24 C
Астана
22 июля, 2024
Image default

«Я заплатил сыну Джагановой за «Руханият»

Пер­со­на Сери­к­жа­на Мам­бе­та­ли­на, ворвав­ша­я­ся в поли­ти­че­скую жизнь стра­ны на корот­кий пери­од, и стре­ми­тель­но исчез­нув­шая из нее, вызы­ва­ет спо­ры и кри­во­тол­ки. Как и исто­рия с пар­ти­ей «Руха­ни­ят», вокруг кото­рой в пред­вы­бор­ный пери­од про­изо­шли забав­ные события.

Автор: Алмат АЗАДИ

Об этих и дру­гих момен­тах мы гово­рим с пред­се­да­те­лем Пар­тии «Руха­ни­ят» (по его сло­вам) Сери­к­жа­ном Мамбеталиным.

- Сери­к­жан, давай­те нач­нем с ваше­го нынеш­не­го место­пре­бы­ва­ния. Лон­дон это что, вынуж­ден­ная эми­гра­ция, страх перед репрес­си­я­ми, депрес­сия? Если депрес­сия, то, надо пола­гать, при­ят­ная, про­гу­ли­ва­ясь по Тра­фаль­гар­ской пло­ща­ди, погля­ды­вая на Вест­мин­стер­ское аббат­ство, ощу­щая себя защи­щен­ным одной из ста­рей­ших демо­кра­тий в мире. Я пони­маю, что при­чи­ны раз­ные, но выде­ли­те, пожа­луй­ста, несколь­ко или одну основную.

- Ни то, ни дру­гое, ни тре­тье. Я нико­гда не скры­вал, что в Лон­доне у меня жена и дети, уже око­ло 10 лет. В свое вре­мя меня при­гла­си­ли на рабо­ту в сфе­ре неф­те­га­зо­во­го кон­сал­тин­га в англий­скую ком­па­нию. Так как моя дея­тель­ность про­те­ка­ла меж­ду Лон­до­ном. Жене­вой, Баку, Ашха­ба­дом, Моск­вой и Алма­ты, то мы с семьей реши­ли жить в Лон­доне — удоб­ней было для рабо­ты. Я пере­ехал туда намно­го рань­ше «бег­лых бан­ки­ров» и тем более семей неко­то­рых чинов­ни­ков и мини­стров из нынеш­не­го пра­ви­тель­ства. В послед­нее вре­мя их при­бы­ва­ет все боль­ше, види­мо, чув­ству­ют пред­сто­я­щую сме­ну элит.

Я при­е­хал домой, что­бы побыть с детьми, с кото­ры­ми не смог про­ве­сти зим­ние кани­ку­лы вме­сте из-за пред­вы­бор­ной кам­па­нии пар­тии «Руха­ни­ят» и сей­час навер­сты­ваю упу­щен­ное. Мне нуж­но про­ана­ли­зи­ро­вать, не торо­пясь, про­изо­шед­шее со мной и мои­ми сорат­ни­ка­ми, и понять, как полу­чи­лось, что пар­тия, кото­рая зани­ма­лась вопро­са­ми эко­ло­гии и при­шла на послед­них выбо­рах послед­ней, за послед­нее вре­мя ста­ла так неугод­на вла­сти, что нас неза­кон­но выки­ну­ли из пред­вы­бор­ной гон­ки, вклю­чив весь адми­ни­стра­тив­ный ресурс. Мы нико­гда не явля­лись оппо­зи­ци­он­ной пар­ти­ей, мно­гие нас счи­та­ли чуть ли не про­ек­том Акор­ды. Я нико­гда лич­но не кри­ти­ко­вал пре­зи­ден­та, хотя и пуб­лич­но не хва­лил тоже. У меня нет лич­ных обид на власть, я живу достой­ной жиз­нью, кото­рой мно­гие мог­ли поза­ви­до­вать. Меня не лиша­ли высо­ких долж­но­стей и не отби­ра­ли биз­нес, как у дру­гих лиде­ров оппо­зи­ци­он­ных пар­тий. И я дей­стви­тель­но хотел решать ско­пив­ши­е­ся про­бле­мы эко­ло­гии и при­вне­сти хоть сотую часть англий­ской демократии.

- Помни­те, когда вы при­шли к руко­вод­ству «Руха­ни­я­та», в Интер­не­те, в отдель­ных СМИ были вбро­сы о том, сколь­ко вы (или дру­гие лица) запла­ти­ли осно­ва­те­лю пар­тии Алтын­шаш Джа­га­но­вой за пар­тию. Через два года она (или дру­гие лица) сме­сти­ла вас с поста пред­се­да­те­ля. Я не буду сей­час вда­вать­ся в юри­ди­че­ские подроб­но­сти, но, види­мо, что-то сло­ма­лось в цепоч­ке дого­во­рен­но­стей и мы име­ем дан­ность, когда Джа­га­но­ва здесь, а вы — там. Так кто выиг­рал по боль­шо­му счету? 

