10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

Чей мишка в Тамсоюзе косолапее?

Казах­стан­ские пар­ла­мен­та­рии рабо­та­ют над изме­не­ни­я­ми и допол­не­ни­я­ми в зако­но­да­тель­ные акты рес­пуб­ли­ки по вопро­сам кон­ку­рен­ции, дабы соблю­сти инте­ре­сы как стран — участ­ни­ков Тамо­жен­но­го сою­за, так и свои соб­ствен­ные. Посту­пи­ло уже свы­ше 169 пред­ло­же­ний и 135 из них при­ня­ты к рассмотрению. 

 

Автор: Камиль АЯНОВ

 

Обсуж­де­нию инте­гра­ци­он­ных про­блем был посвя­щен круг­лый стол, состо­яв­ший­ся на днях в мажи­ли­се. В нем, кро­ме народ­ных избран­ни­ков, при­ня­ли уча­стие пред­ста­ви­те­ли НПО и бизнеса.

 

Играй, гар­мо­ни­за­ция…

 

По мне­нию чле­на кол­ле­гии, мини­стра по кон­ку­рен­ции и анти­мо­но­поль­но­му регу­ли­ро­ва­нию Евразий­ской эко­но­ми­че­ской комис­сии Нур­ла­на Алдаб­ер­ге­но­ва казах­стан­ская нор­ма­тив­но-пра­во­вая база нуж­да­ет­ся в… гар­мо­нии. Впро­чем, как и зако­но­да­тель­ство сосе­дей по Еди­но­му эко­но­ми­че­ско­му пространству.

 

- Основ­ны­ми направ­ле­ни­я­ми здесь явля­ют­ся анти­мо­но­поль­ное регу­ли­ро­ва­ние, цено­вое регу­ли­ро­ва­ние, в том чис­ле кон­троль за вве­де­ни­ем и про­дле­ни­ем госу­дар­ствен­но­го цено­во­го регу­ли­ро­ва­ния, а так же госу­дар­ствен­ные и муни­ци­паль­ные закуп­ки, — отме­тил Алдабергенов.

 

Пока пер­во­оче­ред­ные зада­чи анти­мо­но­поль­но­го регу­ли­ро­ва­ния —  гар­мо­ни­за­ция зако­но­да­тельств стран в обла­сти кон­ку­рент­ной поли­ти­ки, уста­нов­ле­ние нор­ма­тив­ных пра­во­вых актов госу­дарств, под­ле­жа­щих сбли­же­нию и при­ве­де­ние зако­но­да­тель­ства в соот­вет­ствие с еди­ны­ми прин­ци­па­ми и пра­ви­ла­ми кон­ку­рен­ции. В пер­спек­ти­ве пла­ни­ру­ет­ся при­ня­тие нор­ма­тив­но-пра­во­вых актов, необ­хо­ди­мых для пре­се­че­ния нару­ше­ний пра­вил кон­ку­рен­ции на транс­гра­нич­ных рын­ках, раз­ра­бот­ка модель­но­го зако­на о кон­ку­рен­ции и про­ра­бот­ка вопро­сов при­ня­тия кон­ку­рент­но­го кодек­са. Сей­час над всем этим рабо­та­ют депу­та­ты и дипломаты.

 

Соглас­но поправ­кам в зако­но­да­тель­ство всех трех стран, анти­кон­ку­рент­ные дей­ствия еди­но­глас­но при­зна­ют­ся недо­пу­сти­мы­ми. Как объ­яс­нил Алдам­жа­ров, госу­дар­ство уста­нав­ли­ва­ет в сво­ем зако­но­да­тель­стве запрет, в том чис­ле на согла­ше­ния меж­ду орга­на­ми госу­дар­ствен­ной вла­сти, мест­но­го само­управ­ле­ния и ины­ми орга­ни­за­ци­я­ми, если такие согла­ше­ния могут при­ве­сти или при­во­дят к огра­ни­че­нию и устра­не­нию кон­ку­рен­ции. Более того, во всех трех стра­нах за анти­кон­ку­рент­ные дей­ствия преду­смот­ре­ны санкции.

