10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

Тайные офшорные маневры обогатили неофициальную третью жену казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева

Неофи­ци­аль­ная тре­тья жена быв­ше­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва полу­чи­ла 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, по всей види­мо­сти, почти даром, сви­де­тель­ству­ют про­со­чив­ши­е­ся офшор­ные документы.

Отно­ше­ния Асель Кур­ман­ба­е­вой с «лиде­ром нации» — титул, кото­рый Назар­ба­ев носит пожиз­нен­но, — нико­гда офи­ци­аль­но не под­твер­жда­лись и не опро­вер­га­лись. Но ходят слу­хи о ее ста­ту­се его тока­ла, неофи­ци­аль­ной жены, посколь­ку она выиг­ра­ла кон­курс кра­со­ты «Мисс Казах­стан» в 1999 году. Про­со­чив­ши­е­ся на новост­ные сай­ты изоб­ра­же­ния пас­пор­тов двух ее сыно­вей пока­за­ли, что они исполь­зу­ют фами­лию «Нур­сул­та­ну­лы». как это при­ня­то в Казах­стане для детей чело­ве­ка по име­ни «Нур­сул­тан».

Асель Кур­ман­ба­е­ва

Сей­час 40-лет­няя Кур­ман­ба­е­ва явля­ет­ся худо­же­ствен­ным руко­во­ди­те­лем двух госу­дар­ствен­ных тан­це­валь­ных заве­де­ний и вла­де­ет несколь­ки­ми фир­ма­ми, зани­ма­ю­щи­ми­ся бале­том и наци­о­наль­ны­ми тан­ца­ми. Но какой бы доход она ни полу­ча­ла от сво­ей куль­тур­ной дея­тель­но­сти, он дол­жен мерк­нуть по срав­не­нию с тем состо­я­ни­ем, кото­рое она полу­чи­ла из глу­би­ны бли­жай­ше­го окру­же­ния Назарбаева.

Пла­теж в раз­ме­ре 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США после­до­вал за несколь­ки­ми пере­да­ча­ми акций с уча­сти­ем шести офшор­ных ком­па­ний, все, кро­ме одной, заре­ги­стри­ро­ва­ны на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах (БВО). Посколь­ку эта тер­ри­то­рия явля­ет­ся печаль­но извест­ным убе­жи­щем офф­шор­ной сек­рет­но­сти, тран­зак­ция оста­лась бы скры­той навсе­гда — если бы не Доку­мен­ты Пандоры.

Набор мил­ли­о­нов офшор­ных доку­мен­тов про­со­чил­ся в Меж­ду­на­род­ный кон­сор­ци­ум жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей и пере­дан OCCRP и дру­гим медиа-парт­не­рам по все­му миру, что поз­во­ли­ло взгля­нуть изнут­ри на то, как вли­я­тель­ные и бога­тые люди исполь­зу­ют сек­рет­ные под­став­ные ком­па­нии для пере­во­да денег.

В деле Кур­ман­ба­е­вой доку­мен­ты рас­кры­ва­ют при­част­ность двух муж­чин, кото­рые дол­гое вре­мя счи­та­лись дове­рен­ны­ми лица­ми Назар­ба­е­ва: оли­гар­хи по име­ни Вла­ди­мир Ни и Вла­ди­мир Ким, сде­лав­шие свои состо­я­ния в заве­до­мо кор­рум­пи­ро­ван­ном сек­то­ре при­род­ных ресур­сов Казахстана.

Пла­теж Кур­ман­ба­е­вой в раз­ме­ре 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров был струк­ту­ри­ро­ван как про­да­жа, в ходе кото­рой она отка­за­лась от сво­ей доли в зага­доч­ной ком­па­нии на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах, кото­рая, по всей види­мо­сти, не зани­ма­лась биз­не­сом. Она полу­чи­ла день­ги через два меся­ца после смер­ти Ни в 2010 году от ком­па­нии, кото­рую купи­ла его дочь; Ким была сви­де­те­лем выплаты.

Репор­те­ры обра­ти­лись к Назар­ба­е­ву, Ким, семье Ни и Кур­ман­ба­е­вой за ком­мен­та­ри­я­ми по пово­ду этой исто­рии. Никто не ответил.

Рождение двух удач

Богат­ство и вли­я­ние Ни и Кима мож­но отне­сти к при­ва­ти­за­ции огром­ных мине­раль­ных ресур­сов Казах­ста­на, кото­рая пре­об­ра­зо­ва­ла эко­но­ми­ку стра­ны в 1990‑е годы и созда­ла новый класс вли­я­тель­ных людей, свя­зан­ных с Назарбаевым.

Часто назы­ва­е­мый пра­вой рукой пре­зи­ден­та и вто­рым по вели­чине чело­ве­ком в стране, Ни был более стар­шим и вли­я­тель­ным из двух оли­гар­хов до сво­ей смерти.

Этни­че­ский коре­ец Ни родил­ся в Совет­ской Рос­сии и в моло­до­сти пере­ехал в Казах­стан, что­бы рабо­тать в пра­ви­тель­стве. В сере­дине 1980‑х он слу­жил помощ­ни­ком Назар­ба­е­ва, когда пожи­лой чело­век стал пре­мьер-мини­стром совет­ской республики.

