13 C
Астана
28 мая, 2024
Image default

“Чтобы повести массы, нужны идеи…”

Казах­ская оппо­зи­ция не сду­лась, она про­сто пока про­иг­ры­ва­ет в нерав­ной борь­бе с вла­стью. Она, пусть хоть и обес­кров­лен­ная, устав­шая, тем не менее, ведёт свою рабо­ту на осад­ном поло­же­нии. Такое мне­ние в экс­клю­зив­ном интер­вью агент­ству CA-News выска­зал извест­ный казах­ский поли­то­лог Уали­хан Кайсаров.

 

Автор: Уали­хан КАЙСАРОВ

 

Кро­ме того, г‑н Кай­са­ров поде­лил­ся сво­им мне­ни­ем по пово­ду кад­ро­вых пере­ста­но­вок, цен­траль­но­ази­ат­ских “вод­ных войн” и закры­тия оппо­зи­ци­он­ных СМИ.

- Доб­рый день, Уали­хан Аби­ше­вич! Наш пер­вый вопрос — что ста­ло с казах­ской оппо­зи­ци­ей? Ее уже нет? Сра­зу после собы­тий в Жана­о­зене она акти­ви­зи­ро­ва­лась, но потом как-то сду­лась. Может быть, у оппо­зи­ции не было про­тестно­го потен­ци­а­ла? или финан­си­ро­ва­ния? или идей? или народ­ной поддержки?

 

 — Казах­стан­ская оппо­зи­ция насчи­ты­ва­ет мно­го­ве­ко­вую исто­рию. В ней нема­ло при­ме­ров геро­и­че­ских подви­гов, несги­ба­е­мой силы воли, про­яв­ле­ния наци­о­наль­но­го духа и само­со­зна­ния людей, само­по­жерт­во­ва­ния сотен тысяч пат­ри­о­тов стра­ны. В раз­ные исто­ри­че­ские пери­о­ды доступ­ные фор­мы и мето­ды борь­бы все­гда отли­ча­лись. Но таких воз­мож­но­стей, как сей­час, не было нико­гда. Появи­лись небы­ва­лые воз­мож­но­сти. Это интер­нет-ресур­сы, спут­ни­ко­вое теле­ви­де­ние, мобиль­ные сети, сете­вой мар­ке­тинг и неко­то­рые дру­гие. Резуль­та­ты любой борь­бы без их исполь­зо­ва­ния пред­ска­зать несложно.

 

Боль­шой осо­бен­но­стью оппо­зи­ци­он­но­го дви­же­ния ста­ло то, что на её перед­нем крае ста­ли появ­лять­ся очень мно­го ярких и талант­ли­вых жур­на­ли­стов. В ито­ге СМИ, так­же как и обще­ство, рас­ко­ло­лись на четы­ре состав­ные части: про­власт­ные, оппо­зи­ци­он­ные, сочув­ству­ю­щие и без­раз­лич­ные. При­чём оппо­зи­ци­он­ные всё вре­мя про­во­дят в борь­бе, сочув­ству­ю­щие — в стра­хе, про­власт­ные — в ком­фор­те, а осталь­ные в сво­ём подав­ля­ю­щем боль­шин­стве — за выжи­ва­ние редакции.

 

«Умные голо­вы» дав­но осо­зна­ли: что­бы уни­что­жить оппо­зи­цию, нуж­но уни­что­жить оппо­зи­ци­он­ные СМИ. А для это­го нуж­но «ней­тра­ли­зо­вы­вать» жур­на­ли­стов. Кому как ни вам, про­фес­си­о­наль­ным жур­на­ли­стам, знать, через что обыч­но при­хо­дит­ся про­хо­дить вашим кол­ле­гам из Казах­ста­на, без­за­вет­но пре­дан­ным сво­е­му про­фес­си­о­наль­но­му дол­гу и граж­дан­ской пози­ции. Угро­зы, шан­та­жи, под­ку­пы, наду­ман­ные судеб­ные иски и при­го­во­ры, жесто­кое наси­лие и пыт­ки, исчез­но­ве­ния, кро­во­про­ли­тие, заказ­ные убий­ства — вот непол­ный пере­чень всей «пер­спек­ти­вы» оппо­зи­ци­он­ных СМИ и журналистов.

