14 C
Астана
22 июня, 2021
Image default

Серик МЕДЕТБЕКОВ: ОТ РАХАТА АЛИЕВА УЖЕ НИЧЕГО НЕ ЗАВИСИТ

В пер­вые годы неза­ви­си­мо­сти Серик МЕДЕТБЕКОВ слыл успеш­ным биз­не­сме­ном. В 1994 году открыл музы­каль­ную радио­стан­цию РИК, орга­ни­зо­вал первую казах­стан­скую циф­ро­вую муль­ти­пли­ка­ци­он­ную сту­дию. В 1998 году ему уда­лось выиг­рать тен­дер в отли­чие от более 30 неза­ви­си­мых теле­ра­дио­ком­па­ний, впо­след­ствии закры­тых, и пре­об­ра­зо­вать радио­стан­цию «РИК» в при­быль­ное «Рус­ское радио–Казахстан». В 1999 году Серик Медет­бе­ков через Биш­кек спеш­но поки­нул Казах­стан, бро­сив свой биз­нес и имущество…

1asd

Серик, почему ты тогда внезапно все бросил и уехал с семьей в Европу?

Летом 1999 года Рахат Али­ев «поло­жил глаз» на мой биз­нес. Мы с ним были кон­ку­рен­та­ми, но не в борь­бе за бла­го­склон­ность пре­зи­ден­та или его доче­ри, а в борь­бе за вни­ма­ние радио­слу­ша­те­лей. У Раха­та Али­е­ва и его жены была в соб­ствен­но­сти радио­стан­ция «Евро­па плюс», а у меня «Рус­ское радио – Казах­стан». По охва­ту ауди­то­рии и поступ­ле­ни­ям от рекла­мы мы име­ли боль­шое пре­иму­ще­ство. Для борь­бы с РИК была при­ду­ма­на «поли­ти­че­ская подо­пле­ка»: яко­бы жур­на­ли­сты нашей радио­стан­ции сим­па­ти­зи­ру­ют оппо­зи­ци­он­но­му Аке­жа­ну Каже­гель­ди­ну и вме­сте с газе­той «Кара­ван» будут его аген­та­ми в казах­стан­ских СМИ. Обос­но­вав неле­пую вер­сию, Рахат Али­ев решил взять радио­стан­цию под кон­троль, жур­на­ли­стов разо­гнать, Медет­бе­ко­ва выда­вить из стра­ны. Так ста­ви­лась зада­ча, и она была решена.

Если в 1998 году шло целе­на­прав­лен­ное дав­ле­ние на меня и мои струк­ту­ры, то в 1999 г. про­изо­шел насто­я­щий захват биз­не­са. Его даже нель­зя назвать мод­ным сло­вом «рей­дер­ство». Раха­ту Али­е­ву в голо­ву не при­хо­ди­ло как-то юри­ди­че­ски офор­мить отъ­ем соб­ствен­но­сти у закон­но­го вла­дель­ца. Ко мне в ком­па­нию РИК про­сто при­сла­ли новых мене­дже­ров, при­ка­за­ли пере­чис­лять сбо­ры от рекла­мы на сче­та ком­па­нии «Евро­па плюс», луч­ших жур­на­ли­стов и ди-дже­ев уво­ли­ли, поста­ви­ли усло­вие – еже­ме­сяч­но пере­да­вать налич­ны­ми по 50 тыс. дол­ла­ров на какие-то «поли­ти­че­ские нуж­ды» Али­е­ва. Сами пони­ма­е­те, обслу­жи­вать его поли­ти­че­ские нуж­ды – ни боль­шие, ни малые – я не собирался.

Как думаешь, какие мотивы двигали Рахатом Алиевым?

