-4 C
Астана
4 марта, 2021
Image default

Фантомные боли. В Армении напряженность из-за определения новых границ с Азербайджаном

Сюник, Армения, — разрушенные здания легко проглядеть, если специально их не искать.

Раз­ру­шен­ные и демон­ти­ро­ван­ные, едва замет­ные руи­ны при­мер­но десят­ка домов плот­но сгруп­пи­ро­ва­ны меж­ду рекой и авто­трас­сой, при­мер­но в 10 кило­мет­рах к югу от горо­да Горис на юге Арме­нии. Но это не Арме­ния. Это село Эйва­з­лы в Азер­бай­джане. Хотя от него мало что оста­лось, теперь оно ока­за­лось в цен­тре послед­них воен­ных кон­флик­тов меж­ду дву­мя исто­ри­че­ски­ми сопер­ни­ка­ми и неопре­де­лен­но­стей, свя­зан­ных с новым про­цес­сом демар­ка­ции границы.

Южная армян­ская область Сюник, в кото­рой нахо­дит­ся город Горис, про­сти­ра­ет­ся от цен­траль­ной Арме­нии до гра­ни­цы с Ира­ном. По обе­им сто­ро­нам она гра­ни­чит с Азер­бай­джа­ном — азер­бай­джан­ским экс­кла­вом Нахи­че­вань на запа­де и азер­бай­джан­ски­ми рай­о­на­ми Губад­лы и Зан­ге­лан на востоке.

На про­тя­же­нии послед­них 27 лет гра­ни­цы с Губад­лы и Зан­ге­ла­ном в дей­стви­тель­но­сти не суще­ство­ва­ло. Эти рай­о­ны были захва­че­ны армян­ски­ми сила­ми Кара­ба­ха в 1993 году и нахо­ди­лись под управ­ле­ни­ем Сте­па­на­кер­та до того момен­та, пока азер­бай­джан­ские силы не отби­ли их три меся­ца назад во вре­мя широ­ко­мас­штаб­но­го наступления.

Сто­ит взгля­нуть на кар­ту, и про­бле­ма ныне про­во­ди­мой офи­ци­аль­ной демар­ка­ции сра­зу ста­но­вит­ся очевидной.

Гра­ни­ца — кото­рая заду­мы­ва­лась не как меж­ду­на­род­ная, а про­сто как почти что лишен­ный смыс­ла раз­де­ли­тель меж­ду дву­мя совет­ски­ми обла­стя­ми — пред­став­ля­ет собой хао­тич­ные зиг­за­ги. Она пере­се­ка­ет насе­лен­ные пунк­ты и клю­че­вые доро­ги. Самая важ­ная доро­га на юге Арме­нии — трас­са меж­ду дву­мя круп­ней­ши­ми горо­да­ми Сюник­ской обла­сти: Гори­сом и Капа­ном — неод­но­крат­но пере­се­ка­ет офи­ци­аль­ную гра­ни­цу, в том чис­ле в Эйвазлы.

С тех пор как пре­кра­ще­ние огня закре­пи­ло за Азер­бай­джа­ном кон­троль над боль­шей частью тер­ри­то­рии, кото­рая была им уте­ря­на почти три деся­ти­ле­тия назад, неопре­де­лен­ность пози­ций фак­ти­че­ской гра­ни­цы уже вызва­ла про­бле­мы, так как мест­ные армян­ские и азер­бай­джан­ские силы столк­ну­лись нос к носу.

13 декаб­ря появи­лись сооб­ще­ния о пере­стрел­ке меж­ду армян­ски­ми и азер­бай­джан­ски­ми вой­ска­ми в селе, рас­по­ло­жен­ном неда­ле­ко от адми­ни­стра­тив­но­го цен­тра Сюник­ской обла­сти — горо­да Капана.

В раз­го­во­ре на сле­ду­ю­щий день с Радио Сво­бод­ная Евро­па / Радио Сво­бо­да мэр Капа­на оха­рак­те­ри­зо­вал инци­дент как про­сто стрель­бу в воз­дух армян­ских «защит­ни­ков» в целях пре­ду­пре­жде­ния несколь­ких десят­ков при­бли­жа­ю­щих­ся азер­бай­джан­ских солдат.

— [Азер­бай­джан­цы] в ответ не стре­ля­ли, — гово­рит мэр Геворк Парсян.

Город Пар­ся­на погра­нич­ный вопрос затро­нул тоже, так как он нахо­дит­ся в пре­де­лах види­мо­сти от недав­но уком­плек­то­ван­ной погра­нич­ни­ка­ми азер­бай­джан­ской границы.

— Послед­ний квар­тал Капа­на нахо­дит­ся менее чем в одном кило­мет­ре от гра­ни­цы. Мы уже ощу­ща­ем себя в опас­но­сти из-за это­го, — гово­рит Парсян.

Мэр Капа­на Геворг Пар­сян, армя­нин, счи­та­ет, что вой­на 1990‑х годов нача­лась из-за того, что «мы жили слиш­ком близ­ко друг к другу».

Аэро­порт Капа­на рас­по­ло­жен еще бли­же. Он был забро­шен с совет­ских вре­мен, но ходи­ли слу­хи, что он откро­ет­ся вновь. Взлет­но-поса­доч­ная поло­са недав­но была отре­мон­ти­ро­ва­на, постро­е­но и зда­ние аэровокзала.

Едва ли 100 мет­ров отде­ля­ют взлет­ную поло­су от реки, по кото­рой про­хо­дит граница.

— Азер­бай­джан­цы уже там, на дру­гом бере­гу реки. Новый аэро­порт дол­жен стать важ­ным акти­вом для Капа­на, но сей­час едва ли есть ощу­ще­ние без­опас­но­сти, — гово­рит Парсян.

Новая гра­ни­ца осо­бен­но вол­ну­ет жите­лей, учи­ты­вая исто­рию Капа­на. В 1992 году и в пер­вые годы нагор­но­ка­ра­бах­ско­го кон­флик­та город неод­но­крат­но под­вер­гал­ся артил­ле­рий­ско­му обстре­лу азер­бай­джан­ских войск со сто­ро­ны границы.

Вид со сто­ро­ны Давид-Бека в Арме­нии на гра­ни­цу с тер­ри­то­ри­ей, кон­тро­ли­ру­е­мой Азер­бай­джа­ном, с едва замет­ны­ми азер­бай­джан­ски­ми позициями.

Нега­тив­ные послед­ствия погра­нич­но­го спо­ра и удру­ча­ю­ще­го пере­ми­рия, кото­ры­ми завер­ши­лись недав­ние бое­вые дей­ствия, пре­вра­ти­ли Сюник­скую область — или по край­ней мере его мэров — в реши­тель­ных кри­ти­ков пре­мьер-мини­стра Арме­нии Нико­ла Пашиняна.

Мэры пяти круп­ней­ших насе­лен­ных пунк­тов Сюник­ской обла­сти — Капа­на, Гори­са, Сиси­а­на, Мегри и Кад­жа­ра­на — при­зва­ли к отстав­ке Паши­ня­на. 21 декаб­ря во вре­мя запла­ни­ро­ван­но­го визи­та в Сюник­скую область мест­ные жите­ли забло­ки­ро­ва­ли доро­ги, выну­див сви­ту пре­мьер-мини­стра вер­нуть­ся в Ереван.

Пар­сян — один из самых ярых кри­ти­ков Паши­ня­на — воз­ла­га­ет вину за недав­нее пора­же­ние на армян­ско­го лиде­ра, кото­рый при­шел к вла­сти после улич­ных про­те­стов, спро­во­ци­ро­вав­ших «бар­хат­ную рево­лю­цию» в 2018 году.

— Вой­на свя­за­на с про­валь­ной поли­ти­кой [Паши­ня­на], в част­но­сти с его внеш­ней поли­ти­кой. Под­держ­ка, кото­рую мы полу­ча­ем от пра­ви­тель­ства [по про­бле­ме гра­ни­цы], так­же недо­ста­точ­на, — гово­рит Парсян.

Их разо­ча­ро­ва­ние заста­ви­ло Капан и дру­гие сооб­ще­ства обра­тить­ся за помо­щью к дру­го­му защит­ни­ку — России.

В кон­це нояб­ря Москва объ­яви­ла, что поми­мо при­мер­но двух тысяч рос­сий­ских воен­но­слу­жа­щих, кото­рые уже ведут наблю­де­ние за пре­кра­ще­ни­ем огня, для обес­пе­че­ния без­опас­но­сти на юго-восточ­ной гра­ни­це она направ­ля­ет в Арме­нию 188 погра­нич­ни­ков. Неко­то­рые из них уже раз­ме­ще­ны на участ­ке трас­сы Капан — Горис.

