-7 C
Астана
23 апреля, 2021
Image default

Резина с преемником – ахиллесова пята страны

Автор: Алия БАССАРОВА
05.10.2011
Досым Сатпаев в интервью газете Взгляд рассказал о том, будет с Казахстаном после Назарбаева

С име­нем Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва нераз­рыв­но свя­за­на вся исто­рия суве­рен­но­го Казах­ста­на – от уста­нов­ле­ния неза­ви­си­мо­сти до послед­них пре­зи­дент­ских выбо­ров. Все при­вык­ли к тому, что за дей­ствия вла­сти несет ответ­ствен­ность лишь один чело­век – пре­зи­дент. А что будет с Казах­ста­ном после Назар­ба­е­ва? Об этом мы пого­во­ри­ли с извест­ным казах­стан­ским поли­то­ло­гом Досы­мом Сатпаевым. 

- Досым, сего­дня в ваших выступ­ле­ни­ях все чаще про­скаль­зы­ва­ет мысль о том, что тема пар­ла­мент­ских выбо­ров не сто­ит того вни­ма­ния, кото­рое уде­ля­ет это­му про­цес­су прес­са. Важ­нее, дескать, вопрос о пост­на­зар­ба­ев­ском периоде. 

- Да, сего­дня мало кто его под­ни­ма­ет — либо пыта­ют­ся замал­чи­вать, либо при­ни­жа­ют зна­чи­мость темы. Одна­ко имен­но сей­час это сто­ит серьез­но обсуж­дать, про­счи­ты­вая все сце­на­рии, кото­рые могут реа­ли­зо­вать­ся в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од. Что каса­ет­ся неак­ту­аль­но­сти темы пар­ла­мент­ских выбо­ров, то мож­но ска­зать так: есть дере­вья, а есть лес. И луч­ше смот­реть сей­час на весь лес, чем изу­чать кон­крет­ное дерево.

Замал­чи­ва­ют проблему

- Сего­дня есть пред­по­сыл­ки к тому, что день Х приближается? 

- Я хотел бы раз­ру­шить сте­рео­тип о том, что зада­ча казах­стан­ских поли­то­ло­гов — зани­мать­ся стра­шил­ка­ми. Мы про­сто объ­ек­тив­но назы­ва­ем вещи сво­и­ми име­на­ми. Если есть тре­вож­ные тен­ден­ции, то о них надо гово­рить. Про­сле­жи­ва­ют­ся попыт­ки уве­сти вни­ма­ние обще­ствен­но­сти от глав­ной темы, кото­рая вол­ну­ет прак­ти­че­ски всех — как про­стых обы­ва­те­лей, поли­ти­че­скую биз­нес-эли­ту Казах­ста­на, так и ино­стран­ных инве­сто­ров и наших парт­не­ров по меж­ду­на­род­но­му вза­и­мо­дей­ствию. Это вопрос, кото­рый свя­зан имен­но с пост­на­зар­ба­ев­ским пери­о­дом. Про­бле­ма в том, что его в Казах­стане под­ни­мать не любят.

- Ну поче­му же, неко­то­рые СМИ пери­о­ди­че­ски, если не ска­зать регу­ляр­но, под­ни­ма­ют эту тему… 

- В Интер­не­те, если даже кто-то заик­нул­ся о том, что необ­хо­ди­мо уде­лить боль­ше вни­ма­ния попыт­кам про­гно­зи­ро­ва­ния раз­ви­тия Казах­ста­на после ухо­да дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та, подоб­ные попыт­ки пре­се­ка­ют­ся на кор­ню. Вид­но, что в Сети боль­шое коли­че­ство «про­фес­си­о­наль­ных» поль­зо­ва­те­лей, кото­рые момен­таль­но начи­на­ют этот вопрос при­ни­жать, кри­ти­ко­вать того, кто об этом заго­во­рил, и ста­ра­ют­ся уво­дить тему в сто­ро­ну. Даже дис­кус­сия с госу­дар­ствен­ным язы­ком, кото­рая взо­рва­ла Каз­нет, целе­на­прав­лен­но выво­ди­лась на пер­вый план. Хотя эта тема не так страш­на, как ее пыта­ют­ся пред­ста­вить на суд обще­ствен­но­сти. Есте­ствен­но, она вызы­ва­ет обрат­ную реак­цию, начи­на­ет­ся шум, гам. Актив­ная рабо­та по буди­ро­ва­нию вопро­са при­во­дит к жест­ко­му кон­флик­ту меж­ду казах­стан­ца­ми. Я рас­смат­ри­ваю это как инфор­ма­ци­он­ную дивер­сию, одной из задач кото­рой явля­ет­ся отвле­че­ние вни­ма­ния людей от более важ­но­го вопроса.

