Санта-Назарбарбара

Казахстан гадает, не приходится ли внук Назарбаева ему сыном 

Млад­ший внук пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва Айсул­тан — клас­си­че­ский enfant terrible. На свою нелег­кую дорож­ку этот слу­ша­тель ака­де­мии фут­боль­но­го клу­ба «Чел­си» всту­пил как раз на ниве фут­бо­ла: в 25-лет­нем воз­расте Айсул­тан попы­тал­ся взять власть в казах­стан­ской феде­ра­ции это­го вида спор­та. За этим после­до­ва­ла вир­ту­аль­ная вой­на с оли­гар­ха­ми и адми­ни­стра­ци­ей сво­е­го дедуш­ки, при­зна­ние в нар­ко­за­ви­си­мо­сти, про­ник­но­ве­ние в чужую квар­ти­ру в Лон­доне и остав­ле­ние там в сти­раль­ной машине сво­их вещей, укус поли­цей­ско­го и услов­ный срок с обя­за­тель­ством лече­ния от при­стра­стия к кока­и­ну, кото­рое пре­зи­дент­ский внук начал полу­чать в кон­це 2019 года.

Ины­ми сло­ва­ми, от Айсул­та­на Назар­ба­е­ва мож­но было ждать чего угод­но. Но он все рав­но смог всех уди­вить: утром 22 янва­ря в его фейс­бу­ке нача­ли появ­лять­ся очень стран­ные посты. Айсул­тан напи­сал, что он дол­гое вре­мя нахо­дил­ся в тюрь­ме, а его стра­ни­цей все это вре­мя, поми­мо его воли, управ­ля­ла мать — спи­кер Сена­та Дари­га Назар­ба­е­ва — в тан­де­ме с быв­шим пред­се­да­те­лем Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Аль­ну­ром Муса­е­вым. Даль­ше Назар­ба­ев-млад­ший выдал сен­са­цию, напи­сав, что «моя мать дер­жа­ла деда на крю­ке из-за того, что я его сын».

Сомне­ва­ю­щим­ся в том, что это пишет непо­сред­ствен­но пре­зи­дент­ский род­ствен­ник, Айсул­тан пред­ло­жил позво­нить на бри­тан­ский номер телефона.

Кро­ме того, Назар­ба­ев-млад­ший заявил, что вско­ре его попы­та­ют­ся пред­ста­вить пси­хом и убьют, пред­ста­вив все как само­убий­ство. Так, счи­та­ет Айсул­тан, было с Раха­том Али­е­вым, кото­ро­го до этих постов все опре­де­лен­но счи­та­ли его отцом: Али­ев, при­го­во­рен­ный на родине к 20-лет­не­му сро­ку, был най­ден мерт­вым в тюрем­ной каме­ре в Вене, где ожи­дал суда по экс­тра­ди­ции. Все это пере­ме­жа­лось заяв­ле­ни­я­ми о том, что Дари­га Назар­ба­е­ва при­ме­ня­ла про­тив Айсул­та­на магию, а о ситу­а­ции пре­ду­пре­жде­на бри­тан­ская королева.

Жур­на­ли­сты изда­ния HolaNews не сму­ти­лись сти­ли­сти­кой пись­ма и пер­вы­ми доду­ма­лись позво­нить по ука­зан­но­му номе­ру теле­фо­на и дей­стви­тель­но пого­во­ри­ли с Айсул­та­ном Назар­ба­е­вым. Поз­же подоб­ную бесе­ду запи­са­ло изда­ние Exclusive.kz, а с род­ствен­ни­ком Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва теле­фон­ный раз­го­вор имел глав­ный враг пер­во­го пре­зи­ден­та опаль­ный оли­гарх Мух­тар Абля­зов. Силь­но яснее ситу­а­ция после этих интер­вью не ста­ла, но Айсул­тан Назар­ба­ев еще раз пуб­лич­но заявил, что Нур­сул­тан Назар­ба­ев на самом деле его отец. Яко­бы Айсул­тан сам об этом узнал лишь недав­но, но сво­им истин­ным отцом все рав­но счи­та­ет Раха­та Али­е­ва, кото­рый его воспитал.

Выгля­дел при этих интер­вью Айсул­тан Назар­ба­ев, стро­го гово­ря, неваж­но, и все это мож­но было бы спи­сать на его боль­ную или зату­ма­нен­ную фан­та­зию. Но после­ду­ю­щая чере­да собы­тий застав­ля­ет в этом несколь­ко усомниться.

На сле­ду­ю­щее утро после интер­вью сайт HolaNews «лег»: глав­ный редак­тор изда­ния Гуль­на­ра Баж­ке­но­ва рас­ска­за­ла о мас­си­ро­ван­ной DDoS-ата­ке. Про­бле­мы с досту­пом к ресур­су воз­ник­ли и у Exclusive.kz.

В пар­ла­мен­те, где высту­па­ла Дари­га Назар­ба­е­ва, вне­зап­но уси­ли­ли охрану,

а жур­на­лист­ке радио «Азаттык», кото­рая попы­та­лась задать вопрос об Айсул­тане Назар­ба­е­ве, сотруд­ни­ки охра­ны в бук­валь­ном смыс­ле закры­ли рот рукой. Когда жур­на­лист­ка извер­ну­лась и все-таки зада­ла свой вопрос, Дари­га Назар­ба­е­ва удо­сто­и­ла ее лишь молчанием.

