13 C
Астана
25 мая, 2022
Image default

Чем известен Гафур Рахимов, которого ценят в Узбекистане, разыскивают в США и связывают с президентом в России

Узбек­ский кри­ми­наль­ный авто­ри­тет и биз­нес­мен Гафур Рахи­мов, счи­та­ю­щий­ся одним из круп­ней­ших нар­ко­ба­ро­нов в СНГ, не появ­лял­ся в новост­ных свод­ках уже несколь­ко лет. 

Но совсем недав­но он вновь дал о себе знать — в апре­ле Феде­ра­ция про­фес­си­о­наль­но­го бок­са Узбе­ки­ста­на избра­ла его пер­вым вице-пре­зи­ден­том. Учи­ты­вая, что еще совсем недав­но узбе­ки­стан­ские вла­сти разыс­ки­ва­ли Рахи­мо­ва, а сам он вынуж­ден­но нахо­дил­ся в эми­гра­ции, это назна­че­ние остав­ля­ет мно­же­ство вопро­сов. «Меди­азо­на» вспом­ни­ла исто­рию взле­тов и паде­ний чело­ве­ка, кото­ро­го свя­зы­ва­ют не толь­ко с транс­на­ци­о­наль­ной пре­ступ­ной груп­пи­ров­кой «Брат­ский круг», но и с Вла­ди­ми­ром Пути­ным и Али­ше­ром Усмановым.

Аслан Усо­ян (дед Хасан), Гафур Рахи­мов и Сер­гей Михай­лов (Мих­ась). Иллю­стра­ция: Павел Боба­чёв / Медиазона

От Пирожка до Гафура Черного

Гафур Рахи­мов родил­ся в Таш­кен­те в нача­ле пяти­де­ся­тых. С дет­ства он увле­кал­ся бок­сом и учил­ся в спе­ци­аль­ной спор­тив­ной шко­ле-интер­на­те. После служ­бы в армии Рахи­мов посту­пил в Ленин­град­ский эко­но­ми­че­ский инсти­тут име­ни Паль­ми­ро Тольят­ти, где полу­чил спе­ци­аль­ность инже­не­ра-эко­но­ми­ста. В 1975 году он вер­нул­ся на роди­ну и устро­ил­ся в мини­стер­ство тор­гов­ли Узбек­ской ССР, при этом про­дол­жая парал­лель­но зани­мать­ся тре­нер­ством по бок­су в мест­ном ЦСО «Дина­мо» и биз­не­сом. Но это толь­ко часть его «офи­ци­аль­ной» биографии.

Есть и дру­гая сто­ро­на жиз­ни Рахи­мо­ва, о кото­рой сам он не рас­про­стра­ня­ет­ся. В годы пере­строй­ки Рахи­мов был так­же изве­стен по клич­ке «Пиро­жок». Он полу­чил ее в то вре­мя, когда открыл свое дело и начал про­да­вать пирож­ки и сам­су в Таш­кен­те. Одна­ко амби­ции Рахи­мо­ва не поз­во­ли­ли ему надол­го задер­жать­ся на рын­ке: вско­ре он создал груп­пи­ров­ку из спортс­ме­нов-бок­се­ров и начал рабо­тать в Ассо­ци­а­ции коопе­ра­ти­вов, акци­о­нер­ных и малых пред­при­я­тий (АКАМП). Люди Рахи­мо­ва обес­пе­чи­ва­ли «кры­шу» биз­не­сме­нам. Отка­зы­вав­ши­е­ся от опе­ки выбы­ва­ли из игры — ока­зы­ва­лись под след­стви­ем, были вынуж­де­ны пере­пи­сы­вать биз­нес на свя­зан­ные с Рахи­мо­вым ком­па­нии либо устра­ня­лись физически.

В 1990 году Гафур Рахи­мов открыл экс­порт­но-импорт­ную ком­па­нию «Агроплюс» — через нее в Узбе­ки­стан посту­па­ли про­дук­ты и алко­голь. Во мно­гом в этом биз­не­се ему помо­га­ли свя­зи, нара­бо­тан­ные в мини­стер­стве торговли.

Как писа­ла «Новая газе­та», быст­рый «взлет» и орга­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти Рахи­мо­ва сра­зу же при­влек­ли вни­ма­ние кри­ми­наль­ных авто­ри­те­тов — он позна­ко­мил­ся с Асла­ном Усо­я­ном, в бан­дит­ских кру­гах так­же извест­ным, как Дед Хасан. Быв­ший «Пиро­жок» сра­зу же при­шел­ся «вору в законе» по душе и стал одним из его сорат­ни­ков, что поз­во­ли­ло ему рас­ши­рить вли­я­ние и на тер­ри­то­рию Рос­сии. Тогда Рахи­мов и полу­чил про­зви­ще Гафур Чер­ный. О том, что когда-то его назы­ва­ли «Пирож­ком», все быст­ро забыли.

К сере­дине 1990‑х в опе­ра­тив­ных свод­ках ФСБ Гафур Чер­ный про­хо­дил уже как чело­век №2 в Узбе­ки­стане, сра­зу после пре­зи­ден­та Исла­ма Кари­мо­ва. Рос­сий­ские спец­служ­бы отме­ча­ли нема­ло­важ­ную роль пер­во­го узбе­ки­стан­ско­го пре­зи­ден­та в ста­нов­ле­нии биз­не­са Рахи­мо­ва. Бла­го­да­ря покро­ви­тель­ству вла­стей он кон­тро­ли­ро­вал боль­шин­ство хлоп­ко­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих ком­би­на­тов стра­ны, имел свя­зи в Бре­сте для экс­пор­та сырья в Евро­пу, а на его вил­ле непо­да­ле­ку от Таш­кен­та про­во­ди­лись тен­нис­ные тур­ни­ры на Кубок Пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на. Туда же доволь­но часто при­ез­жа­ли извест­ные «воры в законе» Дед Хасан и Дато Ташкентский.

«Новая» со ссыл­кой на архи­вы рос­сий­ско­го МВД так­же упо­ми­на­ет и опе­ра­тив­ные сооб­ще­ния о «людях Гафу­ра из Таш­кен­та», кото­рые сра­бо­та­лись с лиде­ром уйгур­ской ОПГ Руста­мом Габ­ба­зо­вым. Они же нала­ди­ли постав­ки геро­и­на в Моск­ву и Петер­бург. Геро­ин отгру­жал­ся вме­сте с хлопком.

Парал­лель­но Рахи­мов рабо­тал спор­тив­ным чинов­ни­ком — в 1993 году он занял пост вице-пре­зи­ден­та Феде­ра­ции бок­са Узбе­ки­ста­на и про­был на нем пять лет. Затем стал чле­ном Меж­ду­на­род­ной феде­ра­ции люби­тель­ско­го бок­са (AIBA). Был так­же вице-пре­зи­ден­том Олим­пий­ско­го сове­та Азии (ОСА) от Цен­траль­но-Ази­ат­ско­го реги­о­на и вице-пре­зи­ден­том наци­о­наль­но­го олим­пий­ско­го коми­те­та Узбекистана.

Абдул-Рашид Дустум, Гафур Рахи­мов и Евге­ний Хохоль­ков. Иллю­стра­ция: Павел Боба­чёв / Медиазона

«Узбекский след»

Дол­гое вре­мя о «тем­ной» сто­роне дея­тель­но­сти Рахи­мо­ва было мало что извест­но. Так про­дол­жа­лось до тех пор, пока к кон­цу 1990‑х он не попал в поле зре­ния ино­стран­ных спец­служб из-за свя­зей с афган­ским гене­ра­лом, этни­че­ским узбе­ком Абдул-Раши­дом Дустумом.

Еще до раз­гро­ма его войск тали­ба­ми и бег­ства в Таш­кент, Дустум кон­тро­ли­ро­вал север­ные тер­ри­то­рии Афга­ни­ста­на, где про­из­во­ди­ли 80% мест­но­го геро­и­на. Еще одним пово­дом для повы­шен­но­го вни­ма­ния к Рахи­мо­ву ста­ли его свя­зи с поль­ским нар­ко­тор­гов­цем и афе­ри­стом Мари­а­ном Ришар­дом Кози­на, так­же извест­ным как Рикар­до Фанчини.

Один из глав­ных путей транс­пор­ти­ров­ки геро­и­на из Афга­ни­ста­на полу­чил назва­ние «Север­ный марш­рут». По нему нар­ко­ти­ки про­хо­дят через Таджи­ки­стан, затем попа­да­ют в Кыр­гыз­стан или Узбе­ки­стан, после пере­во­зят­ся в Казах­стан, отту­да в Рос­сию, Укра­и­ну, Бела­русь и евро­пей­ские стра­ны. Этот путь обра­зо­вал­ся прак­ти­че­ски сра­зу после раз­ва­ла Совет­ско­го Союза.