- Исто­рия эта инте­рес­на тем, что все начи­на­ют искать заго­во­ры там, где их реаль­но не было. Хотя спра­вед­ли­во­сти ради, учи­ты­вая реа­лии «управ­ля­е­мой демо­кра­тии» в нашей стране, сомне­ния в моей неан­га­жи­ро­ван­но­сти бази­ро­ва­лись не на пустом месте. Когда я решил создать пар­тию зеле­ных в Казах­стане, пред­ва­ри­тель­но дого­во­рив­шись с Евро­пей­ской пар­ти­ей зеле­ных о сов­мест­ной рабо­те, я пла­ни­ро­вал реги­стри­ро­вать новую пар­тию. Я счи­тал, что про­бле­мы эко­ло­гии суще­ству­ют, нали­чие зеле­ной пар­тии еще боль­ше при­даст Казах­ста­ну имидж демо­кра­ти­че­ской стра­ны, и, в кон­це кон­цов, мы не соби­ра­лись вли­вать­ся в ряды ради­каль­ной оппо­зи­ции, будучи мир­ны­ми зеле­ны­ми. Кста­ти, нена­си­лие — это один из основ­ных прин­ци­пов зеле­ной политики.

Для того что­бы собрать под­пи­си для реги­стра­ции пар­тии, я сна­ча­ла пла­ни­ро­вал объ­еди­нить уси­лия с Мэл­сом Еле­у­си­зо­вым. Но когда я понял, что с ним нет ника­ких пер­спек­тив, то решил дей­ство­вать само­сто­я­тель­но. Осо­знав, что новую пар­тию никто не заре­ги­стри­ру­ет, пото­му что тогда при­дет­ся реги­стри­ро­вать и «Алгу», и «Халык Рухы», я решил начать сотруд­ни­чать с одной из суще­ству­ю­щих партий.

То, что я стал пред­се­да­те­лем пар­тии «Руха­ни­ят», это чистая слу­чай­ность. Мой дав­ний зна­ко­мый Али­шер Сулей­ме­нов, кото­ро­му я рас­ска­зал про свои пла­ны, позна­ко­мил со сво­ей мамой. Я его знал с нача­ла 1990‑х годов, и знал его как сына извест­но­го казах­ско­го писа­те­ля. Ока­за­лось, что у него и мама не менее зна­ме­ни­тая, обще­ствен­ный дея­тель Алтын­шаш Джа­га­но­ва. Осно­ва­те­лю пар­тии я ниче­го, конеч­но, не пла­тил, но у меня были дого­во­рен­но­сти с ее сыном, что я инве­сти­рую несколь­ко сот тысяч дол­ла­ров в его биз­нес в Чехии, а в обмен она усту­па­ет лидер­ство в пар­тии. По ее сло­вам, пред­се­да­тель­ство ее силь­но тяго­ти­ло, она уста­ла и хочет спо­кой­но жить жиз­нью пен­си­о­не­ра. На мой вопрос: а не надо ли согла­со­вы­вать назна­че­ние с пре­зи­ден­том? — она хит­ро под­миг­ну­ла и ска­за­ла, что сде­ла­ла для него столь­ко, что теперь име­ет мораль­ное пра­во с ним не сове­то­вать­ся. Я ей пове­рил, но до 16 мар­та 2010 года, когда меня избра­ли пред­се­да­те­лем пар­тии «Руха­ни­ят», я ждал звон­ка от нее с отка­зом от пред­ло­же­ния. Хоти­те верь­те, хоти­те нет, но ино­гда чело­ве­че­ская жад­ность поз­во­ля­ет обой­ти пре­гра­ды, постав­лен­ные властью.

А кто выиг­рал от про­ис­шед­ше­го, слож­ный вопрос. Могу ска­зать, что я не про­иг­рал. Меня теперь зна­ет народ, кото­рый понял, что я не про­ект адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та. Власть сво­и­ми неуме­лы­ми дви­же­ни­я­ми сде­ла­ла из меня поли­ти­ка, с кото­рым счи­та­ют­ся не толь­ко в Казах­стане, но и пра­ви­тель­ства дру­гих стран. Что каса­ет­ся денег, то наде­юсь, Али­шер не будет таким же нечи­сто­плот­ным, как его мама, и вер­нет инве­сти­ро­ван­ные мною сред­ства. Впро­чем, это уже наши лич­ные дело­вые отношения.