 

- Перед комис­си­ей сто­ит зада­ча раз­ра­бот­ки и при­ня­тия модель­но­го зако­на о защи­те кон­ку­рен­ции, кото­рый будет под­пи­сан гла­ва­ми трех госу­дарств в июне 13 года, — поды­то­жил спи­кер. — Он будет носить реко­мен­да­тель­ный харак­тер, содер­жать типо­вые нор­мы и давать нор­ма­тив­ную ори­ен­та­цию для зако­но­да­тель­ства государств.

 

Штра­фы  ниже, цены — выше 

 

Пер­вый зам­пред прав­ле­ния наци­о­наль­ной эко­но­ми­че­ской пала­ты «Ата­ме­кен» Рахим Ошак­ба­ев, высту­пая на круг­лом сто­ле, отме­тил ряд клю­че­вых вопро­сов в обла­сти кон­ку­рент­ной поли­ти­ки, кото­рые Казах­ста­ну сле­ду­ет решить уже сейчас.

 

Пер­вым он назвал несо­раз­мер­ность штра­фов за нару­ше­ние анти­мо­но­поль­но­го зако­но­да­тель­ства: в неко­то­рых слу­ча­ях они пре­вы­ша­ют доход от само­го нару­ше­ния в десят­ки, а то и в сот­ни раз. “Как вы зна­е­те, по боль­шин­ству нару­ше­ний преду­смот­ре­ны адми­ни­стра­тив­ные штра­фы в раз­ме­ре 10% от дохо­да, полу­чен­но­го в резуль­та­те осу­ществ­ле­ния моно­по­ли­сти­че­ской дея­тель­но­сти”, — уточ­нил зампред.

 

При этом, как под­черк­нул Ошак­ба­ев, поми­мо нор­мы, кото­рая харак­те­ри­зу­ет пре­дель­ную вели­чи­ну штра­фа, есть еще руко­вод­ство по опре­де­ле­нию штра­фов, где зна­чит­ся, что за базу опре­де­ле­ния штра­фа умест­но рас­смат­ри­вать объ­ем про­даж това­ров и услуг, свя­зан­ных с нару­ше­ни­ем анти­мо­но­поль­но­го зако­но­да­тель­ства. Это под­ра­зу­ме­ва­ет широ­кую сво­бо­ду в опре­де­ле­нии раз­ме­ров штра­фов с уче­том сте­пе­ни эко­но­ми­че­ской важ­но­сти и дли­тель­но­сти нарушения.

 

- В оте­че­ствен­ной же прак­ти­ке из-за анти­кор­руп­ци­он­ных сооб­ра­же­ний агент­ство было лише­но подоб­ной сво­бо­ды. В ито­ге раз­мер штра­фа опре­де­ля­ет­ся без­от­но­си­тель­но сте­пе­ни его тяже­сти или потен­ци­аль­но­го ущер­ба, — отме­тил зам­пред. — Мы счи­та­ем целе­со­об­раз­ным отой­ти от пого­лов­но­го уров­ня штра­фов в раз­ме­ре 10% от обо­ро­та путем раз­ра­бот­ки чет­ко регла­мен­ти­ро­ван­ной инструк­ции по рас­че­ту раз­ме­ра штра­фа с мак­си­маль­но исчер­пы­ва­ю­щим переч­нем видов нару­ше­ний и более деталь­ной их классификацией.

 

Кро­ме того, по сло­вам Ошак­ба­е­ва, в нашем зако­но­да­тель­стве весь­ма широ­ко трак­ту­ет­ся такое поня­тие, как согла­со­ван­ность дей­ствий. Настоль­ко, что порой, по мне­нию биз­не­сме­нов, про­ти­во­ре­чит обще­при­ня­то­му пони­ма­нию тер­ми­на «согла­со­ван­ность» и не отве­ча­ет прин­ци­пу доста­точ­но­сти дока­за­тельств. Про­ще гово­ря, прак­ти­че­ски любые дей­ствия субъ­ек­тов рын­ка мож­но назвать согла­со­ван­ны­ми: каж­дый субъ­ект рын­ка при при­ня­тии реше­ний обра­ща­ет вни­ма­ние на дей­ствия сво­их кон­ку­рен­тов, но дале­ко не каж­дые из них под­ле­жат ответственности.