- Все, как пра­ви­ло, сво­дит­ся к быто­вым столк­но­ве­ни­ям, да? 

- За 20 лет наша эли­та не созда­ла усло­вий для того, что­бы казах­ский язык стал нор­маль­ной частью язы­ко­во­го вза­и­мо­дей­ствия. А это боль­шой срок. И все в ито­ге сво­дит­ся даже не к тому, что успел или не успел сде­лать Назар­ба­ев — в эко­но­ми­ке, той же язы­ко­вой поли­ти­ке. По сути сей­час вре­мя игра­ет про­тив него, и все это пони­ма­ют. Даже если наш пре­зи­дент захо­чет сего­дня реа­ли­зо­вать какие-то инте­рес­ные про­ек­ты, кото­рые поз­во­лят сде­лать Казах­стан кон­ку­рен­то­спо­соб­ным игро­ком, либо попы­та­ет­ся в какой-то сте­пе­ни демо­кра­ти­зи­ро­вать поли­ти­че­скую систе­му (хотя бы на уровне попы­ток улуч­шить ситу­а­цию), то не успе­ет чисто физио­ло­ги­че­ски. Пото­му что это доволь­но дол­го­сроч­ная пер­спек­ти­ва: 10—20 лет — тот срок, за кото­рый мож­но зало­жить фун­да­мент. Одна­ко у нас зало­жи­ли нечто иное, и это бес­по­ко­ит. Тот поли­ти­че­ский фун­да­мент, кото­рый выстро­ен за 20 лет, не дает отве­та на вопрос «как будет жить Казах­стан после ухо­да его основателя?».

Зона кон­флик­тов

Тре­вож­ные трен­ды гово­рят о том, что в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од акту­аль­ны­ми будут совсем иные вопросы.

- Какие?

- Обра­ти­те вни­ма­ние на акти­ви­за­цию рели­ги­оз­но настро­ен­ных групп насе­ле­ния. Сей­час это толь­ко некие вспыш­ки по пово­ду зако­но­про­ек­та и дея­тель­но­сти рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций. Но после ухо­да дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та будут доми­ни­ро­вать два основ­ных направ­ле­ния — рели­ги­оз­ное и наци­о­нал-пат­ри­о­ти­че­ское. Мно­гие сего­дня счи­та­ют, что про­ти­во­дей­ство­вать рели­ги­оз­но­му экс­тре­миз­му смо­жет толь­ко казах­ский наци­о­на­лизм. Полу­ча­ет­ся, пер­спек­ти­ва раз­ви­тия Казах­ста­на была све­де­на к столк­но­ве­нию этих двух пара­дигм. А где демо­кра­ти­че­ские, либе­раль­ные цен­но­сти? Вполне веро­ят­но, что в буду­щем, когда все нач­нет менять­ся и ломать­ся, появят­ся совер­шен­но дру­гие задачи.

- Вопрос, навер­ное, даже не в том, когда это про­изой­дет, а что будет ломаться?

- Чет­кой и кон­крет­ной кар­тин­ки никто вам не обри­су­ет. Но если исхо­дить из тех трен­дов, кото­рые мы наблю­да­ем, могу ска­зать, что в этот пери­од нач­нет­ся эффект доми­но. То есть про­бле­мы, кото­рые дол­гое вре­мя задви­га­ли в угол, нач­нут выле­зать, подоб­но пры­щам. Они уже сей­час появ­ля­ют­ся, при дей­ству­ю­щем пре­зи­ден­те. К при­ме­ру, тема, свя­зан­ная с рели­ги­оз­ным экс­тре­миз­мом. Мно­гих это поче­му-то шоки­ру­ет. Но кор­ни про­бле­мы напря­мую свя­за­ны с про­во­ди­мой в стране поли­ти­кой, с наци­о­на­ли­сти­че­ски настро­ен­ны­ми граж­да­на­ми. За 20 лет власть пыта­лась мини­ми­зи­ро­вать, но не решить эту про­бле­му. То есть боль­шое коли­че­ство людей в Казах­стане счи­та­ют, что соци­аль­ная спра­вед­ли­вость будет вос­ста­нов­ле­на, если титуль­ной нации дадут боль­ше прав. И здесь вина не этих людей, а вла­сти в том, что она за все эти годы не созда­ла нор­маль­ную рабо­та­ю­щую систе­му вза­и­мо­дей­ствия людей в рам­ках какой-то шка­лы цен­но­стей. Когда ослаб­нет жест­кая хват­ка дей­ству­ю­ще­го гла­вы госу­дар­ства, стра­на может попасть в опас­ную зону потен­ци­аль­ных конфликтов.

