-7 C
Астана
16 января, 2021
Image default

Транзитный номер


Эксперты допускают, что контроль Назарбаева над Казахстаном будет ослабевать 

MINSK, BELARUS — OCTOBER 31, 2018: The chairman of the Senate of the Parliament of Kazakhstan, Kassym Jomart Tokayev (L front) seen ahead of a meeting of the Core Group of the Munich Security Conference held at Minsk Marriott Hotel. Viktor Drachev/TASS Бело­рус­сия. Минск. Пред­се­да­тель сена­та пар­ла­мен­та Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев (сле­ва на пер­вом плане) перед засе­да­ни­ем основ­ной груп­пы Мюн­хен­ской кон­фе­рен­ции по без­опас­но­сти, кото­рое про­хо­дит в оте­ле Marriott. Еже­год­ная кон­фе­рен­ция по без­опас­но­сти раз в год про­во­дит спе­ци­аль­ную сес­сию вне Гер­ма­нии. Вик­тор Драчев/ТАСС

19 марта в 19:00 по местному времени Нурсултан Назарбаев объявил, что слагает с себя полномочия президента. Он был у власти чуть меньше 30 лет, с июля 1990 года. Мы продолжаем публикацию комментариев экспертов, которые размышляют, что могло натолкнуть Елбасы на такой шаг, ждать ли Казахстану обострения проблем и кто может победить на будущих президентских выборах.

СУЛТАНБЕК СУЛТАНГАЛИЕВ, политолог:

Сул­тан­бек Сул­тан­га­ли­ев. Фото с сай­та Ia-centr.ru

Я пола­гаю, что власть при­сту­пи­ла к наме­чен­но­му сце­на­рию тран­зи­та, о кото­ром гово­ри­ли экс­пер­ты. Конеч­но, новость сен­са­ци­он­ная, но толь­ко лишь с той точ­ки зре­ния, что никто не ожи­дал имен­но отстав­ки гла­вы госу­дар­ства. Пред­по­ла­га­лись раз­лич­ные вари­ан­ты, но, думаю, никто не ожи­дал имен­но тако­го раз­ви­тия событий.

— Какие поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные про­бле­мы обна­жат­ся после ухо­да Назарбаева?

— Пола­гаю, что гла­ва госу­дар­ства мак­си­маль­но взве­сил и оце­нил все рис­ки, свя­зан­ные с досроч­ным пре­кра­ще­ни­ем им сво­их пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий. Отстав­ка — это не вынуж­ден­ный, а про­ду­ман­ный стра­те­ги­че­ский шаг. 

По-преж­не­му все обще­ствен­но-поли­ти­че­ские про­цес­сы в стране нахо­дят­ся под пол­ным кон­тро­лем Елба­сы. Поэто­му ника­ких поли­ти­че­ских и соци­аль­ных потря­се­ний не предвидится. 

Раз­но­пла­но­вые про­бле­мы в сфе­ре внут­рен­ней поли­ти­ки, соци­аль­ном и эко­но­ми­че­ском сек­то­рах были, есть и будут. Их никто не замал­чи­вал. Пола­гаю, что само тече­ние обще­ствен­ных про­цес­сов полу­чит новый импульс. Сле­ду­ю­щие меся­цы — это серьез­ный экза­мен на жиз­не­спо­соб­ность систе­мы госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. И в свя­зи с этим ска­жу, может быть, непо­пу­ляр­ную сей­час мысль: «Назар­ба­ев ушел с поста пре­зи­ден­та слиш­ком рано». Необ­хо­ди­мо было про­ве­сти кон­сти­ту­ци­он­ные рефор­мы с пере­хо­дом на новый фор­мат, а имен­но — пар­ла­мент­скую рес­пуб­ли­ку. И толь­ко Назар­ба­ев мог совер­шить такую рефор­му без ослож­не­ний, сей­час такая пер­спек­ти­ва оста­лась в зыб­ком тумане, и все обще­ство сно­ва нахо­дит­ся в более чем под­ве­шен­ном состоянии.

— Може­те ли пред­по­ло­жить, кто ста­нет преемником?