— Мы под­дер­жи­ва­ем кон­такт с рос­си­я­на­ми. Они обе­ща­ли нам обес­пе­чи­вать без­опас­ность, — гово­рит Парсян.

Частич­но раз­ру­шен­ный дом Вор­ли­ка, 72-лет­не­го жите­ля Давид-Бека, в Арме­нии, неда­ле­ко от гра­ни­цы с Азербайджаном.

Меж­ду тем в дру­гом селе­нии Сюник­ской обла­сти погра­нич­ная ситу­а­ция не менее напря­жен­ная и послед­ствия недав­них бое­вых дей­ствий всё еще ощущаются.

73-лет­ний Ворик, кото­рый про­сит не раз­гла­шать его фами­лию, ука­зы­ва­ет на раз­ру­шен­ный сарай рядом с его домом в Давид-Беке.

Это при­мер­но в пяти кило­мет­рах по пря­мой от азер­бай­джан­ско­го горо­да Губад­лы (Кубат­ли по-армян­ски), неда­ле­ко от общей границы.

— Они выпу­сти­ли сна­ряд, кото­рый упал пря­мо здесь. Постра­да­ли и мно­гие дру­гие дома в селе, — гово­рит он о сво­ем иму­ще­стве, кото­рое под­верг­лось обстре­лу азер­бай­джан­ской артиллерией.

В селе нахо­дит­ся отряд армян­ской армии, раз­ме­щен­ный в доме в цен­тре села. Сол­да­ты при­бы­ли в нача­ле декаб­ря после боев на пере­до­вой в Джра­кане (Дже­бра­ил).

— Враг нахо­дит­ся при­мер­но в полу­то­ра кило­мет­рах отсю­да, — гово­рит на усло­ви­ях ано­ним­но­сти армян­ский сол­дат, ука­зы­вая на несколь­ко неболь­ших пала­ток через поле, кото­рое опре­де­ля­ет гра­ни­цу с Азербайджаном.

В отли­чие от мэров Сюник­ской обла­сти, эти муж­чи­ны по пово­ду пре­мьер-мини­стра рез­ко не высказываются.

— Эта сдел­ка спас­ла наших дру­зей. Мы вели вой­ну, что­бы наш народ выжил. Сла­ва богу, боль­шин­ство из них до сих пор живы, — ска­зал коман­дир под­раз­де­ле­ния, отве­чая на вопрос о согла­ше­нии по пре­кра­ще­нию огня.

В то вре­мя как основ­ные бое­вые дей­ствия закон­чи­лись — по край­ней мере на вре­мя, — демар­ка­ция гра­ни­цы при­ве­ла к новым поте­рям и боль­шей неопределенности.

4 янва­ря деся­ток домов в селе Шур­нух, рас­по­ло­жен­ном при­мер­но в 10 кило­мет­рах к севе­ро-запа­ду от Давид-Бека, после недав­не­го уточ­не­ния гра­ни­цы ото­шел азер­бай­джан­ской стороне.

Но не рань­ше, чем они были подо­жже­ны. Эти сце­ны напо­ми­на­ли эва­ку­а­цию в Кельбаджарском/Карвачарском рай­оне и дру­гих частях Нагор­но­го Кара­ба­ха, кото­рые усту­пи­ли более меся­ца назад.

Для мэра Пар­ся­на ново­при­быв­шие на гра­ни­цу азер­бай­джан­цы — зло­ве­щий знак, пусть даже рядом будут рос­сий­ские пограничники.

— Вой­на 1990‑х годов нача­лась из-за того, что мы жили слиш­ком близ­ко друг к дру­гу. Были похи­ще­ния, рей­ды — с это­го всё и нача­лось. Если [азер­бай­джан­цы] сно­ва ока­жут­ся рядом с нами, я боюсь, что ситу­а­ция повто­рит­ся, — гово­рит он.

Пере­ве­ла с англий­ско­го язы­ка Али­са Вальсамаки.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Шахтеры заявлению профсоюзов не верят

БТА: «живой труп» или «скелет в шкафу»?

В чёрной майне