 

Ни для кого в мире не явля­ет­ся боль­шим сек­ре­том то, что в Казах­стане «про­цесс ней­тра­ли­за­ции» про­ис­хо­дит каж­дый день. Одним сло­вом, борь­ба с оппо­зи­ци­ей пре­вра­ти­лась в борь­бу со сво­бод­ны­ми СМИ. Казах­ская оппо­зи­ция сего­дня пока тер­пит пора­же­ние. Эти пора­же­ния порож­да­ют у сочув­ству­ю­щей ей части насе­ле­ния такие же пора­жен­че­ские настро­е­ния. Власть полу­ча­ет огром­ные козы­ри, что­бы подав­лять волю насе­ле­ния к сопро­тив­ле­нию, жаж­ду пере­мен и сме­ны вла­сти. Людям, как бы воочию, на паль­цах, пока­зы­ва­ют что нель­зя идти за про­иг­рав­ши­ми, что новые лиде­ры не спо­соб­ны побеж­дать, спло­тить людей вокруг новых идей и дать им нечто более луч­шее чем то, что они яко­бы уже име­ют. А оппо­зи­ция, пусть хоть и обес­кров­лен­ная, устав­шая, тем не менее, ведёт свою рабо­ту на осад­ном поло­же­нии. Оппо­зи­ция не сду­лась, она про­сто пока про­иг­ры­ва­ет в нерав­ной борьбе.

 

Я бы не стал утвер­ждать, что у оппо­зи­ции нет народ­ной под­держ­ки. Я могу утвер­ждать, что люди глу­бо­ко пони­ма­ют и под­дер­жи­ва­ют её, но пока не гото­вы идти на рис­ки. Конеч­но, я не хочу пред­ста­вить здесь всё оппо­зи­ци­он­ное дви­же­ние исклю­чи­тель­но иде­аль­ным. Ведь, что­бы пове­сти мас­сы, нуж­ны идеи, спо­соб­ные овла­деть мас­са­ми, но идей пока нет. В ито­ге, оппо­зи­ци­о­не­ры часто оби­жа­ют­ся, что люди не при­хо­дят на митин­ги и пике­ты и т.п. Вот самая глав­ная про­бле­ма, над кото­рой уже рабо­та­ют — уста­нов­ле­ние обрат­ной связи.

 

- Как вы може­те про­ком­мен­ти­ро­вать послед­ние кад­ро­вые пере­ста­нов­ки в пра­ви­тель­стве Казах­ста­на? Свя­за­ны ли эти они с укреп­ле­ни­ем того или ино­го кла­на вокруг Назар­ба­е­ва? Мож­но ли опять гово­рить о гото­вя­щей­ся опе­ра­ции «Пре­ем­ник»? Есть сей­час кто-то в Казах­стане, кто может пре­тен­до­вать на эту “высо­кую роль”? Кули­ба­ев, Дари­га… Вооб­ще, как здо­ро­вье Нур­сул­та­на Абишевича?

 

- Cерьёз­ные кад­ро­вые пере­ста­нов­ки в Казах­стане были в мас­со­вом поряд­ке сде­ла­ны два­жды за послед­ние пол­го­да. Они кос­ну­лись так­же и пре­мьер-мини­стра, и гла­вы Адми­ни­стра­ции Пре­зи­ден­та. Созда­ны новые мини­стер­ства, вве­де­ны новые вице-мини­стры, частич­ные пере­ста­нов­ки про­изо­шли и в пар­ла­мен­те. Так­же нема­лые изме­не­ния кос­ну­лись и глав неко­то­рых обла­стей и цен­траль­ных госу­дар­ствен­ных орга­нов стра­ны. Не выиг­рал никто из чис­ла тех, кто мог бы рас­смат­ри­вать­ся как лидер кла­на. Наобо­рот, Мусин, сумев­ший стать само­сто­я­тель­ным игро­ком и его став­лен­ни­ки в реги­о­нах и ведом­ствах потер­пе­ли пол­ное фиа­ско. Маси­мов, будучи посто­ян­но на виду у пуб­ли­ки в каче­стве пре­мьер-мини­стра изряд­но под­на­до­ел всем слу­ша­те­лям сво­и­ми про­ва­ла­ми. И теперь, как руко­во­ди­тель Адми­ни­стра­ции Пре­зи­ден­та, вынуж­ден нахо­дить­ся в тени на пару со сво­им виза­ви Тиму­ром Кули­ба­е­вым, кото­ро­му теперь будет крайне тяже­ло отвер­теть­ся от кон­флик­та в Жана­о­зене и оскор­би­тель­ных выпа­дов в адрес всех при­быв­ших и при­бы­ва­ю­щих в Казах­стан соотечественников.

 

Что каса­ет­ся Дари­ги, то в послед­нее вре­мя она немно­го акти­ви­зи­ро­ва­лась на депу­тат­ском попри­ще. Одна­ко, ей до сих пор так и не уда­ёт­ся про­де­мон­стри­ро­вать подав­ля­ю­щей части казах­стан­цев, что её шан­сы стать пре­ем­ни­цей отнюдь не свя­за­ны со счаст­ли­вым лоте­рей­ным биле­ти­ком — стать доче­рью пре­зи­ден­та страны.

 

Мож­но назвать ещё несколь­ко имён. Руко­во­ди­те­ля Коми­те­та Наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Нур­тая Абы­ка­е­ва, алма­тин­ско­го гра­до­на­чаль­ни­ка Ахмет­жа­на Еси­мо­ва, пре­мьер-мини­стра Сери­ка Ахме­то­ва, Омур­за­ка Шуке­е­ва. Явно всех пыта­ет­ся пере­ще­го­лять спи­кер ниж­ней пала­ты пар­ла­мен­та Нур­лан Ниг­ма­ту­лин. Да и дру­гих нема­ло. Мно­гие из них явля­ют­ся про­дук­та­ми Назар­ба­е­ва, лишь неко­то­рые — сорат­ни­ка­ми. Но всех их объ­еди­ня­ет одно — они явля­ют­ся авто­ра­ми, архи­тек­то­ра­ми и про­ра­ба­ми того госу­дар­ства, какое мы сего­дня име­ем. Поэто­му, кто бы ни при­шёл на место Назар­ба­е­ва, он не смо­жет разом отка­зать­ся от услуг, вли­я­ния и капи­та­ла всех кла­нов, но захо­чет иметь такую же неогра­ни­чен­ную власть, о кото­рой меч­тал все дол­гие годы. Поэто­му, что­бы его при­зна­ли и под­дер­жа­ли, он так­же будет вынуж­ден в обмен на это при­знать и их пра­ва и инте­ре­сы в этой вла­сти. Лишь в обмен на это ему будет обес­пе­че­но еди­но­на­ча­лие, как гаран­тия сохра­не­ния балан­са меж­ду кла­на­ми и их поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских инте­ре­сов. В ито­ге, чело­век из этой сре­ды будет вынуж­ден так­же про­дол­жать курс в бес­смыс­лен­ное будущее.

 

Ну, а что каса­ет­ся здо­ро­вья Назар­ба­е­ва, то раз вы меня спра­ши­ва­е­те об этом, зна­чит вы, навер­ня­ка, не зна­е­те, что в Казах­стане года три-четы­ре назад при­нят Закон, преду­смат­ри­ва­ю­щий тюрем­ное заклю­че­ние за обсуж­де­ние этой темы. Ну, а если ещё и в прес­се, то на пол­ную катуш­ку. Зна­чит, види­мо, не всё так гладко.