Пола­гаю, что вопрос о пре­ем­ни­ке акту­аль­но не сто­ит. На мой взгляд, вполне есте­ствен­ным был бы пере­ход в новую, пар­ла­мент­скую фор­му госуправления.

ТОЛГАНАЙ УМБЕТАЛИЕВА, поли­то­лог, кан­ди­дат поли­ти­че­ских наук, ген­ди­рек­тор Цен­траль­но­ази­ат­ско­го фон­да раз­ви­тия демократии:

Толга­най Умбе­та­ли­е­ва. Фото с сай­та Exclusive.kz

— Что мог­ло подвиг­нуть Назар­ба­е­ва на такое неожи­дан­ное для наро­да реше­ние? Состо­я­ние здо­ро­вья, ситу­а­ция в стране или про­сто осо­знал, что не справится?

Я думаю, все вме­сте. В первую оче­редь это про­бле­мы, кото­рые нава­ли­лись на стра­ну. Было мно­го вопро­сов, кото­рые он дол­жен был решить: ослож­не­ние соци­аль­ной и эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции, плюс боль­шие про­бле­мы в обще­стве — силь­но нако­пи­лась соци­аль­ная про­тестность. Со всех сто­рон шло дав­ле­ние. И в его воз­расте слож­но быст­ро реа­ги­ро­вать на все это. Поэто­му думаю, что это пра­виль­ное, серьез­ное реше­ние. Но, кро­ме того, важ­но, что он оста­ет­ся в поли­ти­ке и будет ока­зы­вать вли­я­ние на выбо­ры сле­ду­ю­ще­го пре­зи­ден­та, ведь нынеш­ней поли­ти­че­ской эли­те без него было бы слож­но выбрать ново­го президента.

— Что теперь ждет стра­ну и поли­ти­че­скую верхушку?

— Пока состо­ят­ся сле­ду­ю­щие пре­зи­дент­ские выбо­ры, нуж­но сохра­нить ста­биль­ность в стране и внут­ри эли­ты и орга­ни­зо­вать новые пре­зи­дент­ские выборы.

Воз­мож­но, изме­нит­ся повест­ка дня с новым пре­зи­ден­том. Тока­ев все-таки испол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти, и ему нуж­но осу­ще­ствить зада­чи, кото­рые пре­зи­дент уже озву­чил перед сво­им ухо­дом. Поэто­му не думаю, что на повест­ке дня у пра­ви­тель­ства вста­нут новые вопро­сы. Но с новым пре­зи­ден­том, воз­мож­но, пона­до­бит­ся новая про­грам­ма для реше­ния постав­лен­ных задач.

— Может ли уход Назар­ба­е­ва спро­во­ци­ро­вать вой­ну кла­нов за крес­ло пре­зи­ден­та с при­вле­че­ни­ем раз­лич­ных деструк­тив­ных сил?

— Внут­ри­э­лит­ные кон­флик­ты нико­гда не пре­кра­ща­лись и при Назар­ба­е­ве. И они могут про­дол­жить­ся. Но не думаю, что они при­об­ре­тут ту остро­ту и ради­каль­ность, кото­рая была бы воз­мож­на, если бы Назар­ба­ев ушел физи­че­ски. Тогда не было бы фигу­ры поли­ти­че­ской, пусть даже на зад­нем плане, кото­рая мог­ла бы все это кон­тро­ли­ро­вать. Вот тогда бы неста­биль­ность была гаран­ти­ро­ва­на и был бы высок риск вой­ны меж­ду элит­ны­ми груп­па­ми. Но при­сут­ствие Назар­ба­е­ва и его кон­троль над про­цес­са­ми во вре­мя сле­ду­ю­щих пре­зи­дент­ских выбо­ров, навер­ное, явля­ет­ся самым пра­виль­ным решением.

И еще пола­гаю, что дан­ный шаг пре­зи­ден­та мож­но рас­смат­ри­вать как попыт­ку сни­зить вли­я­ние поли­ти­че­ских сил, нахо­дя­щих­ся за рубе­жом, кото­рые хоте­ли бы при­нять уча­стие в выбо­рах, — напри­мер Абля­зо­ва или других.

