14 C
Астана
23 июня, 2021
Image default

Тимошенко помирила Путина с Евросоюзом

Меж­ду­на­род­ную реак­цию на при­го­вор, выне­сен­ный в Кие­ве экс-пре­мьер-мини­стру Укра­и­ны Юлии Тимо­шен­ко, мож­но выра­зить одним сло­вом: воз­му­ще­ние. Не толь­ко евро­пей­ские поли­ти­ки и США счи­та­ют его неспра­вед­ли­вым и неза­кон­ным, но даже рос­сий­ские офи­ци­аль­ные лица поспе­ши­ли при­со­еди­нить­ся к протестам.

Автор: Валь­де­мар КРАУС

При­го­вор Печер­ско­го суда лиде­ру укра­ин­ской оппо­зи­ции Юлии Тимо­шен­ко, огла­шен­ный во втор­ник судьей Роди­о­ном Кире­евым, наде­лал в Евро­пе нема­ло шума. Не успе­ли еще отзву­чать кри­ки «Гань­ба!» («позор» — укр.) на Кре­ща­ти­ке, а со сто­ро­ны Евро­со­ю­за на Укра­и­ну посы­па­лись упре­ки. Похо­же, укра­ин­ские вла­сти все же не ожи­да­ли столь бур­ной реак­ции — ина­че никак не объ­яс­нить, что пре­зи­дент Вик­тор Яну­ко­вич ока­зал­ся до такой сте­пе­ни загнан в угол, что был вынуж­ден оправ­ды­вать­ся и уве­рять всех, что «при­го­вор этот дале­ко не окончательный».

Но, пожа­луй, самой боль­шой и непри­ят­ной неожи­дан­но­стью для него ста­ла офи­ци­аль­ная реак­ция Рос­сии: МИД РФ высту­пил с заяв­ле­ни­ем, в кото­ром осу­дил выне­сен­ный Тимо­шен­ко при­го­вор и назвал его «неде­мо­кра­тич­ным и не соот­вет­ству­ю­щим меж­ду­на­род­ным пра­во­вым нор­мам» — навер­ное, если бы сло­ва, про­из­не­сен­ные мини­стром ино­стран­ных дел Рос­сии Сер­ге­ем Лав­ро­вым, не были ска­за­ны по-рус­ски, мож­но было бы поду­мать, что они исхо­дят из уст заправ­ско­го брюс­сель­ско­го еврочиновника.

В Брюс­се­ле Яну­ко­ви­ча не ждут?

Что каса­ет­ся Евро­пы, то здесь тема осуж­де­ния Тимо­шен­ко если и не ста­ла самой глав­ной в новост­ных хэд­лай­нах (учи­ты­вая кри­зис евро, пер­вое место поде­ли­ли меж­ду собой экс­пер­ты «Трой­ки», выно­ся­щие вер­дикт по пово­ду Гре­ции, а так­же засе­да­ние строп­ти­во­го сло­вац­ко­го пар­ла­мен­та, не жела­ю­ще­го рати­фи­ци­ро­вать рас­ши­ре­ние обще­ев­ро­пей­ско­го «спа­са­тель­но­го фон­да»), то уж во вся­ком слу­чае проч­но уко­ре­ни­лась на вто­ром месте.

Мос­ков­ские кор­ре­спон­ден­ты веду­щих евро­пей­ских теле­ка­на­лов (киев­ских у евро­пей­цев почти нет, из эко­но­мии) напе­ре­бой докла­ды­ва­ли о раз­ви­тии собы­тий, а лиде­ры евро­пей­ских стран и пра­ви­тельств в тече­ние дня один за дру­гим высту­па­ли с протестами.

Мини­стры ино­стран­ных дел Чехии, Шве­ции, Гер­ма­нии и Вели­ко­бри­та­нии, евро­де­пу­та­ты и евро­ко­мис­са­ры — все они, по сути, твер­ди­ли одно и то же: мол, так нель­зя, мол, Укра­и­на нас глу­бо­ко разо­ча­ро­ва­ла и теперь при­дет­ся хоро­шень­ко пере­осмыс­лить отно­ше­ния с этой стра­ной — если, конеч­но, укра­ин­ская власть не спо­хва­тит­ся и не пере­смот­рит свои отно­ше­ния с соб­ствен­ной оппозицией.

