11 C
Астана
23 мая, 2024
Image default

“Это страшное судебное решение”

Сило­ви­ки воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело на пред­се­да­те­ля КСК, а кон­фис­ко­ва­ли в ито­ге иму­ще­ство всех жиль­цов дома. Эта абсурд­ная, на пер­вый взгляд, ситу­а­ция ста­но­вит­ся реаль­но­стью, уве­рен извест­ный пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис, при­во­дя в при­мер дело «Аман­са­улы­ка». И суд тут не поможет.

Автор: Андрей АНДРЕЕВ

Об этом лиде­ры обще­ствен­но­го фон­да «Аман­са­улык» Бахыт Туме­но­ва и Геор­гий Архан­гель­ский, а так­же пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис рас­ска­за­ли на пресс-кон­фе­рен­ции в новом офи­се фон­да. Участ­ни­кам пресс-кон­фе­рен­ции при­шлось про­ве­сти ее стоя, так как из мебе­ли в ком­на­те были толь­ко один стол и три сту­ла. Все иму­ще­ство фон­да оста­лось под зам­ком в аре­сто­ван­ном доме Мурат­бе­ка Кете­ба­е­ва, где фонд имел несча­стье арен­до­вать несколь­ко комнат.

Суд отвел про­бле­му от себя

- Про­шу про­ще­ния, что мы даже не можем пред­ло­жить вам сесть, — изви­ни­лась перед собрав­ши­ми­ся в неболь­шой ком­на­те жур­на­ли­ста­ми пре­зи­дент «Аман­са­улы­ка» Бахыт Туме­но­ва. — У нас пока есть толь­ко три сту­ла, один стол и несколь­ко шка­фов. Все это нам пода­рил «Каун­тер­парт» (меж­ду­на­род­ная орга­ни­за­ция, рабо­та­ю­щая по про­грам­ме USAID). Бюро по пра­вам чело­ве­ка пода­ри­ло нам компьютер.

Сво­е­го иму­ще­ства фонд «Аман­са­улык» лишил­ся в резуль­та­те нале­та сотруд­ни­ков ДКНБ по г. Алма­ты 19 декаб­ря про­шло­го года. Часть иму­ще­ства было изъ­ята, а часть закры­та и опе­ча­та­на в особ­ня­ке, при­над­ле­жа­щем Мурат­бе­ку Кете­ба­е­ву, где фонд арен­до­вал семь ком­нат. Позд­нее фонд обра­тил­ся с про­те­стом в суд, одна­ко тот оста­вил про­тест без удо­вле­тво­ре­ния. Судья пред­ло­жи­ла обра­тить­ся к началь­ни­ку след­ствен­но­го отде­ла ДКНБ по Ман­ги­ста­уской обла­сти Тал­га­ту Толык­ба­е­ву, чье пору­че­ние выпол­ня­ли алма­тин­ские комитетчики.

- Таким обра­зом, суд про­сто отвел от себя эту про­бле­му, отпра­вив нас раз­би­рать­ся даль­ше, — про­ком­мен­ти­ро­ва­ла судеб­ное реше­ние Бахыт Нияз­бе­ков­на. — В пят­ни­цу мы пода­ли апел­ля­ци­он­ную жало­бу на это решение.

По сло­вам руко­во­ди­те­ля фон­да, на нее выхо­ди­ли коми­тет­чи­ки, пред­ла­гая сдел­ку: они раз­ре­ша­ют забрать из опе­ча­тан­но­го офи­са доку­мен­ты и посте­пен­но воз­вра­ща­ют иму­ще­ство, а в обмен она отзы­ва­ет из суда жало­бу на их действия.

- На меня выхо­дил сле­до­ва­тель Аза­мат, кото­рый допра­ши­вал меня 9 янва­ря. После него выхо­дил и сам Тал­гат Толык­ба­ев. Они пред­ла­га­ли вер­нуть нам доку­мен­ты и затем посте­пен­но забрать иму­ще­ство. В ответ, намек­нул он, мы долж­ны были забрать свое заяв­ле­ние из суда. Я отка­за­лась, сослав­шись на пре­зумп­цию неви­нов­но­сти. Я не обя­за­на дока­зы­вать, что это мое иму­ще­ство, это они обя­за­ны дока­зы­вать, что дан­ное иму­ще­ство име­ет отно­ше­ние к уго­лов­но­му делу, — уве­рен­но заяви­ла Бахыт Туме­но­ва и про­дол­жи­ла: — Един­ствен­ное, мы по их прось­бе соста­ви­ли и отда­ли им опись наше­го имущества.

Как рас­ска­за­ла пре­зи­дент фон­да, все вре­мя, про­шед­шее с момен­та обыс­ка, фонд не пре­кра­щал рабо­ту. Его сотруд­ни­ки юти­лись в квар­ти­рах, подыс­ки­ва­ли новое поме­ще­ние, про­дол­жая рабо­ту в онлайн-режи­ме: напом­ним, фонд ока­зы­ва­ет бес­плат­ные кон­суль­та­ции граж­да­нам по вопро­сам здра­во­охра­не­ния. Но из-за того, что выкуп­лен­ные номе­ра «горя­чих линий» ста­ли недо­ступ­ны, мало­иму­щие граж­дане поте­ря­ли воз­мож­ность полу­чить консультацию.

