fbpx

Экономика в период транзита власти: что стоит за ростом ВВП Казахстана

Уход Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва с поста гла­вы госу­дар­ства и сло­жив­ша­я­ся в Казах­стане после это­го ситу­а­ция, когда парал­лель­но с новым пре­зи­ден­том Касым-Жомар­том Тока­е­вым будет рабо­тать Совет без­опас­но­сти, наде­лен­ный широ­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми и воз­глав­ля­е­мый тем же Назар­ба­е­вым, дают повод для мно­го­чис­лен­ных поли­ти­че­ских про­гно­зов. А что же будет с эко­но­ми­кой стра­ны и как отно­сит­ся к демон­стри­ру­е­мо­му ей росту?

Эко­но­ми­че­ское наслед­ство Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва

Касам-Жомар­ту Тока­е­ву при­дет­ся рабо­тать с пра­ви­тель­ством, пере­фор­ма­ти­ро­ван­ным его пред­ше­ствен­ни­ком совсем недав­но, в кон­це фев­ра­ля. Если судить по пуб­ли­ка­ци­ям казах­стан­ских мейн­стри­мо­вых СМИ, ста­биль­ность эко­но­ми­ки стра­ны боль­ших вопро­сов не вызы­ва­ет. Что под­твер­жда­ет и ста­ти­сти­ка. На исхо­де янва­ря заме­сти­тель пре­мьер-мини­стра преж­не­го пра­ви­тель­ства Ербо­лат Доса­ев сооб­щил, что ВВП Казах­ста­на по ито­гам 2018 года вырос на 4,1% про­цен­та. Для срав­не­ния — в Рос­сии этот пока­за­тель за ана­ло­гич­ный пери­од, по офи­ци­аль­ным дан­ным, соста­вил 2,3%.

Новый президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев принимает присягу

Новый пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев при­ни­ма­ет при­ся­гу

Или дру­гой инди­ка­тор — объ­ем внеш­ней тор­гов­ли. В фев­ра­ле Аскар Мамин, тогда еще пер­вый замгла­вы Каб­ми­на (через сут­ки стал его руко­во­ди­те­лем), сооб­щил, что внеш­не­тор­го­вой обо­рот Казах­ста­на в 2018 году вырос на 19,7% (в Рос­сии — на 17,5%). А экс­порт — на 25,7%.

Озна­ча­ет ли это, что казах­стан­ская эко­но­ми­ка успеш­но раз­ви­ва­ет­ся и что ее рост поло­жи­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на уровне жиз­ни насе­ле­ния? И поче­му тогда Нур­сул­тан Назар­ба­ев мень­ше чем за месяц до сво­е­го ухо­да с поста пре­зи­ден­та отпра­вил в отстав­ку пра­ви­тель­ство, заявив, что его чле­ны не уме­ют рабо­тать с насе­ле­ни­ем?

Отстав­ка пра­ви­тель­ства — повод изме­нить при­ня­тый бюд­жет

Отстав­ка пра­ви­тель­ства или, точ­нее, пере­ста­нов­ки в нем (пер­со­наль­но мало что поме­ня­лось) — это при­кры­тие необ­хо­ди­мо­сти кор­рек­ти­ров­ки бюд­же­та, под­го­тов­лен­но­го преды­ду­щим каби­не­том. А кор­рек­ти­ров­ка объ­яс­ня­ет­ся необ­хо­ди­мо­стью вто­ро­го трех­лет­не­го цик­ла для пере­во­да Наци­о­наль­но­го фон­да сно­ва в рас­ход­ный режим. Нужен был повод, что­бы в нача­ле финан­со­во­го года рез­ко пере­кро­ить бюд­жет”, — уве­рен казах­стан­ский эко­но­мист Петр Сво­ик.

Он напо­ми­на­ет, что после миро­во­го эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са 2008 года в миро­вой эко­но­ми­ке до 2013 года про­ис­хо­дил вос­ста­но­ви­тель­ный рост. Вез­де про­во­ди­лась поли­ти­ка коли­че­ствен­но­го смяг­че­ния, эко­но­ми­ки мно­гих стран рос­ли. При этом сырье­вой экс­порт Казах­ста­на (не столь­ко в физи­че­ском, сколь­ко в цено­вом исчис­ле­нии) рос до 2013 года вклю­чи­тель­но. Эко­но­ми­ка стра­ны демон­стри­ро­ва­ла непло­хие тем­пы. Это поз­во­ли­ло Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву тогда, на пике пози­тив­ной дина­ми­ки, объ­явить о досроч­ном завер­ше­нии стра­те­гии Казах­стан-2030 и выдви­нуть новую — Казах­стан-2050.

Петр Своик

Петр Сво­ик

Но после Май­да­на, Кры­ма, собы­тий на юго-восто­ке Укра­и­ны, санк­ций в отно­ше­нии РФ и рос­сий­ско­го кон­тр­эм­бар­го, а затем — паде­ния цен на нефть ниже 30 дол­ла­ров за бар­рель к кон­цу 2014 — нача­лу 2015 года и деваль­ва­ции руб­ля почти вдвое Назар­ба­ев, кото­рый очень тон­ко чув­ству­ет такую конъ­юнк­ту­ру, высту­пил с оче­ред­ным посла­ни­ем к наро­ду и с новой про­грам­мой инфра­струк­тур­но­го раз­ви­тия “Нур­лы Жол”. А она пере­ве­ла Наци­о­наль­ный фонд (НФ) из нако­пи­тель­но­го режи­ма в рас­ход­ный на три года”, — напо­ми­на­ет Петр Сво­ик.

После это­го три года шло допол­ни­тель­ное финан­си­ро­ва­ние эко­но­ми­ки из НФ. При­чем в авгу­сте 2015 года тен­ге был отпу­щен в сво­бод­ное пла­ва­нье и фак­ти­че­ски повто­рил двой­ное обес­це­ни­ва­ние рос­сий­ско­го руб­ля. “Далее после­до­ва­ло неко­то­рое успо­ко­е­ние после укра­ин­ских собы­тий и посте­пен­ный рост цены на нефть, выход ее на вполне при­лич­ный уро­вень до 60–70 дол­ла­ров за бар­рель. Все это дава­ло вос­ста­но­ви­тель­ный и некий подъ­ем­ный эффект в тече­ние 2015, 2016, 2017 годов”, — пояс­нил эко­но­мист. Одна­ко, про­дол­жа­ет он, если наблю­дать за дохо­да­ми насе­ле­ния не в деваль­ви­ро­ван­ных тен­ге, а в дол­ла­рах, то после мак­си­му­ма в 2013 году все пока­за­те­ли на душу насе­ле­ния все-таки пада­ли.

Ста­ти­сти­ка и реаль­ность казах­стан­ской эко­но­ми­ки

В рес­пуб­ли­ке эко­но­ми­че­ский кри­зис. Есть мно­го сви­де­тельств того, что сте­пень недо­воль­ства в обще­стве очень высо­ка. Речь о том, как живут люди. На этот вопрос отве­ча­ют луч­ше ста­ти­сти­ки про­те­сты недо­воль­ных мно­го­дет­ных мате­рей в сере­дине фев­ра­ля, а так­же про­те­сты в день съез­да пра­вя­щей пар­тии “Нур Отан” в кон­це фев­ра­ля”, — так оха­рак­те­ри­зо­вал нынеш­нюю ситу­а­цию в Казах­стане в бесе­де с DW евро­пей­ский экс­перт по Цен­траль­ной Азии, попро­сив­ший не назы­вать его име­ни.

Нефтеперекачивающая станция в Актау

Неф­те­пе­ре­ка­чи­ва­ю­щая стан­ция в Актау

Власть то и дело объ­яв­ля­ет некие новые эко­но­ми­че­ские про­грам­мы. А потом тасу­ет пра­ви­тель­ство, давая понять, что есть чинов­ни­ки, вино­ва­тые в про­дол­же­нии кри­зи­са. Гла­ву пра­ви­тель­ства и гла­ву Нац­бан­ка (фигу­ру, на кото­рую уже дав­но воз­ло­же­на зна­чи­тель­ная доля вины за кри­зис) мож­но сме­стить пока­за­тель­но”, — доба­вил собе­сед­ник.

Его наблю­де­ние под­твер­дил в интер­вью DW быв­ший пре­мьер-министр Казах­ста­на Аке­жан Каже­гель­дин, про­жи­ва­ю­щий в изгна­нии в Евро­пе. Он напом­нил о спон­тан­ных и взры­во­опас­ных “земель­ных про­те­стах” 2016 года и о выше­упо­мя­ну­тых выступ­ле­ни­ях мно­го­дет­ных мате­рей, под­дер­жан­ных дру­ги­ми жен­щи­на­ми в раз­ных горо­дах рес­пуб­ли­ки. “Эти фак­ты гово­рят о том, что обще­ство может исполь­зо­вать свое “пра­во ули­цы”, — пола­га­ет поли­тик.