На евро­пей­ском пар­ке­те стра­сти раз­го­ре­лись еще более серьез­ные. Упол­но­мо­чен­ная Евро­со­ю­за по внеш­ней поли­ти­ке Кэтрин Эштон заяви­ла сле­ду­ю­щее: «Евро­со­юз глу­бо­ко разо­ча­ро­ван дей­стви­я­ми укра­ин­ско­го руко­вод­ства. Про­цесс по делу Юлии Тимо­шен­ко совер­шен­но не соот­вет­ству­ет меж­ду­на­род­ным стандартам».

Поз­же ее пресс-сек­ре­тарь доба­ви­ла то, чего леди Кэтрин лич­но ска­зать не посме­ла: «Если укра­ин­ские вла­сти наме­ре­ны таким обра­зом рас­прав­лять­ся с оппо­зи­ци­о­не­ра­ми, Укра­и­на не может рас­счи­ты­вать не толь­ко на дого­вор об ассо­ци­а­ции с ЕС, но и вооб­ще на какие-либо отно­ше­ния. Евро­пей­ская демо­кра­тия не может поз­во­лить себе сотруд­ни­чать с дик­та­тор­ски­ми режи­ма­ми». Что озна­ча­ет отказ от сотруд­ни­че­ства в устах евро­пей­ских поли­ти­ков — об этом Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча может про­све­тить его бело­рус­ский кол­ле­га Алек­сандр Лукашенко…

Пред­се­да­тель Евро­пар­ла­мен­та Ежи Бузек так­же не отстал от гла­вы обще­ев­ро­пей­ско­го МИДа: в сво­ем заяв­ле­нии он под­черк­нул, что «весь­ма сожа­ле­ет о реше­нии укра­ин­ско­го суда». «У меня и у моих кол­лег есть серьез­ные сомне­ния в чест­но­сти, неза­ви­си­мо­сти и про­зрач­но­сти это­го про­цес­са», — заявил он. По его сло­вам, при­го­вор Тимо­шен­ко обя­за­тель­но дол­жен быть серьез­но пере­про­ве­рен в ходе апел­ля­ци­он­но­го судеб­но­го разбирательства.

С ним согла­сен и министр ино­стран­ных дел ФРГ Гви­до Вестер­вел­ле: он под­черк­нул, что при­го­вор Тимо­шен­ко явля­ет­ся «уда­ром по демо­кра­ти­че­ским осно­вам укра­ин­ско­го госу­дар­ства» и что «свя­зи Евро­пы и Гер­ма­нии с Укра­и­ной могут ока­зать­ся под угро­зой, если этот при­го­вор всту­пит в силу».

По мне­нию поль­ско­го руко­вод­ства, чья стра­на сей­час пред­се­да­тель­ству­ет в ЕС, при­го­вор, огла­шен­ный судьей Кире­евым, уже сей­час нанес серьез­ней­ший удар по ими­джу Укра­и­ны — неза­ви­си­мо от того, как будут раз­во­ра­чи­вать­ся даль­ней­шие собы­тия. Как под­чер­ки­ва­ет­ся в заяв­ле­нии поль­ско­го МИДа, «суд над экс-пре­мьер-мини­стром явля­ет­ся при­ме­ром поли­ти­за­ции укра­ин­ской юсти­ции». «Даль­ней­шее раз­ви­тие этой исто­рии пока­жет, при­бли­жа­ет­ся ли Укра­и­на к заяв­лен­ной ее руко­вод­ством цели, евро­пей­ской инте­гра­ции, или, наобо­рот, уда­ля­ет­ся от нее», — гово­рит­ся в послании.

Сле­ду­ет заме­тить, что мне­ние Поль­ши для укра­ин­ско­го руко­вод­ства весь­ма важ­но: эта стра­на явля­ет­ся парт­не­ром Укра­и­ны по про­ве­де­нию фут­боль­но­го чем­пи­о­на­та Евро­пы в буду­щем году, и здесь уже раз­да­ют­ся голо­са, при­зы­ва­ю­щие Наци­о­наль­ную феде­ра­цию фут­бо­ла Поль­ши обра­тить­ся в Испол­ком УЕФА с прось­бой пере­дать про­ве­де­ние чем­пи­о­на­та какой-нибудь дру­гой стране-парт­не­ру. В каче­стве воз­мож­ных кан­ди­да­тов назы­ва­ют­ся Гер­ма­ния и Чехия, с кото­ры­ми Поль­ша соседствует.

И, конеч­но же, в столь гром­ком скан­да­ле не обо­шлось без голо­са США. Белый дом обна­ро­до­вал заяв­ле­ние, в кото­ром назвал обви­не­ние Тимо­шен­ко «недву­смыс­лен­но поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным». «Этот суд застав­ля­ет зада­вать серьез­ные вопро­сы в отно­ше­нии спо­соб­но­сти укра­ин­ско­го руко­вод­ства к демо­кра­ти­че­ско­му управ­ле­нию стра­ной», — счи­та­ют в США. Белый дом при­звал Укра­и­ну осво­бо­дить Юлию Тимо­шен­ко, а так­же дру­гих пред­ста­ви­те­лей ее пра­ви­тель­ства, нахо­дя­щих­ся в заключении.

Послед­ней взя­ла сло­во ОБСЕ. Как извест­но, Укра­и­на долж­на полу­чить пред­се­да­тель­ство в этой меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции — выдви­нуть ее кан­ди­да­ту­ру Яну­ко­ви­чу лич­но пообе­щал ее преды­ду­щий пред­се­да­тель, экс-министр ино­стран­ных дел Казах­ста­на Канат Саудаб­а­ев. Теперь это выдви­же­ние вряд ли может иметь успех: ОБСЕ, обжег­шись один раз на Казах­стане, вряд ли захо­чет еще год про­жить под руко­вод­ством стра­ны с дик­та­тор­ским режимом.

Нынеш­ний пред­се­да­тель ОБСЕ, руко­во­ди­тель литов­ско­го МИДа Анд­ро­нис Азу­ба­лис, потре­бо­вал пол­ной про­зрач­но­сти пред­сто­я­ще­го апел­ля­ци­он­но­го суда над Тимо­шен­ко. По его сло­вам, он «вни­ма­тель­но сле­дил за раз­ви­ти­ем ситу­а­ции и уже заяв­лял укра­ин­ским вла­стям, что пра­во обви­ня­е­мой на чест­ное судеб­ное раз­би­ра­тель­ство долж­но быть неукос­ни­тель­но соблюдено».

Путин «наез­жа­ет», Яну­ко­вич «лепит горбатого»

Обыч­но рос­сий­ский пре­мьер-министр Вла­ди­мир Путин не очень-то ладит с евро­пей­ца­ми. Но при­го­вор, выне­сен­ный в Кие­ве Юлии Тимо­шен­ко, неожи­дан­но поста­вил его в один ряд с евро­пей­ски­ми поли­ти­ка­ми: он, как и они, счи­та­ет осуж­де­ние экс-пре­мье­ра Укра­и­ны непра­во­моч­ным. Прав­да, по сво­им сооб­ра­же­ни­ям. Ком­мен­ти­руя при­го­вор, выне­сен­ный Юлии Тимо­шен­ко, Путин заявил, что не пони­ма­ет, за что она полу­чи­ла 7 лет.

С этим его выска­зы­ва­ни­ем про­изо­шла даже неко­то­рая пута­ни­ца: евро­пей­ские СМИ рас­ти­ра­жи­ро­ва­ли его и заяви­ли, что рос­сий­ский пре­мьер-де не пони­ма­ет, за что Тимо­шен­ко осу­ди­ли. На самом деле дослов­но Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич ска­зал сле­ду­ю­щее: «Циф­ра 7, конеч­но, хоро­шая циф­ра, но непо­нят­но — за что так строго?»

Кро­ме того, Путин под­черк­нул, что Юлия Тимо­шен­ко, ско­рее, явля­ет­ся его поли­ти­че­ской про­тив­ни­цей, так как все­гда скло­ня­лась боль­ше в сто­ро­ну Запа­да. Тем не менее, как под­черк­нул рос­сий­ский пре­мьер, газо­вый дого­вор с Рос­си­ей 2009 года, за кото­рый она ока­за­лась осуж­де­на, был под­пи­сан не ею, а соот­вет­ству­ю­щи­ми хозяй­ству­ю­щи­ми объ­ек­та­ми Укра­и­ны и РФ, при­чем в пол­ном соот­вет­ствии с дей­ство­вав­ши­ми тогда зако­но­да­тель­ства­ми обе­их стран, а так­же меж­ду­на­род­ным зако­но­да­тель­ством. В при­го­во­ре Тимо­шен­ко Путин так же, как и рос­сий­ский МИД, угля­дел «анти­рос­сий­скую направленность».