 

- В послед­нее вре­мя Назар­ба­ев все боль­ше гово­рит о миро­вых тен­ден­ци­ях, гло­ба­ли­за­ции, и ста­ра­ет­ся при­вя­зать свою стра­ну к этим про­цес­сам. Он так­же мно­го гово­рит о дол­го­сроч­ных целях Казах­ста­на, вспом­нить хотя бы широ­ко обсуж­да­е­мую “Стра­те­гию-2050”. В то же вре­мя очень скуд­но он гово­рит о внут­рен­них про­бле­мах Казах­ста­на: погиб­ших погра­нич­ни­ках, раз­би­тых само­ле­тах, как бы “отда­вая” эти темы сво­им мини­страм. Что за этим стоит?

 

- Неком­пе­тент­ность. Страх. Ложь. Безнаказанность.

 

- Одним из клю­че­вых пунк­тов «Стра­те­гии 2050» Назар­ба­ев назвал ост­рый дефи­цит воды, а экс­пер­ты про­гно­зи­ру­ют так назы­ва­е­мые «вод­ные вой­ны» в стра­нах Цен­траль­ной Азии. Ваше мне­ние по это­му вопросу.

 

- Я не думаю, что будут вод­ные вой­ны. Про­сто вода, по всей види­мо­сти, в сво­ей цен­но­сти будет при­рав­не­на к стра­те­ги­че­ским энер­го­ре­сур­сам. Ведь не объ­яв­ля­ют вой­ну Рос­сии за их нефть и газ. С ней про­сто тор­гу­ют и тор­гу­ют­ся. Сего­дня в неко­то­рых стра­нах бен­зин сто­ит дешев­ле воды. В Вене­су­э­ле или сосед­ней Турк­ме­нии за один дол­лар вы може­те запра­вить в своё авто чуть боль­ше соро­ка лит­ров бензина.

 

А если взгля­нуть под дру­гим углом, то купив две пол­лит­ро­вые буты­лоч­ки питье­вой воды в супер­мар­ке­те в любой дру­гой стране, вам при­дёт­ся выло­жить за них цену одно­го лит­ра бен­зи­на. Если не вери­те, то про­верь­те и посчи­тай­те, во сколь­ко вам обой­дёт­ся это в Биш­ке­ке или Астане. Рас­хож­де­ния, если и будут, то незначительные.

 

Ведь дого­во­ри­лись же делить воз­дух на пла­не­те по Киот­ско­му согла­ше­нию. Все стра­ны стро­го сле­ду­ют согда­ше­ни­ям по кос­мо­су, оке­а­ну, Арк­ти­ке и Антарк­ти­де. Есть ана­ло­гич­ные и меж­го­су­дар­ствен­ные согла­ше­ния по погра­нич­ным и транс­гра­нич­ным рекам и озе­рам. Ни одной стране в мире не будет выгод­но их нару­шать, пото­му что толь­ко без­уко­риз­нен­ное сле­до­ва­ние таким согла­ше­ни­ям будет обес­пе­чи­вать сохран­ность инте­ре­сов всех, при­чём не толь­ко участ­ни­ков этих согла­ше­ний. У Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки и Таджи­ки­ста­на появят­ся непло­хие источ­ни­ки попол­не­ния соб­ствен­ных бюд­же­тов. Имен­но с целью уже сей­час гото­вить­ся к выгод­ным кон­трак­там в буду­щем, узбек­ское пра­ви­тель­ство запла­ни­ро­ва­ло стро­и­тель­ство пяти круп­но­мас­штаб­ных водо­хра­ни­лищ на восто­ке сво­ей стра­ны в про­ти­во­вес Рогун­ской ГЭС в Таджи­ки­стане. Тоже самое во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Казах­ста­на и Кыргызстана.

