fbpx

Что изменили в Казахстане президентские выборы?

Касым-Жомарт Тока­ев 12 июня всту­пил в долж­ность избран­но­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на. Вне­оче­ред­ные пре­зи­дент­ские выбо­ры, побе­ди­те­лем кото­рых он был назван, состо­я­лись 9 июня и суще­ствен­но отли­ча­лись от при­выч­ных казах­стан­цам голо­со­ва­ний в поль­зу пер­во­го пре­зи­ден­та стра­ны Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.

На сей раз Назар­ба­ев в выбо­рах не участ­во­вал, и это — пер­вое отли­чие. Во-вто­рых, вос­кре­се­нье — день выбо­ров — и поне­дель­ник, когда были огла­ше­ны резуль­та­ты, были отме­че­ны про­тестны­ми акци­я­ми, срав­ни­мых с кото­ры­ми по мас­со­во­сти дав­но не было ни в Алма-Ате, ни в сто­ли­це Нур-Сул­тане. В‑третьих, кан­ди­дат от оппо­зи­ции был впер­вые допу­щен к выбо­рам и набрал неожи­дан­но высо­кий про­цент голо­сов по под­сче­ту ЦИК. Озна­ча­ет ли это, что состо­яв­ши­е­ся выбо­ры изме­нят поли­ти­че­скую систе­му в рес­пуб­ли­ке?

Успокаивающий процент президента Токаева

“Я испы­та­ла облег­че­ние, когда услы­ша­ла резуль­та­ты, объ­яв­лен­ные ЦИК. Я опа­са­лась, что если резуль­тат Тока­е­ва, полу­чив­ше­го чуть боль­ше 70 про­цен­тов, еще силь­нее будет скор­рек­ти­ро­ван в сто­ро­ну уве­ли­че­ния, то это вызо­вет дей­стви­тель­но боль­шие вол­не­ния сре­ди насе­ле­ния. В этом отно­ше­нии резуль­тат меня успо­ко­ил”, — гово­рит сотруд­ни­ца бер­лин­ско­го Цен­тра восточ­но­ев­ро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний (ZOiS) Беа­те Эшмент (Beate Eschment). — “Но при этом выяс­ни­лось: власть ока­за­лась неспо­соб­на осо­знать, что насе­ле­ние двух боль­ших горо­дов боль­ше не гото­во “кушать” выбо­ры, про­хо­дя­щие по ста­рин­ке, и будет тре­бо­вать выбо­ров чест­ных. Власть и сего­дня, после выбо­ров, не может это­го при­нять и най­ти спо­со­бы успо­ко­ить людей. Она, напро­тив, дела­ет все, что­бы еще силь­нее спро­во­ци­ро­вать их”, — про­дол­жа­ет экс­перт.

Айдос Сарым

 

Айдос Сарым

Казах­стан­ский поли­то­лог Айдос Сарым в интер­вью DW отме­ча­ет, что у нынеш­них про­те­стов в Казах­стане “нет общей типо­ло­гии, но они явля­ют­ся след­стви­ем общей уста­ло­сти и недо­воль­ства насе­ле­ния” ситу­а­ци­ей в стране. “По всплес­кам про­тестной актив­но­сти нель­зя ска­зать, что это сто­рон­ни­ки какой-либо одной поли­ти­че­ской плат­фор­мы или лица. В обще­стве есть люди, кото­рые хотят очень быст­рых изме­не­ний, есть люди, настро­ен­ные ради­каль­но по отно­ше­нию к име­ю­щей­ся систе­ме”, — пола­га­ет он.

Кто протестует против выборов в Казахстане

По оцен­ке Сары­ма, рано гово­рить о мас­со­во­сти нынеш­не­го про­тестно­го дви­же­ния, когда на ули­цы мил­ли­он­но­го горо­да выхо­дят тыся­ча — пол­то­ры тыся­чи чело­век. “Пока речь не идет о мно­го­ты­сяч­ных акци­ях. Но это ясный сиг­нал к тому, что­бы дина­ми­ка обще­ства изме­ни­лась. Власть долж­на менять пра­ви­ла игр и фор­му­лы вза­и­мо­дей­ствия с обще­ством. Слов уже не доста­точ­но. Я наде­юсь, что эти собы­тия до вла­сти необ­хо­ди­мость таких дей­ствий донес­ли”, — гово­рит собе­сед­ник DW.