Не моз­ги, а винегрет

- Вы гово­ри­те о тре­вож­ных тен­ден­ци­ях, про­сле­жи­ва­ю­щих­ся сего­дня. Какие еще есть пово­ды для бес­по­кой­ства, кро­ме рели­ги­оз­но­го вопроса? 

- Важ­ный тренд, кото­рый меня вол­ну­ет, это паде­ние чело­ве­че­ско­го капи­та­ла. Мы по сути за два деся­ти­ле­тия одну часть моз­гов поте­ря­ли, дру­гая пол­но­стью атро­фи­ро­ва­на. Ведь над систе­мой обра­зо­ва­ния про­во­ди­лись экс­пе­ри­мен­ты не для того, что­бы сде­лать ее луч­ше.  Каж­дый министр пытал­ся засве­тить­ся, поста­вить галоч­ку и осво­ить день­ги. Это при­ве­ло к тому, что сей­час систе­ма обра­зо­ва­ния в РК некон­ку­рен­то­спо­соб­на. И мно­гие люди, полу­чая дипло­мы, а где-то поку­пая их, пре­вра­ща­ют­ся в аутсайдеров.

Сни­же­ние каче­ства чело­ве­че­ско­го капи­та­ла — это бом­ба замед­лен­но­го дей­ствия. Ведь кто бы ни при­шел после Назар­ба­е­ва, с гени­аль­ны­ми иде­я­ми по пово­ду инно­ва­ций и раз­ви­тия, он не смо­жет опе­реть­ся на казах­стан­ский чело­ве­че­ский капи­тал. И это наблю­да­ет­ся уже сей­час. Пре­мьер Карим Маси­мов не раз жало­вал­ся, что, купив доро­го­сто­я­щее обо­ру­до­ва­ние для заво­да или ново­го меди­цин­ско­го цен­тра, руко­во­ди­те­ли пред­при­я­тий не могут най­ти по всей стране спе­ци­а­ли­стов, кото­рые мог­ли бы на нем работать.

Еще один насто­ра­жи­ва­ю­щий тренд свя­зан с обще­ствен­ным созна­ни­ем. Оно у нас напо­ми­на­ет вине­грет. В стране про­жи­ва­ют раз­ные соци­аль­ные, демо­гра­фи­че­ские, этни­че­ские груп­пы, каж­дая из кото­рых суще­ству­ет в сво­ем отдель­ном Казах­стане. Они по-сво­е­му видят буду­щее стра­ны, и это опас­но. Нет ни одной сцеп­ля­ю­щей идеи, кото­рая мог­ла бы пред­ста­вить Казах­стан еди­ным моно­лит­ным госу­дар­ством, где все граж­дане при всех сво­их раз­ли­чи­ях име­ют фун­да­мен­таль­ные цен­но­сти. Нали­чие таких раз­ных, не сопри­ка­са­ю­щих­ся миров  — серьез­ная угро­за. Если в пер­спек­ти­ве кто-то из внеш­них игро­ков, не дай бог, захо­чет раз­ва­лить стра­ну, тут даже рабо­тать отбой­ным молот­ком не при­дет­ся, доста­точ­но про­сто толк­нуть рукой.

- Выхо­дит, если делать про­гно­зы сего­дня, это помо­жет нам в будущем? 

- Надо попы­тать­ся выявить боле­вые точ­ки, кото­рые в любом слу­чае вос­па­лят­ся. Если зара­нее зна­ешь, где будет рвать­ся (это обыч­но про­ис­хо­дит там, где тон­ко), то мож­но уже про­во­дить опре­де­лен­ную рабо­ту по ней­тра­ли­за­ции про­бле­мы. По идее это долж­но бес­по­ко­ить нашу эли­ту, и вовсе не пото­му, что она обя­за­на думать о бла­ге обще­ства, эле­мен­тар­но из чув­ства само­со­хра­не­ния. Меня удив­ля­ет, что наши «небо­жи­те­ли» этот инстинкт начи­на­ют терять, све­дя его к малень­ко­му мещан­ско­му мирку.