 

В наи­бо­лее слож­ном поло­же­нии ока­жет­ся Турк­ме­ни­стан. Но у него есть то, чего так не хва­та­ет Кыр­гыз­ста­ну, Узбе­ки­ста­ну, и Таджи­ки­ста­ну — газ и огром­ные золо­то­ва­лют­ные резер­вы. Кро­ме того, Казах­стан будет вынуж­ден для целей предот­вра­ще­ния опу­сты­ни­ва­ния и засо­ле­ния сво­их цен­траль­ных и север­ных тер­ри­то­рий вер­нуть­ся к идеи пере­брос­ки север­ных рек из запад­ной Сиби­ри. Напол­няя тем самым Араль­ское море и одно­вре­мен­но оро­шать север­ные поля. Рас­счи­ты­вать­ся за это с Рос­си­ей при­дёт­ся частью уро­жая с этих полей и ско­том. Либо пере­дав им в поль­зо­ва­ние отдель­ные место­рож­де­ния полез­ных ископаемых.

 

- Ваш пар­ла­мент не стал серьез­ной и само­сто­я­тель­ной вет­вью вла­сти. Не дума­е­те ли вы, что в Казах­стане нуж­на рефор­ма поли­ти­че­ской системы.

 

- Пар­ла­мент при нынеш­ней фор­ме прав­ле­ния по опре­де­ле­нию не может стать ни серьёз­ной, ни само­сто­я­тель­ной вет­вью вла­сти. Рас­су­ди­те сами, в её ниж­ней пала­те из 116 депу­та­тов спи­сок на 102 депу­та­тов под­би­ра­ет­ся и утвер­жда­ет­ся лич­но пре­зи­ден­том стра­ны. В верх­ней пала­те из 47 депу­та­тов — 15 так­же назна­ча­ют­ся Ука­зом пре­зи­ден­та стра­ны. Соглас­но Кон­сти­ту­ции, пре­зи­дент в любой пого­жий день име­ет пра­во рас­пу­стить любую из палат или пар­ла­мент в целом без объ­яс­не­ния причин.

 

Сего­дня ника­кая рефор­ма поли­ти­че­ской систе­мы в Казах­стане не изме­нит поло­же­ния дел. Такую неудач­ную поли­ти­че­скую систе­му даже рефор­ми­ро­вать будет невоз­мож­но. Её нуж­но толь­ко менять. Хоро­ших и удач­ных при­ме­ров в мире нема­ло. Боль­шой опыт проб и оши­бок на сего­дня уже накоп­лен и име­ет­ся в Гру­зии, Кыр­гыз­стане, Мол­да­вии, Укра­ине. Я уже не гово­рю о стра­нах При­бал­тии, Запа­да, Восточ­ной Евро­пы и Индии.

 

- Вер­нем­ся к оппо­зи­ции. Вы не дума­е­те, что Запад (меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции или отдель­ные стра­ны) не очень настро­ен ее (оппо­зи­цию) под­дер­жи­вать, и ему гораз­до выгод­нее закры­вать гла­за на прав­ле­ние Назар­ба­е­ва и даже под­дер­жи­вать его как само­го реаль­но­го и ответ­ствен­но­го поли­ти­ка Казах­ста­на и как реаль­но­го хозя­и­на страны.

 

- Дей­стви­тель­но, Запад не очень настро­ен под­дер­жи­вать оппо­зи­цию в Казах­стане. Пото­му что не выгод­но её под­дер­жи­вать сей­час. Хотя, он как-то пыта­ет­ся делать вид, что стре­мит­ся защи­щать демо­кра­тию, сво­бо­ду сло­ва и пра­ва человека.