Вла­ди­мир Ни (ввер­ху) и Вла­ди­мир Ким на похо­ро­нах Ни (вни­зу).

Ни оста­вал­ся на вер­шине после обре­те­ния стра­ной неза­ви­си­мо­сти, сна­ча­ла отве­чая за гра­фик Назар­ба­е­ва и дру­гие адми­ни­стра­тив­ные дела пре­зи­ден­та, а затем за управ­ле­ние иму­ще­ством, при­над­ле­жа­щим пре­зи­дент­ско­му аппарату.

Это поста­ви­ло его рядом с цен­тром вла­сти, когда казах­стан­ские гор­но­до­бы­ва­ю­щие кор­по­ра­ции совет­ской эпо­хи пере­шли в част­ные руки. Гово­рят, что Ни руко­во­дил при­ва­ти­за­ци­ей в сере­дине 90‑х годов Жез­каз­ган­цвет­ме­та, одной из веду­щих гор­но­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний Казах­ста­на, вклю­чая про­да­жу доли корей­ской транс­на­ци­о­наль­ной ком­па­нии Samsung.

В этот пери­од он открыл две­ри ком­па­нии для Кима, сво­е­го млад­ше­го про­те­же. Двое муж­чин, веро­ят­но, зна­ли друг дру­га с совет­ских вре­мен как часть спло­чен­ной этни­че­ской корей­ской общи­ны Казахстана.

После того, как ком­па­ния была пре­об­ра­зо­ва­на в Каза­хмыс, новый в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни част­ный гор­но­до­бы­ва­ю­щий гигант, Ни ушел с госу­дар­ствен­ной служ­бы и вошел в его совет дирек­то­ров. К 2000 году его под­опеч­ный Ким достиг новых высот, став пре­зи­ден­том и пред­се­да­те­лем сове­та дирек­то­ров ком­па­нии. (Двое муж­чин поз­же поме­ня­лись места­ми, и Ни стал вме­сто это­го председателем.)

И Samsung, и пра­ви­тель­ство Казах­ста­на нача­ли про­да­вать свои акции Каза­хмыс в 2001 году, не рас­кры­вая поку­па­те­лей. Лишь в 2005 году, когда Каза­хмыс стал пуб­лич­ным акци­о­не­ром в Лон­доне, он рас­крыл ком­па­нии, кото­рым он при­над­ле­жал. Несколь­ко лет спу­стя анти­кор­руп­ци­он­ная груп­па Global Witness исполь­зо­ва­ла эту инфор­ма­цию, что­бы выяс­нить, что Ким явля­ет­ся ее круп­ней­шим акци­о­не­ром, вла­де­ю­щим почти 39% акций.

Он нико­гда подроб­но не объ­яс­нял, как он мог поз­во­лить себе такую долю.

«Мне, конеч­но, акции Каза­хмы­са никто не давал. Я начал поку­пать их с само­го нача­ла, — ска­зал он в ред­ком интер­вью 2007 года, — пото­му что верил в успех реформ, про­ве­ден­ных нашим президентом ».

Одна­ко он сде­лал сво­е­му настав­ни­ку щед­рый пода­рок. В 2006 году Ким пожерт­во­вал 2,5% акций ком­па­нии Ni, как сооб­ща­ет­ся, за его «отлич­ные услу­ги ком­па­нии». Сто­и­мость это­го паке­та была оце­не­на в 135 мил­ли­о­нов фун­тов стерлингов.

Таинственные 30 миллионов долларов

Как это часто быва­ет у очень бога­тых людей из этой части мира, Ким и Ни вла­де­ли рядом офшор­ных ком­па­ний по раз­ным при­чи­нам, неко­то­рые из кото­рых неизвестны.

Но один из них пред­став­ля­ет осо­бый инте­рес: в июле 2008 года Ни стал акци­о­не­ром заре­ги­стри­ро­ван­ной на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах ком­па­нии под назва­ни­ем EMES Holding & Finance (в кото­рой Ким так­же при­ни­мал уча­стие. ). Неожи­дан­но парт­не­ром Ни в этой ком­па­нии ока­за­лась 27-лет­няя жен­щи­на, не извест­ная каким-либо боль­шим состо­я­ни­ем: неофи­ци­аль­ная тре­тья жена Назар­ба­е­ва, Курманбаева.

Неиз­вест­но, что EMES вела какой-либо биз­нес или вла­де­ла чем-либо цен­ным, и его цель была неяс­на. Но, похо­же, были пред­при­ня­ты шаги, что­бы сохра­нить это в сек­ре­те: все­го через несколь­ко недель она при­об­ре­ла дру­гую родо­вую офшор­ную ком­па­нию, Ladra Services, кото­рой были пере­да­ны ее акции в EMES.

В тече­ние сле­ду­ю­щих двух лет состав акци­о­не­ров EMES несколь­ко раз менял­ся по неяс­ным при­чи­нам. К мар­ту 2010 года EMES при­над­ле­жа­ла двум офшор­ным ком­па­ни­ям: Ladra Services Кур­ман­ба­е­вой и еще одной, при­над­ле­жа­щей Ни.