Сле­ду­ет при­знать, что фор­маль­но он прав: дого­вор, поло­жив­ший конец рос­сий­ско-укра­ин­ской «газо­вой войне» 2009 года, при всей его невы­год­но­сти для Укра­и­ны был при­знан все­ми заин­те­ре­со­ван­ны­ми сто­ро­на­ми, вклю­чая евро­пей­ские стра­ны. Дру­гое дело, что рос­сий­ская сто­ро­на бес­пар­дон­но «выкру­ти­ла руки» укра­ин­цам, но тут уж ниче­го не поде­ла­ешь: для «Газ­про­ма» это «business as usual» (обыч­ный биз­нес). Сей­час, к при­ме­ру, те же евро­пей­цы не без успе­ха выкру­чи­ва­ют руки уже само­му «Газ­про­му»…

Что же каса­ет­ся чело­ве­ка, на кото­ро­го посы­па­лись все эти обви­не­ния, укра­ин­ско­го пре­зи­ден­та Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча, то он в пер­вый момент явно и недву­смыс­лен­но растерялся.

Оче­вид­но, он и в самом деле не рас­счи­ты­вал на столь бур­ную и одно­знач­ную реак­цию. 20 октяб­ря в Брюс­се­ле дол­жен состо­ять­ся оче­ред­ной сам­мит Укра­и­на — ЕС, а круп­ней­шая в Евро­пар­ла­мен­те фрак­ция Евро­пей­ской Народ­ной пар­тии уже успе­ла высту­пить с ини­ци­а­ти­вой запре­тить Яну­ко­ви­чу и чле­нам его деле­га­ции въезд на тер­ри­то­рию Евро­со­ю­за, если при­го­вор Тимо­шен­ко всту­пит в силу.

Пар­тия «Бать­кiв­щи­на» («Роди­на» — укр.) Юлии Тимо­шен­ко явля­ет­ся ассо­ци­и­ро­ван­ным чле­ном ЕНП, и укра­ин­ское руко­вод­ство все­рьез рас­счи­ты­ва­ло, что в Евро­пар­ла­мен­те за них засту­пят­ся соци­ал-демо­кра­ты — с ними пра­вя­щая в Укра­ине Пар­тия Реги­о­нов в послед­нее вре­мя интен­сив­но заиг­ры­ва­ла, доби­ва­ясь наде­ле­ния ее таким же ассо­ци­и­ро­ван­ным ста­ту­сом. Яну­ко­вич про­счи­тал­ся и на этот раз: евро­пей­ские соци­ал-демо­кра­ты под­дер­жа­ли сво­их оппо­нен­тов. Сде­ла­ла это и тре­тья по вели­чине фрак­ция Евро­пар­ла­мен­та — «зеле­ные».

Так что теперь, если Юлия Тимо­шен­ко оста­нет­ся за решет­кой, Яну­ко­ви­чу в Брюс­сель ехать уже не пона­до­бит­ся. И под­пи­сы­вать с ним какое-либо согла­ше­ние никто из евро­пей­цев, мяг­ко гово­ря, на одном гек­та­ре не сядет.

Похо­же, Яну­ко­вич эту пер­спек­ти­ву весь­ма чет­ко осо­знал. Когда был огла­шен при­го­вор, он как раз про­во­дил дву­сто­рон­ние пере­го­во­ры с пре­зи­ден­том Сло­ве­нии Дани­лом Тюр­ком — о чем бы они там ни гово­ри­ли, а раз­го­вор тут же был свер­нут, и укра­ин­ско­му пре­зи­ден­ту при­шлось давать пояс­не­ния. Не успев про­кон­суль­ти­ро­вать­ся со сво­и­ми спи­чрай­те­ра­ми, он смог выда­вить из себя лишь фра­зу о том, что этот при­го­вор — еще не конец исто­рии, что есть еще апел­ля­ци­он­ный суд… и что неиз­вест­но, каким зако­но­да­тель­ством этот суд будет руководствоваться.

