5 C
Астана
12 апреля, 2024
Image default

Что нужно, чтобы таможня дала добро?

О мето­дах рабо­ты тамо­жен­ни­ков на гра­ни­цах меж­ду стра­на­ми Цен­траль­ной Азии подроб­но и в крас­ках рас­ска­зал пост заяд­ло­го путе­ше­ствен­ни­ка в «Живом Жур­на­ле». И пусть путе­ше­ствие по наше­му реги­о­ну он совер­шил еще в 2008 году, что-то под­ска­зы­ва­ет нам – с тех пор вряд ли что мог­ло кар­ди­наль­но измениться. 

 

Автор: http://puerrtto.livejournal.com/27114.html

 

Мы реши­ли опуб­ли­ко­вать отчет путе­ше­ствен­ни­ка пол­но­стью, посколь­ку посчи­та­ли его весь­ма полез­ным для тех, кто решит­ся само­сто­я­тель­но отпра­вит­ся в путь по доро­гам Цен­траль­ной Азии, и поучительным.

Осо­бен­но­сти путе­ше­ствий по рес­пуб­ли­кам Сред­ней Азии (Узбе­ки­стан, Казах­стан, Таджи­ки­стан, Киргизия)

Вче­ра при­ле­тел из полу­то­ра­ме­сяч­но­го пре­бы­ва­ния в Сред­ней Азии. Поми­мо куль­тур­но­го пре­бы­ва­ния по делам в Алма-Ате, посвя­тил нема­ло вре­ме­ни поезд­кам по рес­пуб­ли­кам Сред­ней Азии — Узбе­ки­ста­ну, Таджи­ки­ста­ну, Кир­ги­зии и, соб­ствен­но, Казах­ста­ну. Об этих поезд­ках рас­ска­жу позд­нее и подроб­нее. А пока кос­нусь вопро­са пере­се­че­ния гра­ниц меж­ду рес­пуб­ли­ка­ми. Вопрос сей отнюдь не празд­ный, а неве­де­ние ряда нюан­сов вполне может абсо­лют­но отра­вить путешествие.

 

Гра­ни­ца Рос­сия — Казах­стан, желез­но­до­рож­ный вок­зал г.Петропавловска

 

На казах­стан­ской стан­ции Пет­ро­пав­ловск, про­ис­хо­дит совер­шен­но мараз­ма­ти­че­ская про­це­ду­ра пас­порт­но­го кон­тро­ля. Пас­са­жи­ры поез­да бегом мчат­ся в зда­ние вок­за­ла, где, после хао­тич­ных мета­ний по эта­жам, нако­нец, нахо­дят неболь­шую при­строй­ку к зда­нию вок­за­ла, в кото­ром выда­ют имми­гра­ци­он­ные кар­точ­ки. Затем эти кар­точ­ки спеш­но запол­ня­ют­ся, и напо­сле­док вся тол­па несет­ся в вагон-ресто­ран сво­е­го поез­да, где по предъ­яв­ле­нию запол­нен­ных кар­то­чек вам шле­па­ют завет­ную въезд­ную печать.

Обра­щаю вни­ма­ние на то, что речь идет не о трой­ке-пятер­ке ходо­ков и даже не о сотне. Мы гово­рим о шести-семи сот­нях (!) пас­са­жи­ров поез­да, плюс о пас­са­жи­рах дру­гих поез­дов, при­быв­ших в Казах­стан. В ито­ге тыся­чи людей мечут­ся по вок­за­лу в поис­ках кар­то­чек, туа­ле­тов, ваго­нов-ресто­ра­нов с завет­ны­ми погра­нич­ни­ка­ми и так далее. В узких кори­до­рах Пет­ро­пав­лов­ско­го вок­за­ла, важ­но не зевать — ина­че тол­па лег­ко сши­бет вас с ног и втоп­чет в пыль­ную казах­стан­скую зем­лю. Надо ска­зать, что дале­ко не все пас­са­жи­ры зна­ют о том, что сле­ду­ет сроч­но бежать на вок­зал. Кто-то спит (вре­мя — поло­ви­на тре­тье­го ночи), кто-то в рас­те­рян­но­сти вос­се­да­ет на лежа­ках, испу­ган­но взи­рая на про­ис­хо­дя­щее. Кто-то (напри­мер ста­ри­ки) про­сто не в силах бежать.

Кто-то ска­жет, ну и бол­ва­ны эти каза­хи! Что яко­бы не могут орга­ни­зо­вать нор­маль­ный пас­порт­ный кон­троль. А я ска­жу — ниче­го подоб­но­го и объ­яс­ню поче­му. Итак, допу­стим, что вы слад­ко про­спа­ли гра­ни­цу. Поезд дав­но углу­бил­ся в сте­пи Казах­ста­на. Никто не про­ве­рил ваш пас­порт и вы “без­на­ка­зан­но” въе­ха­ли в стра­ну. И вот, где-нибудь под Кок­че­та­вом, в вагоне появ­ля­ют­ся мили­ци­о­не­ры и начи­на­ют про­ве­рять нали­чие въезд­ных штам­пов и имми­гра­ци­он­ных карт. Вот вы и попа­лись. Но не все так пло­хо, улы­бай­тесь — вы на Восто­ке, или где? По ваше­му выбо­ру мили­ция нало­жит штраф за неза­кон­ное про­ник­но­ве­ние в их стра­ну, или офор­мит депор­та­цию в…страну сле­до­ва­ния. При любом рас­кла­де обще­ние с мили­ци­ей обой­дет­ся вам с некую сум­му от 5 до 50 дол­ла­ров, в зави­си­мо­сти от ваше­го крас­но­ре­чия и лич­но­го обаяния.

 

Гра­ни­ца Казах­стан — Узбе­ки­стан, Жибек-Жолы / Гишт-Коприк 

 

Глав­ные назем­ные воро­та Узбе­ки­ста­на во внеш­ний мир. Пере­ход рас­по­ло­жен очень удоб­но — все­го в 10 кило­мет­рах к севе­ро-восто­ку от Таш­кен­та, и в 100км к югу от казах­стан­ско­го Шым­кен­та (Чим­кен­та). По при­зна­нию мест­ных, это самая ужас­ная из всех гра­ниц Сред­ней Азии. Огром­ные люд­ские пото­ки, исклю­чи­тель­ный бес­пре­дел мен­тов и тамож­ни по обе сто­ро­ны гра­ни­цы. Огля­ды­ва­ясь назад, я чет­ко осо­знаю — нер­вы доро­же денег. Поче­му я не поле­тел в Таш­кент напря­мую из Алма-Аты? Пожа­лел 250 дол­ла­ров за билет в одну сто­ро­ну. На пер­вый взгляд сум­ма весо­мая за пере­лет в один час. Дру­зья, а вы прой­ди­те эту гра­ни­цу в обе сто­ро­ны сво­им ходом, и осо­зна­ние необ­хо­ди­мо­сти сохра­нить нерв­ные клет­ки возы­ме­ет гла­вен­ству­ю­щее значение.

 

Итак, толь­ко лишь сой­дя с марш­рут­ки при­быв­шей из Шым­кен­та, вы буде­те ата­ко­ва­ны топл­да­ми про­хин­де­ем всех мастей и народ­но­стей. Тут сот­ни обмен­ни­ков валют, базар, неве­ро­ят­ное стол­по­тво­ре­ние чрез­вы­чай­но навяз­чи­вых так­си­стов, посред­ни­ков для про­во­за кон­тра­бан­ды, раз­но­го рода жули­ков. Атмо­сфе­ра здо­ро­во напря­га­ет и застав­ля­ет быть мак­си­маль­но бдительным.

 

Осо­бен­ную зна­чи­мость име­ют так назы­ва­е­мые “посред­ни­ки” для быст­ро­го про­хож­де­ния гра­ни­цы. За некую сум­му от 5 до 20 дол­ла­ров они про­ве­дут вас мимо тамо­жен обе­их стран, и выве­дут на свет божий. Речь не идет о неле­галь­ном пере­се­че­нии гра­ни­цы, отнюдь нет! А все­го лишь о взят­ке по обе сто­ро­ны гра­ни­цы. За упо­мя­ну­тую сум­му вас не будут обыс­ки­вать, допра­ши­вать, изво­дить мно­го­ча­со­вым ожи­да­ни­ем непо­нят­но чего. С вашим пас­пор­том не будут ухо­дить на два часа для “про­вер­ки”, а после досмот­ра тамож­ней ваше­го бага­жа, вы не лиши­тесь фото­ап­па­ра­та, или денег.

 

Будучи здесь ров­но три года назад, я был более тверд и упо­рен в сво­ем неже­ла­нии пла­тить взят­ку за пере­ход гра­ни­цы. И чуть было не попла­тил­ся за свою зако­но­по­слуш­ность. Я рас­ска­жу про эпи­зод трех годич­ной дав­но­сти, а потом пове­даю как ситу­а­ция изме­ни­лась сей­час, в 2008 году. Дело было вот как. Пла­тить посред­ни­кам я отка­зал­ся, и упор­но взял курс на само­сто­я­тель­ное пере­се­че­ние границы.