— Ваши пред­по­ло­же­ния, кто ста­нет преемником?

— Пока слож­но ска­зать. Конеч­но, кан­ди­да­ту­ру Тока­е­ва как пред­ста­ви­те­ля ста­рой элит­ной груп­пы тоже нуж­но рас­смат­ри­вать. Воз­мож­но, Дари­га Назар­ба­е­ва выдви­нет свою кан­ди­да­ту­ру как пред­ста­ви­тель семьи. Воз­мож­но, кто-то из моло­дых, пото­му что пре­зи­дент в сво­ем посла­нии мно­го раз обра­щал­ся к моло­до­му поко­ле­нию. Но думаю, в бли­жай­шие 3–4 меся­ца круг кан­ди­да­тов опре­де­лит­ся. Воз­мож­но, они сами заявят о себе.

— Казах­стан оста­ет­ся под кон­тро­лем Назар­ба­е­ва, раз он оста­ет­ся гла­вой Сове­та безопасности?

— Да, думаю, он оста­нет­ся у вла­сти. Офи­ци­аль­но он не будет зани­мать долж­ность, но боль­шую часть функ­ций и обя­зан­но­стей будет выпол­нять. И глав­ное, что он будет выпол­нять роль кон­тро­ли­ру­ю­ще­го орга­на и послед­нее реше­ние будет за ним. Я не думаю, что Тока­ев будет пере­бе­гать доро­гу и брать ответ­ствен­ность на себя за реше­ние мно­гих вопро­сов. Назар­ба­ев оста­ет­ся в поли­ти­ке, и это, навер­ное, игра­ет ста­би­ли­зи­ру­ю­щую роль.

ДАНИЛ БЕКТУРГАНОВ, политолог:

Данил Бек­тур­га­нов. Фото с сай­та Total.kz

Пре­зи­дент ушел по-казах­ски. Помни­те анек­дот? Англи­чане ухо­дят, не про­ща­ясь, а каза­хи про­ща­ют­ся, но не ухо­дят? Точ­но так же и пре­зи­дент. Крес­ло пред­се­да­те­ля Сов­беза поз­во­ля­ет по-преж­не­му управ­лять стра­ной и оста­вать­ся цен­тром при­ня­тия реше­ний еще очень дол­го — сколь­ко здо­ро­вье поз­во­лит. Про­сто центр при­ня­тия реше­ний в стране пере­ме­ща­ет­ся из адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та в Сов­без, логи­ка в этом есть. Еще с мая про­шло­го года Сов­без фак­ти­че­ски опре­де­лен как глав­ный кон­сти­ту­ци­он­ный орган стра­ны. Через него про­хо­дят все гос­про­грам­мы, все зако­но­про­ек­ты, все госу­дар­ствен­ные зна­чи­мые ини­ци­а­ти­вы. Пост пред­се­да­те­ля Сов­беза фак­ти­че­ски и есть пре­зи­дент­ский пост. Так что поли­ти­че­ской вер­хуш­ке мож­но осо­бо не бес­по­ко­ить­ся. Все оста­лось на сво­ем месте.

— Изме­нит­ся ли внеш­няя поли­ти­ка Казах­ста­на, ведь в стране Назар­ба­ев оста­ет­ся един­ствен­ным авто­ри­тет­ным поли­ти­ком, кото­рый может при­ни­мать реше­ния по гло­баль­ным меж­го­су­дар­ствен­ным вопро­сам? Вза­и­мо­дей­ствие с каки­ми стра­на­ми может ухуд­шить­ся или улуч­шить­ся после его ухода?

— По внеш­ней поли­ти­ке не думаю, что воз­ник­нут какие-то серьез­ные изме­не­ния. Во-пер­вых, пред­став­ле­ние о том, что вся внеш­няя поли­ти­ка стра­ны дер­жит­ся толь­ко на лич­но­сти пре­зи­ден­та, мяг­ко гово­ря, пре­уве­ли­че­но. Во-вто­рых, пре­тен­зии Казах­ста­на на какую-то гло­баль­ную роль тоже по фак­ту несколь­ко завы­ше­ны. Един­ствен­ная стра­на, на мой взгляд, от кото­рой мож­но было бы ждать неадек­ват­ной реак­ции, — это Рос­сия, но у нее так мно­го инте­ре­сов в Казах­стане и так мно­го кон­ку­рен­тов, что на эту тему тоже мож­но не переживать.