Еже­год­но в Рос­сии потреб­ля­ет­ся око­ло 70 тонн афган­ско­го геро­и­на, что состав­ля­ет лишь 20% от общей доли про­из­вод­ства это­го нар­ко­ти­ка. Извест­но, что нема­лую роль в тран­зи­те афган­ских нар­ко­ти­ков игра­ют этни­че­ские груп­пи­ров­ки, в том чис­ле узбек­ская наркомафия.

В 1998 году сра­зу несколь­ко круп­ных евро­пей­ских изда­ний опуб­ли­ко­ва­ли замет­ки об «узбек­ском нар­ко­ба­роне», после чего фран­цуз­ские вла­сти лиши­ли Рахи­мо­ва визы и депор­ти­ро­ва­ли в Узбе­ки­стан. В 2000 году Гафу­ра Чер­но­го не пусти­ли на Олим­пи­а­ду в Сид­нее. Несмот­ря на про­те­сты олим­пий­ско­го коми­те­та Узбе­ки­ста­на, пра­ви­тель­ство Австра­лии объ­яви­ло, что «Рахи­мов подо­зре­ва­ет­ся в свя­зях с солн­цев­ской пре­ступ­ной груп­пи­ров­кой, меж­ду­на­род­ны­ми нар­ко­дель­ца­ми, кор­руп­ци­о­не­ра­ми и отмы­ва­те­ля­ми кри­ми­наль­ных денег». Аргу­мен­ти­руя свое реше­ние, австра­лий­ские вла­сти ссы­ла­лись на све­де­ния аме­ри­кан­ско­го ФБР и рос­сий­ско­го МВД.

В 2002 году быв­ший пол­ков­ник ФСБ Алек­сандр Лит­ви­нен­ко опуб­ли­ко­вал кни­гу «Лубян­ская пре­ступ­ная груп­пи­ров­ка», в кото­рой рас­ска­зал о мето­дах рабо­ты рос­сий­ских сило­ви­ков и добы­тых им опе­ра­тив­ных дан­ных. В гла­ве «Узбек­ский след» он, не упо­ми­ная фами­лий, опи­сы­вал, что кри­ми­наль­но­му авто­ри­те­ту по име­ни Гафур уда­лось пол­но­стью взять под кон­троль нар­ко­тра­фик, иду­щий из Цен­траль­ной Азии в Рос­сию, а отту­да — в Запад­ную Евро­пу. Осу­ще­ствить это ему во мно­гом помог­ли близ­кие свя­зи с гене­ра­лом Дусту­мом и началь­ни­ком одно­го из управ­ле­ний ФСБ Евге­ни­ем Хохольковым.

Лит­ви­нен­ко писал, что дове­рен­ны­ми лица­ми Рахи­мо­ва в Москве были «воры в законе» Алим­жан Тох­та­ху­нов по про­зви­щу «Тай­ван­чик» и некий Али­шер, чья фами­лия не упо­ми­на­лась. При этом автор утвер­ждал, что жена Али­ше­ра была стар­шим тре­не­ром сбор­ной Рос­сии по гим­на­сти­ке, тем самым наме­кая на связь Гафу­ра Рахи­мо­ва с оли­гар­хом Али­ше­ром Усмановым.

В декаб­ре 1998 года в интер­вью бри­тан­ско­му изда­нию Observer Али­шер Усма­нов рас­ска­зал, что лич­но зна­ком с Гафу­ром Рахи­мо­вым. «Я знаю это­го чело­ве­ка око­ло 20 лет. Он помог моим роди­те­лям. Но у нас нет близ­ких отно­ше­ний и дело­вых свя­зей. Я посе­щаю Узбе­ки­стан все­го два или три раза в год и каж­дый раз встре­ча­юсь с ним в Таш­кен­те», — гово­рил Усма­нов, добав­ляя, что он был удив­лен, когда Рахи­мо­ва обви­ни­ли в нар­ко­тор­гов­ле. Сам мил­ли­ар­дер объ­яс­нял пре­сле­до­ва­ние Рахи­мо­ва про­ис­ка­ми его конкурентов.