– Дви­жу­щи­ми сила­ми, как потом я понял, были все-таки зависть, алч­ность и тще­сла­вие. Рахат Али­ев решил через СМИ создать себе имидж героя и бор­ца с кор­руп­ци­ей. Он хотел, что­бы все радио­стан­ции и теле­ком­па­нии стра­ны рабо­та­ли на его лич­ный имидж, а посколь­ку он не мог похва­стать­ся реаль­ны­ми дела­ми в этой сфе­ре, то хотел, что­бы твор­че­ство жур­на­ли­стов было направ­ле­но на ими­та­цию его бур­ной дея­тель­но­сти. На тот пери­од глав­ным вра­гом стра­ны был избран Каже­гель­дин, и пото­му его имя и связь с ним куль­ти­ви­ро­ва­лись на уровне изме­ны Родине. Это было самым лег­ким пово­дом оправ­дать свои неза­кон­ные действия

Но радиостанция была музыкальная, никаких общественно-политических программ вы не выпускали, даже новости давали только официальных информагентств. Был ли повод связывать тебя с политикой и кто помогал Алиеву в отъеме твоего бизнеса?

– Летом 1999 года по при­гла­ше­нию ВВС груп­па казах­стан­ских жур­на­ли­стов и орга­ни­за­то­ров медиа-биз­не­са была в Лон­доне. Поли­тик Аке­жан Каже­гель­дин при­гла­сил нас всех на ужин – кро­ме Вла­ди­ми­ра Рери­ха, кото­рый тогда рабо­тал в руко­вод­стве «Хаба­ра». Оби­жен­ный Рерих донес Раха­ту Али­е­ву об этой встре­че, имен­но он заки­нул идею взять под кон­троль биз­нес руко­во­ди­те­лей, встре­чав­ших­ся с опаль­ным пре­мье­ром. Идея захва­та чужо­го биз­не­са Раха­ту понра­ви­лась – тем более что мно­гие из его окру­же­ния выиг­ры­ва­ли в эко­но­ми­че­ском плане, взяв под кон­троль огром­ный поток рекла­мы наше­го радио.

«Пра­вая рука» Али­е­ва во всех биз­не­сах – от сахар­но­го до медий­но­го – Игорь Егар­мин очень заин­те­ре­со­ван­ный чело­век в этой афе­ре. Он кон­тро­ли­ро­вал все пла­те­жи и дохо­ды раха­тов­ских фирм, у него была мания стать глав­ным управ­ля­ю­щим стра­ны. Надо ска­зать, в окру­же­нии Раха­та Али­е­ва все люди мыс­лен­но при­ме­ря­ли на себя боль­шие госу­дар­ствен­ные долж­но­сти и без стес­не­ния этим бравировали.

Имен­но Игорь Егар­мин угро­жал мне уго­лов­ны­ми дела­ми и рас­сле­до­ва­ни­я­ми нало­го­вой поли­ции, тре­буя пере­чис­лять выруч­ку от рекла­мы струк­ту­рам Рахата.

Были и более мел­кие испол­ни­те­ли. Напри­мер, Исма­ил Игиль­ма­нов, навя­зан­ный мне в каче­стве дирек­то­ра «Рус­ско­го радио–Казахстан». Он по ука­за­нию коман­ды Раха­та Али­е­ва делал все, что­бы обанк­ро­тить мое пред­при­я­тие. Имен­но доно­сы о дохо­дах РИКа, о моих пла­нах и про­чих внут­рен­них сек­ре­тах ста­ли для него трам­пли­ном для крат­ко­вре­мен­но­го пре­бы­ва­ния в долж­но­сти ген­ди­рек­то­ра «Хаба­ра», пока эта ком­па­ния была в хол­дин­ге четы Али­е­вых. Думаю, сего­дня мно­гие вер­ные послуш­ни­ки Раха­та Али­е­ва уже слу­жат новым хозя­е­вам, а может, про­дол­жа­ют инфор­ми­ро­вать старого.

Как сложились твоя жизнь и работа за пределами Казахстана?