Нурсултан Назарбаев

Нур­сул­тан Назар­ба­ев

В этих усло­ви­ях Нур­сул­тан Назар­ба­ев осу­ществ­ля­ет так назы­ва­е­мый тран­зит вла­сти и пред­ва­ря­ет его про­воз­гла­ше­ни­ем кур­са на повы­ше­ние бла­го­со­сто­я­ния насе­ле­ния, отме­ча­ет Петр Сво­ик. По его мне­нию, имен­но тут кро­ет­ся основ­ная поли­ти­че­ская при­чи­на повтор­но­го пере­во­да НФ в рас­ход­ный режим.

Реаль­ная поку­па­тель­ная спо­соб­ность казах­стан­цев послед­нее вре­мя ста­биль­но пада­ла, зре­ло недо­воль­ство. Поэто­му Назар­ба­ев посчи­тал нуж­ным пере­кро­ить бюд­жет, в том чис­ле и с целью повы­ше­ния соци­аль­ных выплат. И допол­ни­тель­но бро­сил на это день­ги НФ”, — гово­рит эко­но­мист.

От кого зави­сит состо­я­ние эко­но­ми­ки Казах­ста­на

Что же каса­ет­ся срав­не­ний ста­ти­сти­че­ских пока­за­те­лей с Рос­си­ей, то, по выра­же­нию Сво­и­ка, у Казах­ста­на эко­но­ми­ка более про­ста, чем у Рос­сии. И в ВВП доля сырье­во­го экс­пор­та и импор­та, кото­рый в основ­ном обес­пе­чи­ва­ет не потре­би­тель­ский рынок, а тот же самый сырье­вой экс­порт, суще­ствен­но выше, неже­ли в РФ.

Поэто­му и коле­ба­ния, свя­зан­ные с меж­ду­на­род­ной цено­вой конъ­юнк­ту­рой, ска­зы­ва­ют­ся на пока­за­те­лях силь­нее, чем в Рос­сии. Поэто­му и пока­за­те­ли роста повы­ше. Это соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти, эко­но­ми­ка рас­тет в такт вол­но­об­раз­ным коле­ба­ни­ям неф­тя­ной и метал­лур­ги­че­ской меж­ду­на­род­ной конъ­юнк­ту­ры”, — ука­зы­ва­ет Петр Сво­ик.

Но, с дру­гой сто­ро­ны, про­дол­жа­ет он, в упро­щен­ных кате­го­ри­ях соот­но­ше­ние пока­за­те­лей роста ВВП Рос­сии и Казах­ста­на как раз обрат­но про­пор­ци­о­наль­но дивер­си­фи­ци­ро­ван­но­сти эко­но­мик двух стран — выхо­дит, что Рос­сия почти вдвое мень­ше зави­сит от цен на сырье.

Казах­стан­ская эко­но­ми­ка нахо­дит­ся в пря­мой зави­си­мо­сти от внеш­ней конъ­юнк­ту­ры, а госу­дар­ство име­ет мало воз­мож­но­стей вли­ять на нее. Оно при такой зави­си­мо­сти обре­че­но ждать, что внеш­няя ситу­а­ция изме­нит­ся в луч­шую сто­ро­ну. В первую оче­редь — эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция имен­но в Рос­сии”, — под­чер­ки­ва­ет сотруд­ни­ца бер­лин­ско­го Цен­тра восточ­но­ев­ро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний (ZOiS) Беа­те Эшмент (Beate Eschment).

Впро­чем, 21 фев­ра­ля, за день до отстав­ки пра­ви­тель­ства, Аскар Мамин, гово­ря о сни­же­нии тем­пов роста эко­но­мик основ­ных тор­го­вых парт­не­ров Казах­ста­на и о том, что “в ряде наи­бо­лее зна­чи­мых для Казах­ста­на слу­ча­ев замед­ле­ние носит весь­ма дол­го­сроч­ный харак­тер”, при­вел при­мер не Рос­сии, а Китая.

Ори­ги­нал ста­тьи: Deutsche Welle: DW.COM Kasachstan