Под вечер быв­ший гла­ва КНБ Аль­нур Муса­ев выло­жил в сво­ем фейс­бу­ке сни­мок бума­ги, кото­рый он назвал ДНК-тестом на отцов­ство Раха­та Али­е­ва. Соглас­но сним­ку, веро­ят­ность того, что отец Айсул­та­на Назар­ба­е­ва все-таки Али­ев — 99,999784244%. Про­бле­ма лишь в том, что на сним­ке вооб­ще не было ни одно­го опо­зна­ва­тель­но­го зна­ка, кото­рый бы под­твер­дил под­лин­ность бума­ги, и не очень понят­но, зачем такой тест, судя по доку­мен­ту, делал­ся в 2013‑м году.

Позд­но вече­ром казах­стан­ские теле­грам-кана­лы рас­про­стра­ни­ли сооб­ще­ние, что Айсул­тан Назар­ба­ев сбе­жал из кли­ни­ки, где он лечил­ся от нар­ко­ти­че­ской зави­си­мо­сти, его пой­ма­ли поли­цей­ские и после кон­суль­та­ций с вра­ча­ми отпра­ви­ли вну­ка в пси­хи­ат­ри­че­скую лечебницу.

Сама по себе исто­рия выгля­дит дико­ва­то даже для ази­ат­ских авто­кра­тий. Людям ока­за­лось про­ще согла­сить­ся с тем, что, дей­стви­тель­но, Нур­сул­тан Назар­ба­ев скрыл факт того, что Айсул­тан — его млад­ший сын: весь интер­нет зава­лен срав­не­ни­ем фото­гра­фий деда и вну­ка (отца и сына?). В этом слу­чае Дари­га Назар­ба­е­ва вовсе и не био­ло­ги­че­ская мать, да и Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву она ника­кая не дочь (интер­нет-умель­цы уже изме­ни­ли ста­тью в Вики­пе­дии о самом Айсултане).

По-чело­ве­че­ски почти всех участ­ни­ков этой исто­рии мож­но пожа­леть. Если не брать в рас­чет совсем про­ти­во­есте­ствен­ные вари­ан­ты того, как обсто­я­ло дело, нынеш­ние отно­ше­ния Нур­сул­та­на, Дари­ги и Айсул­та­на Назар­ба­е­вых — боль­шая семей­ная дра­ма, помно­жен­ная на вся­ко­го рода зави­си­мо­сти. Вся про­бле­ма толь­ко в том, что дол­гие годы имен­но этой семье мож­но было боль­ше осталь­ных, а любое пуб­лич­ное обсуж­де­ние их поступ­ков — зача­стую очень спор­ных с точ­ки зре­ния что мора­ли, что зако­на, — в какой-то момент вооб­ще пре­вра­ти­лось в нака­зу­е­мое дея­ние. И после того как тень Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, ушед­ше­го в отстав­ку в мар­те про­шло­го года, слег­ка сошла с казах­стан­ско­го обще­ства, оно пер­вым делом нача­ло про­мы­вать косточ­ки всей семье.

Уже зву­чат вопро­сы, что дума­ет по пово­ду всей этой ситу­а­ции жена Назар­ба­е­ва Сара, да и, соб­ствен­но, где она вооб­ще? Широ­ко обсуж­да­ют­ся видео­ро­ли­ки с тор­жеств бра­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва Бола­та, а осо­бо настой­чи­вые пыта­ют­ся под­счи­тать точ­ное коли­че­ство его «жен». А о таком подар­ке, как при­зна­ния Айсул­та­на Назар­ба­е­ва, и меч­тать не при­хо­ди­лось: тако­го шан­са кри­ти­ки елба­сы упу­стить не мог­ли. Под вопрос теперь ста­вит­ся не поли­ти­че­ское, а мораль­ное пра­во Назар­ба­е­ва управ­лять стра­ной. Он точ­но не таким отцом-осно­ва­те­лем хотел вой­ти в исто­рию Казахстана.

Точ­ку в ситу­а­ции мог бы поста­вить сам Нур­сул­тан Назар­ба­ев, но пред­ста­вить, что пре­ста­ре­лый отец нации что-то чест­но рас­ска­жет о сво­ей семье, вооб­ще не получается.

Для высо­ких поли­ти­ков ази­ат­ско­го типа семья, как пра­ви­ло, не опо­ра в жиз­ни, а уяз­ви­мое место,

куда, по мыс­ли самих авто­кра­тов, то и дело норо­вят ткнуть вра­ги (срав­ни­те для при­ме­ра сте­пень откры­то­сти семьи любо­го аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та). Но чрез­мер­ная защи­та род­ных людей от посто­рон­не­го вни­ма­ния чаще все­го ведет к их все­доз­во­лен­но­сти, и поступ­ки близ­ких в какой-то момент и в самом деле пре­вра­ща­ют­ся в про­бле­му. Удар изнут­ри семьи — самый болез­нен­ный, но когда авто­крат это пони­ма­ет, может быть уже слиш­ком поздно.

Автор: Вяче­слав ПОЛОВИНКО, спец­кор «Новой»
Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан