fbpx

Транзит перед транзитом. Что показала президентская кампания в Казахстане

Пред­ре­шен­ная побе­да Тока­е­ва на пре­зи­дент­ских выбо­рах не озна­ча­ет, что на нем тран­зит в Казах­стане будет окон­чен. Пере­дать власть на посто­ян­ной осно­ве сво­ей доче­ри – для Назар­ба­е­ва важ­ней­шая зада­ча.

Отцов­ская любовь тут ни при чем: Назар­ба­ев про­сто не хочет, что­бы после его ухо­да казах­стан­ская эли­та заня­лась деле­жом акку­му­ли­ро­ван­ных им капи­та­лов.

Так­же для него очень важ­но, что­бы в буду­щем никто не поста­вил под сомне­ние создан­ный им образ осно­ва­те­ля неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства.

Реаль­ность тако­ва, что на вычи­щен­ной за 30 лет поли­ти­че­ской сцене у Назар­ба­е­ва оста­лись лишь те, кто зав­тра обя­за­тель­но попро­бу­ет про­ве­сти свой XX съезд.

Пер­вые выбо­ры пре­зи­ден­та Казах­ста­на без Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва прой­дут уже на сле­ду­ю­щей неде­ле, но пред­ше­ству­ю­щая им изби­ра­тель­ная кам­па­ния ока­за­лась намно­го ниже даже невы­со­ких казах­стан­ских ожи­да­ний. Кан­ди­да­ты суще­ству­ют отдель­но друг от дру­га, каж­дый в сво­ем мик­ро­кос­мо­се, а аги­та­цию ведут — хуже не при­ду­ма­ешь. Ожи­вить про­цесс не смог­ли даже пер­вые в исто­рии стра­ны теле­де­ба­ты.

Обще­ствен­но-поли­ти­че­ская повест­ка в стране замер­ла до 9 июня, при­выч­ной ску­кой веет даже от обе­ща­ний ради­каль­ной оппо­зи­ции устро­ить мас­штаб­ные про­те­сты по ито­гам выбо­ров. В таких усло­ви­ях побе­да кан­ди­да­та от вла­сти вро­де бы долж­на выгля­деть оче­вид­ной. Одна­ко штаб дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва все рав­но нерв­ни­ча­ет, посколь­ку уда­ры нача­ли при­хо­дить от сво­их же сто­рон­ни­ков.

Шестеро других

Высту­пая 23 мая в офи­се пра­вя­щей пар­тии «Нур Отан», пер­вый пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев заявил о нали­чии в стране «поли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции»: раз к уча­стию в выбо­рах допу­сти­ли аж семе­рых кан­ди­да­тов, то это озна­ча­ет, что пред­став­лен весь спектр «инте­ре­сов раз­лич­ных обще­ствен­ных групп и объ­еди­не­ний».

Это иезу­ит­ство чистой воды. Из семи кан­ди­да­тов двое – Тоуле­тай Рахим­бе­ков и Аман­гель­ды Тас­пи­хов – ниче­го собой не пред­став­ля­ют. Един­ствен­ная кан­ди­дат-жен­щи­на Дания Еспа­е­ва от пар­ла­мент­ской пар­тии «Ак жол» сде­ла­ла лейт­мо­ти­вом сво­ей кам­па­нии фра­зу «Где жен­щи­ны – там поря­док», но на деба­ты вме­сто себя при­сла­ла муж­чи­ну.

Кан­ди­дат от услов­но пат­ри­о­ти­че­ско­го лаге­ря Сады­бек Тугел на меро­при­я­тия ходит в чапане и с кам­чой, обе­ща­ет иско­ре­нить «дья­воль­щи­ну» вро­де гей-клу­бов, круг­ло­су­точ­ных саун и «кази­но-мази­но» (оче­вид­но, ему луч­ше знать, где все это мож­но най­ти в Казах­стане). Неда­ле­ко от Туге­ла ушел кан­ди­дат от пар­ла­мент­ских ком­му­ни­стов Жам­был Ахмет­бе­ков: он наме­рен бороть­ся с «интер­нет-зави­си­мо­стью» и хочет сде­лать «казах­стан­ский Facebook», пото­му что в осталь­ных соци­аль­ных сетях – «синие киты».

