару­ше­ние прин­ци­па пре­зумп­ции невиновности 

  • Обви­не­ние вклю­чи­ло в свое заклю­чи­тель­ное заяв­ле­ние доку­мен­таль­ный фильм, кото­рый яко­бы дол­жен был про­де­мон­стри­ро­вать, каким обра­зом Мух­тар Абля­зов [При­ме­ча­ние: ссыль­ный оли­гарх, ука­зан­ный в обви­ни­тель­ном акте как орга­ни­за­тор пре­ступ­ной груп­пы, воз­глав­ля­е­мой гос­по­ди­ном Коз­ло­вым] пла­ни­ро­вал захва­тить власть в Казах­стане. Дан­ный фильм не был ранее пред­став­лен в каче­стве дока­за­тель­ства на более ран­них эта­пах про­цес­са и, сле­до­ва­тель­но, по зако­ну не мог быть вклю­чен в заклю­чи­тель­ное заяв­ле­ние обвинения.
  • 8 октяб­ря, сра­зу после огла­ше­ния при­го­во­ра, имен­но этот доку­мен­таль­ный фильм о плане захва­та вла­сти гос­по­ди­на Абля­зо­ва и гос­по­ди­на Коз­ло­ва был пока­зан по несколь­ким наци­о­наль­ным теле­ка­на­лам, вклю­чая Kazakhstan, Khabar и KTK. Показ тако­го филь­ма, осно­ван­но­го на дока­за­тель­ствах, полу­чен­ных в ходе рас­сле­до­ва­ния уго­лов­но­го дела, и сня­то­го задол­го до огла­ше­ния при­го­во­ра и назна­че­ния нака­за­ния, дает осно­ва­ния подо­зре­вать, что при­го­вор и нака­за­ние были под­го­тов­ле­ны заблаговременно.
  • 7 октяб­ря, за день до огла­ше­ния при­го­во­ра, око­ло 22:00 по Астане, Sunday Time пока­зал на Пер­вом кана­ле Рос­сии интер­вью жур­на­лист­ки Ира­ды Зей­на­ло­вой с пре­зи­ден­том Казах­ста­на Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым. Пре­зи­ден­та спро­си­ли о собы­ти­ях в Жанаозене: 

Ира­да Зей­на­ло­ва: Уже почти год про­шел после бес­по­ряд­ков в Жана­о­зене. Винов­ных уже назва­ли. Было про­ве­де­но серьез­ное рас­сле­до­ва­ние. Кто сто­ял за теми событиями?

Нур­сул­тан Назар­ба­ев: Это был обыч­ный спор меж­ду работ­ни­ка­ми и рабо­то­да­те­ля­ми. Одна­ко люди с дур­ны­ми наме­ре­ни­я­ми вос­поль­зо­ва­лись этим, что­бы добить­ся сво­их пре­ступ­ных целей. Заду­май­тесь, поче­му эти собы­тия нача­лись одно­вре­мен­но с ограб­ле­ни­я­ми мага­зи­нов и банков?

ИЗ: Кто ответ­стве­нен за это? Это при­шло из-за гра­ни­цы, или тех­но­ло­гия подоб­на «оран­же­вой» революции? 

НН: Это было пре­ступ­ле­ни­ем. Кук­ло­во­ды управ­ля­ли эти­ми дей­стви­я­ми, наблю­дая со сто­ро­ны. Одна­ко их всех аре­сто­ва­ли. Про­цесс про­дол­жа­ет­ся. Рас­сле­до­ва­ние и судеб­ный про­цесс бли­зят­ся к завер­ше­нию, и мы сде­ла­ем заяв­ле­ние после их окон­ча­ния. Сей­час в Жана­о­зене все спо­кой­но. Люди рабо­та­ют. До окон­ча­ния про­цес­са я не ста­ну ниче­го гово­рить. Хотя мог бы. Но мы уже знаем.

