fbpx

The Mail сообщает: бывшая подруга подала в суд на герцога и герцогиню Йоркскую за неоплаченный долг в размере 6,7 млн ​​фунтов стерлингов.

В раз­гар лыж­но­го сезо­на 2016 года, когда пуши­стый порош­ко­вый снег покрыл скло­ны над ее бол­то­вой гор­кой Вер­бье, гер­цо­ги­ня Йорк­ская реши­ла стать посто­ян­ным жите­лем Швей­ца­рии, заявив, что аль­пий­ская стра­на застав­ля­ет ее чув­ство­вать себя «сво­бод­ной и счаст­ли­вой».

«Я нахо­жу здесь пози­тив­ную энер­гию, кото­рая поз­во­ля­ет мне сосре­до­то­чить­ся на новой бла­го­тво­ри­тель­ной дея­тель­но­сти», — ска­за­ла она швей­цар­ской газе­те le Nouvelliste. «И я ценю хоро­шие вина. Dôle [зна­ме­ни­тое швей­цар­ское крас­ное вино] в част­но­сти. И это белое вино под назва­ни­ем Les Murettes. Вос­торг Не гово­ря уже о суше­ном мясе и сырах!

Вер­бье — это «мой дом», доба­ви­ла гер­цо­ги­ня, объ­яс­нив, что «ведут­ся адми­ни­стра­тив­ные про­це­ду­ры», поз­во­ля­ю­щие ей офи­ци­аль­но обос­но­вать­ся в нало­го­вом рай­оне Вале.

На Йор­ка подал иск пер­во­на­чаль­ный вла­де­лец дома для отды­ха за 18 млн фун­тов стер­лин­гов (на фото) в Вер­бье, Швей­ца­рия, кото­рый они купи­ли в 2014 году

Этот шаг при­шел­ся на счаст­ли­вое вре­мя для Фер­ги и быв­ше­го мужа прин­ца Энд­рю, кото­рый годом ранее завер­шил покуп­ку шале Helora, уль­тра­со­вре­мен­ной недви­жи­мо­сти в экс­клю­зив­ном курор­те, кото­рая будет дей­ство­вать как «гнез­до­вое яйцо» для их две доче­ри и поз­во­ля­ют семье потвор­ство­вать сво­ей люб­ви к ката­нию на лыжах.

С помо­щью неко­то­рых бога­тых дру­зей, в том чис­ле неко­е­го быст­ро живу­ще­го финан­си­ста по име­ни Джеф­ф­ри Эпш­тейн, пара так­же смог­ла пога­сить обшир­ные дол­ги, кото­рые угро­жа­ли погло­тить гер­цо­ги­ню во вто­рой раз в ее взрос­лой жиз­ни.

Теперь они мог­ли поз­во­лить себе жить в каком-то сти­ле, раз­де­лив вре­мя меж­ду Royal Lodge, домом в Вин­дзор-Грейт-Пар­ке, кото­рый Энд­рю арен­до­вал на 75 лет, и рос­кош­ным шале с семью спаль­ня­ми, в кото­ром ранее рабо­та­ло шесть штат­ных сотруд­ни­ков, и был досту­пен для арен­ды более чем 22 000 фун­тов стер­лин­гов в неде­лю.

Ска­за­но, что оно было обстав­ле­но шикар­ным анти­ква­ри­а­том, в нем была боль­шая глав­ная спаль­ня, обтя­ну­тая меха­ми живот­ных, а так­же кры­тый бас­сейн пло­ща­дью 650 кв. Футов, сау­на, сол­неч­ная тер­ра­са, ком­на­та для хра­не­ния вещей, бар и рос­кош­ная раз­вле­ка­тель­ная зона. Сре­ди бли­жай­ших сосе­дей — сэр Ричард Брэн­сон и певец Джеймс Блант. 

Пара должна бывшей знакомой женщине £ 6,7 млн, так как они не оплатили весь счет за шале Helora и теперь предстают перед судом, пять лет и четыре месяца спустя

Пара долж­на быв­шей зна­ко­мой жен­щине £ 6,7 млн, так как они не опла­ти­ли весь счет за шале Helora и теперь пред­ста­ют перед судом, пять лет и четы­ре меся­ца спу­стя 

«Ни у одно­го из них нет соб­ствен­ной соб­ствен­но­сти, и они хоте­ли купить шале в каче­стве акти­ва, что­бы оста­вить его сво­им детям», — ска­зал источ­ник жур­на­ли­стам в то вре­мя.

Но это, конеч­но, было тогда.

