-26 C
Астана
21 февраля, 2024
Image default

Сергей ДУВАНОВ: «Люди почувствовали свою силу»

«Выход в дан­ном кон­крет­ном вопро­се о зем­ле вла­стя­ми най­ден — они вре­мен­но отыг­ра­ли назад, чем пыта­ют­ся сбить вол­ну про­те­стов. И похо­же, им это удаст­ся. Но нена­дол­го. Люди почув­ство­ва­ли свою силу, и при пер­вом же новом пово­де на пло­ща­ди нач­нут выхо­дить в разы боль­ше», — про­гно­зи­ру­ет извест­ный пуб­ли­цист и жур­на­лист Сер­гей ДУВАНОВ. Сего­дня «Три­бу­на» бесе­ду­ет с ним о послед­них про­тестных акци­ях в Казахстане.

— В несколь­ких горо­дах Казах­ста­на про­шли митин­ги про­тив нор­мы зако­на о пере­да­че зем­ли ино­стран­цам. В послед­нее вре­мя наблю­да­ет­ся замет­ная про­тест­ная актив­ность казах­стан­цев. Может ли дан­ное про­тестное дви­же­ние пере­ра­с­ти в нечто боль­шее и при­ве­сти к оте­че­ствен­но­му майдану?

— В осно­ве этих про­те­стов лежит общее ухуд­ше­ние ситу­а­ции в стране. Людей доста­ли нуж­да и без­на­де­га. В про­ти­во­сто­я­нии меж­ду теле­ви­зо­ром, по кото­ро­му рас­ска­зы­ва­ют сказ­ки об успе­хах казах­стан­ской эко­но­ми­ки, и холо­диль­ни­ком, кото­рый все боль­ше пусте­ет, начи­на­ет выиг­ры­вать холо­диль­ник. И на этом общем фоне недо­воль­ства всплы­ва­ет тема рас­про­да­жи казах­стан­ской зем­ли ино­стран­цам. То есть тема зем­ли — это все­го лишь хоро­ший повод для предъ­яв­ле­ния пре­тен­зий к вла­сти, тогда как при­чи­ной явля­ет­ся рост недо­воль­ства граж­дан соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской ситу­а­ци­ей в стране. В отсут­ствие оппо­зи­ции и серьез­ных лиде­ров, спо­соб­ных воз­гла­вить про­тест, гово­рить о воз­мож­но­сти оте­че­ствен­но­го май­да­на вряд ли умест­но. Слиш­ком незре­ло граж­дан­ское обще­ство, кото­рое не в состо­я­нии даже офор­мить­ся в какое-то еди­ное дви­же­ние по той же теме о зем­ле. Но еще более трус­ли­вой ока­за­лась власть, кото­рая даже в этой ситу­а­ции испу­га­лась и сроч­но отыг­ра­ла назад, чем, по сути, объ­яви­ла о сво­ей капитуляции.

— Про­власт­ные теле­ка­на­лы и СМИ рас­про­стра­ня­ют стра­шил­ки о про­дел­ках запад­ных спец­служб по пла­ну свер­же­ния вла­сти в Казах­стане. Один из ТВ‑каналов заявил, что каж­до­му участ­ни­ку митин­га пла­тят от 50 до 150 дол­ла­ров. Име­ет ли Запад отно­ше­ние к этим акци­ям про­те­ста? Зачем власть нагне­та­ет ситу­а­цию и на манер про­крем­лев­ских медиа рас­ска­зы­ва­ет о мифи­че­ском запад­ном влиянии?