Балом пра­вят группы 

- Не гово­рит ли это в целом об уровне нашей элиты?

- Обыч­но тер­мин «эли­та» под­ра­зу­ме­ва­ет, что речь идет о цве­те нации. У нас под эли­той под­ра­зу­ме­ва­ет­ся не луч­шая часть обще­ства, а те люди, кото­рые име­ют рыча­ги управ­ле­ния. Поэто­му, гово­ря о поли­ти­че­ской эли­те, нуж­но исхо­дить из того, что она созда­ва­лась в уни­каль­ных усло­ви­ях, когда мно­ги­ми ее пред­ста­ви­те­ля­ми ста­но­ви­лись быв­шие совет­ские чинов­ни­ки. Есть и дру­гая часть эли­ты, созрев­шая после раз­ва­ла СССР. Эти гос­по­да полу­чи­ли обра­зо­ва­ние за рубе­жом, но в то же вре­мя они тес­но свя­за­ны с дру­гой частью эли­ты. А кру­го­вая пору­ка часто пре­вра­ща­ет потен­ци­аль­но непло­хих управ­лен­цев в моло­дых ага­шек. Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что там мало людей, спо­соб­ных мыс­лить стра­те­ги­че­ски. Фак­ти­че­ски долж­ность исполь­зу­ют по мак­си­му­му, что­бы укре­пить груп­пу, кото­рую чинов­ник пред­став­ля­ет. И это груп­по­вое созна­ние тоже несет угро­зу. Любой пред­ста­ви­тель нашей эли­ты, кото­рый гипо­те­ти­че­ски может стать пре­ем­ни­ком, в первую оче­редь будет ста­вить во гла­ву угла инте­ре­сы груп­пы, а не госу­дар­ства как такового.

- Полу­ча­ет­ся, что выбор, как обыч­но, неве­лик. А есть у вас при­бли­зи­тель­ный сце­на­рий луч­ше­го раз­ви­тия страны?

- Да, нам при­дет­ся выби­рать не меж­ду хоро­шим и пло­хим, а меж­ду худ­шим и пло­хим. Пло­хой сце­на­рий, но не самый худ­ший — если, напри­мер, в Казах­стане появит­ся некий ана­лог Полит­бю­ро КПСС. То есть пред­ста­ви­те­ли несколь­ких вли­я­тель­ных оли­гар­хи­че­ских групп, пони­мая, что в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од стра­на может пока­тить­ся в неиз­вест­ном направ­ле­нии, могут заклю­чить некое согла­ше­ние о сохра­не­нии ста­тус-кво. Они поста­вят фор­маль­но­го управ­ля­е­мо­го руко­во­ди­те­ля госу­дар­ства. Здесь, конеч­но же, тоже есть риск, что вре­мен­ная фигу­ра может стать и посто­ян­ной, но в любом слу­чае оли­гар­хи­че­ский кон­сен­сус, а не вой­на всех про­тив всех для Казах­ста­на был бы самым опти­маль­ным вариантом.

Кого устро­ит Кулибаев? 

- Вы пола­га­е­те, что достой­ных пре­тен­ден­тов на глав­ное поли­ти­че­ское крес­ло в стране так и не появилось?

- Если за 20 лет и были силь­ные игро­ки, то это толь­ко груп­пы. Гла­ва госу­дар­ства на то и счи­та­ет­ся гра­мот­ным шах­ма­ти­стом, что он всех урав­но­ве­сил и рав­но­уда­лил. Я не гово­рю о тех, кто пошел про­тив него, толь­ко об остав­ших­ся в стране. Если вы вни­ма­тель­но изу­чи­те бли­жай­шее окру­же­ние пре­зи­ден­та, то уви­ди­те, что ни один из при­бли­жен­ных не име­ет ни мораль­но­го, ни ино­го пра­ва заявить о готов­но­сти взять власть в свои руки. Все, что он име­ет, он полу­чил от Назар­ба­е­ва. А его финан­со­вые ресур­сы мож­но срав­нить с капи­та­лом дру­гих не менее вли­я­тель­ных игро­ков. Кро­ме того, при живом пре­зи­ден­те толь­ко само­убий­ца отва­жит­ся ска­зать, что лич­но он готов занять пост гла­вы государства.