Хоть какую-то кон­ку­рен­цию Касым-Жомар­ту Тока­е­ву может соста­вить толь­ко кан­ди­дат от оппо­зи­ции Амир­жан Коса­нов. Быв­ший ком­со­моль­ский инструк­тор, Коса­нов в 90-х рабо­тал в аппа­ра­те пра­ви­тель­ства, а затем ушел в лагерь про­тив­ни­ков дей­ству­ю­щей вла­сти, одна­ко все эти годы вел себя очень акку­рат­но. Прав­да, в 2003 году на Коса­но­ва все-таки заво­ди­ли уго­лов­ное дело – его обви­ня­ли в эко­но­ми­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях, – но это была лишь попыт­ка не дать ему участ­во­вать в пар­ла­мент­ских выбо­рах 2004 года.

Спу­стя 15 лет Коса­но­ва допу­сти­ли уже к борь­бе за выс­ший пост в стране, но пер­спек­ти­вы его как кан­ди­да­та выгля­дят туман­но. Сам он рас­счи­ты­ва­ет мини­мум на вто­рой тур, но такое раз­ви­тие собы­тий воз­мож­но толь­ко в вол­шеб­ном мире «казах­стан­ско­го Facebook», где Коса­нов доста­точ­но акти­вен.

Вто­рая надеж­да оппо­зи­ци­он­но­го кан­ди­да­та – про­тестное голо­со­ва­ние: сто­рон­ни­ки Коса­но­ва даже исполь­зу­ют для рас­крут­ки при­шед­ший из рос­сий­ской кам­па­нии мем «кан­ди­дат про­тив всех». Но шан­сов на успех такой стра­те­гии тоже очень мало: акку­рат­ный в выра­же­ни­ях поли­тик-либе­рал с опы­том рабо­ты во вла­сти даже близ­ко не похож на Вла­ди­ми­ра Зелен­ско­го.

К тому же мед­ве­жью услу­гу Коса­но­ву ока­зы­ва­ет ради­каль­ная оппо­зи­ция – сто­рон­ни­ки бег­ло­го оли­гар­ха Мух­та­ра Абля­зо­ва (на родине он заоч­но осуж­ден за эко­но­ми­че­ские пре­ступ­ле­ния и убий­ство). Абля­зов­цы счи­та­ют всех, кто участ­ву­ет в выбо­рах, «мари­о­нет­ка­ми вла­сти», при­зы­ва­ют к бой­ко­ту и наме­ре­ны 9–10 июня про­ве­сти по всей рес­пуб­ли­ке мас­со­вые акции про­те­ста. Власть все рав­но не будет играть чест­но, убеж­де­ны сто­рон­ни­ки Абля­зо­ва, так что луч­ше не марать­ся, участ­вуя в ее спек­так­лях. Сво­им бой­ко­том они дро­бят и без того немно­го­чис­лен­ные голо­са, на кото­рые мог бы рас­счи­ты­вать Коса­нов.

Пер­вые в исто­рии неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на пред­вы­бор­ные деба­ты ока­за­лись про­валь­ны­ми по всем ста­тьям. Из семи кан­ди­да­тов трое не при­шли (в том чис­ле дей­ству­ю­щий пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев – он при­слал сво­е­го пред­ста­ви­те­ля), участ­ни­ки умуд­ря­лись читать по бумаж­ке даже отве­ты на вопро­сы сопер­ни­ков, а о поли­ти­ке гово­ри­лось лишь вскользь. Какие-то поли­ти­че­ские заяв­ле­ния ста­рал­ся делать лишь Коса­нов, но пока он дохо­дил до сути, ему в соот­вет­ствии с регла­мен­том отклю­ча­ли мик­ро­фон. Сто­и­ло все это дей­ство в пря­мом эфи­ре глав­но­го про­власт­но­го теле­ка­на­ла «Хабар» 41 млн тен­ге (око­ло 7 млн руб­лей), а глав­ным его ито­гом, как шутят в Казах­стане, долж­но стать появ­ле­ние «выбо­ров по дове­рен­но­сти»: раз на деба­ты при­хо­дит не кан­ди­дат, а его пред­ста­ви­тель, то и в бюл­ле­тень мож­но писать любую фами­лию.

