27 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

Раз не было заявлений, значит, и пыток не было!

В пят­ни­цу в суде Актау, где рас­смат­ри­ва­лось дело по бес­по­ряд­кам в Жана­о­зене, нача­лись пре­ния. Про­ку­ро­ры заяви­ли: под­су­ди­мые лга­ли на суде о пыт­ках и отка­зы­ва­лись от сво­их преж­них пока­за­ний, что­бы избе­жать уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Нуж­но было видеть лица людей, что­бы понять, что они чув­ство­ва­ли после без­апел­ля­ци­он­ных заяв­ле­ний сто­ро­ны обвинения.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА, Шари­па ИСКАКОВА

 

В  пят­ни­цу ком­на­та для прес­сы вновь запол­ни­лась жур­на­ли­ста­ми. У две­рей залов на слу­чай воз­му­ще­ний род­ствен­ни­ков под­су­ди­мых плот­ным рядом выстро­и­лись поли­цей­ские. На вхо­де тща­тель­но про­ве­ря­ли на нали­чие дик­то­фо­нов. Жур­на­ли­стов   стро­го пре­ду­пре­ди­ли: ника­ких видео- и фотосъемок!

Пер­вы­ми высту­пи­ли пять про­ку­ро­ров. Гособ­ви­ни­те­ли с пафо­сом гово­ри­ли о цен­но­сти госу­дар­ствен­ных празд­ни­ков, исклю­чи­тель­ной роли пре­зи­ден­та стра­ны в раз­ви­тии Казах­ста­на, тре­тьей силе, кото­рая «натра­ви­ла каза­хов друг на дру­га и сде­ла­ла вос­ста­ние». И о том, что после того, как при­го­вор суда всту­пит в силу, необ­хо­ди­мо уни­что­жить (!)  все ули­ки уго­лов­ных дел. И ни сло­ва о фак­тах пыток и мно­же­стве серьез­ных нару­ше­ний в мате­ри­а­лах 93 томов уго­лов­ных дел!

Шести­ча­со­вое выступ­ле­ния адво­ка­тов закон­чи­лось позд­но вече­ром. Из зала суда люди выхо­ди­ли мол­ча. Это был шок. При­дя в себя, наблю­да­те­ли и адво­ка­ты пыта­лись понять: поче­му закон­ни­ки про­игно­ри­ро­ва­ли  заяв­ле­ния под­су­ди­мых о жесто­ких пыт­ках и мас­су про­цес­су­аль­ных оши­бок, допу­щен­ных в ходе след­ствия. Вер­сий было мно­го. Самая про­стая: если про­ку­ро­ры при­зна­ют все это, зна­чит им при­дет­ся при­знать и то, что  над­зор­ный орган про­шля­пил гру­бей­шие нару­ше­ния прав под­су­ди­мых и не менее серьез­ные нару­ше­ния в ходе про­ве­де­ния след­ствен­ных мероприятий.

Ниже мы попы­та­лись изло­жить про­ис­хо­дя­щее на пре­ни­ях в деталях.

Дело глав­но­го свидетеля

- Суд при­сту­па­ет к пре­ни­ям. Пер­вое сло­во — про­ку­ро­рам, —  объ­явил судья Арал­бай Нагашибаев.

- Я госу­дар­ствен­ный обви­ни­тель, явля­юсь заме­сти­те­лем началь­ни­ка Актю­бин­ской про­ку­ра­ту­ры, — начал пре­ния про­ку­рор Д. Аби­ла­ким. — Ува­жа­е­мый суд и участ­ни­ки про­цес­са, мы на этом глав­ном суде рас­смот­ре­ли собы­тия 16-го декаб­ря, про­изо­шед­шие в Жана­о­зене. Во вре­мя мас­со­вых бес­по­ряд­ков, постра­да­ло мно­же­ство людей, в свя­зи с этим мы рас­смат­ри­ва­ем дела 37   под­су­ди­мых, име­ю­щих отно­ше­ние к это­му уго­лов­но­му делу. Два меся­ца мы рас­смат­ри­ва­ем это дело. Мы выслу­ша­ли 188 постра­дав­ших, 45 сви­де­те­лей и 35 допол­ни­тель­ных сви­де­те­лей, вызван­ных по хода­тай­ству адвокатов.