25 сен­тяб­ря 2007 года член евро­пей­ско­го пар­ла­мен­та Томас Уайз рас­кри­ти­ко­вал Усма­но­ва, пред­по­ло­жив, что он бан­дит и рэке­тир. «Он отбыл шести­лет­ний тюрем­ный срок в Совет­ском Сою­зе в 1980‑х годах, и в конеч­ном ито­ге его поми­ло­ва­ли по при­ка­зу гла­вы узбек­ской мафии и нар­ко­ба­ро­на Гафу­ра Рахи­мо­ва, кото­ро­го назы­ва­ют настав­ни­ком Усма­но­ва», — утвер­ждал Уайз.

Отве­чая на вопро­сы Guardian в нояб­ре 2007 Усма­нов гово­рил, что зна­ет Гафу­ра Рахи­мо­ва толь­ко из-за того, что тот был сосе­дом его роди­те­лей. Так­же оли­гарх про­дол­жал утвер­ждать, что у него нико­гда не было с Рахи­мо­вым дело­вых отношений.

В сво­ей кни­ге Алек­сандр Лит­ви­нен­ко так­же гово­рил о свя­зях пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пути­на с узбек­ски­ми кри­ми­наль­ны­ми авто­ри­те­та­ми и нар­ко­тра­фи­ком. По его сло­вам, кон­так­ты Пути­на с коман­дой Евге­ния Хохоль­ко­ва нача­лись еще тогда, когда буду­щий пре­зи­дент рабо­тал в Петер­бур­ге пред­се­да­те­лем Коми­те­та по внеш­ним свя­зям мэрии у Ана­то­лия Собчака.

В 1998 году Лит­ви­нен­ко предо­ста­вил мате­ри­а­лы по делу гене­ра­ла Хохоль­ко­ва и узбек­ской пре­ступ­ной груп­пи­ров­ки Пути­ну, когда тот был назна­чен дирек­то­ром ФСБ. Буду­щий рос­сий­ский пре­зи­дент взял их, одна­ко след­ствие так и не было нача­то. Спу­стя неко­то­рое вре­мя Лит­ви­нен­ко уво­ли­ли из ФСБ, про­тив него воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело о пре­вы­ше­нии долж­ност­ных пол­но­мо­чий. Из-за это­го он бежал из страны.

Нахо­дясь в эми­гра­ции, Лит­ви­нен­ко сотруд­ни­чал с евро­пей­ски­ми спец­служ­ба­ми и рас­ска­зы­вал им, как устро­ен рос­сий­ский пре­ступ­ный мир. 1 июля 2006 года быв­ший сотруд­ник ФСБ так­же пере­дал сотруд­ни­ку испан­ской раз­вед­ки инфор­ма­цию о том, что Путин и Хохоль­ков были заме­ша­ны в орга­ни­за­ции тра­фи­ка геро­и­на из Афга­ни­ста­на, а помо­га­ли им в этом Миха­ил Чер­ный, Вяче­слав Ивань­ков, он же Япон­чик, Салим Абду­ва­ли­ев и Гафур Рахимов.

Салим Абду­ва­ли­ев, извест­ный сре­ди узбе­ки­стан­цев как «Салим-Бой­вач­ча» или «Салим­бай», зани­ма­ет долж­ность вице-пре­зи­ден­та Наци­о­наль­но­го олим­пий­ско­го коми­те­та Узбе­ки­ста­на, а так­же счи­та­ет­ся одним из «бос­сов» кри­ми­наль­но­го мира страны.

За вре­мя пре­зи­дент­ства Исла­ма Кари­мо­ва боль­шин­ство кри­ми­наль­ных авто­ри­те­тов либо попа­ли в тюрь­му, либо были вынуж­де­ны поки­нуть стра­ну; лишь неболь­шая их часть рабо­та­ла под кон­тро­лем властей.

В авгу­сте 2018 года, спу­стя два года после смер­ти Кари­мо­ва, в Таш­кен­те впер­вые за 20 лет про­шла сход­ка «воров в законе» со все­го пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. Извест­но, что в ней при­ни­ма­ли уча­стие Бах­ти Таш­кент­ский, Май­мыш Леха Семи­па­ла­тин­ский, Беслан Чечен, а так­же несколь­ко рос­сий­ских «воров в законе», чьи име­на не назы­ва­лись. На встре­че обсуж­да­лись вопро­сы при­ми­ре­ния меж­ду узбе­ки­стан­ским и рос­сий­ским кри­ми­наль­ны­ми кругами.

Проблемы на родине и санкции

К 2010 году в боль­шин­стве узбе­ки­стан­ских ком­па­ний Рахи­мо­ва нача­лись нало­го­вые про­вер­ки, в отно­ше­нии его близ­ких и род­ствен­ни­ков ста­ли воз­буж­дать­ся уго­лов­ные дела. После того как Гафур вме­сте с семьей поки­нул стра­ну и уле­тел в Дубай, при­над­ле­жав­шие ему доли в биз­не­се были пере­пи­са­ны на дове­рен­ных лиц из окру­же­ния семей­ства пре­зи­ден­та Каримова.

В 2012 году Наци­о­наль­ный Олим­пий­ский коми­тет и Наци­о­наль­ная Феде­ра­ция бок­са Узбе­ки­ста­на досроч­но пре­кра­ти­ли пол­но­мо­чия Гафу­ра Рахи­мо­ва в каче­стве вице-пре­зи­ден­та. При этом он про­дол­жал оста­вать­ся вице-пре­зи­ден­том AIBA.

В том же году Мини­стер­ство финан­сов США нало­жи­ло на кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та санк­ции, так как он, по вер­сии Вашинг­то­на, «явля­ет­ся одним из лиде­ров узбек­ской орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щим­ся на орга­ни­зо­ван­ном про­из­вод­стве нар­ко­ти­ков в Цен­траль­ной Азии». Имя Рахи­мо­ва чис­ли­лось в спис­ке чле­нов так назы­ва­е­мой груп­пи­ров­ки «Брат­ский круг».

Спу­стя год МВД Узбе­ки­ста­на объ­яви­ло Гафу­ра Рахи­мо­ва в розыск — его запо­до­зри­ли в вымо­га­тель­стве, лега­ли­за­ции дохо­дов, полу­чен­ных от пре­ступ­ной дея­тель­но­сти, а так­же изго­тов­ле­нии, под­дел­ке доку­мен­тов, штам­пов, печа­тей, блан­ков, их сбы­те или использовании.

После объ­яв­ле­ния Рахи­мо­ва в розыск и вклю­че­ния в санк­ци­он­ные спис­ки США ста­ло извест­но, что он пери­о­ди­че­ски посе­ща­ет Рос­сию, где даже попал в чис­ло почет­ных гостей, при­гла­шен­ных на Олим­пи­а­ду в Сочи 2014 года.

Тогда же «Новая газе­та» напом­ни­ла, что инди­ви­ду­аль­ная рабо­та кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та с отдель­ны­ми чле­на­ми олим­пий­ских коми­те­тов ази­ат­ских стран помог­ла Рос­сии выиг­рать пра­во на про­ве­де­ние игр в Сочи и стать хозяй­кой чем­пи­о­на­та мира по фут­бо­лу в 2018 году. Пре­зи­дент Олим­пий­ско­го коми­те­та Рос­сии Лео­нид Тяга­чев рас­ска­зы­вал в интер­вью «Рос­сий­ской газе­те», что Сочи было бы труд­но рас­счи­ты­вать на побе­ду в голо­со­ва­нии, если бы не «целе­на­прав­лен­ная рабо­та» Рахимова.

Источ­ни­ки «Новой» в спец­служ­бах утвер­жда­ли, что в обмен на свои услу­ги Гафур Чер­ный про­сил, что­бы его дав­ний ком­па­ньон и депу­тат Гос­ду­мы попал в чис­ло стро­и­те­лей олим­пий­ских объ­ек­тов, а так­же выра­зил свою заин­те­ре­со­ван­ность в добы­че якут­ских алмазов.

Как поз­же рас­ска­зы­вал сам Гафур Рахи­мов в интер­вью изда­нию Around The Rings, «дав­ле­ние и репрес­сии» со сто­ро­ны вла­стей нача­лись из-за кон­флик­та с доче­рью быв­ше­го узбе­ки­стан­ско­го пре­зи­ден­та Гуль­на­рой Каримовой.

«Гуль­на­ра Кари­мо­ва и ее окру­же­ние про­си­ли, что­бы мои ком­па­нии финан­си­ро­ва­ли их про­ек­ты, но я отка­зал­ся. Тогда на меня нача­ли давить, в попыт­ке уни­что­жить мой биз­нес пред­ста­ви­ли в депар­та­мент Каз­на­чей­ства США лож­ные све­де­ния о свя­зи с пре­ступ­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми. В те вре­ме­на Гуль­на­ра Кари­мо­ва име­ла боль­шое вли­я­ние в стране, поэто­му в 2010 году мне с семьей при­шлось поки­нуть роди­ну ради соб­ствен­ной без­опас­но­сти», — вспо­ми­нал Рахимов.

Иллю­стра­ция: Павел Боба­чёв / Медиазона

В том же интер­вью он утвер­ждал, что «нико­гда не участ­во­вал в транс­на­ци­о­наль­ных пре­ступ­ных орга­ни­за­ци­ях». В 2016 году, после смер­ти Исла­ма Кари­мо­ва и при­хо­да к вла­сти Шав­ка­та Мир­зи­е­е­ва, Узбе­ки­стан ото­звал заяв­ку на розыск Рахи­мо­ва по линии Интер­по­ла и его имя про­па­ло из сво­док организации.

21 декаб­ря 2017 года Мин­фин США вновь ввел санк­ции про­тив Гафу­ра Рахи­мо­ва, но уже в рам­ках «акта Маг­нит­ско­го». Вме­сте с ним в «чер­ном спис­ке» ока­за­лись еще девять авто­ри­те­тов, в чис­ле кото­рых были Алим­жан Тох­та­ху­нов, Заха­рий Кала­шов и Камчы Кольбаев.

В июне 2018 года МИД Узбе­ки­ста­на опять сооб­щил о розыс­ке Рахи­мо­ва — ему вме­ня­лись те же ста­тьи, что и четы­ре года назад. Одна­ко на этот раз вме­сте с ним в розыск была объ­яв­ле­на его жена — Лола Рахимова.

О семье Гафу­ра Рахи­мо­ва извест­но не так мно­го. От Лолы Рахи­мо­вой у кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та есть трое детей. Из откры­тых источ­ни­ков мож­но узнать, что один из сыно­вей Рахи­мо­ва, Амир-Али­хон, зани­ма­ет­ся тен­ни­сом в Москве. Дан­ных о дру­гом сыне Тиму­ре еще мень­ше: извест­но лишь, что на один из его дней рож­де­ния извест­ный армян­ский шан­со­нье Бока напи­сал пес­ню со сло­ва­ми «не теряй отца род­но­го, ты авторитет».

В мар­те 2021 года пле­мян­ник Рахи­мо­ва Рав­шан Мухид­ди­нов, так­же извест­ный по про­зви­щу Золо­той Рав­шан, рас­ска­зал о кон­флик­те меж­ду ним и дядей. По его сло­вам, из-за спо­ра о 7 млн дол­ла­ров, кото­рые, как утвер­жда­ла Лола Рахи­мо­ва, Мухид­ди­нов при­сво­ил себе, Гафур Чер­ный нанял кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та Арма­на Джу­ма­гель­ди­е­ва, извест­но­го так­же, как Дикий Арман, и «вора в законе» Нади­ра Сали­фо­ва, что­бы они разо­бра­лись с пле­мян­ни­ком. Мухид­ди­нов утвер­ждал, что его зама­ни­ли в гости­ни­цу в Стам­бу­ле, где пыта­ли несколь­ко часов.

Дикий Арман не отри­цал, что вызы­вал Мухид­ди­но­ва на встре­чу и уда­рил его несколь­ко раз из-за того, что тот при­шел с ору­жи­ем. Одна­ко факт пыток он не под­твер­дил и назвал Рав­ша­на Золо­то­го тру­сом из-за обра­ще­ния в поли­цию. К сло­ву, в янва­ре 2021 года Джу­ма­гель­ди­ев выло­жил у себя в инста­гра­ме фото­гра­фии встре­чи с Гафу­ром Рахи­мо­вым, на кото­рой пода­рил ему казах­ский чапан.

Спу­стя месяц Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра Узбе­ки­ста­на исклю­чи­ла имя кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та из спис­ка разыс­ки­ва­е­мых. Источ­ник «Газе­ты.uz» утвер­ждал, что Рахи­мов сам захо­тел сотруд­ни­чать со след­стви­ем, и это ста­ло при­чи­ной изме­не­ния меры пре­се­че­ния с заоч­но­го аре­ста на под­пис­ку о над­ле­жа­щем пове­де­нии. Эту инфор­ма­цию так­же под­твер­жда­ли и источ­ни­ки радио «Озод­лик», отме­чая, что теперь Рахи­мов вполне может вер­нуть­ся в Узбекистан.

Суд с Минфином США и уход из AIBA

В кон­це янва­ря 2018 года Гафур Рахи­мов стал испол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та Меж­ду­на­род­ной ассо­ци­а­ции люби­тель­ско­го бок­са и дол­гое вре­мя был един­ствен­ным кан­ди­да­том на этот пост. Одна­ко Меж­ду­на­род­ный олим­пий­ский коми­тет (МОК) высту­пал про­тив его кан­ди­да­ту­ры из-за санк­ций США и при­част­но­сти к нар­ко­тор­гов­ле. Дошло до того, что МОК при­гро­зил лишить бокс ста­ту­са олим­пий­ско­го вида спор­та, если Рахи­мо­ва избе­рут посто­ян­ным гла­вой AIBA. Тогда же МОК запре­тил Рахи­мо­ву посе­щать юно­ше­ские Олим­пий­ские игры 2018 года в Аргентине.

В мае 2018 кри­ми­наль­ный авто­ри­тет решил добить­ся исклю­че­ния сво­е­го име­ни из санк­ци­он­ных спис­ков мини­стер­ства финан­сов США. Для это­го он нанял две круп­ные адво­кат­ские фир­мы Lawyers Ferrari & Associates и Carter-Ruck.

«Я нико­гда не был свя­зан с какой-либо орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пой, нико­гда не был обви­нен, не гово­ря уже о суди­мо­сти. Несмот­ря на дав­ле­ние каз­на­чей­ства США, я про­дол­жаю свои уси­лия по вос­ста­нов­ле­нию управ­ле­ния и финан­со­вой ста­биль­но­сти АIBA», — наста­и­вал Рахимов.

В мар­те 2019 года биз­нес­мен все же решил вре­мен­но поки­нуть пост и.о. пре­зи­ден­та АIBA, объ­яс­нив это тем, что нико­гда не поста­вит свои инте­ре­сы выше инте­ре­сов орга­ни­за­ции. В июне МОК лишил орга­ни­за­цию олим­пий­ско­го ста­ту­са, из-за чего вос­ста­нов­ле­ние прав ассо­ци­а­ции бок­са мог­ло про­изой­ти толь­ко после Олим­пи­а­ды 2020 года. После это­го Рахи­мов окон­ча­тель­но сло­жил с себя пол­но­мо­чия гла­вы АIBA. К сло­ву, внут­ри ассо­ци­а­ции его и вовсе обви­ня­ли в том, что он «довел орга­ни­за­цию до банк­рот­ства и обма­нул все бок­сер­ское сообщество».

В 2020 году Гафур Рахи­мов про­иг­рал суд про­тив Мин­фи­на США и остал­ся в санк­ци­он­ном спис­ке. Судья Джеймс Босберг отка­зал­ся объ­яс­нять свое реше­ние, сослав­шись на сек­рет­ные доку­мен­ты. При этом суд упрек­нул Рахи­мо­ва в том, что тот не предо­ста­вил мате­ри­а­лов, кото­рые мог­ли бы опро­верг­нуть его при­част­ность к «Брат­ско­му кругу».

После этих собы­тий кри­ми­наль­ный авто­ри­тет про­пал из новост­ных сво­док на несколь­ко лет, так­же был неиз­ве­стен ста­тус нача­тых про­тив него уго­лов­ных дел и оста­ва­лось неяс­ным, вер­нул­ся ли он в Узбе­ки­стан. Впер­вые за дол­гое вре­мя ново­сти о Рахи­мо­ве появи­лись в сере­дине апре­ля 2022 года, когда Феде­ра­ция про­фес­си­о­наль­но­го бок­са Узбе­ки­ста­на вновь избра­ла кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та пер­вым вице-президентом.

Источ­ник: novgaz.com

архивные статьи по теме

Часто задаваемые вопросы о Pandora Papers и ICIJ

Editor

Устами мальчишки глаголет истина

Юбилейный пир во время чумы