— В какую сто­ро­ну может изме­нить­ся отно­ше­ние Запа­да к Казахстану?

— Отно­ше­ние услов­но­го «Запа­да» оста­нет­ся преж­ним — ведь не сам пре­зи­дент посто­ян­но ведет диа­лог, и на Запа­де, и у нас есть огром­ный бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат, кото­рый и вер­тит дела­ми. Наобо­рот, готов спо­рить, что все новост­ные лен­ты будут ломить­ся от сооб­ще­ний, что Запад при­вет­ству­ет это реше­ние, и заве­ре­ний в под­держ­ке сло­жив­ших­ся хоро­ших отно­ше­ний. У Запа­да в Казах­стане столь­ко акти­вов и столь­ко воз­мож­ных про­блем, что ни о какой экс­пан­сии никто все­рьез думать не станет.

— Какие поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные про­бле­мы сра­зу же обна­жат­ся после ухо­да Назарбаева?

— На самом деле про­бле­мы дав­но обна­жи­лись, про­сто о них не при­ня­то гово­рить гром­ко. Кор­руп­ция. Тоталь­ный непро­фес­си­о­на­лизм, след­стви­ем кото­ро­го явля­ет­ся жесто­чай­ший кад­ро­вый дефи­цит. А тоталь­ный непро­фес­си­о­на­лизм рас­тет из раз­ва­лен­ной систе­мы обра­зо­ва­ния. Соци­ал­ка — как был там адский ад, так он и остал­ся, ниче­го не изме­ни­лось. Силь­ней­шее соци­аль­ное рас­сло­е­ние. Все дав­но обна­же­но, и изме­нить что-либо очень слож­но будет. 

Хоро­шо и при­ят­но валить все про­бле­мы на ста­рое руко­вод­ство — дескать, допу­ще­ны пере­ги­бы, волюн­та­ризм в гос­про­грам­мах, дутые циф­ры, ну и про­чее. А тут такой финт не прой­дет: пред­се­да­тель Сов­беза не спит и все видит. А с его пол­но­мо­чи­я­ми ему любо­го пре­зи­ден­та поме­нять, что кома­ра при­хлоп­нуть. Как решать про­бле­мы в такой ситу­а­ции? Ответ — никак! Про­дол­жа­ем ими­та­цию бур­ной дея­тель­но­сти. Так же будем в год сажать по десят­ку кор­руп­ци­о­не­ров и заты­кать неф­тя­ны­ми день­га­ми дыры в соци­аль­ной поли­ти­ке. Ника­ких изменений.

— Может ли уход Назар­ба­е­ва спро­во­ци­ро­вать вой­ну кла­нов за крес­ло пре­зи­ден­та с при­вле­че­ни­ем раз­лич­ных деструк­тив­ных сил? Ваши пред­по­ло­же­ния о преемнике?

— Тут инте­рес­ный пара­докс. Зако­но­да­тель­ство настоль­ко зато­че­но под одно­го-един­ствен­но­го пре­зи­ден­та, что теперь даже осно­ва­ний для объ­яв­ле­ния вне­оче­ред­ных не найдешь.

Смот­ри­те. Вне­оче­ред­ные по ст. 52 зако­на невоз­мож­ны, ибо ста­тью исклю­чи­ли еще в 1998 году. Един­ствен­ное осно­ва­ние для объ­яв­ле­ния вне­оче­ред­ных — это указ пре­зи­ден­та. Хоро­шо, Тока­ев ста­но­вит­ся по ука­зу пре­зи­ден­том с 20 мар­та. Но его никто не застав­ля­ет объ­явить вне­оче­ред­ные выбо­ры. Может сидеть до окон­ча­ния сро­ка пол­но­мо­чий. Окон­ча­ние сро­ка пол­но­мо­чий — 20‑й год. Не думаю, что Тока­е­ва будет силь­но бес­по­ко­ить, что он не избран­ный, а назна­чен­ный пре­зи­дент. Он всю жизнь назна­чен­ный. При­вык. Так что вой­ны кла­нов за крес­ло пока не пред­ви­дит­ся, игра не сто­ит свеч. Пока гла­вой Сов­беза явля­ет­ся ста­рый пре­зи­дент, для элит и кла­нов ниче­го не изме­ни­лось. Это и есть то, что пер­вый пре­зи­дент назы­ва­ет «ста­биль­но­стью», а все осталь­ные — «засто­ем».

АНДРЕЙ ГРОЗИН, заве­ду­ю­щий отде­лом Сред­ней Азии и Казах­ста­на Инсти­ту­та стран СНГ:

Андрей Гро­зин. Фото с сай­та Azattyq.org

— Что побу­ди­ло Назар­ба­е­ва при­нять реше­ние об отставке?

Все, что отно­сит­ся к теме здо­ро­вья пре­зи­ден­та, отне­се­но в Казах­стане к осо­бен­но охра­ня­е­мой госу­дар­ствен­ной тайне, пото­му повли­ял ли этот аспект на реше­ние Назар­ба­е­ва, мы не узна­ем. Если опре­де­лять визу­аль­но, то Нур­сул­тан Аби­ше­вич выгля­дит луч­ше, чем Ель­цин в 2000 году, пото­му, не зная всех дета­лей, нель­зя навер­ня­ка ска­зать, что отстав­ка свя­за­на со здо­ро­вьем или воз­рас­том. Понят­но, что почти в 79 лет тащить такой воз ответ­ствен­но­сти тяжело.

Сыг­ра­ло свою роль то, что про­изо­шло в Узбе­ки­стане в 2016 году и в Кир­ги­зии в 2018‑м. Вопро­сы тран­зи­та вла­сти в этих стра­нах навер­ня­ка зани­ма­ли вни­ма­ние Лиде­ра нации и он сде­лал опре­де­лен­ные выво­ды. Тема тран­зи­та вла­сти в Казах­стане ста­ла широ­ко обсуж­дать­ся в послед­ние два года, рань­ше этот вопрос был табу­и­ро­ван, а с недав­них пор даже госу­дар­ствен­ные СМИ нача­ли вно­сить эту тему в обще­ствен­ный дис­курс. Пото­му ниче­го неожи­дан­но­го не случилось.

Мно­гие экс­пер­ты назы­ва­ли похо­жие сце­на­рии раз­ви­тия собы­тий. Общая настро­ен­ность отра­жа­ла реаль­ное поло­же­ние вещей. Назар­ба­ев пони­мал, что про­цесс тран­зи­та вла­сти отме­нить невоз­мож­но, пото­му решил его воз­гла­вить. Тран­зит будет про­хо­дить по мак­си­маль­но щадя­ще­му сце­на­рию. Пре­зи­дент нику­да не уйдет, а оста­нет­ся у вла­сти, про­сто пере­едет в дру­гой каби­нет. В его заяв­ле­нии чет­ко про­пи­са­но, что он оста­ет­ся и в каче­стве гла­вы «Нур Ота­на», и в каче­стве руко­во­ди­те­ля Сов­беза. Пере­став быть пре­зи­ден­том, он оста­ет­ся Елба­сы. Это удоб­но, это сни­ма­ет каж­до­днев­ную необ­хо­ди­мость участ­во­вать в теку­щих про­бле­мах стра­ны и пере­кла­ды­ва­ет ответ­ствен­ность на пре­ем­ни­ка, пар­ла­мент, пре­мьер-мини­стра. Сам Назар­ба­ев оста­нет­ся в каче­стве небо­жи­те­ля, кото­рый в конеч­ном ито­ге будет при­ни­мать важ­ней­шие решения.

— То есть по сути ниче­го не меняется?

— Все будет зави­сеть от того, как дол­го физи­че­ское и умствен­ное состо­я­ние пре­зи­ден­та поз­во­лит ему функ­ци­о­ни­ро­вать в рам­ках этой обнов­лен­ной систе­мы власти.