Дослов­но Яну­ко­вич заявил сле­ду­ю­щее: «Реше­ние суда отно­си­тель­но экс-пре­мье­ра Юлии Тимо­шен­ко не явля­ет­ся окон­ча­тель­ным. При­го­вор осно­вы­вал­ся на зако­но­да­тель­стве образ­ца 1962 года, но впе­ре­ди еще апел­ля­ци­он­ный суд, и, несо­мнен­но, будет иметь боль­шое зна­че­ние, какое он при­мет реше­ние и в рам­ках како­го законодательства».

Оче­вид­но, Вик­тор Федо­ро­вич и в самом деле соби­ра­ет­ся про­ве­сти через пар­ла­мент реше­ние о декри­ми­на­ли­за­ции ста­тьи, по кото­рой осу­ди­ли Тимо­шен­ко, с тем что­бы она была выпу­ще­на на сво­бо­ду, но при этом оста­лась офи­ци­аль­но вино­ва­той — слу­хи о таком «ком­про­мисс­ном вари­ан­те» дав­но уже кур­си­ру­ют в око­ло­пра­ви­тель­ствен­ных кру­гах Киева.

В тот же день, уже немно­го опра­вив­шись и полу­чив цен­ные сове­ты от сво­е­го окру­же­ния, Яну­ко­вич уточ­нил свою пози­цию. Во-пер­вых, по его сло­вам, суд над Тимо­шен­ко — это дело рук ни в коем слу­чае не его и не его под­чи­нен­ных. Рас­сле­до­ва­ние про­тив нее, мол, было ини­ци­и­ро­ва­но еще во вре­мя прав­ле­ния пре­зи­ден­та Вик­то­ра Ющен­ко — с него, мол, и спра­ши­вай­те. Ини­ци­а­то­ром след­ствия Яну­ко­вич кон­крет­но назвал Совет Наци­о­наль­ной без­опас­но­сти и обо­ро­ны Укра­и­ны ста­ро­го соста­ва — по его сло­вам, имен­но он подал иск в Ген­про­ку­ра­ту­ру, а она логич­но дове­ла дело до суда.

Во-вто­рых, пре­зи­дент поспе­шил «пере­ве­сти стрел­ки»: он-де пони­ма­ет оза­бо­чен­ность евро­пей­цев несо­вер­шен­ством укра­ин­ско­го зако­но­да­тель­ства, но в рам­ках суще­ству­ю­щих пра­вил суд вынес пра­виль­ное реше­ние. То, что евро­пей­цы вооб­ще-то выска­зы­ва­ли сомне­ния не столь­ко в укра­ин­ском зако­но­да­тель­стве, сколь­ко в том, что суд над Тимо­шен­ко ока­зал­ся тен­ден­ци­о­зен и реше­ние его было про­дик­то­ва­но поли­ти­че­ским дав­ле­ни­ем со сто­ро­ны вла­стей, от вни­ма­ния Вик­то­ра Федо­ро­ви­ча про­сто ускользнуло.

Кажет­ся, на близ­ком и понят­ном укра­ин­ско­му пре­зи­ден­ту воров­ском жар­гоне это назы­ва­ет­ся не то «лепить гор­ба­то­го», не то «уйти в несо­знан­ку». В общем, как-то так, в «кан­крет­ном» стиле.

Тем не менее, интри­га оста­ет­ся: как меж­ду­на­род­ная реак­ция на при­го­вор Тимо­шен­ко (вклю­чая ярко выра­жен­ную нега­тив­ную реак­цию Моск­вы), так и туман­ные наме­ки Яну­ко­ви­ча застав­ля­ют думать, что точ­ка в этом деле еще не постав­ле­на. Тако­го же мне­ния при­дер­жи­ва­ют­ся и укра­ин­ские оппо­зи­ци­о­не­ры, объ­явив­шие о нача­ле мас­со­вых про­те­стов во всех обла­стях страны.

Read the original post:
Тимо­шен­ко поми­ри­ла Пути­на с Евросоюзом

архивные статьи по теме

Репрессии не должны повториться!

Почему погиб Талгат Есетов?

Неравнодушные в Алматы найдутся!