— Про­во­ка­ци­он­ный по сво­ей сути вброс дез­ин­фор­ма­ции о яко­бы при­част­но­сти к орга­ни­за­ции про­те­стов Запа­да, пыта­ю­ще­го­ся деста­би­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию в Казах­стане, если и заслу­жи­ва­ет вни­ма­ния, то толь­ко про­ку­ра­ту­ры, кото­рая про­сто обя­за­на отре­а­ги­ро­вать на факт пуб­лич­но­го рас­про­стра­не­ния дез­ин­фор­ма­ции и кле­ве­ты, а так­же воз­буж­де­ния ксе­но­фо­бии. Я думаю, что это было сде­ла­но не от боль­шо­го ума тех, кто отве­ча­ет в Акор­де за про­па­ган­ду. Види­мо, посчи­та­ли, что казах­стан­ский «пипл все сха­ва­ет» на манер рос­сий­ско­го, кото­ро­го имен­но таким спо­со­бом дер­жат в нуж­ной инфор­ма­ци­он­ной кон­ди­ции крем­лев­ские СМИ. Кое-чего не учли — казах­стан­цы при всей их зави­си­мо­сти от рос­сий­ской про­па­ган­ды не настоль­ко зом­би­ро­ва­ны на анти­аме­ри­ка­низм, как рос­си­яне. Есть, конеч­но, и такие, но все же мно­го и тех, кто спо­со­бен отли­чать прав­ду от лабу­ды. По край­ней мере те, кто в соци­аль­ных сетях это убе­ди­тель­но показал.

— На отдель­ных митин­гах неко­то­рые люди тре­бо­ва­ли отстав­ки пре­зи­ден­та. Направ­ле­ны ли эти акции про­те­ста про­тив вла­сти? Дви­жет ли про­те­сту­ю­щи­ми чув­ство уста­ло­сти от несме­ня­е­мой авто­ри­тар­ной власти?

— На самом деле тре­бо­ва­ний отстав­ки пре­зи­ден­та на этих митин­гах не выдви­га­ли. Были отдель­ные выкри­ки, но это не полу­чи­ло под­держ­ки митин­гу­ю­щих и поэто­му может рас­смат­ри­вать­ся все­го лишь как част­ное мне­ние неко­то­рых граж­дан. На мой взгляд, боль­шин­ство казах­стан­цев еще не улав­ли­ва­ют свя­зи меж­ду тем, как они живут, и теми, кто ими пра­вит. Пока ими дви­жет толь­ко недо­воль­ство чисто эко­но­ми­че­ско­го пла­на — им про­сто ста­но­вит­ся нев­мо­го­ту. Отсю­да и этот всплеск недо­воль­ства, кото­рый, есте­ствен­но, будет выплес­ки­вать­ся на пло­ща­ди. До поли­ти­че­ских тре­бо­ва­ний люди пока не дорос­ли, и это дает вла­сти неко­то­рый запас прочности.

— Каким дол­жен быть выход из сло­жив­шей­ся ситу­а­ции? Что будет, если власть пой­дет по про­ве­рен­но­му пути: репрес­сии и аре­сты? Тем более пре­зи­дент уже при­гро­зил активистам.

— В нынеш­ней ситу­а­ции в отсут­ствие орга­ни­зо­ван­но­го граж­дан­ско­го сопро­тив­ле­ния и серьез­ной оппо­зи­ции ниче­го не будет. Запре­ты митин­гов, их раз­го­ны и задер­жа­ния акти­ви­стов про­дол­жат­ся. В этой части ника­кой либе­ра­ли­за­ции, конеч­но же, не будет. Выход в дан­ном кон­крет­ном вопро­се о зем­ле вла­стя­ми най­ден — они вре­мен­но отыг­ра­ли назад, чем пыта­ют­ся сбить вол­ну про­те­стов. И похо­же, им это удаст­ся. Но нена­дол­го. Люди почув­ство­ва­ли свою силу, и при пер­вом же новом пово­де на пло­ща­ди нач­нут выхо­дить в разы больше.

— Одним из аргу­мен­тов митин­гу­ю­щих про­тив арен­ды зем­ли ино­стран­ца­ми явля­ет­ся мас­со­вый при­ход китай­цев в Казах­стан. Есть ли угро­за китай­ской экс­пан­сии в нашу стра­ну? Как нуж­но выстра­и­вать отно­ше­ния с восточ­ным сосе­дом и как ней­тра­ли­зо­вать воз­мож­ную угрозу?