– Жизнь моя сло­жи­лась и скла­ды­ва­ет­ся счаст­ли­во, намно­го счаст­ли­вее, чем у Раха­та Али­е­ва. У меня друж­ная семья, люби­мая жена, заме­ча­тель­ный сын. Прав­да, нам при­шлось про­ехать мно­го стран, живя вда­ли от роди­ны. Но это – пла­та за неза­ви­си­мость, за то, что не при­шлось «ложить­ся под Раха­та», как тогда гово­ри­ли в Казахстане.

Зара­ба­ты­вать мне при­хо­ди­лось рабо­той по най­му в каче­стве медиа-мене­дже­ра и инве­сти­ци­я­ми в новые тех­но­ло­гии, а так­же биз­нес-кон­сал­тин­гом по онлай­нов­ским проектам.

Прежде ты всегда был далек от политики и даже предупреждал своих коллег, чтобы они не занимались освещением политических проблем. Изменились ли твои взгляды и чем ты занимаешься сейчас?

– Есть изби­тая фра­за, кото­рая, тем не менее, оста­ет­ся вер­ной: если ты не зани­ма­ешь­ся поли­ти­кой, то поли­ти­ка зай­мет­ся тобой. По отно­ше­нию ко мне и казах­стан­ским кол­ле­гам-биз­не­сме­нам мое­го поко­ле­ния она спра­вед­ли­ва на все 100 про­цен­тов. Полу­чив пер­вые дохо­ды в Казахстане,к сожа­ле­нию, мы устра­и­ва­ли авто­мо­биль­ные рал­ли вме­сто того, что­бы вкла­ды­вать их в фор­ми­ро­ва­ние граж­дан­ско­го обще­ства. В резуль­та­те у боль­шин­ства тогдаш­них «рал­ли­стов-капи­та­ли­стов» со вре­ме­нем биз­нес ото­бра­ли чиновники.

Но я не гру­щу о былом биз­не­се. Сей­час гораз­до инте­рес­нее обще­ствен­ная рабо­та, кото­рую я веду в каче­стве одно­го из чле­нов Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции. Эта орга­ни­за­ция непар­тий­ная, она не за «Алгу» и не за «АЗАТ». Мы помо­га­ем всем поли­ти­кам и обще­ствен­ным дви­же­ни­ям, нуж­да­ю­щим­ся в под­держ­ке меж­ду­на­род­но­го сообщества.

Ты заявляешь в международных судебных инстанциях свои права на собственность, которую у тебя отнял бывший президентский зять – чтобы получить возможность вернуть ее в будущем?

– Надо пра­виль­но пони­мать собы­тия, про­ис­хо­дя­щие в арбит­раж­ном суде в Пари­же. Я вовсе не пыта­юсь отсу­дить радио­стан­цию у Раха­та Али­е­ва. Хотя бы пото­му, что у него само­го все СМИ ото­бра­ли сра­зу после ссо­ры с тестем.

В арбит­раж­ном раз­би­ра­тель­стве, про­во­ди­мом в Пари­же (а так­же в ряде иных арбит­раж­ных и судеб­ных инстан­ций) Рахат Али­ев высту­па­ет в каче­стве сви­де­те­ля по искам его ливан­ских род­ствен­ни­ков к Казах­ста­ну. В одном суде спор идет из-за пти­це­фаб­ри­ки, в дру­гом из-за неф­те­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии. В тре­тьем фигу­ри­ру­ет какая-то фар­ма­цев­ти­че­ская ком­па­ния. Общая сто­и­мость пре­тен­зий бра­тьев Хора­ни, род­ствен­ни­ков мужа сест­ры Раха­та Али­е­ва, состав­ля­ют 2 млрд долларов.