 

- Целе­со­об­раз­но раз­ли­чать авто­ном­ное согла­со­ва­ние с субъ­ек­том соб­ствен­ных дей­ствий с теку­щей рыноч­ной конъ­юнк­ту­рой и созна­тель­ное огра­ни­че­ние досту­па на товар­ный рынок или дру­гое подоб­ное анти­кон­ку­рент­ное пове­де­ние, — счи­та­ет спи­кер. — При этом т.н. цено­вой сго­вор, как один из видов согла­со­ван­ных дей­ствий, необ­хо­ди­мо клас­си­фи­ци­ро­вать вме­сте с уста­нов­ле­ни­ем фак­та пред­ва­ри­тель­ной дого­во­рен­но­сти в любой фор­ме. Без уста­нов­ле­ния это­го фак­та, одно­вре­мен­ное, то есть про­из­ве­ден­ное в тече­ние трех­ме­сяч­но­го сро­ка повы­ше­ние субъ­ек­та­ми цен на вза­и­мо­за­ме­ня­е­мый товар не может счи­тать­ся сго­во­ром. Цено­вой сго­вор, когда речь идет исклю­чи­тель­но о под­дер­жа­нии завы­шен­ных цен, не под­па­да­ет под клас­си­фи­ка­цию дан­ной ста­тьи. Тогда как завы­шен­ные цены при­вле­ка­ют инве­сти­ции и, сле­до­ва­тель­но, толь­ко спо­соб­ству­ют раз­ви­тию кон­ку­рен­ции. Тем не менее, в прак­ти­ке анти­мо­но­поль­но­го орга­на име­ют­ся слу­чаи при­вле­че­ния к ответ­ствен­но­сти по фак­там удер­жа­ния завы­шен­ных, по мне­нию агент­ства, цен без при­зна­ков дру­гих нарушений.

 

Ну, кон­ку­рент, погоди!

 

Бли­же к фина­лу круг­ло­го сто­ла к мик­ро­фо­ну «бук­валь­но на три мину­ты» под­пу­сти­ли руко­во­ди­те­ля Ассо­ци­а­ции кон­ди­те­ров Казах­ста­на Лари­су Кон­стан­ти­ни­ди. Как выяс­ни­лось, жизнь у оте­че­ствен­ных кон­ди­те­ров совсем неслад­кая. Уже не пер­вый раз гово­рят они об охране интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и соблю­де­нии зако­на о мар­ки­ров­ке. Одна­ко ника­кой реаль­ной помо­щи казах­стан­ские про­из­во­ди­те­ли не дожда­лись до сих пор.

 

С момен­та созда­ния Тамо­жен­но­го сою­за вопро­сы товар­ных зна­ков вста­ли, что назы­ва­ет­ся, реб­ром. Рань­ше вла­дель­цы этих зна­ков поль­зо­ва­лись помо­щью тамо­жен­ных орга­нов, у кото­рых имел­ся реестр това­ров, содер­жа­щих объ­ек­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. Тамо­жен­ни­ки пре­пят­ство­ва­ли вво­зу кон­тра­фак­та (с точ­ки зре­ния наших заре­ги­стри­ро­ван­ных марок) через гра­ни­цу. Сей­час этот тамо­жен­ный реестр по-преж­не­му дей­ству­ет, одна­ко теперь — толь­ко в отно­ше­нии тре­тьих стран. Но от того, что с рын­ка его выжи­ма­ет не про­сто кон­ку­рент, а еще и сосед по Тамо­жен­но­му сою­зу, оте­че­ствен­но­му про­из­во­ди­те­лю как-то не лег­че. Если рань­ше казах­стан­ские кон­ди­те­ры вое­ва­ли за потре­би­те­ля с Укра­и­ной, то теперь  ее место заня­ла Россия.

 

- Имен­но это обсто­я­тель­ство тре­бу­ет сроч­но­го реше­ния вопро­са о раз­ра­бот­ке меха­низ­ма защи­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти Казах­ста­на в про­цес­се вза­им­ной тор­гов­ли, — отме­ти­ла Кон­стан­ти­ни­ди. — Когда рос­сий­ская про­дук­ция, а в буду­щем, может быть, и бело­рус­ская не встре­ча­ет на сво­ем пути тамо­жен­но­го барьера.

 

Мар­ки не по адресу

 

Казах­стан­цы про­иг­ры­ва­ют кон­ку­рент­ную борь­бу не из-за низ­ко­го каче­ства соб­ствен­ной про­дук­ции, а из-за того, что их кон­ку­рен­ты луч­ше защи­ще­ны. В Рос­сии с 2009 года дей­ству­ют реги­о­наль­ные цен­тры по борь­бе с пра­во­на­ру­ше­ни­я­ми в сфе­ре потре­би­тель­ско­го рын­ка, они созда­ны в струк­ту­ре МВД Рос­сии. Цен­тры запра­ши­ва­ют све­де­ния по наиме­но­ва­ни­ям вве­зен­ных кон­ди­тер­ских изде­лий, сопо­став­ля­ют полу­чен­ную инфор­ма­цию с феде­раль­ным реест­ром заре­ги­стри­ро­ван­ных товар­ных зна­ков и, выяв­ляя кон­тра­факт, воз­буж­да­ют адми­ни­стра­тив­ное про­из­вод­ство про­тив рос­сий­ско­го же импор­те­ра, кото­рый поста­вил на рос­сий­ский рынок казах­стан­ский кон­ди­тер­ский товар в кон­тра­факт­ной, по рос­сий­ским мер­кам, этикетке.

 

- А вот казах­стан­ские вла­дель­цы товар­ных зна­ков в про­цес­се этой вза­им­ной тор­гов­ли один на один оста­лись с про­бле­мой защи­ты сво­их инте­ре­сов, — с горе­чью гово­рит гла­ва ассо­ци­а­ции. — Есте­ствен­но, что казах­стан­ский пра­во­об­ла­да­тель товар­но­го зна­ка не может соб­ствен­ны­ми сила­ми отсле­дить кон­тра­факт на всем рыноч­ном про­стран­стве Казахстана.

 

Инфор­ма­ция о том, кто какие мар­ки вво­зит в нашу стра­ну, есть у нало­го­ви­ков. Одна­ко делить­ся ею с оте­че­ствен­ным про­из­во­ди­те­лям они, по понят­ным при­чи­нам, не спе­шат. В ито­ге рос­сий­ские реги­о­наль­ные цен­тры актив­но попол­ня­ют бюд­жет сво­ей стра­ны за счет нало­же­ния адми­ни­стра­тив­ных штра­фов (в РФ они очень высо­кие за каж­дое наиме­но­ва­ние). Оштра­фо­ван­ный рос­сий­ский импор­тер, как пра­ви­ло, потом шара­ха­ет­ся от казах­стан­ско­го постав­щи­ка как черт от лада­на. А казах­стан­ский рынок при всем этом совер­шен­но открыт для бес­пре­пят­ствен­но­го вво­за кон­ди­тер­ских изде­лий в кон­тра­факт­ной упаковке.

 

Решить про­бле­му, по мне­нию Кон­стан­ти­ни­ди, мог­ли бы тер­ри­то­ри­аль­ные депар­та­мен­ты юсти­ции, точ­нее создан­ные в их струк­ту­ре управ­ле­ния по охране интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. Они долж­ны полу­чить пол­но­мо­чия запра­ши­вать в нало­го­вых орга­нах све­де­ния об импор­те­рах кон­ди­тер­ской про­дук­ции, вер­нее о вве­зен­ных ими това­рах. А даль­ше — дело тех­ни­ки. Либо управ­ле­ния сами све­рят эти све­де­ния с госре­ест­ром товар­ных зна­ков, либо про­сто про­ин­фор­ми­ру­ют вла­дель­цев товар­ных зна­ков о вво­зе про­дук­ции, нару­ша­ю­щей их автор­ские пра­ва. И выиг­ра­ют от это­го даже не столь­ко про­из­во­ди­те­ли, сколь­ко само государство.

 

- За счет адми­ни­стра­тив­ных штра­фов или судеб­ных гос­по­шлин будет попол­нять­ся бюд­жет, — объ­яс­ни­ла гла­ва ассо­ци­а­ции. — Но самое глав­ное, это будет реаль­ная рабо­та и она будет при­но­сить види­мый резуль­тат, укреп­ля­ю­щий имидж нашей страны.