- Вы дол­гое вре­мя были ото­рва­ны от поли­ти­че­ской жиз­ни Казах­ста­на, потом вдруг появи­лись сра­зу в каче­стве пред­се­да­те­ля пар­тии, теперь так же ско­ро­па­ли­тель­но исчез­ли, то есть выпа­ли из поли­то­бо­зре­ния стра­ны. А оно вам надо было? Это амби­ции, често­лю­бие, жела­ние сла­вы, уве­рен­ность в силах? 

- На самом деле я нико­гда не пла­ни­ро­вал стать поли­ти­ком. Реше­ние об этом созре­ло в послед­ние несколь­ко лет, когда, посе­щая стра­ну, видел, что Казах­стан дви­жет­ся в непра­виль­ном направ­ле­нии, обще­ство дегра­ди­ру­ет, люди уста­ли от безыс­ход­но­сти. Но еще раз повто­рюсь, что пер­во­на­чаль­но моя зада­ча была создать серьез­ную эко­ло­ги­че­скую пар­тию и бороть­ся с недоб­ро­со­вест­ны­ми недро­поль­зо­ва­те­ля­ми, кото­рые загу­би­ли при­ро­ду, про­тив попы­ток постро­ить в Казах­стане АЭС и создать Банк ядер­но­го топ­ли­ва. И зай­дя в мажи­лис, я пла­ни­ро­вал целе­на­прав­лен­но под­ни­мать эти вопро­сы. Самая глав­ная наша зада­ча — это спа­сти Кас­пий. Казах­ский язык, неза­ви­си­мость мож­но воз­ро­дить, но если посту­пим с Кас­пи­ем, как посту­пи­ли с Ара­лом, то ару­а­хи про­кля­нут нас. Для это­го я заре­ги­стри­ро­вал Меж­ду­на­род­ный фонд спа­се­ния Кас­пий­ско­го моря и при­гла­сил туда мно­го извест­ных личностей.

Я нисколь­ко не жалею, что при­шел в поли­ти­ку. И при­шел все­рьез и надол­го. Навер­ное, это было угод­но Все­выш­не­му. По-дру­го­му я не могу объ­яс­нить. Жить в цен­тре Лон­до­на, насла­ждать­ся инте­рес­ным кру­гом обще­ния, ходить на люби­мый Арсе­нал — такой жиз­ни поза­ви­до­ва­ло бы боль­шин­ство моих сограж­дан. Но, види­мо, кровь каза­ха позва­ла домой, позва­ла, что­бы отдать долг сво­ей Родине. Это­го не пони­ма­ют мно­гие мои дру­зья, да и власть, как вид­но, не пове­ри­ла в мои доб­рые устрем­ле­ния. Они же по себе дру­гих судят. Я отка­зал­ся от англий­ско­го пас­пор­та, о кото­ром наши чинов­ни­ки меч­та­ют. Я оста­вил в Лон­доне семью, мои дети рас­тут без меня, я лишил их накоп­ле­ний, но нисколь­ко не сожа­лею об этом. Это мой осо­знан­ный выбор.

- Я более чем уве­рен, что когда закру­чи­ва­лась интри­га с вашим при­хо­дом в «Руха­ни­ят», у вас были встре­чи с кем-то из Адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та или с теми, кто кури­ру­ет внут­ри­по­ли­ти­че­скую жизнь стра­ны. Навер­ня­ка были постав­ле­ны опре­де­лен­ные усло­вия, даны «реко­мен­да­ции» по даль­ней­ше­му выстра­и­ва­нию пар­тии, сле­до­ва­нию кур­су… Но, может быть, в какой-то момент в вас взыг­ра­ла более само­сто­я­тель­ность и вам пока­за­ли, как могут рас­пра­вить­ся с неугод­ны­ми. Дай бог, что­бы я оши­бал­ся, но в Казах­стане, все зна­ют, ниче­го не дела­ет­ся про­сто так. Раз­бей­те в пух и прах мою уверенность.

- Вы, конеч­но, не пове­ри­те, но ника­ких встреч не было. Была встре­ча с тогдаш­ним мини­стром ино­стран­ных дел, кото­ро­му я попы­тал­ся объ­яс­нить необ­хо­ди­мость созда­ния зеле­ной пар­тии перед пред­се­да­тель­ством Казах­ста­на в ОБСЕ. Я пытал­ся попасть на при­ем к гла­ве госу­дар­ства, что­бы рас­ска­зать о дея­тель­но­сти пар­тии, о наших пла­нах и зада­чах. Но его окру­же­ние сде­ла­ло все, что­бы огра­дить меня от такой встре­чи. Для того что­бы встре­тить­ся с ним, мы даже вошли в коа­ли­цию по под­держ­ке рефе­рен­ду­ма. Но встре­ча была общей и я на ней, не сорев­ну­ясь в лести с руко­во­ди­те­ля­ми дру­гих пар­тий, под­нял два вопро­са. Пер­вый — о ста­ту­се казах­ско­го язы­ка, об отсут­ствии до сего­дняш­не­го дня бес­плат­но­го элек­трон­но­го сло­ва­ря (!), а вто­рой был о бед­ствен­ном поло­же­нии орал­ма­нов. Ему навер­ня­ка не понра­ви­лось мое выступ­ле­ние, но имен­но эти вопро­сы, как пока­за­ла жизнь, вол­ну­ет сего­дня казах­ское общество.

- Зна­е­те, недав­но было 40 дней поми­но­ве­ния уби­тых в Жана­о­зене. Но что-то ни на одном меро­при­я­тии не было замет­но духов­но­го лиде­ра «ваше­го» «Руха­ни­я­та» Мух­та­ра Шаха­но­ва, не гово­ря уже об ини­ци­и­ро­ва­нии им поми­наль­ных меро­при­я­тий. Вы под­дер­жи­ва­е­те с ним связь? Если вы сожгли удо­сто­ве­ре­ние кан­ди­да­та в депу­та­ты, пыта­лись голо­дать, мне как-то стран­но, поче­му вас не под­дер­жа­ли сорат­ни­ки по пар­тии. Кста­ти, а чем закон­чи­лась объ­яв­лен­ная голодовка?

- Я счи­таю Мух­та­ра Шаха­но­ва самым достой­ным сыном сво­ей зем­ли. Он бы мог спо­кой­но почи­вать на лав­рах как выда­ю­щий­ся поэт, живой клас­сик, сти­хи кото­ро­го учат дети в шко­лах. Толь­ко за то, что он высту­пил на три­буне Вер­хов­но­го Сове­та СССР в 1989 году и донес стране и миру прав­ду о собы­ти­ях декаб­ря 1986 года, он навсе­гда оста­нет­ся в серд­це каж­до­го каза­ха. Он, будучи глу­бо­ко поря­доч­ным и ответ­ствен­ным чело­ве­ком, не может про­мол­чать, когда пра­ви­тель­ство пыта­ет­ся пере­дать зем­ли в арен­ду Китаю. Он соби­ра­ет митин­ги, когда нам пыта­лись навя­зать кон­цеп­цию «казах­стан­ской нации». Он неустан­но, после­до­ва­тель­но, ино­гда с остер­ве­не­ни­ем бьет­ся за род­ной язык. Он высту­па­ет про­тив кабаль­но­го Тамо­жен­но­го сою­за, а теперь и в Евразий­ско­го, кото­рый явля­ет­ся новой фор­мой коло­ни­за­ции Казах­ста­на Рос­си­ей. Поэт, кото­ро­му в этом году испол­нит­ся 70 лет, он боль сво­е­го наро­да про­пус­ка­ет через свое серд­це. Да так близ­ко, что пере­нес два инфарк­та. Он мог бы дав­но стать при­двор­ным поэтом и тогда в этом году его 70-лет­ний юби­лей был бы отме­чен на госу­дар­ствен­ном уровне. Он в отли­чие от дру­гих геров дей­стви­тель­но досто­ин зва­ния Халык Кахар­ма­ны. Но у него зва­ние еще выше, то, кото­рое ему дал казах­ский народ — Халык Акы­ны. Поэто­му я при­зы­ваю ува­жи­тель­но отно­сить­ся к таким людям, их у каза­хов мож­но пере­счи­тать на паль­цах одной руки. Мы все долж­ны беречь и ценить его.

28 янва­ря он, едва вый­дя из боль­ни­цы, пошел на митинг, что­бы под­дер­жать свой народ. Про Жана­о­зен вы в корне непра­вы. Он выпу­стил ряд обра­ще­ний на казах­ском язы­ке, и мы дое­ха­ли до само­го Жана­о­зе­на. Пол­ков­ник на про­пуск­ном посту в Жана­о­зен на вопрос Шаха­но­ва: «Ты меня зна­ешь, наде­юсь?», отве­тил бук­валь­но: «Мука, на казах­ской зем­ле нет ни одно­го аза­ма­та, кото­рый бы вас не знал.

- Что даль­ше? Тайм-аут для осмыс­ле­ния про­изо­шед­ше­го и про­ис­хо­дя­ще­го? Воз­врат к преж­не­му бизнесу?

- Биз­не­су, конеч­но, нуж­но будет уде­лять вни­ма­ние. Я по-преж­не­му не хочу в сво­ей дея­тель­но­сти зави­сеть от бег­лых бан­ки­ров с оли­гар­ха­ми, но в то же вре­мя осо­знаю, что поли­ти­ка без денег не дела­ет­ся. Я думаю, что нуж­но будет зару­чить­ся под­держ­кой демо­кра­ти­че­ских инсти­ту­тов в США, Евро­пе, что­бы они пони­ма­ли, что суще­ству­ет новая аль­тер­на­ти­ва как казах­стан­ской вла­сти, так и оппо­зи­ции. На сего­дняш­ний день у меня три при­о­ри­те­та. Пер­вый, конеч­но, как граж­да­ни­на стра­ны, уча­стие в меж­ду­на­род­ной комис­сии по рас­сле­до­ва­нию собы­тий в Жана­о­зене. Я хочу, что­бы мы узна­ли прав­ду об этой тра­ге­дии и извлек­ли из нее все уро­ки, в том чис­ле и власть. Вто­рой — это про­дви­же­ние фон­да спа­се­ния Кас­пия, кото­рый дол­жен мак­си­маль­но эффек­тив­но сра­бо­тать в этом году, так как про­мыш­лен­ная добы­ча уже запла­ни­ро­ва­на на 2013 год. Если мы не успе­ем нало­жить мора­то­рий до это­го сро­ка, даль­ше будет намно­го слож­нее. И, в‑третьих, я хочу занят­ся фор­ми­ро­ва­ни­ем граж­дан­ско­го пра­ви­тель­ства, над­пар­тий­ной струк­ту­ры, в кото­рой будут задей­ство­ва­ны самые актив­ные граж­дане стра­ны. Самый глав­ный вопрос, кото­рый зада­ет сего­дня обще­ство: кто при­дет после этой вла­сти, не погру­зит­ся ли стра­на в хаос в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од? Мы, граж­дан­ское обще­ство, долж­ны отве­тить на это вопрос и дать людям надеж­ду. После послед­них выбо­ров нель­зя исклю­чать вари­ант рево­лю­ци­он­ной сме­ны вла­сти, когда пра­ви­тель­ство в пол­ном соста­ве сбе­жит за гра­ни­цу и тогда граж­дан­ское пра­ви­тель­ство возь­мет на себя все функ­ции. У нас уже есть сооб­ще­ство в Фейс­бу­ке, где пред­ла­га­ют­ся кан­ди­да­ту­ры на посты граж­дан­ских мини­стров. Напри­мер, Ата­ба­е­ва на пост мини­стра куль­ту­ры, Туме­но­ву — в Мин­здрав, а Кожах­ме­то­ва — в мини­стер­ство обра­зо­ва­ния. Но об этом, я думаю, в отдель­ной статье.

- Как под­дер­жи­ва­е­те связь с роди­ной? Или, как гово­рил Чац­кий, «сюда я боль­ше не ездок!»?

- Мы живем в инфор­ма­ци­он­ную пору, хотя мно­гие навер­ху это­го еще не осо­зна­ли. Моя актив­ность в соци­аль­ных сетях поз­во­ля­ет мне быть в гуще собы­тий даже на рас­сто­я­нии. С роди­те­ля­ми раз­го­ва­ри­ваю регу­ляр­но, как и все­гда. При­еду ско­ро, как толь­ко про­ве­ду все запла­ни­ро­ван­ные встре­чи. Будем пода­вать в суд на неза­кон­ность съез­да Джа­га­но­вой, и если у вла­сти есть остат­ки здра­во­го смыс­ла, суд дол­жен удо­вле­тво­рить наш иск. Ведь те, кто был с Джа­га­но­вой на сек­рет­ном съез­де позд­ним вече­ром 6 декаб­ря, к «Руха­ни­я­ту» не име­ли ника­ко­го отно­ше­ния. И я лег­ко это дока­жу в суде. Поэто­му я и под­пи­сы­ва­юсь: Сери­к­жан Мам­бе­та­лин, лидер пар­тии «Руха­ни­ят».

- Ну, дай-то бог. Спа­си­бо. Если что, до встречи.

Источ­ник: Газе­та «Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT») № 06 (134) от 01 фев­ра­ля 2012 г.

View article:

«Я запла­тил сыну Джа­га­но­вой за «Руха­ни­ят»

архивные статьи по теме

Крест совка

«Власти хотят, чтоб никто не вякал»

Уральск передал эстафету Таразу