Четы­ре года спу­стя гер­цо­ги­ня Йорк­ская так и не ста­ла посто­ян­ным жите­лем Швей­ца­рии. 

Меж­ду тем, шале Helora вне­зап­но ока­зы­ва­ет­ся в цен­тре новой и урод­ли­вой гла­вы в, каза­лось бы, бес­ко­неч­ном сбор­ни­ке сму­ща­ю­щих ситу­а­ций, с кото­ры­ми столк­нет­ся коро­лев­ская пара, кото­рой сей­час 60 лет.

Эта послед­няя капер­са вра­ща­ет­ся вокруг одной непро­стой про­бле­мы, кото­рая так часто, кажет­ся, под­ни­ма­ет свою урод­ли­вую голо­ву в семье в Йор­ке: день­ги.

Вче­ра выяс­ни­лось, что дуэт явля­ет­ся пред­ме­том агрес­сив­ных судеб­ных раз­би­ра­тельств, про­во­ди­мых пер­во­на­чаль­ным вла­дель­цем шале Helora, быв­шим зна­ко­мым, кото­ро­му они долж­ны зна­чи­тель­ную сум­му в 6,7 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов.

Судеб­ные доку­мен­ты, подан­ные юри­ди­че­ской фир­мой это­го ано­ним­но­го чело­ве­ка, Etude du Ritz, гово­рят, что часть этой сум­мы долж­на была быть воз­вра­ще­на к 31 декаб­ря. 

Тем не менее, по сло­вам источ­ни­ков, более четы­рех меся­цев он оста­ет­ся невы­пол­нен­ным, «несмот­ря на сооб­ще­ния Сары, обе­ща­ю­щие, что пла­теж будет про­из­ве­ден».

После получения права на недвижимость они заключили сделку с продавцом об отсрочке платежа на пять лет до конца 2019 года. Затем они согласились заплатить 6,7 млн ​​фунтов стерлингов плюс проценты

После полу­че­ния пра­ва на недви­жи­мость они заклю­чи­ли сдел­ку с про­дав­цом об отсроч­ке пла­те­жа на пять лет до кон­ца 2019 года. Затем они согла­си­лись запла­тить 6,7 млн ​​фун­тов стер­лин­гов плюс про­цен­ты

Пред­по­ла­га­ет­ся, что пер­во­на­чаль­ный вла­де­лец, пред­по­ло­жи­тель­но явля­ю­щий­ся бене­фи­ци­а­ром целе­во­го фон­да, про­дал шале «Хело­ра» йор­кам в нояб­ре 2014 года за 22 мил­ли­о­на швей­цар­ских фран­ков, что состав­ля­ет при­мер­но 18 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов.

Что­бы собрать сред­ства, гер­цог и его быв­шая жена взя­ли ипо­теч­ный кре­дит на 16 мил­ли­о­нов фран­ков (13,25 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов). 

Осталь­ные шесть мил­ли­о­нов фран­ков (5 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов) долж­ны были быть выпла­че­ны налич­ны­ми, при­чем каж­дый из них был уве­ли­чен напо­ло­ви­ну. 

Но по непо­нят­ным при­чи­нам они нико­гда не опла­чи­ва­ли эту часть сче­та.

Вме­сто это­го коро­лев­ская пара заклю­чи­ла сдел­ку с про­дав­цом об отсроч­ке пла­те­жа на пять лет до кон­ца 2019 года. Затем они согла­си­лись запла­тить восемь мил­ли­о­нов фран­ков (6,7 млн ​​фун­тов стер­лин­гов), что состав­ля­ет пер­во­на­чаль­ную сум­му плюс про­цен­ты.

(Мы долж­ны — конеч­но! — пред­по­ло­жить, что ипо­теч­ная ком­па­ния была осве­дом­ле­на и санк­ци­о­ни­ро­ва­ла это нетра­ди­ци­он­ное согла­ше­ние).

Про­шло пять лет, плюс эти четы­ре меся­ца, и коро­лев­ская пара не смог­ла рас­пла­тить­ся с дол­га­ми. В резуль­та­те их кре­ди­тор решил обра­тить­ся в суд.

Но королевская пара не смогла расплатиться с долгами, и в результате их кредитор, который также является бывшим другом пары, решил обратиться в суд

Но коро­лев­ская пара не смог­ла рас­пла­тить­ся с дол­га­ми, и в резуль­та­те их кре­ди­тор, кото­рый так­же явля­ет­ся быв­шим дру­гом пары, решил обра­тить­ся в суд 

Поми­мо нелов­ко­сти ситу­а­ции, я пони­маю, что она — быв­ший друг пары, кото­рая при­ни­ма­ла чле­нов коро­лев­ской семьи в шале Helora задол­го до того, как согла­си­лась про­дать ее.