Про­ку­рор Аби­ла­ким зачи­тал вер­дикт гособ­ви­не­ния вось­ми основ­ных обви­ня­е­мых: Тал­га­та Сак­та­га­но­ва, Розы Туле­та­е­вой, Шаб­да­ла Утки­ло­ва, Мак­са­та Дос­ма­гам­бе­то­ва, Нары­на Жары­л­га­сы­но­ва, Кана­та Жуси­п­ба­е­ва, Тана­та­ра Кали­е­ва, Ертая Ермуханова.

- На пред­ва­ри­тель­ном след­ствии были выяв­ле­ны орга­ни­за­то­ры пре­ступ­ных собы­тий,   непо­сред­ствен­но под­дер­жи­ва­ю­щие их, нахо­дя­щи­е­ся сре­ди басту­ю­щих акти­ви­сты, их сто­рон­ни­ки, участ­ни­ки мас­со­вых бес­по­ряд­ков и гра­би­те­ли, кото­рые в целях полу­чить выго­ду совер­ши­ли пре­ступ­ле­ние про­тив соб­ствен­но­сти, — групи­ро­вал 37 под­су­ди­мых про­ку­рор и пояс­нил: по сте­пе­ни и роли в совер­ше­ния пре­ступ­ле­ния неф­тя­ни­ки рас­пре­де­ле­ны на четы­ре группы.

- Декабрь­ские бес­по­ряд­ки были орга­ни­зо­ван­ны неболь­шой груп­пой людей, кото­рые обман­ным путем вовлек­ли в него народ, — пере­шел непо­сред­ствен­но к обви­не­нию Д. Аби­ла­ким. —   Рас­смот­рим фак­ты, кото­рые опре­де­ли­ли их вину. Осталь­ных 29 под­су­ди­мых рас­смот­рят мои коллеги.

Про­ку­рор напом­нил: «Начи­ная с мая 2011 года по 16 декаб­ря 2011 года начал­ся кон­фликт меж­ду работ­ни­ка­ми и руко­вод­ством фили­а­ла АО «Каз­му­най­газ» «Озен­му­най­газ», каса­ю­щий­ся тру­до­во­го и соци­аль­но­го дого­во­ра, тре­бо­ва­ния рабо­чих, кото­рый дол­гое вре­мя не нахо­дил сво­е­го реше­ния. Они еже­днев­но басто­ва­ли, в ито­ге 991 чело­век были уво­ле­ны с рабо­ты. В нояб­ре 2011 года Тал­гат Сак­та­га­нов, Роза Туле­та­е­ва, Шаб­дал Утки­лов, Мак­сат Дос­ма­гам­бе­тов, Нарын Джа­ры­л­га­си­нов, Тана­тар Кали­ев, Жанар­бек Кара­жа­нов, Марат и Канат Жуси­п­ба­е­вы пред­ва­ри­тель­но дого­во­рив­шись, собра­лись к запа­ду от цен­траль­ной пло­ща­ди Жанаозеня…».

Далее про­ку­рор объ­яс­нил, зачем: «…В целях орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков, пере­рос­с­ших в при­ме­не­ние взрыв­ча­тых веществ, огне­стрель­но­го ору­жия, раз­ру­ше­ний иму­ще­ства, под­жо­га, при­ме­не­ния силы».

- Они при­шли к обще­му, пре­ступ­но­му согла­ше­нию,— про­дол­жал изла­гать свою вер­сию гособ­ви­ни­тель, цити­руя про­слуш­ки раз­го­во­ров неф­тя­ни­ков: «16 декаб­ря нуж­но собрать всех неф­тя­ни­ков, уве­ли­чить коли­че­ство людей, и начать вос­ста­ние. Если нас будет боль­ше, чем поли­цей­ских, они будут нас боять­ся. Если в тот день будут уста­нов­ле­ны юрты для празд­ни­ка, мы не допу­стим это­го, если нас не будут слу­шать мы их подожжем».

К сло­ву, при огла­ше­нии мате­ри­а­лов след­ствия, эти запи­си так и не были про­слу­ша­ны на суде.

- В целях осу­ществ­ле­ния этих пре­ступ­ных наме­ре­ний они счи­та­ли необ­хо­ди­мым не дать воз­мож­но­сти разой­тись неф­тя­ни­кам, собрать допол­ни­тель­но людей на пло­щадь, при­звать их участ­во­вать в мас­со­вых бес­по­ряд­кых, под­го­то­вить взрыв­ча­тые веще­ства и огне­стрель­ное ору­жие для совер­ше­ния пре­ступ­ле­ний, доста­вить их на пло­щадь, поме­шать про­ве­де­нию празд­нич­но­го меро­при­я­тия, начать мас­со­вые бес­по­ряд­ки и воз­глав­лить груп­пы людей, — пере­чис­лял прокурор.