Первый, но после елбасы

Кан­ди­дат от про­власт­но­го «Нур Ота­на», дей­ству­ю­щий пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев может толь­ко радо­вать­ся про­ис­хо­дя­ще­му. Пока его глав­ный оппо­нент гры­зет­ся с себе подоб­ны­ми, Тока­ев ездит по реги­о­нам и про­дви­га­ет курс на «пре­ем­ствен­ность» (это сло­во ста­ло сло­га­ном его кам­па­нии). Все будет так же и даже луч­ше, хочет ска­зать пре­зи­дент жите­лям стра­ны.

На деба­ты Тока­ев отпра­вил вме­сто себя одно­го из выс­ших чинов в «Нур Отане» Мау­ле­на Ашим­ба­е­ва, а сам в это вре­мя вру­чал Вла­ди­ми­ру Пути­ну, Алек­сан­дру Лука­шен­ко и Соорон­баю Жээн­бе­ко­ву орде­на име­ни Назар­ба­е­ва. На сле­ду­ю­щий день после это­го, 30 мая, само­го Назар­ба­е­ва, по пред­ло­же­нию Тока­е­ва, сде­ла­ли «почет­ным сена­то­ром».

Клю­че­вая про­бле­ма Тока­е­ва-кан­ди­да­та и Тока­е­ва-пре­зи­ден­та при этом нику­да не делась: он по-преж­не­му не само­сто­я­тель­ный поли­тик, и коман­да Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва все­гда гото­ва это под­черк­нуть.

Когда досроч­ные пре­зи­дент­ские выбо­ры были толь­ко объ­яв­ле­ны, у Тока­е­ва, как гово­рят в его шта­бе, «появи­лись амби­ции», и он решил попро­бо­вать сыг­рать соб­ствен­ную игру. В стране на какое-то вре­мя пере­ста­ли бло­ки­ро­вать интер­нет, а в нача­ле мая Тока­ев неза­мет­но начал менять воен­ных коман­ду­ю­щих.

Одна­ко уже 1 мая в Казах­стане про­шла серия несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных митин­гов про­тив досроч­ных выбо­ров и пере­име­но­ва­ния сто­ли­цы в Нур-Сул­тан (это­го Тока­е­ву, оче­вид­но, нико­гда не про­стят) с мас­со­вы­ми задер­жа­ни­я­ми, и бло­ки­ров­ки вер­ну­лись. Девя­то­го мая зна­чи­тель­ная часть инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов и почти все соц­се­ти не рабо­та­ли весь день. Девя­то­го июня, в день выбо­ров, в стране, по сло­вам быв­ше­го гла­вы Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти (КНБ) Аль­ну­ра Муса­е­ва, пол­но­стью выклю­чат всю домен­ную зону kz.

Так­же в нача­ле мая ста­ло извест­но об аре­сте поли­то­ло­га-кита­и­ста Кон­стан­ти­на Сыро­еж­ки­на. Его подо­зре­ва­ют в шпи­о­на­же в поль­зу Китая. Но ско­рее дело в том, что Сыро­еж­кин – один из науч­ных кон­суль­тан­тов док­тор­ской дис­сер­та­ции Тока­е­ва и счи­та­ет­ся его неофи­ци­аль­ным совет­ни­ком.

Сыро­еж­ки­на задер­жа­ли яко­бы еще в фев­ра­ле, но актив­но рас­кру­чи­вать исто­рию ста­ли толь­ко во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии. В шта­бе Тока­е­ва это задер­жа­ние вос­при­ни­ма­ют одно­знач­но как сиг­нал «уме­рить свой пыл». КНБ пол­но­стью под­чи­ня­ет­ся Назар­ба­е­ву, а его пле­мян­ник зани­ма­ет пост заме­сти­те­ля гла­вы ведом­ства, так что арест тако­го рода вряд ли был воз­мо­жен без санк­ции свер­ху.