Предо­став­ле­но: Джеймс О’Брай­ен / OCCRP.

Когда Ни умер в сен­тяб­ре того же года, дого­во­рен­ность, похо­же, при­шла к како­му-то завер­ше­нию. Все­го через два меся­ца после его смер­ти дру­гая ком­па­ния с Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вов под назва­ни­ем Godel Partners запла­ти­ла Кур­ман­ба­е­вой 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров за Ladra Services (и 50 про­цен­тов акций EMES, кото­ры­ми она владела).

В отли­чие от дру­гих ком­па­ний в этой саге, струк­ту­ра соб­ствен­но­сти Godel содер­жит допол­ни­тель­ный уро­вень сек­рет­но­сти. Ком­па­ния при­над­ле­жа­ла так назы­ва­е­мой номи­наль­ной фир­ме, спе­ци­аль­но пред­на­зна­чен­ной для того, что­бы высту­пать в каче­стве соб­ствен­ни­ка сотен ком­па­ний и дер­жать их соб­ствен­ность в секрете.

Одна­ко три отдель­ных дока­за­тель­ства свя­зы­ва­ют Ни, Ким и Курманбаеву:

  • Ким была сви­де­те­лем сдел­ки, и его под­пись, как и под­пись Кур­ман­ба­е­вой, сто­я­ла на документе.
  • Когда семь лет спу­стя Godel была рас­пу­ще­на, сре­ди ее бене­фи­ци­ар­ных вла­дель­цев были дочь Ни Вик­то­рия и ее муж.
  • При­мер­но через два года после того, как Ladra Services была куп­ле­на у Кур­ман­ба­е­вой, ком­па­ния про­да­ла свою долю в EMES, кото­рая пере­шла к ком­па­нии, при­над­ле­жа­щей доче­ри Ни.
Балет Аста­ны

Балетно-банкетный зал

Хотя о бли­зо­сти Кур­ман­ба­е­вой к лиде­ру нации извест­но уже мно­го лет, в казах­стан­ской прес­се очень мало сооб­ще­ний о ее жизни.

Пред­по­ла­га­ет­ся, что прак­ти­че­ски един­ствен­ная доступ­ная инфор­ма­ция посту­пи­ла от Раха­та Али­е­ва, быв­ше­го мужа стар­шей доче­ри Назар­ба­е­ва Дари­ги, кото­рый уже нахо­дил­ся в изгна­нии, когда он, как пола­га­ют, опуб­ли­ко­вал пас­порт­ные фото­гра­фии Кур­ман­ба­е­вой и ее детей во вре­мя его враж­ды с семьей Назар­ба­е­ва. (Али­ев умер в австрий­ской тюрь­ме в 2015 году яко­бы в резуль­та­те самоубийства.)

В пер­вый и послед­ний раз Кур­ман­ба­е­ву и Назар­ба­е­ва пуб­лич­но виде­ли в одном и том же месте, когда она была сре­ди сотен людей, кото­рые при­сут­ство­ва­ли на его послед­нем еже­год­ном обра­ще­нии к наро­ду в каче­стве пре­зи­ден­та в его рези­ден­ции в 2018 году.

Но доку­мен­ты казах­стан­ской ком­па­нии пока­зы­ва­ют, что пре­зи­дент и его неофи­ци­аль­ная тре­тья жена так­же име­ли дело­вые связи.

Как выяс­ни­лось, Кур­ман­ба­е­ва была осно­ва­тель­ни­цей ком­па­нии, создав­шей балет Аста­на в 2012 году.

Как сооб­ща­ет­ся на сай­те груп­пы , она была созда­на «по ини­ци­а­ти­ве Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва». Менее чем через год его фонд погло­тил ком­па­нию, а затем пере­дал ее пра­ви­тель­ству. Кур­ман­ба­е­ва оста­ет­ся его арт-менеджером.

Как ни стран­но, фонд Назар­ба­е­ва имел дело с Кур­ман­ба­е­вой и по совсем дру­го­му про­ек­ту. В тече­ние двух меся­цев 2013 года ей при­над­ле­жа­ла ком­па­ния Astau, кото­рую Кур­ман­ба­е­ва осно­ва­ла в 2006 году. Затем она сно­ва ста­ла ее владельцем.

Бан­кет­ный зал ком­па­нии Астау Курманбаевой

Ком­па­ния вла­де­ет и управ­ля­ет бан­кет­ным залом, спа и сало­ном кра­со­ты в цен­тре Нур-Султана.

Судя по нало­го­вым отче­там, биз­нес у него очень мало. Но его акка­унт в Instagram демон­стри­ру­ет сия­ю­щий бан­кет­ный зал, счаст­ли­вых гостей и блю­да, напол­нен­ные едой.

Источ­ник: https://www.occrp.org/

архивные статьи по теме

Где скачать pdf-версию «Республики»?

Вопрос о Байконуре сдобрен бюрократами

Смогут ли афганские силы сдерживать талибов без США?

Editor