 

Сей­час Ассо­ци­а­ция кон­ди­те­ров вла­де­ет 37 товар­ны­ми зна­ка­ми. Это основ­ные ретро­спек­тив­ные совет­ские наиме­но­ва­ния кон­фет: «Миш­ка косо­ла­пый», «Крас­ная Шапоч­ка», «Ласточ­ка», «Коров­ка», «Артек» и пр. Про­бле­ма в том, что эти же мар­ки заре­ги­стри­ро­ва­ны и в дру­гих пост­со­вет­ских рес­пуб­ли­ках, в том чис­ле Бела­ру­си с Рос­си­ей, так что дока­зы­вать, чей миш­ка наи­бо­лее косо­ла­пый, заве­до­мо бес­по­лез­но. И как всем «миш­кам», «ласточ­кам» и «коров­кам» сосу­ще­ство­вать вме­сте на тер­ри­то­рии Еди­но­го эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства, тоже боль­шой вопрос.

 

Еще одной про­бле­мой казах­стан­ские кон­ди­те­ры счи­та­ют несо­блю­де­ния их кон­ку­рен­та­ми зако­но­да­тель­ства о мар­ки­ров­ке. По регла­мен­ту, мар­ки­ров­ка на упа­ко­ван­ной пище­вой про­дук­ции долж­на быть нане­се­на на рус­ском язы­ке и на госу­дар­ствен­ном язы­ке госу­дар­ства — чле­на ТС, если в этом госу­дар­стве такое тре­бо­ва­ние сохраняется.

 

Дву­язы­чие на казах­стан­ских мар­ки­ров­ках вве­де­но еще с 1999 года. На рус­ском и казах­ском там ука­за­но наиме­но­ва­ние това­ра, стра­на про­ис­хож­де­ния, изго­то­ви­тель и дата изго­тов­ле­ния. Но до сих пор на эти­кет­ках ино­стран­ных кон­фет инфор­ма­ция на казах­ском язы­ке, как пра­ви­ло, отсут­ству­ет. И что делать — неиз­вест­но. Для той же Рос­сии рус­ский — госу­дар­ствен­ный. Соот­вет­ствен­но, рос­сий­ский кон­ди­тер на эти­кет­ке по пра­ву раз­ме­ща­ет инфор­ма­цию толь­ко на рус­ском языке.

 

- Учи­ты­вая, что у нас нет ника­ко­го кон­тро­ля за соблю­де­ни­ем тре­бо­ва­ний зако­но­да­тель­ства о мар­ки­ров­ке, рос­сий­ская про­дук­ция с мар­ки­ров­кой на рус­ском язы­ке сво­бод­но пере­се­ка­ет нашу гра­ни­цу, — объ­яс­ня­ет Кон­стан­ти­ни­ди. — А от наших кон­ди­те­ров в обя­за­тель­ном поряд­ке тре­бу­ет­ся пере­вод рус­ско­го тек­ста на госу­дар­ствен­ный язык. И полу­ча­ет­ся, что в отда­лен­ный рай­он, где у нас пре­ва­ли­ру­ет гося­зык, на рав­ном поло­же­нии про­хо­дит и рос­сий­ская кон­фе­та, где нет ни сло­ва, пере­ве­ден­но­го на казах­ский, и наша кон­фе­та. Рос­сий­ская кон­фе­та ника­кой инфор­ма­ции для потре­би­те­ля не несет, а казах­стан­ские кон­ди­те­ры несут допол­ни­тель­ные рас­хо­ды по срав­не­нию с рос­си­я­на­ми. А это тоже созда­ет нерав­ные усло­вия для конкуренции.

 

…Про­блем­ные вопро­сы ассо­ци­а­ция под­ни­ма­ет перед госор­га­на­ми уже не пер­вый год. Одна­ко, увы, ника­ко­го резуль­та­та. Похо­же, чинов­ни­ки слиш­ком увлек­лись поис­ком гармонии…

Excerpt from:
Чей миш­ка в Там­со­ю­зе косолапее?

архивные статьи по теме

Берлускони обязали вернуть деньги

Кайрбаев пойдет паровозом?

Кадры решают все