- Для этих людей с посо­би­я­ми или пен­си­я­ми в 20—25 тысяч зво­нить на сото­вый теле­фон — непоз­во­ли­тель­ная рос­кошь. Да и не зна­ют они наши сото­вые номе­ра, как пра­ви­ло, — пояс­ни­ла Бахыт Ниязбековна.

В заклю­че­ние Бахыт Туме­но­ва побла­го­да­ри­ла всех, кто не оста­вил в беде фонд, пода­рив тех­ни­ку и кое-что из мебели.

- Навер­ное, мы по-казах­ски рас­сте­лем здесь ков­ры, кор­пеш­ки и на полу будем рабо­тать, — полу­шу­тя-полу­се­рьез­но поды­то­жи­ла она.

- Мы не настоль­ко наив­ны, что­бы думать, что можем сра­зу выиг­рать суд, — высту­пил сотруд­ник фон­да Геор­гий Архан­гель­ский, пред­став­ляв­ший фонд в суде. — КНБ в нашей стране это некий «над­за­кон­ный» орган. В нашей нелег­кой борь­бе мы рас­счи­ты­ва­ем на под­держ­ку дру­гих фон­дов, средств мас­со­вой информации.

Не пре­це­дент, но выво­ды сде­лать можно

- Как вы все зна­е­те, Казах­стан явля­ет­ся участ­ни­ком Меж­ду­на­род­но­го пак­та о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах, — напом­нил пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис. — Это меж­ду­на­род­ный дого­вор, име­ю­щий при­о­ри­тет над наци­о­наль­ным зако­но­да­тель­ством. Соглас­но ста­тье 14‑й пак­та печать и пуб­ли­ка могут не допус­кать­ся на судеб­ное раз­би­ра­тель­ство толь­ко по сооб­ра­же­ни­ям мора­ли, обще­ствен­но­го поряд­ка, госу­дар­ствен­ной без­опас­но­сти либо если это­го тре­бу­ют инте­ре­сы част­ной жиз­ни сто­рон. Таким обра­зом, этот судеб­ный про­цесс не соот­вет­ству­ет тре­бо­ва­ни­ям пуб­лич­но­сти. Ста­тья 18 того же доку­мен­та гово­рит о том, что каж­дый чело­век име­ет пра­во сво­бод­но выра­жать свое мне­ние. Огра­ни­че­ния могут быть свя­за­ны толь­ко с ува­же­ни­ем репу­та­ции дру­гих лиц, охра­ны гос­бе­зо­пас­но­сти, обще­ствен­но­го поряд­ка или нрав­ствен­но­сти населения.

Как пояс­нил Евге­ний Алек­сан­дро­вич, он спе­ци­аль­но про­ци­ти­ро­вал эти пунк­ты, что­бы пре­ду­пре­дить упре­ки во втор­же­нии в дея­тель­ность суда. Нигде не запре­ще­но выра­жать свое мне­ние по пово­ду судеб­ных решений.

- Фонд обра­тил­ся сна­ча­ла в про­ку­ра­ту­ру, а потом в суд с очень ясны­ми вопро­са­ми, — пере­шел пра­во­за­щит­ник к сути дела. — Вот они: поче­му вооб­ще был про­ве­ден обыск в поме­ще­нии «Аман­са­улы­ка», кото­рый ника­ко­го отно­ше­ния к гос­по­ди­ну Кете­ба­е­ву не име­ет? Поче­му обыск про­во­дил­ся в отсут­ствие пред­ста­ви­те­лей фон­да? Поче­му не было предъ­яв­ле­но поста­нов­ле­ние о про­ве­де­нии обыс­ка? Поче­му не были пере­чис­ле­ны пред­ме­ты, кото­рые соби­ра­ют­ся изы­мать? Поче­му после окон­ча­ния обыс­ка не был предъ­яв­лен для под­пи­си про­то­кол? Суд отве­тил на эти вопро­сы очень про­сто: мол, сле­до­ва­тель выпол­нял пору­че­ние сле­до­ва­те­ля ДКНБ по Ман­ги­ста­уской обла­сти. Но ведь в этом поста­нов­ле­нии нет ни сло­ва про «Аман­са­улык»! Суд не отве­тил ни на один вопрос.

По мне­нию г‑на Жовти­са, из это­го реше­ния суда выте­ка­ют очень печаль­ные последствия.

- Теперь сме­ло мож­но ска­зать: «Арен­да­то­ры Казах­ста­на, вы не име­е­те ника­ко­го пра­ва на ваше иму­ще­ство!» Я при­ве­ду очень про­стой при­мер. Пред­ставь­те, что уго­лов­ное дело воз­буж­де­но про­тив вла­дель­ца гости­ни­цы «Казах­стан». Сле­до­ва­те­ли ДКНБ при­хо­дят в гости­ни­цу и изы­ма­ют иму­ще­ство всех посто­яль­цев гости­ни­цы. Ведь биз­нес-цен­тры — это по сути гости­ни­цы для юри­ди­че­ских лиц. Это созда­ет огром­ные воз­мож­но­сти для кор­руп­ции. Иму­ще­ство любой ком­па­нии теперь мож­но изъ­ять. Более того, мож­но воз­бу­дить уго­лов­ное дело про­тив пред­се­да­те­ля КСК и изъ­ять иму­ще­ство всех жиль­цов дома. Без пре­уве­ли­че­ния — это страш­ное судеб­ное реше­ние, — поды­то­жил правозащитник.

архивные статьи по теме

Белорусские власти ищут предателей

Сорос нашел 95 коллег по кризису

Владимир Козлов не жалеет, что не уехал