Дру­го­го огра­ни­че­ния нет. Гля­дя на Буте­фли­ку, напри­мер, мож­но ска­зать, что 79–80 лет для пра­ви­те­ля не так уж и мно­го, при совре­мен­ном раз­ви­тии меди­ци­ны таким лиде­рам лег­ко мож­но про­быть у вла­сти еще лет десять.

— Может быть, это и вовсе теат­раль­ная постановка?

— В Казах­стане ниче­го нель­зя исклю­чать. Мог­ли изоб­ра­зить некий фаль­старт, что­бы выявить тех, кто поже­ла­ет этим вос­поль­зо­вать­ся, но это был бы макиа­вел­лизм само­го край­не­го поши­ба. Если бы ста­ви­лись тако­го рода зада­чи, то мож­но было бы обой­тись без обра­ще­ния к нации. Соб­ствен­но, послед­ние лет десять в Казах­стане толь­ко этим и зани­ма­лись. Мож­но вспом­нить Умур­за­ко­ва, Муси­на и так далее. Фаль­старт был с Раха­том Али­е­вым, тогда была мно­го­хо­до­вая поста­нов­ка. В ито­ге Али­ев под­ста­вил­ся. Сей­час не думаю, что есть такая необ­хо­ди­мость. Эли­ты выдрес­си­ро­ва­ны и выстро­е­ны. Пре­зи­дент сей­час дол­жен чув­ство­вать себя гораз­до спо­кой­нее, неже­ли десять или два­дцать лет назад.

— Воз­мо­жен ли пере­ход к пар­ла­мент­ской республике?

— Казах­стан­ская кол­ле­гия год-два назад обсуж­да­ла воз­мож­ность созда­ния «кол­лек­тив­но­го пре­ем­ни­ка» на базе пар­ла­мен­та или новой госу­дар­ствен­ной струк­ту­ры. По всей види­мо­сти, тема утра­ти­ла свою акту­аль­ность. Тео­ре­ти­че­ски ниче­го нель­зя исклю­чать, в любом слу­чае в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве вни­ма­ние обще­ствен­но­сти и дея­тель­ность элит будет кон­цен­три­ро­вать­ся на досроч­ных пре­зи­дент­ских выбо­рах, осталь­ное отло­жат на потом. Если бы было наме­ре­ние выстро­ить гибрид­ную пар­ла­мент­скую систе­му, напри­мер по кир­гиз­ско­му образ­цу, мы бы уви­де­ли эти шаги рань­ше. Я пока таких шагов не вижу. Если это и пер­спек­ти­ва, то отдаленная.

— Может ли уход Назар­ба­е­ва спро­во­ци­ро­вать вой­ну кла­нов или групп за крес­ло пре­зи­ден­та с при­вле­че­ни­ем раз­лич­ных деструк­тив­ных сил?

— Это будет спо­соб­ство­вать, посколь­ку есть общая неуве­рен­ность и непо­ни­ма­ние того, как окон­ча­тель­но пой­дет про­цесс сре­ди финан­со­во-про­мыш­лен­ных групп, не вклю­чен­ных в сце­на­рий, кото­рый сей­час реа­ли­зу­ет­ся. Ско­рее все­го, есть груп­пы, кото­рые ниче­го не зна­ли об отстав­ке, ина­че инфор­ма­ция нача­ла бы про­са­чи­вать­ся в массы. 

По всей види­мо­сти, реше­ние было при­ня­то узким, огра­ни­чен­ным кру­гом лиц, не допус­ка­ю­щих ника­кой утеч­ки инфор­ма­ции. Назар­ба­ев даже Пути­ну позво­нил, насколь­ко я слы­шал, за час или два до зачте­ния обра­ще­ния. Зна­чит, в рес­пуб­ли­ке суще­ству­ет боль­шое коли­че­ство биз­не­сме­нов, чинов­ни­ков, кото­рые пере­жи­ва­ют за свое буду­щее, и это может повлечь за собой некие хао­ти­че­ские действия.

Но я думаю, что при живом Назар­ба­е­ве, кото­рый, как в анек­до­те, про­ща­ет­ся, но не ухо­дит, ско­рее все­го, вой­на элит не развернется. 