 

Мой пер­вый казус — на казах­стан­ской сто­роне. Ока­зы­ва­ет­ся, я на один день про­сро­чил реги­стра­цию. На полу­чен­ной при вьез­де в Казах­стан кар­точ­ке напи­са­но, что в тече­нии 5‑и суток сле­ду­ет заре­ги­стри­ро­вать­ся по месту пре­бы­ва­ния. Счи­та­ем — я въе­хал в Казах­стан из Кир­ги­зии 9 июня, сего­дня — 13 июня. Выхо­дит, что я поки­даю Казах­стан на пятый день после вьез­да. Ины­ми сло­ва­ми, сего­дня послед­ний срок пре­бы­ва­ния в стране тран­зи­том, то бишь не делая реги­стра­цию. Но погра­нич­ни­ки при­дер­жи­ва­ют­ся дру­го­го мне­ния, их логи­ка пол­но­стью лише­на здра­во­го смыс­ла и пута­ет­ся с каж­дой мину­той воз­ник­шей дискуссии.

 

Вна­ча­ле они утвер­жда­ют, что реги­стра­ция про­сро­че­на и сего­дня уже шестой день. Мето­дом заги­ба­ния паль­цев мне уда­ет­ся обьяс­нить им, что сего­дня толь­ко пятый день, а вовсе не шестой, как им оши­боч­но пока­за­лось. Потом их тео­рия меня­ет­ся и они начи­на­ют гово­рить, что реги­стра­ция обя­за­тель­на в любом слу­чае. На что я им при­во­жу при­мер с поез­дом — а где соб­ствен­но реги­стри­ро­вать­ся чело­ве­ку, кото­рый едет поез­дом через Казах­стан и не поки­да­ет поезд за все вре­мя пути? Спор пере­хо­дит на повы­шен­ные тона, а все это вре­мя не менее полу­сот­ни людей сто­ят в оче­ре­ди и ожи­да­ют когда все это закон­чит­ся и они смо­гут перей­ти гра­ни­цу. В кон­це-кон­цов мне пред­ла­га­ет­ся отой­ти в сто­ро­ну и не мешать людям. Но я упор­ствую и про­дол­жаю сто­ять перед буд­кой погра­нич­ни­ков, заго­ра­жи­вая про­ход собой и сво­им рюк­за­ком. На угро­зы вызвать мили­цию и отпра­вить меня в “обе­зьян­ник” отве­чаю, что, мол хва­тит бле­фо­вать и я все рав­но не наме­рен под­дер­жи­вать кор­руп­цию и пла­тить им мзду. Теперь уже с деся­ток казах­ских тамо­жен­ни­ков и погра­нич­ни­ков мечут­ся вокруг, несколь­ко сму­щен­ных воз­ник­шей ситуацией.

 

Навер­ное мне повез­ло, а может быть изна­чаль­но не сто­ит вестись на мен­тов­ские “раз­вод­ки”? Кро­ме того, веро­ят­но, что метод “посы­ла­ния” ази­ат­ских чинов­ни­ков явля­ет­ся более дей­ствен­ным? По опы­ту я пре­крас­но знал, что на Восто­ке более все­го ува­жа­ют силу и жест­кость. Они ува­жа­ют и ценят более силь­но­го, более ковар­но­го и более хит­ро­го про­тив­ни­ка и пре­зи­ра­ют тех, кто боит­ся. Сго­вор­чи­вость они при­ни­ма­ют как сла­бость, а жела­ние отку­пить­ся и не свя­зы­вать­ся — как тру­сость. Не могу со всей уве­рен­но­стью ска­зать, насколь­ко каза­хи в сво­ем мен­та­ли­те­те срав­ни­мы с ара­ба­ми, но ряд черт несо­мнен­но про­сле­жи­ва­ет­ся. Хочу сра­зу же пояс­нить, что не имею ниче­го про­тив казах­ско­го наро­да в целом и тех пре­крас­ных людей, что я встре­тил в пути. Но, в семье, как извест­но не без уро­да, не так ли? Так, или ина­че — жре­бий бро­шен и при­няв реше­ние упор­ство­вать до кон­ца, я бро­сил им вызов. Теперь ход за ними — наде­юсь, что выиг­рыш будет за мной!

 

И…так оно и вышло! Ура! Не про­шло и полу­ча­са гряз­ных раз­бо­рок, попы­ток вытол­кать меня за пре­де­лы зоны пас­порт­но­го кон­тро­ля, угроз рас­пра­вы, руга­тельств — мне нако­нец шле­па­ют выезд­ной штамп и я поки­даю Казах­стан. Позд­нее узнаю, что пла­тят там почти все. Неваж­но за что — реги­стра­ция, багаж, валю­та. Чем мень­ше у вас иму­ще­ства — тем боль­ше шан­сов на то, что все обойдется.