— Да, дей­стви­тель­но, каза­хи пани­че­ски боят­ся китай­цев. Боят­ся их тру­до­лю­бия, хит­ро­сти, мобиль­но­сти и уме­ния при­спо­саб­ли­вать­ся к любым усло­ви­ям. Что есть, то есть. И в этой ситу­а­ции един­ствен­ный спо­соб спра­вить­ся с этой фоби­ей — иметь власть, кото­рая бы мог­ла создать твер­дые гаран­тии того, что экс­пан­сии не будет. И это, в прин­ци­пе, реаль­но. Понят­но, что нынеш­няя власть не толь­ко не в состо­я­нии это гаран­ти­ро­вать, но, напро­тив, созда­ет пол­ную уве­рен­ность, что все: и зем­ля, и нед­ра — зав­тра может ока­зать­ся в руках китай­цев. Власть, постро­ен­ная на кор­руп­ции, неиз­беж­но рас­про­даст все и вся — в этом ни у кого нет ника­ких сомне­ний. В этом глав­ная про­бле­ма. Поэто­му преж­де чем при­сту­пать к рас­про­да­же зем­ли и сда­че ее в арен­ду, непло­хо было бы разо­брать­ся с такой нена­деж­ной вла­стью. С это­го нуж­но начинать.

— НАЗАРБАЕВ неред­ко упо­ми­на­ет Укра­и­ну в каче­стве при­ме­ра неста­биль­но­сти госу­дар­ства. Так­же упо­ми­на­ют­ся Кыр­гыз­стан, Еги­пет, Ливия, Сирия. Мол, они рево­лю­цию совер­ши­ли, но демо­кра­тии не полу­чи­ли — там сей­час хаос, нище­та и вой­на. Явля­ют­ся ли эти при­ме­ры аргу­мен­та­ми для оправ­да­ния авто­ри­тар­ной фор­мы прав­ле­ния? Гово­рят ли они о том, что народ­ные рево­лю­ции вме­сто демо­кра­тии при­но­сят лишь разруху?

— Сего­дня это самый рас­про­стра­нен­ный при­ем — кивать на Укра­и­ну или Гру­зию, мол, ну и где там демо­кра­тия, где поря­док, где эко­но­ми­че­ское про­цве­та­ние? Во‑первых, пере­ме­ны там с точ­ки зре­ния прав и сво­бод чело­ве­ка очень зна­чи­тель­ные, это вам ска­жет любой побы­вав­ший там идео­ло­ги­че­ски неан­га­жи­ро­ван­ный чело­век. Хао­са и нище­ты, конеч­но, нет, но есть про­бле­мы, в том чис­ле и из-за вой­ны, раз­вя­зан­ной при содей­ствии и уча­стии Крем­ля. Про­бле­мы там будут, ско­рее все­го, еще дол­го. Быст­ро и лег­ко из сов­ка еще нико­му не уда­ва­лось выбрать­ся. Поль­ше на это понадобилось
10 лет, да и дру­гим стра­нам быв­ше­го соци­а­ли­сти­че­ско­го лаге­ря при­шлось мно­го труд­но­стей пре­одо­леть, преж­де чем они изба­ви­лись от руди­мен­тов и ата­виз­мов соци­а­лиз­ма. Люди, пыта­ю­щи­е­ся апел­ли­ро­вать к труд­но­стям пере­ход­но­го пери­о­да, силь­но лука­вят — не свер­же­ние дик­та­то­ров при­во­дит к ухуд­ше­нию соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го поло­же­ния в стране. На самом деле свер­же­ние дик­та­то­ров — это все­го лишь зако­но­мер­ный резуль­тат ухуд­ше­ния ситу­а­ции в стране, вызван­но­го их неум­ной и анти­на­род­ной политикой.

— Пред­се­да­тель Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на Сейт­ка­зы МАТАЕВ и его сын Асет нахо­дят­ся под домаш­ним аре­стом, идет след­ствие. С. МАТАЕВ — извест­ный в стране чело­век, пер­вый пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та, он нико­гда не был оппо­нен­том дей­ству­ю­щей вла­сти. Так в чем при­чи­на пре­сле­до­ва­ния МАТАЕВЫХ?
[/b[b]]Чем, по-ваше­му, закон­чит­ся это дело?