Все это ужас­ный бес­по­ря­док.

И все же за этим непро­стым спо­ром лежит более серьез­ная и слож­ная голо­во­лом­ка для прин­ца Андрея и его быв­ше­го супру­га. 

А имен­но: как, черт возь­ми, учи­ты­вая посто­ян­ную борь­бу за его отно­ше­ния с покой­ным педо­фи­лом Джеф­ф­ри Эпш­тей­ном, гер­цог может финан­си­ро­вать свое еже­днев­ное суще­ство­ва­ние?

После выхо­да из коро­лев­ских обя­зан­но­стей в нояб­ре он был вынуж­ден пола­гать­ся на неболь­шую пен­сию воен­но-мор­ско­го фло­та, кото­рая оце­ни­ва­ет­ся при­мер­но в 20 000 фун­тов стер­лин­гов в год, а так­же еже­год­ное посо­бие коро­ле­вы в раз­ме­ре око­ло 250 000 фун­тов стер­лин­гов. 

Сара Фер­г­ю­сон, со сво­ей сто­ро­ны, поте­ря­ла ряд ком­мер­че­ских кон­трак­тов.

Тем не менее, они про­дол­жа­ют жить в каком-то сти­ле, исполь­зуя дом, пол­ный слуг и (судя по фото­гра­фи­ям в их соци­аль­ных сетях), под­дер­жи­вая доро­гие кол­лек­ции юве­лир­ных изде­лий и наруч­ных часов и регу­ляр­но посе­щая фло­ри­стов.

Кро­ме того, гер­цог в насто­я­щее вре­мя вынуж­ден опла­чи­вать доро­го­сто­я­щие юри­ди­че­ские сче­та, наняв Гэри Блокс­со­ма, спе­ци­а­ли­ста по уго­лов­но­му пра­ву, кото­рый пред­став­ля­ет «лиц со сверх­вы­со­ким дохо­дом в меж­ду­на­род­ных юрис­дик­ци­ях», что­бы пред­став­лять его в судеб­ном про­цес­се, свя­зан­ном с делом Эпш­тей­на, вме­сте с одним Клэр Монт­го­ме­ри, КК.

Йоркцы полагают, что они придерживаются своей стороны сделки, касающейся шале, и шокированы тем, что их тащат через суд

Йорк­цы пола­га­ют, что они при­дер­жи­ва­ют­ся сво­ей сто­ро­ны сдел­ки, каса­ю­щей­ся шале, и шоки­ро­ва­ны тем, что их тащат через суд 

Энд­рю боль­ше не поль­зу­ет­ся офи­сом Royal Press в Букин­гем­ском двор­це и вме­сто это­го удер­жи­ва­ет Мар­ка Гал­ла­хе­ра, глав­но­го пиар­щи­ка по про­зви­щу «заку­лис­ный помощ­ник», кото­рый помог реа­би­ли­ти­ро­вать VIP-пер­сон, лож­но обви­нен­ных в педо­фи­лии фан­та­стом Кар­лом Бичем, более извест­ным как «Ник». — в 2014.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, дуэт зара­ба­ты­ва­ет мень­ше, чем когда-либо, и тра­тит гораз­до боль­ше.

«Все, что про­изо­шло после авгу­ста про­шло­го года [когда Эпш­тейн был аре­сто­ван и совер­шил само­убий­ство], при­ве­ло к рез­ко­му изме­не­нию их финан­со­во­го поло­же­ния», — гово­рит источ­ник со зна­ни­ем дела. 

«Их спо­соб­ность зара­ба­ты­вать или соби­рать день­ги исчез­ла очень быст­ро, а их рас­хо­ды рез­ко воз­рос­ли. Очень быст­ро ста­ло оче­вид­но, что они не смо­гут опла­тить свои дол­ги, свя­зан­ные с шале. 

«Поэто­му они подо­шли к про­дав­цу и попро­си­ли раз­ре­шить ему про­дать его, а затем пога­сить долг».

Я пони­маю, что про­да­вец изна­чаль­но согла­сил­ся на это согла­ше­ние, соглас­но кото­ро­му шале Helora фор­маль­но оце­ни­ва­лось в око­ло 22 мил­ли­о­нов швей­цар­ских фран­ков или чуть более 18 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов, ту же цену, кото­рую йор­ки запла­ти­ли за это пять лет назад.

Одна­ко по неяс­ным при­чи­нам он не был долж­ным обра­зом раз­ме­щен на рын­ке к момен­ту появ­ле­ния коро­на­ви­ру­са. Это, кажет­ся, вызва­ло уве­ли­чи­ва­ю­ще­е­ся тре­ние.

Что каса­ет­ся теку­щей ситу­а­ции и того, как ее раз­ре­шить, то сей­час суще­ству­ет две кон­ку­ри­ру­ю­щие вер­сии собы­тий.

На фото: принц Эндрю, Сара Фергюсон и их семья возле своего шале в Вербье, Швейцария, в свой 43-й день рождения

На фото: принц Энд­рю, Сара Фер­г­ю­сон и их семья воз­ле сво­е­го шале в Вер­бье, Швей­ца­рия, в свой 43‑й день рож­де­ния

Йорк­цы пола­га­ют, что они при­дер­жи­ва­ют­ся сво­ей сто­ро­ны сдел­ки, каса­ю­щей­ся шале, и шоки­ро­ва­ны тем, что их тащат через суды.

«Их наме­ре­ние состо­ит в том, что­бы как мож­но ско­рее про­дать и очи­стить этот долг, и это было то, что они дела­ли, поэто­му они оза­да­че­ны тем, поче­му это вне­зап­но обост­ри­лось таким обра­зом», — гово­рит источ­ник.

Хотя шале фор­маль­но не было раз­ме­ще­но на рын­ке, мест­ные источ­ни­ки сооб­ща­ют мне, что они «выпу­сти­ли щупаль­ца» с целью най­ти поку­па­те­ля, и в бли­жай­шие меся­цы долж­на быть достиг­ну­та рас­про­да­жа.

Про­да­вец не так уве­рен. Коро­на­ви­рус опу­сто­шил рынок недви­жи­мо­сти, осо­бен­но для высо­ко­класс­ных лыж­ных объ­ек­тов, так как аль­пий­ские курор­ты были в цен­тре евро­пей­ской вспыш­ки, и нет ника­ких гаран­тий, что они смо­гут пол­но­стью открыть­ся в сле­ду­ю­щем сезоне.

Сооб­ща­ет­ся, что она не толь­ко уста­ла ждать поступ­ле­ния денег, но и, по-види­мо­му, чув­ству­ет, что гер­цо­ги­ня, у кото­рой есть воз­мож­ность оста­вить кре­ди­то­ров в беде, отма­хи­ва­ет­ся от нее.

«Фер­ги все­гда была ужас­на с день­га­ми. Она два­жды бра­ла пяти­знач­ные дол­ги, один раз в 1990‑х годах, кото­рые она рас­счи­ты­ва­ла, рабо­тая с WeightWatchers, и один раз в 2000‑х годах Энд­рю смог разо­брать­ся, исполь­зуя свой ста­тус и свя­зи, — гово­рит один из сотруд­ни­ков Royal. «Недав­ние собы­тия озна­ча­ют, что он про­сто боль­ше не может это­го делать». 

После скандала с Эпштейном герцог вынужден полагаться на небольшую пенсию военно-морского флота, которая оценивается примерно в 20 000 фунтов стерлингов в год, а также в 250 000 фунтов стерлингов в год от королевы.

После скан­да­ла с Эпш­тей­ном гер­цог вынуж­ден пола­гать­ся на неболь­шую пен­сию воен­но-мор­ско­го фло­та, кото­рая оце­ни­ва­ет­ся при­мер­но в 20 000 фун­тов стер­лин­гов в год, а так­же в 250 000 фун­тов стер­лин­гов в год от коро­ле­вы.

Скан­дал с Эпш­тей­ном так­же поло­жил конец карьер­ной карье­ре гер­цо­га, во-пер­вых, в каче­стве бри­тан­ско­го тор­го­во­го посла, а во-вто­рых, бла­го­да­ря его ини­ци­а­ти­ве Pitch @ Palace, часть кото­рой струк­ту­ри­ро­ва­на как ком­па­ния, в кото­рой он явля­ет­ся един­ствен­ным бене­фи­ци­ар­ным вла­дель­цем. 

Эти путе­ше­ствия в тече­ние мно­гих лет поз­во­ля­ли ему встре­чать­ся с пест­рой кол­лек­ци­ей меж­ду­на­род­ных биз­не­сме­нов, поли­ти­ков и госу­дар­ствен­ных дея­те­лей, мно­гие из кото­рых про­ис­хо­ди­ли от неко­то­рых из самых кор­рум­пи­ро­ван­ных и дес­по­тич­ных режи­мов в мире.

Часто свя­зи, сде­лан­ные в таких поезд­ках, могут быть чрез­вы­чай­но при­быль­ны­ми. Напри­мер, в 2008 году выяс­ни­лось, что он про­дал свой семей­ный дом, Сан­нин­г­хилл Парк, ста­ро­му при­я­те­лю по име­ни Тимур Кули­ба­ев, зять тогдаш­не­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на. 

Запла­чен­ная цена состав­ля­ла 15 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов, что при­мер­но на 3 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов пре­вы­ша­ло запра­ши­ва­е­мую цену, несмот­ря на то, что пошлая соб­ствен­ность томи­лась на рын­ке года­ми и впо­след­ствии была сне­се­на.

Меж­ду тем в 2011 году принц (кото­рый тогда яко­бы являл­ся бри­тан­ским тор­го­вым послом) позво­нил, а затем лич­но отпра­вил элек­трон­ное пись­мо дру­го­му казах­стан­ско­му биз­не­сме­ну по име­ни Кен­гес Раки­шев от име­ни гре­че­ской водо­про­вод­ной ком­па­нии EYDAP и швей­цар­ско­го финан­со­во­го дома Aras Capital.

Сооб­ще­ния, полу­чен­ные впо­след­ствии по почте, пока­за­ли, что фир­мы хоте­ли заклю­чить кон­тракт на 385 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов на стро­и­тель­ство сетей водо­снаб­же­ния и кана­ли­за­ции в Астане и Алма­ты, соот­вет­ствен­но, сто­ли­це Казах­ста­на и круп­ней­шем горо­де, пер­вый из кото­рых гор­дил­ся све­кром Раки­ше­ва в каче­стве мэра. ,

Оха­рак­те­ри­зо­вав кон­сор­ци­ум как «мы» и обо­зна­чив то, что он назвал «пла­ном по воде», принц ска­зал, что его лич­ный сек­ре­тарь Аман­да Тирск лич­но помо­жет пред­ста­вить фир­мы стар­шим казах­ским поли­ти­че­ским дея­те­лям.

По сло­вам гре­че­ских руко­во­ди­те­лей, участ­во­вав­ших в тор­гах, Энд­рю дол­жен был полу­чить комис­сию в раз­ме­ре одно­го про­цен­та, или 3,85 млн фун­тов стер­лин­гов, за помощь в заклю­че­нии успеш­ной сдел­ки.

Раз­об­ла­чен­ные в «Mail» откро­ве­ния об этом под­стег­ну­ли пред­по­ло­же­ния о том, что гер­цог тихо зара­ба­ты­вал сред­ства в каче­стве фик­са­то­ра, исполь­зуя свой коро­лев­ский ста­тус и свя­зи, выяв­ля­е­мые с помо­щью офи­ци­аль­ных обя­зан­но­стей, что­бы зара­ба­ты­вать день­ги на содей­ствии ком­мер­че­ским сдел­кам.

Он все­гда отри­цал это обви­не­ние, хотя нико­гда не объ­яс­нял, поче­му он отпра­вил элек­трон­ные пись­ма отно­си­тель­но про­ек­та кана­ли­за­ции.

В любом слу­чае, как он, так и гер­цо­ги­ня Йорк­ская, веро­ят­но, дума­ли, когда купи­ли свое швей­цар­ское лыж­ное шале, что в тече­ние сле­ду­ю­щих пяти лет они смо­гут собрать 5 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов, необ­хо­ди­мых для его пога­ше­ния. Оче­вид­но, что это не так.

В оче­вид­ной попыт­ке уве­ли­чить заня­тость, гер­цо­ги­ня на этой неде­ле откры­ла акка­унт на сете­вом веб-сай­те Linked In, назвав себя «гло­баль­ным гума­ни­та­ри­ем, пред­при­ни­ма­тель­ни­цей, самым про­да­ва­е­мым авто­ром дет­ских книг, про­дю­се­ром и защит­ни­ком здо­ро­вья».

На стра­ни­це так­же пред­ла­га­лись ее услу­ги в каче­стве «пред­ста­ви­те­ля» и «про­дю­се­ра». Но, как пока­зы­ва­ют недав­ние собы­тия, для тех, кто дума­ет нанять ее, веро­ят­но, пло­хая идея поз­во­лить ей — или, если уж на то пошло, ее мужу — где-нибудь рядом с балан­сом.

The Mail