- Да, мы все виде­ли нерв­ную реак­цию Тиму­ра Кули­ба­е­ва на ажи­о­таж в прессе. 

- Но имен­но Кули­ба­ев с точ­ки зре­ния пре­ем­ствен­но­сти мно­гих бы устро­ил. Его мож­но рас­смат­ри­вать как пере­ход­ную фигу­ру, кото­рая обес­пе­чи­ва­ла бы мяг­кий тран­зит. Да и потом, учи­ты­вая, что Кули­ба­ев в отли­чие от того же Раха­та Али­е­ва боль­ше сто­рон­ник под­ко­вер­ных игр и пере­го­во­ров, неже­ли жест­ких ломок через коле­но, есте­ствен­но, мно­гие пред­ста­ви­те­ли эли­ты попы­та­лись бы с ним дого­во­рить­ся заранее.

- Мно­гие ана­ли­ти­ки при­дер­жи­ва­ют­ся мне­ния, что имя Тиму­ра Кули­ба­е­ва было назва­но, что назы­ва­ет­ся, для отво­да глаз. На самом деле его кан­ди­да­ту­ру буд­то бы рас­смат­ри­ва­ют в послед­нюю очередь. 

- Нико­гда не гово­ри «нико­гда». Кто думал, что Путин будет пре­зи­ден­том или что Отун­ба­е­ва ста­нет гла­вой Кыр­гыз­ста­на? Кули­ба­ев сей­час заяв­ля­ет, что зани­ма­ет­ся биз­не­сом и в поли­ти­ку лезть не будет. Какой же биз­нес без поли­ти­ки? Как ты сохра­нишь его, не имея поли­ти­че­ско­го вли­я­ния? Имен­но власть поз­во­ля­ет полу­чить доступ ко всем ресур­сам. Поэто­му эти раз­го­во­ры — боль­ше игра на пуб­ли­ку. При опре­де­лен­ных усло­ви­ях Кули­ба­ев име­ет все шан­сы стать пре­ем­ни­ком. Его кан­ди­да­ту­ра будет мень­ше раз­дра­жать, чем чья-либо другая.

Тех­ни­че­ски Нур­сул­тан Назар­ба­ев может уйти в любое вре­мя. Но вопрос в том, кому пере­дать власть. Такое ощу­ще­ние, что не опре­де­ли­лись еще навер­ху, хотя дав­но пора. Ель­цин, к при­ме­ру, Пути­на вна­ча­ле про­ка­тал на посту пре­мье­ра, Гей­дар Али­ев задол­го пред­ста­вил сво­е­го сына в каче­стве буду­ще­го наслед­ни­ка. Это знак, что поли­ти­че­ское буду­щее стра­ны будет зави­сеть от опре­де­лен­но­го человека.

- Знак для кого?

- Есть опре­де­лен­ная напря­жен­ность сре­ди эли­ты. Обо­зна­че­ние пре­ем­ни­ка зара­нее — на самом деле гра­мот­ный шаг. Сей­час нарас­та­ет про­ти­во­дей­ствие меж­ду теми, кто метит на пре­зи­дент­ский пост, да и в стане тех, кто не явля­ет­ся клю­че­вы­ми игро­ка­ми, тоже неспо­кой­но. Как мож­но зани­мать­ся дела­ми, если зав­тра  непо­нят­но кто при­дет к вла­сти? Это важ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский момент — обо­зна­че­ние пре­ем­ни­ка. Кто-то бы рас­сла­бил­ся. Появи­лись бы и недо­воль­ные, не без это­го. Да и выяв­ле­ние недо­воль­ных в нуж­ное вре­мя обес­пе­чит пре­ем­ни­ку более ста­биль­ное при­сут­ствие у власти.

Когда мы гово­рим о раз­ви­тии Казах­ста­на, обыч­но вспо­ми­на­ем эко­но­ми­ку, поли­ти­ку, наци­о­наль­ную без­опас­ность. Но почти не гово­рим о такой гло­баль­ной сфе­ре, как духов­ная куль­ту­ра. За 20 лет у нас прак­ти­че­ски раз­ру­ше­ны инсти­ту­ты соци­а­ли­за­ции. Дет­ских садов мало, да и каче­ство обра­зо­ва­ния в них остав­ля­ет желать луч­ше­го, как и в шко­лах и вузах. Сей­час что-то пыта­ют­ся сде­лать — к при­ме­ру, откры­ли Назар­ба­ев Уни­вер­си­тет. Но это опять для избран­ных, а осталь­ные, изви­ни­те, тол­кай­те тележ­ку? Духов­но-куль­тур­ная сфе­ра — самое боль­шое пят­но с точ­ки зре­ния поли­то­ло­гов, социо­ло­гов, куль­ту­ро­ло­гов и даже антро­по­ло­гов. Ведь надо писать науч­ное иссле­до­ва­ние по пово­ду того, как транс­фор­ми­ро­ва­лась духов­ная куль­тур­ная сре­да в совре­мен­ном Казах­стане за 20 лет. Как меня­лась шка­ла цен­но­стей. Что в конеч­ном ито­ге сфор­ми­ро­ва­ла эта сре­да, и куда даль­ше она будет развиваться.

Одна из про­блем Казах­ста­на — у нас нет геро­ев наше­го вре­ме­ни. Ведь это тоже куль­тур­но-духов­ная состав­ля­ю­щая. Нет при­ме­ров для под­ра­жа­ния у моло­де­жи. Когда для юно­шей пре­дел совер­шен­ства —  пуза­тый чинов­ник с токал­кой, вил­лой и воз­мож­но­стью исполь­зо­вать свя­зи для зара­ба­ты­ва­ния денег, — это ужас, ката­стро­фа! А где герои — биз­не­сме­ны, кос­мо­нав­ты, спортс­ме­ны, поэты? Когда нет геро­ев, их место зани­ма­ют псевдогерои.

Вопрос реб­ром: А может, стра­ной уже не елба­сы управляет?

- Вам не кажет­ся, что пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од уже начался?

- У Габ­ри­э­ля Гар­сия Мар­ке­са есть роман «Осень пат­ри­ар­ха». У нас сей­час идет имен­но осень пат­ри­ар­ха. Вес­на про­шла, лето тоже. Пре­зи­дент, с одной сто­ро­ны, стал залож­ни­ком сво­ей же систе­мы. С дру­гой, если бы он даже объ­ек­тив­но взгля­нул на про­бле­мы и попы­тал­ся что-то решить на зака­те карье­ры, то встре­тил бы сопро­тив­ле­ние. Скры­тый сабо­таж. Не сек­рет, что мно­гие его ука­за­ния не выпол­ня­ют­ся. Самый важ­ный вопрос, кото­рый ста­вит перед собой чинов­ник во вре­мя реа­ли­за­ции той или иной про­грам­мы: «Что я с это­го буду иметь?»

- Но это гово­рит и об уровне контроля. 

- С одной сто­ро­ны, пра­ви­тель­ство посто­ян­но экс­пе­ри­мен­ти­ру­ет. Недав­но реши­ло вве­сти рей­тин­ги для аки­мов, что­бы оце­ни­вать их рабо­ту. Было пред­ло­же­ние давать оцен­ки госу­дар­ствен­ным инсти­ту­там по фак­ту реа­ли­за­ции про­грамм. Но в РК есть един­ствен­ный кон­троль, кото­рый свя­зан с кру­го­вой пору­кой и кор­руп­ци­он­ной состав­ля­ю­щей. Нет более надеж­но­го крюч­ка для наших чинов­ни­ков, чем при­вле­че­ние чело­ве­ка к кор­руп­ци­он­ной схе­ме. Ты дол­жен зама­рать­ся, стать частью систе­мы. Этот меха­низм рабо­та­ет, хотя ино­гда и дает сбой. Как было с Алиевым.

Источ­ник: Дело­вая газе­та “Взгляд” №34 (216) от 5 октяб­ря 2011 года


Источ­ник: www.respublika-kaz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

More:
Рези­на с пре­ем­ни­ком – ахил­ле­со­ва пята страны

архивные статьи по теме

ЕЛБАСЫ, КОНСТИТУЦИЯ ЖӘНЕ ПРЕЗИДЕНТ немесе Қазақстанда қос билік орын алды ма?

Editor

Вся власть — Совбезу с пожизненным председателем?

Editor

Фигура умолчания в самой влиятельной семье Казахстана

Editor