Так вот, Рахат Али­ев в сво­их сви­де­тель­ских пока­за­ни­ях заяв­ля­ет, что он был очень удач­ли­вым биз­не­сме­ном и все эти биз­не­сы сам орга­ни­зо­вал до того, как про­дать их бра­тьям Хора­ни. В част­но­сти, он утвер­жда­ет, что в 1993 – 1996 годах учре­дил и рабо­тал в несколь­ких част­ных ком­па­ни­ях, в том чис­ле и на радио­стан­ции «Рус­ское радио–Казахстан». Как мож­но остать­ся рав­но­душ­ным после такой откро­вен­ной лжи? Мне при­шлось обра­тить­ся в круп­ней­шую меж­ду­на­род­ную адво­кат­скую ком­па­нию «Саланс» и попро­сить юри­стов изу­чить эти дела, что­бы напра­вить в арбит­раж­ный суд заяв­ле­ние по пово­ду моей собственности.

Я не пыта­юсь раз­би­рать­ся с пти­це­фаб­ри­кой, кана­лом КТК или ком­па­ни­ей «Кара­тю­бе ойл» – у них были свои вла­дель­цы, пусть они и судят­ся. Но о сво­ем радио я могу рас­ска­зать все в мель­чай­ших подроб­но­стях, с предо­став­ле­ни­ем соот­вет­ству­ю­щих дока­за­тельств и доку­мен­тов. Пусть арбит­раж­ный суд оце­нит досто­вер­ность пока­за­ний Раха­та Алиева.

Есть ли опасения, что Рахат Алиев может «заказать» ненужного свидетеля, как мог позволить себе это в Казахстане?

– Что каса­ет­ся воз­мож­ных угроз со сто­ро­ны Раха­та, то стра­ха у меня нет. Хотя я пони­маю, что харак­тер чело­ве­ка в этом воз­расте уже не изме­нит­ся. Тот, кто при­вык решать свои про­бле­мы «ины­ми» спо­со­ба­ми, вряд ли спо­со­бен перей­ти на язык здра­во­го смыс­ла. Но в Гер­ма­нии, где я живу, и в дру­гих стра­нах, где идут судеб­ные раз­би­ра­тель­ства, меня защи­ща­ет евро­пей­ская систе­ма обес­пе­че­ния без­опас­но­сти. Кста­ти, пер­вым адво­ка­том, к кото­ро­му я обра­тил­ся за сове­том по это­му делу, был док­тор Лотар де Мезьер, быв­ший пре­мьер-министр ГДР и очень круп­ный обще­ствен­ный дея­тель объ­еди­нен­ной Германии.

Твоя цель в борьбе против Рахата Алиева?

– Цель в любом моем деле одна – демо­кра­ти­че­ское раз­ви­тие Казах­ста­на. Для это­го нуж­но, что­бы люди, подоб­ные Раха­ту Али­е­ву, зна­ли, что спра­вед­ли­вость вос­тор­же­ству­ет, а нару­ше­ние зако­нов и лже­сви­де­тель­ство, так же как поку­ше­ние на чужую част­ную соб­ствен­ность, под­ле­жит осуж­де­нию, а может быть и нака­за­нию. Меж­ду­на­род­ный арбит­раж – это не казах­ский Вер­хов­ный суд, не Воен­ный три­бу­нал Аста­нин­ско­го гар­ни­зо­на. Его авто­ри­тет неиз­ме­ри­мо выше. Когда чело­век созна­тель­но лжет тако­му суду, то ста­вит крест на сво­ей репу­та­ции – в Евро­пе это име­ет боль­шое зна­че­ние и ценность.

Ты хотел бы вернуться на Родину?

– В Казах­стан я обя­за­тель­но вер­нусь. От Раха­та Али­е­ва это уже не зависит.

Бесе­до­ва­ла Роз­ла­на ТАУКИНА

«СВОБОДА СЛОВА” № 22 ОТ 16 ИЮНЯ 2011Г

архивные статьи по теме

Распустились, чтобы собраться?

Editor

Два «холодных воина» на тропе войны

Азия: экс-президент Жээнбеков покинул Кыргызстан

Editor