Сам Назар­ба­ев пуб­лич­но вся­че­ски под­чер­ки­ва­ет, что пол­но­стью дове­ря­ет Тока­е­ву, но оче­вид­но, что ему нужен пол­но­стью управ­ля­е­мый пре­зи­дент, а не чело­век, кото­рый хочет вести свою игру. Сто­рон­ни­ки Тока­е­ва наде­ют­ся, что после 9 июня их кан­ди­дат полу­чит пол­ную леги­тим­ность, но это мало­ве­ро­ят­но. У Назар­ба­е­ва в руках по-преж­не­му все рыча­ги вла­сти, кото­ры­ми он даже не дума­ет делить­ся со сво­им фаво­ри­том. Все, что оста­ет­ся делать Тока­е­ву, – это высту­пать в роли гово­ря­щей голо­вы, и пред­при­ни­мать те же самые шаги, что делал его пред­ше­ствен­ник: обе­щать повы­ше­ние зар­плат и посо­бий бюд­жет­ни­кам, пере­но­сить атте­ста­цию поли­цей­ских на год, гово­рить о рефор­мах в эко­но­ми­ке.

Един­ствен­ной опо­рой Тока­е­ва в борь­бе за само­сто­я­тель­ность мог­ла бы стать под­держ­ка казах­стан­ско­го обще­ства. Но после пере­име­но­ва­ния сто­ли­цы Тока­ев толь­ко разо­ча­ро­вы­ва­ет сво­их потен­ци­аль­ных сто­рон­ни­ков. Новые бло­ки­ров­ки в интер­не­те, задер­жа­ния акти­ви­стов за пла­ка­ты с цита­та­ми из Кон­сти­ту­ции, за пустые пла­ка­ты и даже за выду­ман­ные пла­ка­ты. Удар по репу­та­ции нанес и скан­дал с фото­гра­фи­я­ми Тока­е­ва, кото­рые, как выяс­ни­лось, регу­ляр­но обра­ба­ты­ва­ют­ся в фото­ре­дак­то­ре, что­бы скрыть недо­стат­ки внеш­но­сти. Теперь Тока­ев как пре­зи­дент выгля­дит глав­ным про­вод­ни­ком внут­рен­ней поли­ти­ки, кото­рая все мень­ше устра­и­ва­ет казах­стан­ское обще­ство, и, таким обра­зом, ста­но­вит­ся основ­ной пуб­лич­ной мише­нью для кри­ти­ки.

Перед вторым актом

Такое шат­кое поло­же­ние дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та пол­но­стью устра­и­ва­ет Назар­ба­е­ва. С точ­ки зре­ния пер­во­го пре­зи­ден­та, Тока­ев – фигу­ра лояль­ная, но сла­бая. Выбор пал на него, веро­ят­но, из-за спеш­ки: Назар­ба­ев пони­ма­ет, что здо­ро­вье начи­на­ет под­во­дить, и нуж­но было сроч­но най­ти того, кто смо­жет на какое-то вре­мя стать номи­наль­ным чело­ве­ком номер один.

Вари­ан­та было два: Тока­ев или стар­шая дочь Дари­га Назар­ба­е­ва. Но Дари­га – поли­тик в рес­пуб­ли­ке весь­ма непо­пу­ляр­ный. Кро­ме того, пря­мое про­дви­же­ние доче­ри на выс­ший пост силь­но уда­ри­ло бы по репу­та­ции само­го Назар­ба­е­ва. Поэто­му и был выбран неам­би­ци­оз­ный на тот момент лоя­лист.