Пред­став­ле­ние веще­ствен­ных дока­за­тельств  

  • 18 сен­тяб­ря, в ходе пред­став­ле­ния веще­ствен­ных дока­за­тельств сто­ро­ной обви­не­ния, гос­по­дин Коз­лов и его адво­ка­ты обра­ти­ли вни­ма­ние суда на тот факт, что листов­ки, пред­став­лен­ные в деле в каче­стве веще­ствен­но­го дока­за­тель­ства, были напе­ча­та­ны на прин­те­ре, в то вре­мя как в дей­стви­тель­но­сти листов­ки, под­го­тов­лен­ные пар­ти­ей Алга, были напе­ча­та­ны на спе­ци­аль­ной высо­ко­ско­рост­ной копи­ро­валь­ной машине — ризо­гра­фе. Кро­ме того, гос­по­дин Коз­лов и его адво­ка­ты обра­ти­ли вни­ма­ние суда на тот факт, что сре­ди листо­вок, пред­став­лен­ных в каче­стве веще­ствен­но­го дока­за­тель­ства, были листов­ки на рус­ском язы­ке, в то вре­мя как в дей­стви­тель­но­сти такие листов­ки не печа­та­лись [При­ме­ча­ние: прак­ти­че­ски все работ­ни­ки в Жана­о­зене — каза­хи, а гос­по­дин Коз­лов не гово­рит на казах­ском], и рус­ско­языч­ная вер­сия появи­лась толь­ко после того, как гос­по­дин Коз­лов запро­сил пере­вод листов­ки на рус­ский в ходе рас­сле­до­ва­ния. Гос­по­дин Коз­лов и его адво­ка­ты так­же обра­ти­ли вни­ма­ние суда на тот факт, что все листов­ки были напе­ча­та­ны на одном прин­те­ре, о чем сви­де­тель­ство­ва­ло нали­чие на них иден­тич­но­го дефек­та, вызван­но­го цилин­дром принтера.
  • Обви­не­ние не смог­ло объ­яс­нить, каким обра­зом, где и на каком прин­те­ре были напе­ча­та­ны эти листов­ки (кото­рые яко­бы явля­лись веще­ствен­ным дока­за­тель­ством по делу), или как они попа­ли к людям, у кото­рых они были изъ­яты. Неспо­соб­ность уста­но­вить цепь ответ­ствен­но­сти и обес­пе­че­ния сохран­но­сти веще­ствен­ных дока­за­тельств или объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние листо­вок вызы­ва­ет серьез­ные подо­зре­ния каса­тель­но фаль­си­фи­ка­ции доказательств. 
  • В заклю­чи­тель­ных заяв­ле­ни­ях адво­ка­ты гос­по­ди­на Коз­ло­ва отме­ти­ли, что веще­ствен­ные дока­за­тель­ства, пред­став­лен­ные в виде ауди­о­за­пи­сей теле­фон­ных раз­го­во­ров и раз­го­во­ров по Skype, кото­рые были полу­че­ны при помо­щи скры­тых средств, могут быть при­ня­ты в каче­стве дока­за­тельств толь­ко после допро­са сотруд­ни­ка или сотруд­ни­ков, уста­но­вив­ших обо­ру­до­ва­ние для скры­то­го наблю­де­ния. Они про­ци­ти­ро­ва­ли, в част­но­сти, Ста­тью 130 Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го кодек­са, в Части 2 кото­рой ука­за­но: «Фак­ти­че­ские дока­за­тель­ства, полу­чен­ные в ходе опе­ра­тив­но-след­ствен­ных меро­при­я­тий сотруд­ни­ком учре­жде­ния, выпол­ня­ю­ще­го опе­ра­тив­но-след­ствен­ные меро­при­я­тия, могут исполь­зо­вать­ся в каче­стве дока­за­тельств после допро­са ука­зан­но­го сотруд­ни­ка в каче­стве сви­де­те­ля». Такие сотруд­ни­ки не были допро­ше­ны в суде, сле­до­ва­тель­но, эти дока­за­тель­ства так­же были недопустимыми. 

Пра­во на защиту 

  • 18 сен­тяб­ря обви­не­ние про­дол­жи­ло, с раз­ре­ше­ния суда, прак­ти­ку зачи­ты­ва­ния пока­за­ний сви­де­те­лей без их вызо­ва в суд [преды­ду­щие слу­чаи при­ме­не­ния дан­ной прак­ти­ки в ходе раз­би­ра­тель­ства при­ве­де­ны в преды­ду­щем отче­те о мони­то­рин­ге]. В част­но­сти, зачи­тан­ные пока­за­ния Т. Ерге­но­вой, Р. Туле­та­е­ва и Ж. Сак­та­га­но­ва про­тив обви­ня­е­мых были вне­се­ны в про­то­кол. Дан­ная прак­ти­ка нару­ша­ет пра­во обви­ня­е­мых на защиту. 

Источ­ник: Freedom House

View post:
Freedom House выявил нару­ше­ния в суде

архивные статьи по теме

Голодовку бесобинцы заменят судом

Греф открестился от БТА

Идеологические «бомбы» на головы казахов

Editor