 

Узбе­ки­стан встре­ча­ет тури­стов вна­ча­ле гро­мад­ным щитом с над­пи­сью “O‘ZBEKISTON”, а затем — сто­ли­ком с дву­мя тол­сты­ми дядь­ка­ми в белых хала­тах и жур­на­лом, в кото­рый они запи­сы­ва­ют всех въез­жа­ю­щих. Тут име­ет место сле­ду­ю­щая раз­вод­ка. Пред­ла­га­ет­ся запла­тить пару-трой­ку дол­ла­ров за быст­рое про­хож­де­ние меди­цин­ско­го кон­тро­ля. В про­тив­ном слу­чае вам гро­зит пол­но­мас­штаб­ная меди­цин­ская про­вер­ка. Уве­рен­но отка­зы­ва­юсь пла­тить, но те про­яв­ля­ют напо­ри­стость и тянут меня в боко­вые поме­ще­ния, попут­но ведя раз­го­вор о мно­го­чис­лен­ных ана­ли­зах в слу­чае неупла­ты мзды. Что ж — пожа­луй­ста! Захо­дим в поме­ще­ние, я сни­маю рюк­зак. При­ка­лы­вать­ся — так при­ка­лы­вать­ся до кон­ца! Садим­ся за стол, далее име­ет место сле­ду­ю­щий диалог:

 

- Итак, ува­жа­е­мый турист, как у вас со здоровьем? 

- Все в поряд­ке, спа­си­бо за заботу. 

- Тако­го не быва­ет, все­гда есть какая-нибудь болезнь! 

- Ну, по мело­чам навер­ное что-то есть. Но ниче­го серьез­но­го, еще раз спа­си­бо за заботу. 

- Рас­ска­жи­те о ваших неду­гах, мы вас обя­за­тель­но выле­чим! Но луч­ше заплатите. 

- Нет, я прин­ци­пи­аль­но не даю взяток…такая у меня про­бле­ма. Луч­ше полечиться. 

- Взя­ток? Вы про что? Ну что же, будем вас лечить в таком случае. 

- Ох, спа­си­бо! У меня не очень серьез­ный недуг док­тор, но мне кажет­ся вы смо­же­те мне помочь! 

- Разу­ме­ет­ся смо­жем, но не луч­ше ли вам под­ле­чить­ся в боль­ни­це? Мы то поле­чим, да вот усло­вий нет…может быть дади­те ска­жем два дол­ла­ра и иди­те с миром? 

- Нет, болезнь не тер­пит и я очень страдаю. 

- Зря вы так, зря!

Док­тор вышел на мину­ту и вер­нул­ся с майором-таможеником

. Май­ор садит­ся напро­тив меня, а док­тор выхо­дит. Начи­на­ет­ся новый диалог:

- Дума­ешь ты очень умный, да? Что везешь? Доста­вай все что есть в рюкзаке!

 

Совер­шен­но спо­кой­но начи­наю выкла­ды­вать вещи — май­ки, нос­ки, тюбик зуб­ной пас­ты и так далее. Май­ор пере­би­ра­ет вещи, слов­но ожи­дая най­ти в гряз­ном нос­ке золо­тые слит­ки. Разу­ме­ет­ся, его уси­лия тщет­ны и мне пред­ла­га­ет­ся пре­дья­вить валю­ту. Пре­дьяв­ляю куч­ку кир­гиз­ких мел­ких монет, сот­ню казах­ских тень­ге и десять руб­лей. Все вме­сте тянет на пару дол­ла­ров. Пояс­няю, что все день­ги дер­жу на кар­точ­ке, ибо опа­са­юсь гра­бе­жа на таможне. Разу­ме­ет­ся, что речь не о дан­ной кон­крет­ной таможне, а вообще…

 

…Как и в слу­чае с казах­ской тамож­ней, у чинов­ни­ков сра­бо­тал рефлекс ува­же­ния перед отсут­стви­ем стра­ха. Может быть так, но может быть мне про­сто сно­ва повез­ло. Позд­нее, рас­ска­зав эту исто­рию зна­ко­мым узбе­кам, те ужас­ну­лись и в один голос выда­ли, что мне не про­сто повез­ло, мне фан­та­сти­че­ски повез­ло. По их сло­вам тамож­ня мог­ла сотво­рить со мной все что угод­но, напри­мер под­бро­сить нар­ко­ти­ки, или про­сто избить и затем опре­де­лить в “обе­зьян­ник”.