Одна­ко это совер­шен­но не озна­ча­ет, что на Тока­е­ве тран­зит будет окон­чен. Пере­дать власть на посто­ян­ной осно­ве сво­ей доче­ри – для Назар­ба­е­ва важ­ней­шая зада­ча. Отцов­ская любовь тут ни при чем: Назар­ба­ев про­сто не хочет, что­бы после его ухо­да казах­стан­ская эли­та заня­лась деле­жом акку­му­ли­ро­ван­ных им капи­та­лов. Так­же для него очень важ­но, что­бы в буду­щем никто не поста­вил под сомне­ние создан­ный им образ осно­ва­те­ля неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства. Реаль­ность тако­ва, что на вычи­щен­ной за 30 лет поли­ти­че­ской сцене у Назар­ба­е­ва оста­лись лишь те, кто зав­тра обя­за­тель­но попро­бу­ет про­ве­сти свой XX съезд. А зна­чит, власть мож­но отдать толь­ко силь­но­му и абсо­лют­но лояль­но­му чело­ве­ку.

Так что пере­ме­ны в вер­хах и в Кон­сти­ту­ции могут про­дол­жить­ся и после досроч­ных выбо­ров, что­бы все-таки сде­лать Дари­гу Назар­ба­е­ву гла­вой госу­дар­ства. Про­сто напря­мую пере­да­вать власть от отца к доче­ри – не комиль­фо, поэто­му при­хо­дит­ся при­бе­гать к мно­го­хо­до­воч­кам.

Тока­ев ста­но­вит­ся пре­зи­ден­том на выбо­рах, то есть фор­маль­но полу­ча­ет леги­тим­ность от наро­да. В фев­ра­ле 2017 года в Казах­стане уже было объ­яв­ле­но о посте­пен­ном пере­хо­де к пре­зи­дент­ско-пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ке. Так что сле­ду­ю­щий шаг, кото­рый может сде­лать управ­ля­е­мый Тока­ев, – это завер­шить пре­вра­ще­ние стра­ны в пар­ла­мент­скую рес­пуб­ли­ку. А даль­ше став­ший клю­че­вым пост пре­мьер-мини­стра зай­мет дочь елба­сы Дари­га Назар­ба­е­ва, кото­рую в мар­те избра­ли гла­вой Сена­та. Сам Назар­ба­ев вро­де как ни при чем: власть доче­ри он не отда­вал, а то, что она нахо­дит­ся на долж­но­сти, кото­рая может стать глав­ной в стране, – так это депу­та­ты так реши­ли по пред­став­ле­нию Тока­е­ва.

Такой вари­ант поз­во­ля­ет избе­жать опас­но­го двое­вла­стия, кото­рое ждет Казах­стан, если Кон­сти­ту­ция сохра­нит­ся в нынеш­нем виде, а Тока­ев и Дари­га оста­нут­ся на сво­их постах. Они ста­нут рав­но­ве­ли­ки­ми цен­тра­ми вли­я­ния, кото­рые нач­нут делить стра­ну меж­ду собой, пото­му что при­ми­рить рас­ту­щие амби­ции одно­го и боль­шие аппе­ти­ты вто­рой вряд ли воз­мож­но. Осо­бен­но это ста­нет замет­но, когда Назар­ба­ев окон­ча­тель­но уйдет с поли­ти­че­ской аре­ны. Такое отсут­ствие чет­ко выра­жен­но­го лиде­ра опас­но тем, что часть элит нач­нет при­мы­кать к Тока­е­ву, а не к Дари­ге, – и не факт, что после это­го он уже будет таким же убеж­ден­ным лоя­ли­стом, как хочет казать­ся сей­час.

Пока Назар­ба­ев не выка­зы­ва­ет ни малей­ше­го жела­ния пере­да­вать хоть какие-то рыча­ги реаль­ной вла­сти Тока­е­ву. В систе­ме коор­ди­нат Назар­ба­е­ва это­го и не нуж­но: сла­бость вто­ро­го пре­зи­ден­та дела­ет его абсо­лют­но управ­ля­е­мым, уни­что­жа­ет все потен­ци­аль­ные амби­ции. А выбо­ры толь­ко лиш­ний раз под­черк­нут, кто на самом деле оста­ет­ся глав­ным в рес­пуб­ли­ке и кто реша­ет, как будет даль­ше.

Автор: Вяче­слав ПОЛОВИНКО, Мос­ков­ский Центр Кар­не­ги

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан