21 C
Астана
23 апреля, 2024
Image default

Чем отличается узник совести от политзэка?

Вади­ма Курам­ши­на фор­маль­но судят при­сяж­ные засе­да­те­ли, фак­ти­че­ски же пред­се­да­тель­ству­ю­щий судья Самат Толесбай про­во­дит про­цесс без их уча­стия. Про­ку­рор, участ­ву­ю­щий в про­цес­се, ника­ких нару­ше­ний в этом не видит. Мы попро­си­ли про­ком­мен­ти­ро­вать этот факт пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовтиса.

 

Автор: Иван ПРИХОДЬКО

 

Напом­ним, пра­во­за­щит­ник Вадим Курам­шин обви­ня­ет­ся в вымо­га­тель­стве денег в осо­бо круп­ном раз­ме­ре у помощ­ни­ка про­ку­ро­ра Кор­дай­ско­го рай­о­на Мух­та­ра Удер­ба­е­ва. Он был аре­сто­ван 23 янва­ря и водво­рен в СИЗО горо­да Тараз. Основ­ное судеб­ное раз­би­ра­тель­ство нача­лось 7 мая. След­ствен­ные дей­ствия были про­ве­де­ны с гру­бей­ши­ми нару­ше­ни­я­ми, даю­щи­ми чет­кие осно­ва­ни­ем для пре­кра­ще­ния уго­лов­но­го дела. Адво­ка­ты Курам­ши­на заяви­ли соот­вет­ству­ю­щее хода­тай­ство, но оно все еще оста­ет­ся откры­тым. Более того, все обви­не­ние стро­ит­ся на дока­за­тель­ствах, кото­рые адво­ка­ты так­же тре­бу­ют при­знать недо­пу­сти­мы­ми. Но и по это­му хода­тай­ству реше­ния до сих пор.

 

По мне­нию при­сут­ству­ю­щих на судеб­ном про­цес­се граж­дан­ских акти­ви­стов, уго­лов­ное дело раз­ва­ли­ва­ет­ся, и судья Самат Толесбай не при­ду­мал ниче­го луч­ше­го, как вести про­цесс без уча­стия при­сяж­ных засе­да­те­лей. Насколь­ко это закон­но, мы поин­те­ре­со­ва­лись у пред­се­да­те­ля сове­та Казах­стан­ско­го Меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти, извест­но­го юри­ста Евге­ния Жовтиса.

 

- Уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный закон содер­жит исчер­пы­ва­ю­щий пере­чень слу­ча­ев, когда судеб­ное засе­да­ние может про­хо­дить без уча­стия при­сяж­ных засе­да­те­лей, кото­рый рас­ши­ри­тель­но­му тол­ко­ва­нию не под­ле­жит, — рас­ста­вил все по местам г‑н Жовтис. — Уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный кодекс содер­жит раз­дел 13, в кото­ром уста­нов­ле­ны все пра­ви­ла про­це­ду­ры судеб­но­го рас­смот­ре­ния уго­лов­но­го дела с уча­сти­ем при­сяж­ных заседателей.

 

Без уча­стия при­сяж­ных иссле­ду­ют­ся толь­ко обсто­я­тель­ства, свя­зан­ные с лич­но­стью под­су­ди­мо­го, кото­рые могут нега­тив­но повли­ять на мне­ние при­сяж­ных, объ­яс­нил юрист. Оче­вид­но, что во всех осталь­ных судеб­ных засе­да­ни­ях при­сяж­ные долж­ны участ­во­вать, не гово­ря уже о выслу­ши­ва­нии пока­за­ний сви­де­те­лей и выступ­ле­ни­ях сто­ро­ны защиты.

 

- Ина­че они будут не в состо­я­нии выно­сить обос­но­ван­ное реше­ние! — ска­зал он. — Судья вооб­ще не может про­во­дить судеб­ный про­цесс без уча­стия при­сяж­ных, кро­ме слу­чая иссле­до­ва­ния тех обсто­я­тельств, о кото­рых мы упо­мя­ну­ли. Если отдель­ные ста­дии судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства, в част­но­сти допрос отдель­ных сви­де­те­лей или выступ­ле­ния сто­ро­ны защи­ты, про­хо­дят без уча­стия при­сяж­ных, то это вооб­ще уже не суд с уча­сти­ем присяжных.

 

Евге­ний Жовтис счи­та­ет: если рас­сле­до­ва­ние про­ве­де­но одно­сто­ронне, пра­ва обви­ня­е­мо­го нару­ша­лись, а судеб­ный про­цесс вызы­ва­ет сомне­ния в объ­ек­тив­но­сти и спра­вед­ли­во­сти, то сра­зу же воз­ни­ка­ют подо­зре­ния, что уго­лов­ное дело поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ва­но и глав­ная цель — изо­ля­ция дан­но­го обще­ствен­но­го деятеля.

 

- Я не имел досту­па к мате­ри­а­лам уго­лов­но­го дела и сле­жу за его ходом глав­ным обра­зом по сооб­ще­ни­ям в прес­се, сви­де­тель­ствам наблю­да­те­лей и заяв­ле­ни­ям сто­ро­ны защи­ты. Но, исхо­дя из этой инфор­ма­ции, могу судить, что подо­зре­ния в поли­ти­че­ской моти­ви­ро­ван­но­сти это­го про­цес­са с каж­дым днем уси­ли­ва­ют­ся, — делит­ся сво­и­ми мне­ни­ем Евге­ний Александрович.

 

В слу­чае если Вади­му Курам­ши­ну выне­сут обви­ни­тель­ный при­го­вор, его мож­но счи­тать поли­ти­че­ским заклю­чен­ным. Как отме­тил Евге­ний Алек­сан­дро­вич, поня­тия «узник сове­сти» и «поли­ти­че­ский заклю­чен­ный» раз­ли­ча­ют­ся тем, что в пер­вом слу­чае оппо­зи­ци­о­нер, жур­на­лист, пра­во­за­щит­ник, про­сто ина­ко­мыс­ля­щий или несо­глас­ный были осуж­де­ны к лише­нию сво­бо­ды на осно­ва­нии обви­не­ний по «поли­ти­че­ским» ста­тьям уго­лов­но­го зако­но­да­тель­ства или по ста­тьям, кото­рые мож­но рас­смат­ри­вать как «поли­ти­че­ские».

 

Во вто­ром слу­чае лицо обви­ня­ет­ся в совер­ше­нии обыч­но­го уго­лов­но­го пре­ступ­ле­ния, но ход рас­сле­до­ва­ния, суда и офи­ци­аль­но­го инфор­ма­ци­он­но­го сопро­вож­де­ния ука­зы­ва­ют на поли­ти­че­скую моти­ви­ро­ван­ность это­го уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, на то, что глав­ная цель — заста­вить замол­чать, изо­ли­ро­вать дан­но­го обще­ствен­но­го деятеля.

 

- Думаю, что Вадим «попил» так мно­го кро­ви у пред­ста­ви­те­лей сило­вых струк­тур, что систе­ма не может не отре­а­ги­ро­вать и не исполь­зо­вать любую под­вер­нув­шу­ю­ся воз­мож­ность для демон­стра­ции сво­ей силы и вла­сти, — пред­по­ла­га­ет Евге­ний Алек­сан­дро­вич. — К сожа­ле­нию, в таких делах очень труд­но доби­вать­ся справедливости.

 

Но все рав­но, счи­та­ет наш собе­сед­ник, во-пер­вых, надо исполь­зо­вать все воз­мож­но­сти, кото­рые предо­став­ля­ет уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный закон. Во-вто­рых, если усмат­ри­ва­ет­ся поли­ти­че­ская состав­ля­ю­щая, надо мак­си­маль­но рас­про­стра­нять инфор­ма­цию, дово­дить до обще­ствен­но­го мне­ния и внут­ри стра­ны и за рубежом.

 

Надо тре­бо­вать, что­бы вла­сти либо бес­спор­но дока­за­ли в ходе откры­то­го, объ­ек­тив­но­го и спра­вед­ли­во­го про­цес­са вину, либо пре­кра­ти­ли уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние. В про­тив­ном слу­чае будут все осно­ва­ния утвер­ждать, что у нас появит­ся еще один поли­ти­че­ский заключенный.

See more here:
Чем отли­ча­ет­ся узник сове­сти от политзэка?

архивные статьи по теме

«От правды не убежишь»

Editor

Жанаозенским семьям помогают россияне

Уволили за статью в «Республике»?