Что же изме­ни­лось сей­час, через три года? Да ниче­го! Я опять пошел один, отка­зав­шись от услуг посред­ни­ков. И тут же заса­да. Казах­стан­ские погра­нич­ни­ки при­це­пи­лись к реги­стра­ции. Вот вы, гово­рят, вье­ха­ли в Казах­стан из Кир­ги­зии три дня назад, вер­но? Вер­но. А где ваша реги­стра­ция? Обьяс­няю, что реги­стра­ция по месту пре­бы­ва­ния оформ­ля­ет­ся в слу­чае, если я нахо­жусь в Казах­стане более 5‑и дней, а я нахо­жусь все­го три. Кста­ти, все это чер­ным по бело­му напи­са­но на имми­гра­ци­он­ной кар­точ­ке, кото­рую выда­ют при въез­де в стра­ну всем ино­стран­цам. Но казах неумо­лим — нет, мол, вы не пони­ма­е­те, реги­стра­ция нуж­на даже если вы одну мину­ту как вье­ха­ли в Казах­стан! Далее сле­ду­ет пере­пал­ка меж­ду мной и каза­хом, в ходе кото­рой тот наста­и­ва­ет на упла­те штра­фа (за что?!), а я его упор­но посы­лаю к чер­ту. Кон­че­но же вежливо.

 

Неожи­дан­но казах лома­ет­ся, и гово­рит, что хоро­шо. Будь по тво­е­му. Но пожа­ле­ешь. Имен­но так и гово­рит. После чего берет теле­фон, наби­ра­ет номер, и через мину­ту воз­ле меня появ­ля­ют­ся несколь­ко тамо­жен­ни­ков со сло­ва­ми “Прой­дем­те на досмотр”. Какое-то Дежа-Вю. Все это уже было три года назад. Мы захо­дим в боль­шую ком­на­ту, где парал­лель­но на несколь­ких сто­лах “пере­ти­ра­ют” вещи дру­гих людей. Кри­ки, сле­зы, шум, отбор­ный рус­ский мат, духо­та. Еще до того, как мои вещи гру­бо вытрях­ну­ли на метал­ли­че­ский стол, я ска­зал, что три года назад писал про царя­щий здесь бес­пред­лел, и тут же достал свой же рас­сказ образ­ца 2005-го года http://reports.travel.ru/letters/74169.html?cc=uz Каза­хи не без инте­ре­са взя­ли у меня рас­пе­чат­ку. Подо­зва­ли стар­ше­го, в чине капи­та­на. Я им ткнул паль­цем непо­сред­ствен­но в стро­ки “В слу­чае, если вы отка­зы­ва­е­тесь пла­тить, они вызы­ва­ют тамо­жен­ни­ков, и те вас наг­ло гра­бят в боко­вых поме­ще­ни­ях”. Тамо­жен­ни­ки начи­на­ют дико ржать, под­зы­вая все новых и новых кол­лег. Капи­тан гово­рит мне “Брат, я у тебя кон­фис­кую это дерь­мо, нико­гда еще тако­го не видел! Ну ты, мля, рас­сме­шил, мля!”.

 

Меж тем, они парал­лель­но пере­ры­ва­ют мои вещи. Потом спра­ши­ва­ют, сколь­ко везу денег. Пока­зы­ваю им сум­му экви­ва­лент­ную 1000 дол­ла­рам. Они заяв­ля­ют, что без декла­ра­ции они эти день­ги сей­час кон­фис­ку­ют. Отве­чаю, что не име­ют пра­ва, посколь­ку по зако­ну не под­ле­жит декла­ри­ро­ва­нию сум­ма мень­шая, чем 3000 дол­ла­ров. Где ты это про­чи­тал, умник? — спра­ши­ва­ет капи­тан. Ука­зы­ваю паль­цем акку­рат на дос­ку объ­яв­ле­ний у них же, где это напи­са­но. Тот никак не реа­ги­ру­ет, а лишь мол­ча роет­ся в моих вещах.

 

На сосед­нем сто­ле изво­дят немец­ко­го тури­ста-вело­си­пе­ди­ста. Мало того, что ни один казах­ский тамо­жен­ник не гово­рит по-англий­ски, так они еще и сме­ют­ся над бедо­ла­гой. Один из них гля­дя нем­цу в гла­за хохо­чет “Ты пидар, да? Ты в попу дела­ешь, да?”. И все друж­но ржут. Пере­пу­ган­ный немец глу­по сто­ит, гля­дя себе под ноги. Мерзость.

 

Надо ска­зать, что я вырвал­ся из это­го ада. Не про­шло и полу­то­ра часов, как моя нога всту­пи­ла на тер­ри­то­рию погра­нич­но­го тер­ми­на­ла. Сот­ня мет­ров по руко­твор­но­му тон­не­лю, зна­ко­мая вывес­ка “O’ZBEKISTON”, и я на узбек­ской сто­роне. Тут тол­па еще боль­ше, чем у каза­хов. И опять мно­же­ство посред­ни­ков для без­бо­лез­нен­но­го пере­хо­да гра­ни­цы. Не уж! Раз решил само­сто­я­тель­но, так тому и быть.

 

Преж­де все­го — сани­тар­ный кон­троль. Как и три года назад. Хотят 500 казах­ских тень­ге ($4). Но я их доволь­но рез­ко фут­бо­лю сло­ва­ми “Вы что тут все, сго­во­ри­лись что ли? Ниче­го я вам пла­тить не буду, если хоти­те — може­те мне за это ото­мстить, как и три года назад!”. На удив­ле­ние, те, недо­воль­но хмык­нув, гово­рят “Иди, иди брат!”. Что ж — “иду-иду”. Пас­порт­ный кон­троль. На удив­ле­ние быст­рый — без вопро­сов. Далее — узбек­ская тамож­ня. Тут важ­но декла­ри­ро­вать бук­валь­но каж­дую копей­ку налич­но­сти. В двух экзем­пля­рах. Это ловуш­ка для наив­ных тури­стов. На выез­де не дай бог у вас най­дут хотя бы моне­ту в пять копе­ек, не учтен­ную в декла­ра­ции. Это яко­бы “кон­тра­бан­да”. По узбек­ским зако­нам — штраф в 6 “мини­маль­ных окла­дов”, плюс кон­фис­ка­ция. Что такое мини­маль­ный оклад? Это неваж­но. Какая-то мелочь. Важ­но то, что это повод вас огра­бить в зад­них поме­ще­ни­ях тамож­ни. Впро­чем, как пра­ви­ло, вам пред­ло­жат аль­тер­на­ти­ву запла­тить некую сум­му от 5 до 50 дол­ла­ров (зави­сит от настро­е­ния тамо­жен­ни­ков и ваше­го уме­ния вести торг) и рас­стать­ся по-хоро­ше­му. Выбор будет за вами. Конеч­но же если углу­бить­ся в зако­но­да­тель­ство, то вывоз столь незна­чи­тель­ной сум­мы кон­тра­бан­дой не назы­ва­ет­ся. Но попы­тай­тесь дока­зать это узбекам.

Гра­ни­ца Узбе­ки­стан — Таджи­ки­стан, Ойбек/Фатехабад

Рас­по­ло­жен пере­ход в 110км южнее Таш­кен­та, и здесь про­хо­дит основ­ной путь меж­ду узбек­ской сто­ли­цей и вто­рым по вели­чине горо­дом Таджи­ки­ста­на, Худ­жан­том (Лени­на­бад). Здесь все тихо. Людей почти нет, ведь не так дав­но Таджи­ки­стан с Узбе­ки­ста­ном вве­ли друг про­тив дру­га визо­вый режим. Полу­че­ние виз про­бле­ма­тич­но, так что поток ходо­ков почти иссяк. Таджи­ки, ока­зав­ши­е­ся в изряд­ной изо­ля­ции от внеш­не­го мира, теперь лета­ют в Рос­сию на зара­бот­ки на само­ле­тах, выкла­ды­вая за это от 600 до 800(!) дол­ла­ров за билет в обе сто­ро­ны. Авиа­то­ры поня­ли — это золо­тая жила.

Узбек­ская тамож­ня. Тре­бу­ют вывер­нуть кар­ма­ны. Достаю все день­ги, они дос­ка­наль­но све­ря­ют все с въезд­ной декла­ра­ци­ей. И надо же тако­му стать­ся — у меня выле­та­ет монет­ка 10 казах­ских тень­ге (менее 10 аме­ри­кан­ских цен­тов!). Какая оплош­ность. Узбе­ки оза­ри­лись радо­стью. А поче­му эта моне­та не ука­за­на в декла­ра­ции, а? Глу­по объ­яс­няю, что не заме­тил ее, зава­ля­лась в кар­мане. Чудес­но. Они начи­на­ют читать мне про­стран­ную лек­цию о том, что кон­тра­бан­да валю­ты нака­зу­е­ма, и кара­ет­ся тюрем­ным заклю­че­ни­ем. Затем смот­рят в упор на меня — что же нам с тобой делать, брат? Как тебе помочь? Отве­чаю, что такое пове­де­ние тамо­жен­ни­ков позо­рит Узбе­ки­стан. Те удив­лен­но вытя­ги­ва­ют физио­но­мии. Я раз­ви­ваю мысль “10 казах­ских тень­ге это не кон­тра­бан­да. У вас у самих вон на стене напи­са­но, что декла­ри­ру­ет­ся вывоз ино­стран­ной валю­ты в сум­ме, не пре­вы­ша­ю­щей…”, а у меня сум­ма в несколь­ко тысяч раз мень­ше, чем доз­во­ле­но выво­зить по зако­ну. Так что хва­тить пытать­ся меня раз­во­дить на деньги.