Беате Эшмент

 

Беа­те Эшмент

Беа­те Эшмент не спе­шит раз­де­лить его опти­мизм. “Оли­гарх Мух­тар Абля­зов из зару­бе­жья посто­ян­но при­зы­ва­ет к акци­ям про­те­ста. Но мно­гие люди, вышед­шие на ули­цы боль­ших горо­дов, не име­ют с ним ниче­го обще­го, они дви­жи­мы недо­воль­ством выбо­ра­ми, и я их пони­маю. Одна­ко власть будет эти про­те­сты валить на него и на его запре­щен­ное дви­же­ние ДВК, чем толь­ко сыг­ра­ет ему на руку и даст осно­ва­ния объ­явить про­те­сты сво­ей побе­дой. Власть не будет утруж­дать себя дефи­ни­ци­я­ми, кто и поче­му про­те­сто­вал и какие настро­е­ния и тече­ния пред­став­ля­ет. Но если она про­дол­жит про­сто жест­ко подав­лять все про­те­сты, то, боюсь, сего­дня ей это уже в пол­ной мере не удаст­ся”, — рас­суж­да­ет немец­кий экс­перт.

Что каса­ет­ся оппо­зи­ции, то выбо­ры, судя по инфор­ма­ции из Казах­ста­на, могут корен­ным обра­зом изме­нить ее облик. С одной сто­ро­ны, мно­гие так назы­ва­е­мые “ста­рые оппо­зи­ци­о­не­ры” не были соглас­ны с тем, что их сорат­ник Амир­жан Коса­нов, став­ший неожи­дан­но вто­рым по резуль­та­там выбо­ров, при­знал побе­ду Касым-Жомар­та Тока­е­ва. Часть оппо­зи­ции вооб­ще счи­та­ла пра­виль­ным бой­кот выбо­ров. С дру­гой сто­ро­ны, на фоне про­тестных настро­е­ний в Алма-Ате и Нур-Сул­тане выдви­ну­лись новые лиде­ры. Напри­мер, 10 июня в Алма-Ате о созда­нии сво­ей пар­тии объ­явил извест­ный казах­стан­ский певец Ринат Заи­тов, до это­го быв­ший дове­рен­ным лицом у Коса­но­ва. Поли­ция его задер­жа­ла, но боль­шая груп­па его сто­рон­ни­ков окру­жа­ла отде­ле­ние поли­ции. Про­те­сту­ю­щие про­тив задер­жа­ния Заи­то­ва люди ста­ли дик­то­вать поли­цей­ским свои усло­вия и вели себя при этом, судя по сооб­ще­ни­ям СМИ, доста­точ­но уве­рен­но.

Брожение умов в казахстанской оппозиции

В сре­де оппо­зи­ции нача­лось бро­же­ние умов, утвер­жда­ет Айдос Сарым. “Эти выбо­ры ста­ли зна­ко­вы­ми для всей оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ной части обще­ства, пото­му что в ходе этих выбо­ров ста­рая оппо­зи­ция в том виде, в кото­ром она была, окон­ча­тель­но умер­ла, она похо­ро­не­на, и дай бог ей свет­лой памя­ти. Идет пере­фор­ма­ти­ро­ва­ние, на гла­зах появ­ля­ют­ся новые лозун­ги и новые лиде­ры. Сей­час выде­ля­ют­ся несколь­ко групп, кото­рые в бли­жай­шее вре­мя могут офор­мить­ся в поли­ти­че­ские струк­ту­ры, орга­ни­за­ции, и они уже будут опре­де­лять какие-то смыс­ло­вые ори­ен­ти­ры для обще­ства и вли­ять на его гра­дус”, — отме­ча­ет казах­стан­ский поли­то­лог.

Полиция задерживает протестующих в Алма-Ате

 

Поли­ция задер­жи­ва­ет про­те­сту­ю­щих в Алма-Ате, 9 июня 2019 года

Обще­ство начи­на­ет “выпрям­лять­ся”, счи­та­ет он. “Высо­кий резуль­тат, полу­чен­ный Амир­жа­ном Коса­но­вым, когда он без под­держ­ки демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции, без под­держ­ки наци­о­наль­но­го бло­ка, один акку­му­ли­ро­вал весь про­тест обще­ства и набрал боль­ше, чем все пар­тии, кото­рые участ­во­ва­ли в выбо­рах (за исклю­че­ние пар­тии вла­сти, конеч­но), дает ему пра­во тре­бо­вать струк­тур­но­го оформ­ле­ния и реги­стра­ции соб­ствен­ной пар­тии”, — под­чер­ки­ва­ет Айдос Сарым. Кро­ме того, есть дру­гие оппо­зи­ци­он­ные “точ­ки поли­ти­че­ско­го роста”.

“Есть новое поко­ле­ние город­ской моло­де­жи — это поли­то­ло­ги, юри­сты, кото­рые впер­вые вклю­чи­лись в поли­ти­че­ский про­цесс в каче­стве наблю­да­те­лей, у них дру­гие под­хо­ды к лидер­ству, к коопе­ра­ции. Они тоже вполне могут офор­мить­ся как поли­ти­че­ская сила. Есть две-три струк­ту­ры, свя­зан­ные с оппо­зи­ци­он­ным лаге­рем и наме­рен­ные рабо­тать в наци­о­наль­но-либе­раль­ном кон­тек­сте”, — про­дол­жа­ет экс­перт.

О диалоге по реформам в Казахстане

“Самое инте­рес­ное еще пред­сто­ит, тем более, что Касым-Жомарт Тока­ев несколь­ко раз гово­рил о диа­ло­ге, о созда­нии коми­те­та по рефор­мам и так далее. Если сей­час будет дви­же­ние в сто­ро­ну либе­ра­ли­за­ции зако­нов о выбо­рах, о СМИ, о пар­ти­ях и объ­еди­не­ни­ях, тогда в бли­жай­шие год-пол­то­ра воз­ник­нет доста­точ­но мно­го поли­ти­че­ских орга­ни­за­ций и лиде­ров. Та поли­ти­че­ская атмо­сфе­ра, кото­рая до сего­дняш­не­го дня суще­ство­ва­ла, себя изжи­ла, она фор­ми­ро­ва­лась в 1990‑е годы и ее струк­ту­ры выгля­дят арха­и­кой”, — рас­суж­да­ет Айдос Сарым.

В свою оче­редь, Беа­те Эшкент выска­зы­ва­ния ново­го пре­зи­ден­та, кото­рые зву­ча­ли в послед­ние дни, не при­ба­ви­ли уве­рен­но­сти в том, что он готов к диа­ло­гу с кри­ти­че­ски настро­ен­ны­ми кру­га­ми обще­ства. “Напри­мер, его заме­ча­ния в отно­ше­нии кри­ти­ки выбо­ров со сто­ро­ны ОБСЕ и стан­дар­тов ОБСЕ. Это не дает осно­ва­ний пола­гать, что с его сто­ро­ны будет про­яв­ле­на боль­шая готов­ность делать шаги навстре­чу оппо­зи­ции. Вме­сте с тем, надо вни­ма­тель­нее смот­реть на то, что за оппо­зи­ция сей­час будет фор­ми­ро­вать­ся. Оппо­зи­ци­он­ная груп­па, кото­рая сей­час очень быст­ро рас­тет, свя­за­на с каза­хо­языч­ной, наци­о­на­ли­сти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ной сре­дой. И тре­бо­ва­ния там ори­ен­ти­ро­ва­ны не столь­ко на демо­кра­тию, сколь­ко на уси­ле­ние пози­ций каза­хов”, — заме­ча­ет она.

По ее оцен­ке, в целом выбо­ры, про­шед­шие в Казах­стане, не доба­ви­ли поли­ти­че­ской систе­ме рес­пуб­ли­ки устой­чи­во­сти. “Эти выбо­ры были про­ве­де­ны для того, что­бы обес­пе­чить Касым-Жомар­ту Тока­е­ву на посту пре­зи­ден­та опре­де­лен­ную леги­тим­ность. В сель­ской мест­но­сти это, в целом, уда­лось сде­лать, но в боль­ших горо­дах, где это осо­бен­но важ­но, цель не достиг­ну­та, неоспо­ри­мым пре­зи­ден­том для них он не стал. И поли­ти­че­ская систе­ма оста­ет­ся из-за это­го нена­деж­ной”, — счи­та­ет сотруд­ни­ца ZOiS. “Я наде­юсь, что в резуль­та­те власть пой­мет — она в боль­шей сте­пе­ни долж­на учи­ты­вать тре­бо­ва­ния и жела­ния насе­ле­ния, но мне видит­ся, что она, наобо­рот, как раз попы­та­ет­ся еще силь­нее высту­пать про­тив этих тре­бо­ва­ний”, — гово­рит Беа­те Эшмент.

Ори­ги­нал ста­тьи: Deutsche Welle: DW.COM Kasachstan