 

В сущ­но­сти, любо­му госу­дар­ству выгод­но иметь свою мари­о­нет­ку в чужой стране. Осо­бен­но лег­ко это дела­ет­ся при нали­чии огром­но­го коли­че­ства ком­про­ма­тов, недви­жи­мо­сти, лич­ных мно­го­мил­ли­ард­ных бан­ков­ских сче­тов на имя гла­вы госу­дар­ства или пра­ви­тель­ства, а так­же чле­нов их семей и иных при­бли­жён­ных выс­ших долж­ност­ных лиц. Такой пра­ви­тель и его пра­ви­тель­ство будет без­уко­риз­нен­но испол­нять любую волю сво­их «хозя­ев» из за бугра.

 

Ну а что каса­ет­ся Назар­ба­е­ва, то он дей­стви­тель­но пока ещё кон­тро­ли­ру­ет ситу­а­цию. Тем он и удо­бен пока. Хотя не надо забы­вать, с какой лёг­ко­стью Запад сда­ёт сво­их «луч­ших дру­зей». Самый све­жий и удач­ный тому при­мер — лидер ливий­ской Джа­ма­хи­рии Муам­мар Каддафи.

 

- При­чис­ля­е­те ли вы к казах­ской оппо­зи­ции Раха­та Али­е­ва, Мух­та­ра Абля­зо­ва, Вик­то­ра Храпунова?

 

- Ну, во-пер­вых надо при­знать, что эти люди сами когда-то рабо­та­ли на режим. И доволь­но-таки не без­успеш­но и вер­но ему слу­жи­ли. Во-вто­рых, эти люди сами ста­ли жерт­вой мясо­руб­ки чело­ве­че­ских душ. В тре­тьих, они достав­ля­ют мас­су непри­ят­но­стей Назар­ба­е­ву и его спо­движ­ни­кам. Во вся­ком слу­чае, они ведут актив­ную борь­бу по раз­об­ла­че­нию суще­ству­ю­ще­го режи­ма. Хочу я того или не хочу, при­чис­ляю я их к оппо­зи­ции или нет, но де-факто, раз уже они ведут свою борь­бу с вла­стью и власть тоже ведёт борь­бу с ними, при­чём не на жизнь, а на смерть, зна­чит они про­ти­во­бор­ству­ют. А это имен­но то, чем и долж­на зани­мать­ся оппо­зи­ция в клас­си­че­ском пони­ма­нии это­го слова.

 

- Как, по-ваше­му, отра­зит­ся на казах­стан­ской оппо­зи­ции закры­тие оппо­зи­ци­он­ных ресурсов?

 

- Это один из самых тяже­лых уро­нов, кото­рый был нане­сён казах­стан­ско­му оппо­зи­ци­он­но­му дви­же­нию. Я ска­жу даже боль­ше. Нане­сён боль­шой вред ими­джу Казах­ста­на. Ну а оппо­зи­ция на этом не пре­кра­тит своё суще­ство­ва­ние. Пока есть власть, зна­чит будет и оппо­зи­ция к ней. Про­тестное настро­е­ние уже пере­ко­чё­вы­ва­ет в соци­аль­ные сети интер­нет-про­стран­ства. И если газе­ты при­дер­жи­ва­лись рамок зако­нов, то в Интер­не­те, запре­тов на выска­зы­ва­ния прак­ти­че­ски отсле­жи­вать невоз­мож­но. И ско­рость рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции очень быст­рая, и охват так­же широк. Поэто­му, казах­стан­ская оппо­зи­ция нач­нёт свою про­па­ган­дист­скую рабо­ту через соц­се­ти. Это тоже одна из форм борь­бы за овла­де­ние ума­ми мил­ли­о­нов людей.

 

- Спа­си­бо за интервью.

Источ­ник: CA-News

Ори­ги­нал статьи:

“Что­бы пове­сти мас­сы, нуж­ны идеи…”

архивные статьи по теме

Учить мириться надо еще в детском саду

Борьба за жилье продолжается

«Мы не знаем, чем кормить детей!»