Ответ узбе­ков зако­но­ме­рен в дан­ном кон­тек­сте. Началь­ник сме­ны откры­то заяв­ля­ет “Брат, ты мно­го гово­ришь слов. Я тебе, брат, по хоро­ше­му сове­тую не оби­жать моих пар­ней, и оста­вить кусо­чек жир­но­го пиро­га” (имен­но в этих сло­вах гово­рит). А как бы вы посту­пи­ли кол­ле­ги, когда вы нахо­ди­тесь в обще­стве пяте­рых озлоб­лен­ных това­ри­щей, обла­го­ро­жен­ных бес­пре­дель­ной вла­стью? Я им оста­вил рос­сий­ские 100 руб­лей. Они потре­бо­ва­ли еще столь­ко же. Ура, узбек­ская тамож­ня прой­де­на, черт подери.

К чести таджи­ков надо заме­тить, что они были пре­дель­но кор­рект­ны. Ника­ких нареканий.

Гра­ни­ца Узбе­ки­стан — Таджи­ки­стан, Турсунзаде/Денау. Глав­ная доро­га из Душан­бе на Термез.

Выезд из Таджи­ки­ста­на — без вопро­сов. Оче­ред­ной реве­ранс таджи­кам. А вот с узбе­ка­ми оче­ред­ная заса­да. Надо ска­зать, что у меня при въез­де в Таджи­ки­стан из Узбе­ки­ста­на оста­ва­лось поряд­ка 30 дол­ла­ров в узбек­ских сумах. Теперь, въез­жая в Узбе­ки­стан повтор­но, я внес их в декла­ра­цию. Тамож­ня не дает доб­ро — яко­бы вво­зить в Узбе­ки­стан их же день­ги запре­ще­но, и день­ги под­ле­жат кон­фис­ка­ции. Далее после­до­ва­ла доволь­но рез­кая пере­бран­ка, в ходе кото­рой я наот­рез отка­зал­ся отда­вать им день­ги, и уже в тре­тий раз за эту поезд­ку ткнул им в их же пра­ви­ла вися­щие на стене, где напи­са­но, что мож­но вво­зить узбек­скую валю­ту в сум­му, не пре­вы­ша­ю­щей экви­ва­лент 100 дол­ла­рам. А у меня втрое мень­ше. Сра­бо­та­ло. Отцепились.

Гра­ни­ца Казах­стан — Кир­ги­зия, Кор­дай­/Ак-Жол. Глав­ная доро­га из Алма-Аты в Бишкек.

На вьез­де сле­ду­ет обра­тить осо­бое вни­ма­ние на то, что б кир­ги­зы поста­ви­ли вам въезд­ной штамп в пас­порт. Они это делать не любят. И если не насто­и­те — не поста­вят. Это ловуш­ка для наив­ных. Мало того, что вас при выез­де из Кир­ги­зии обви­нят в неза­кон­ном пере­се­че­нии гра­ни­цы (штам­па-то нет!) и будут вымо­гать день­ги, так еще и любой кир­гиз­ский мент в любой точ­ке стра­ны будет иметь воз­мож­ность изво­дить вас вымо­га­тель­ством и угро­за­ми. Не попа­ди­тесь на эту удоч­ку, тре­буй­те штамп. Жела­тель­но жир­ный, и чита­бель­ный. В целом же въезд в Кир­ги­зию быстр и как пра­ви­ло, без про­блем. Но не расслабляйтесь.

Моя пер­вая встре­ча с пред­ста­ви­те­ля­ми вла­стей пря­мо на авто­вок­за­ле Биш­ке­ка. Мили­цей­ский уазик дежу­рит акку­рат на выхо­де из зда­ния вок­за­ла, а тро­и­ца мен­тов выис­ки­ва­ет в тол­пе тури­стов. Вон при­хва­ти­ли неко­е­го англо­языч­но­го пар­ня с боль­шу­щим рюк­за­ком. А вот пой­ма­ли и меня. Мент в чине стар­ше­го лей­те­нан­та. Пер­вым делом про­тя­ги­ва­ет руку, здо­ро­ва­ет­ся. Про­сит доку­мен­ты. Даю пас­порт. Листа­ет. А где у вас…ну, кол­ле­ги, уга­дай­те, что хочет мент? Пра­виль­но, вы уга­да­ли. Он ищет реги­стра­цию по месту пре­бы­ва­ния в Кир­ги­зии. Объ­яс­няю ублюд­ку, что во-пер­вых я толь­ко что при­е­хал в стра­ну, не про­шло и полу­ча­са как пере­сек гра­ни­цу (есть штамп!), а во вто­рых, реги­стра­ция по месту пре­бы­ва­ния отме­не­на, если турист въез­жа­ет на срок не пре­вы­ша­ю­щий 90 дней.

Мент воз­ра­жа­ет, что реги­стра­цию никто не отме­нял. И идет с моим пас­пор­том в УАЗик. Пред­ла­га­ет мне тоже сеть туда, рядом с ним. Нет уж. Еще под­бро­сят нар­ко­ти­ки — вот тогда уже точ­но про­блем будет выше кры­ши. Стою перед маши­ной. Тот еще раз пред­ла­га­ет сесть к нему в маши­ну. И я сно­ва отка­зы­ва­юсь. Зада­ет раз­но­об­раз­ные вопро­сы — женат ли, зачем при­е­хал в Кир­ги­зию, сколь­ко денег при себе. На все вопро­сы даю ему соот­вет­ству­ю­щие духу и месту отве­ты “Тре­бую оформ­ле­ния про­то­ко­ла допро­са и задер­жа­ния подо­зре­ва­е­мо­го, без это­го ника­ких ком­мен­та­ри­ев давать не буду”. Под­хо­дит еще один мент, они пере­ки­ды­ва­ют­ся парой фраз по-кир­гиз­ски. Вто­рой мент пред­ла­га­ет мне прой­ти в маши­ну. Опять отка­зы­ва­юсь. Тре­бую объ­яс­нить, на каком осно­ва­нии я задер­жан. Те мол­чат, листа­ют мой пас­порт. Так про­хо­дит минут пять. Все молчим.

Затем мен­ты хотят пере­счи­тать мои налич­ные день­ги. Это уже бес­пре­дел. А я тре­бую у них предъ­явить свои доку­мен­ты преж­де. Они усме­ха­ют­ся и быст­ро доста­ют крас­ные кни­жи­цы с над­пи­ся­ми по-рус­ски “МВД рес­пуб­ли­ки Кыр­гыз­стан”. Про­шу открыть их, дабы я мог пере­пи­сать их дан­ные на вся­кий слу­чай. Отка­зы­ва­ют­ся кате­го­ри­че­ски. Тогда я сам достаю из кар­ма­на руч­ку и бума­гу, и запи­сы­ваю номе­ра их УАЗи­ка. Пояс­няю — немед­лен­но иду в про­ку­ра­ту­ру делать заяв­ле­ние о неза­кон­ном изъ­я­тии доку­мен­тов. Мен­ты явно не ожи­да­ли тако­го хода. Со сло­ва­ми “Брат, ты чего дела­ешь?” — неожи­дан­но воз­вра­ща­ют мне назад пас­порт и жела­ют хоро­шо про­ве­сти вре­мя в Кир­ги­зии. Ухо­жу, а они про­во­жа­ют тяже­лы­ми взгля­да­ми, пол­ны­ми клас­со­вой ненависти.

Гра­ни­ца Кир­ги­зия — Казах­стан, Ак-Жол. По пути назад в Алма-Ату.

Кир­гиз­ский пас­порт­ный кон­троль, и пред­ска­зу­е­мый вопрос — а где ваша реги­стра­ция? Отве­чаю, что ее отме­ни­ли ука­зом пра­ви­тель­ства рес­пуб­ли­ки Кыр­гыз­стан. Погра­нич­ник недо­воль­но хмы­ка­ет, и гово­рит, что реги­стра­цию-то отме­ни­ли, но толь­ко на 90 дней. А сколь­ко дней я был в Кир­ги­зии? Отве­чаю, что четы­ре. Как дока­жешь, что четы­ре? Запро­сто — тыкаю ему паль­цем в жир­ную печать о въез­де в стра­ну. Погра­нич­ник дол­го сию печать изу­ча­ет, трет паль­цем, под­но­сит к само­му носу. Спра­ши­ва­ет, кто мне ее поста­вил? Отве­чаю, что его кол­ле­га в сосед­ней буд­ке ров­но четы­ре дня назад. Тяже­ло вздох­нув, воз­вра­ща­ет мне пас­порт. Ура.

Источ­ник: http://puerrtto.livejournal.com/27114.html

Read this article:
Что нуж­но, что­бы тамож­ня дала добро?

архивные статьи по теме

Запрет на продажу и аренду земли: мажилис одобрил проект

Editor

Круг вокруг Кремля замкнулся

Имангазина – елбасы: «Начните с зятя!»