— Мне слож­но отве­тить на этот вопрос. Одно могу ска­зать, что в нашей стране ни у кого нет твер­дых гаран­тий без­опас­но­сти. Даже само­го зако­но­по­слуш­но­го чело­ве­ка, если это нуж­но кому-то из очень вли­я­тель­ных пер­сон или в инте­ре­сах без­опас­но­сти поли­ти­че­ско­го режи­ма, могут эле­мен­тар­но сде­лать пре­ступ­ни­ком. Я в этом убе­дил­ся на сво­ем лич­ном опы­те, поэто­му, даже не зная всех тон­ко­стей это­го дела, убеж­ден, что истин­ная при­чи­на пре­сле­до­ва­ния МАТАЕВА не в том, в чем его обви­ня­ют силовики.

— Идет суд над главре­дом пор­та­ла Nakanune.kz Гузяль БАЙДАЛИНОВОЙ по обви­не­нию в кле­ве­те. Явля­ет­ся ли это дело поли­ти­че­ским? В чем смысл пре­сле­до­ва­ния жур­на­ли­ста, к тому же после того, как она была оштра­фо­ва­на на 20 мил­ли­о­нов тен­ге по граж­дан­ско­му иску?

— Пре­сле­до­ва­ние Гузяль БАЙДАЛИНОВОЙ — это чисто поли­ти­че­ское дело. Она в пони­ма­нии Акор­ды чело­век АБЛЯЗОВА, а это одно из самых тяж­ких пре­ступ­ле­ний в Казах­стане. И абсо­лют­но не важ­но, за что ее сего­дня дер­жат в залож­ни­ках, угро­жая упря­тать за решет­ку. В таких слу­ча­ях повод может быть любым, вплоть до пря­мо­го ого­во­ра и кле­ве­ты. В моем пони­ма­нии это эле­мен­тар­ная месть жур­на­ли­сту, осме­лив­ше­му­ся рабо­тать в парт­нер­стве с теми, кто про­ти­во­сто­ит власти.

— Пра­во­за­щит­ни­ки и жур­на­ли­сты отме­ча­ют, что со сто­ро­ны обще­ства нет мас­со­вой под­держ­ки сво­бо­ды сло­ва. К чему при­во­дит инерт­ность в защи­те неза­ви­си­мых СМИ и жур­на­ли­стов? Поче­му, напри­мер, в той же Тур­ции десят­ки тысяч чело­век про­те­сту­ют про­тив закры­тия неза­ви­си­мых изда­ний, а у нас делом СМИ инте­ре­су­ют­ся толь­ко про­фес­си­о­наль­ные пра­во­за­щит­ни­ки, поли­ти­ки и обще­ствен­ные деятели?

— Да, дей­стви­тель­но, казах­стан­цы не торо­пят­ся защи­щать жур­на­ли­стов, попа­да­ю­щих под пресс пре­сле­до­ва­ний. И это­му есть свое объ­яс­не­ние. Боль­шин­ство казах­стан­цев вооб­ще очень насто­ро­жен­но, если не ска­зать враж­деб­но, отно­сит­ся к оппо­зи­ции и к СМИ, кри­ти­ку­ю­щим власть. Это след­ствие дав­ле­ния идео­ло­ге­мы, насаж­да­е­мой офи­ци­о­зом, гово­ря­щей, что и оппо­зи­ция, и нело­яль­ные СМИ рас­ка­чи­ва­ют ситу­а­цию в стране, чем под­ры­ва­ют соци­аль­ную ста­биль­ность. Та же часть обще­ства, кото­рая пони­ма­ет необ­хо­ди­мость сво­бод­ной прес­сы, во‑первых, мало­чис­лен­на, а во‑вторых, тра­ди­ци­он­но инерт­на и трус­ли­ва. Так что в отсут­ствие силь­но­го граж­дан­ско­го обще­ства жур­на­ли­сты в боль­шин­стве слу­ча­ев оста­ют­ся без обще­ствен­ной под­держ­ки. И вла­сти этим пользуются.

— Бла­го­да­рим за инте­рес­ное интервью!
Бесе­до­ва­ла Инга ИМАНБАЙ

Ори­ги­нал ста­тьи: Три­бу­на — Рес­пуб­ли­кан­ская обще­ствен­но-поли­ти­че­ская газе­та / tribunakz.com

архивные статьи по теме

Фильм о событиях 1916 года всё еще ждет одобрения властей

Editor

Перевыборы бессменного лидера Казахстана убили интригу

Оппозиция — последнее прибежище негодяев?