Как раз такая поста­нов­ка тран­зи­та вла­сти и зато­че­на на то, что­бы избе­жать вой­ны элит. Пото­му и воз­ник вари­ант с Тока­е­вым, кото­рый рас­смат­ри­ва­ет­ся эли­та­ми в каче­стве вре­мен­ной, неса­мо­сто­я­тель­ной фигу­ры, не име­ю­щей коман­ды и ресур­сов. Воз­мож­но, что потом, когда вли­я­ние Лиде­ра нации в силу есте­ствен­ных при­чин нач­нет сла­беть, про­ти­во­сто­я­ние будет выли­вать­ся в более серьез­ные фор­мы, одна­ко, пока Назар­ба­ев оста­ет­ся обще­при­знан­ным арбит­ром, про­тив него никто ниче­го сде­лать не смо­жет. За его спи­ной оста­ет­ся гла­ва Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Карим Маси­мов, а еще Мини­стер­ство обо­ро­ны, МВД и генпрокурор.

ШОКИР ХАКИМОВ, заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Таджи­ки­ста­на, док­тор юри­ди­че­ских наук:

Шокир Хаки­мов. Фото с сай­та News.tj

— Без­услов­но, это пре­це­дент в Цен­траль­но-Ази­ат­ском реги­оне, когда пер­вое лицо стра­ны по соб­ствен­но­му жела­нию ухо­дит в отстав­ку. Назар­ба­ев по срав­не­нию с дру­ги­ми гла­ва­ми госу­дарств интел­лек­ту­ал и праг­ма­тик, кото­рый, несмот­ря на свой воз­раст, после­до­ва­тель­но ста­рал­ся создать совре­мен­ную и успеш­ную казах­стан­скую государственность. 

Вме­сте с тем он как субъ­ект зако­но­да­тель­ной ини­ци­а­ти­вы под пред­ло­гом кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­мы неод­но­крат­но вно­сил изме­не­ния, мани­пу­ли­руя обще­ствен­ным сознанием. 

Сущ­ность этих изме­не­ний преж­де все­го отра­жа­ла его инте­ре­сы. И даже после сво­ей отстав­ки, соглас­но поряд­ку, уста­нов­лен­но­му Кон­сти­ту­ци­ей Казах­ста­на, он не толь­ко оста­ет­ся в систе­ме госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов, но и будет иметь воз­мож­ность исполь­зо­вать мно­го­чис­лен­ные льго­ты и при­ви­ле­гии. Но не исклю­чаю, что после про­ве­де­ния пре­зи­дент­ских выбо­ров, в зави­си­мо­сти от того, будет ли леги­тим­ным его пре­ем­ник, вли­я­ние и кон­троль Назар­ба­е­ва во всех отно­ше­ни­ях посте­пен­но будет снижаться.

Нема­ло­важ­ным момен­том явля­ет­ся и то, как прой­дут пред­сто­я­щие пре­зи­дент­ские выбо­ры — в соот­вет­ствии с меж­ду­на­род­ны­ми стан­дар­та­ми, и у граж­дан будет реаль­ная воз­мож­ность реа­ли­зо­вать свои кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва на чест­ное и сво­бод­ное воле­изъ­яв­ле­ние или эти выбо­ры будут оче­ред­ной фик­ци­ей с уча­сти­ем одно­го фаво­ри­та и дру­гих мало­из­вест­ных кан­ди­да­тов. Казах­стан — гео­по­ли­ти­че­ский центр, поэто­му внеш­ние фак­то­ры так­же могут повли­ять на фор­ми­ро­ва­ние обще­ствен­но­го мнения. 

Важ­но, что­бы пред­сто­я­щие выбо­ры про­шли циви­ли­зо­ван­но, и их резуль­та­ты ста­ли объ­ек­том под­ра­жа­ния для дру­гих стран СНГ, осо­бен­но в Цен­траль­но-Ази­ат­ском регионе.

Алек­сандр Тро­иц­кий, Фара­би Алибиев

Ори­ги­наль­ный источ­ник: ФЕРГАНА

архивные статьи по теме

Бишкек и Москва изменили соглашение о военной базе в Канте

Editor

Опять на те же грабли?

Бокаева обвиняют в неповиновении