По мне­нию сто­ро­ны обви­не­ния, под­су­ди­мые рас­пре­де­ли­ли меж­ду собой роли  «для испол­не­ния пре­ступ­ных дей­ствии». Сак­та­га­нов, Туле­та­е­ва, Кали­ев долж­ны были поме­шать разой­тись неф­тя­ни­кам, допол­ни­тель­но собрать людей на пло­щадь, и при­звать их участ­во­вать в мас­со­вых бес­по­ряд­ках. Дос­ма­гам­бе­тов, Канат и Марат Жуси­п­ба­е­вы долж­ны были под­го­то­вить взрыв­ча­тые веще­ства и огне­стрель­ное ору­жие, и доста­вить их на пло­щадь. Джа­ры­л­га­си­нов, Дос­ма­ган­бе­тов и дру­гие долж­ны были поме­шать про­ве­де­нию празд­нич­но­го меро­при­я­тия, начать мас­со­вые бес­по­ряд­ки и руко­во­дить группой.

Затем высту­па­ю­щий оста­но­вил­ся на том, что имен­но гособ­ви­ни­те­ли выяс­ни­ли на этом судеб­ном про­цес­се. Начал с Тана­та­ра Калиева.

Напом­ним, он про­хо­дил одним из глав­ных сви­де­те­лей, и пер­вый рас­ска­зал суду о том, каким обра­зом добы­ва­лись дока­за­тель­ства во вре­мя след­ствия, каким жесто­ким пыт­кам под­вер­га­ли заклю­чен­ных. Но сто­ро­на обви­не­ния посчи­та­ла заяв­ле­ние неф­тя­ни­ка попыт­кой уйти от ответ­ствен­но­сти и поста­ви­ла под сомне­ния его послед­ние пока­за­ния в суде, пред­ло­жив взять за осно­ву те, что он дал, нахо­дясь в СИЗО Актау.

- 16-го апре­ля 2012 года пер­вым был допро­шен под­су­ди­мый Тана­тар Кали­ев, — ска­зал Аби­ла­ким. — Кали­ев вос­поль­зо­вав­шись сво­им пра­вом, и отка­зал­ся от сво­их пока­за­ний, но они все рав­но были рас­смот­ре­ны про­ку­ро­ра­ми.  До это­го он заяв­лял: после того, как был уво­лен с рабо­ты,    26 мая 2011 года, начал басто­вать с дру­ги­ми. Он так же заявил: «Я не имею отно­ше­ния к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, ино­гда ходил на пло­щадь, и высту­пал перед наро­дом. Неф­тя­ни­ки из-за того, что я был стар­ше их по воз­рас­ту, меня ува­жа­ли и слу­ша­ли. Я так же не скры­ваю, что мне поста­ви­ли клич­ку «до конца».

Еще раз напом­нив, что Тана­тар Кали­ев заявил, что давал свои пока­за­ния под дав­ле­ни­ем, про­ку­рор поста­вил вопрос: «Какой из его отве­тов, кото­рые он давал на след­ствен­ных меро­при­я­ти­ях или во вре­мя суда явля­ют­ся вер­ным?».  Затем пред­ло­жил суду отве­тить на этот вопрос в сове­ща­тель­ной ком­на­те: «Срав­нить его отве­ты на след­ствен­ных меро­при­я­ти­ях и во вре­мя суда. Если оста­но­вить­ся на пер­вых пока­за­ни­ях, то выхо­дит…». Про­ку­рор начал зачи­ты­вать пока­за­ния Тана­та­ра Калиева:

-«В нояб­ре 2011 года, что­бы при­влечь неф­тя­ни­ков на свою сто­ро­ну, я ска­зал: 16-го декаб­ря, для под­держ­ки при­дут неф­тя­ни­ки из дру­гих пред­при­я­тий. Поэто­му я им всем дал лож­ную инфор­ма­цию и ска­зал: «16 декаб­ря теку­ще­го года работ­ни­ки всех учре­жде­нии про­из­вод­ствен­ных фили­а­лов «Озен­му­най­га­за» при­со­еди­нят­ся к нам, они хотят нас под­дер­жать, поэто­му вы все будь­те  в этот день на пло­ща­ди». Я им ска­зал это пото­му что, в нояб­ре 2011 года, Тал­гат Сагк­та­га­нов нас всех собрал и заявил: «Мы сколь­ко сто­я­ли, но никто не испол­нил наши тре­бо­ва­ния. Поэто­му 16 декаб­ря, когда будет про­хо­дить празд­нич­ное меро­при­я­тие мы долж­ны вос­стать вме­сте с басту­ю­щи­ми. Для это­го нуж­но сде­лать так, что­бы коли­че­ство басту­ю­щих не умень­ша­лось, надо уве­ли­чить их коли­че­ство. Пото­му что, если нас будет мно­го, сотруд­ни­ки поли­ции будут боять­ся нас и мы их зада­вим. А так­же, 16 декаб­ря соби­ра­ют­ся уста­но­вить на пло­ща­ди юрты. Мы не долж­ны допус­кать это­го, если нам поме­ша­ют мы будем раз­ру­шать их, сож­гем, и еще давай­те сжи­гать зда­ния гора­ки­ма­та и близ­на­хо­дя­щи­е­ся к нему дру­гие зда­ния тоже, ина­че мы не можем достиг­нуть сво­ей цели. Для это­го нуж­но орга­ни­зо­вать пар­ней, надо их при­влечь к это­му». Сло­ва Сак­та­га­но­ва еди­но­глас­но под­дер­жа­ли Туле­та­е­ва, Дос­ма­гам­бе­тов, Жусы­па­ев они ему не про­ти­во­ре­чи­ли, никто не гово­рил «нет, так нель­зя, это непра­виль­но». С это­го дня выше­на­зван­ные люди сов­мест­но при­ни­ма­ли реше­ние не оста­нав­ли­вать заба­стов­ку и ходи­ли вме­сте до 15-го декаб­ря, что­бы испол­нить заду­ман­ное. Я, Роза и Сак­та­га­нов, посто­ян­но встре­ча­лись с неф­тя­ни­ка­мии ста­ра­лись, что­бы они не рас­хо­ди­лись. А если гово­рить про 15-ое декаб­ря, я в тот день пошел на пло­щадь «Тәу­ел­сіздік» в  Жана­о­зене. В это вре­мя начал­ся шум из-за уста­нов­ки юрт на пло­ща­ди к празд­ни­ку, шум орга­ни­зо­ва­ли Сак­та­га­нов, Дос­ма­ган­бе­тов, Джа­ры­л­га­си­нов и Косбармаков…».

- Кали­е­ву, уви­дев­ше­му дей­ствия груп­пы басту­ю­щих, ста­ли воз­ра­жать, — про­дол­жал цити­ро­вать про­ку­рор. —  Они подо­шли бли­же к людям, кото­рые нача­ли уста­нав­ли­вать юрты и ска­за­ли: «Убе­ри­те юрты, а то мы их будем раз­ру­шать и сож­гем». Но эти юрты были уста­нов­ле­ны, несмот­ря на их сопро­тив­ле­ние. Кали­ев пока­зал: «После это­го я вышел к шумя­щей тол­пе и ска­зал: « успо­кой­тесь». Из кан­це­ля­рии пре­зи­ден­та при­шла хоро­шая весть, наши тре­бо­ва­ния будут удо­вле­тво­ре­ны». Услы­шав, это люди уго­мо­ни­лись. Но я ска­зал: сомне­ва­юсь в реше­нии наше­го  тру­до­во­го спо­ра.  И даже сам поду­мал: «Заба­стов­ка длит­ся уже более семи меся­цев, если выпол­нят, то поче­му до сих пор наши тре­бо­ва­ния не реша­ют­ся в одно­сто­рон­нем поряд­ке?». И я заявил это Сак­та­га­но­ву, Туле­та­е­вой, Утки­ло­ву, Кос­бар­ма­ко­ву, Жуси­п­ба­е­вым Кана­ту и Мара­ту. Я ска­зал: «Мне не верит­ся, что наши тре­бо­ва­ния будут выпол­не­ны». После этих слов Жуси­п­ба­ев Канат посмот­рел на меня и ска­зал: «Если наш спор не раз­ре­шит­ся, тогда мы долж­ны пра­виль­но вос­стать. Ты напол­ни стек­лян­ные бутыл­ки бен­зи­ном и сде­лай «фитиль», а моло­дые ребя­та гото­вы, что­бы бро­сать их в ука­зан­ные места и у меня есть 40 лит­ров бен­зи­на в двух 20 лит­ро­вых кани­страх, но это­го еще мало, поэто­му ты сде­лай еще «фити­лей».  После это­го я поду­мал и при­нял окон­ча­тель­ное реше­ние: эта заба­стов­ка решит­ся толь­ко путем про­ти­во­сто­я­ния Пра­ви­тель­ству, совер­ше­ния бес­по­ряд­ков. Для это­го нуж­но пой­ти и сжечь вой­лоч­ные юрты, уста­нав­ли­ва­е­мые на пло­ща­ди. Наря­ду с этим хотел осу­ще­ствить свои идеи, направ­лен­ные на под­жог чужо­го иму­ще­ства в ночь с 15 на 16 декаб­ря. Вме­сте с этим, когда он выска­зы­вал пред­ло­же­ние о под­жо­ге вой­лоч­ных юрт Жусу­п­ба­е­ву, тот так­же отве­тил: «Пра­виль­ная идея, но вече­ром еще раз обсу­дим». После этих слов Жусу­п­ба­е­ва не стал дожи­дать­ся вече­ра и пре­ду­пре­дил меня: «Я пой­ду поку­пать бен­зин и напол­нять стек­лян­ные бутыл­ки, и гото­вить «Фитиль». На этом месте Жусу­п­ба­ев дал мне 10 000 тен­ге, что­бы я под­го­то­вил стек­лян­ные бутыл­ки с бен­зи­ном. На эти день­ги я купил 20 лит­ров бен­зи­на, под­го­то­вил бутыл­ки с зажи­га­тель­ной сме­сью, кото­рой обма­тал тряп­кой, потом эти бутыл­ки мы долж­ны были с Жусы­па­е­вым поне­сти на Алан, но мы их пред­ва­ри­тель­но спря­та­ли в его копе­ра­тив­ном гара­же «Тюль­пан». После это­го, при­мер­но к 8‑ми часам, я пошел на пло­щадь. Сак­та­га­нов сно­ва орга­ни­зо­вал собра­ние. На моих гла­зах Сак­та­га­нов дал Дос­ма­гам­бе­то­ву и Жуси­па­е­ву задан­ние — под­го­то­вить бутыл­ки с зажи­га­тель­ной сме­сью, но из-за того, что я был пья­ный, я пошел домой. По доро­ге  встре­тил Кара­жа­но­ва и ска­зал ему: зав­тра на это место при­не­су бутыл­ки с зажи­га­тель­ной сме­сью и все подо­жгу здесь. Он разо­злил­ся на меня: «Это не пра­виль­но с тво­ей сто­ро­ны, не смей при­но­сить мне боль­ше эти бутыл­ки с бен­зи­ном». Из-за это­го мы с ним подра­лись, но нас раз­ня­ли люди. Потом я ушел домой. Когда 16-го декаб­ря в 10 часов утра я при­шел на Алан, то уви­дел там Жары­л­га­сы­но­ва,  и там же Жусы­па­ев мне ска­зал: «Най­ди маши­ну, нас пре­сле­ду­ет поли­ция, мы долж­ны из дома Кос­бар­ма­ко­ва при­не­сти ору­жие». После это­го я ушел с ала­на. Эти пока­за­ния дан­ные на след­ствен­ном меро­при­я­тии  вер­ны, на меня не ока­зы­ва­лось давления».

Завер­шив читать пока­за­ния даные Кали­е­вым во вре­мя след­ствия, про­ку­рор опять задал вопрос: «Поче­му теперь Кали­ев дает дру­гие показания?».

- На заяв­ле­ние Кали­е­ва о пыт­ках необ­хо­ди­мо посмот­реть кри­ти­че­ски, — заявил суду Аби­ла­ким. — Мож­но это рас­це­нить как жела­ние избе­жать нака­за­ния, пото­му что на всех его пока­за­ни­ях, при­сут­ство­вал адво­кат Дуспулов.

Гособ­ви­ни­тель про­дол­жал убеж­дать суд: «Если дей­стви­тель­но поли­цей­ские ока­зы­ва­ли на него дав­ле­ние, он мог бы заявить об этом сво­е­му адво­ка­ту, но Кали­ев не заявил ни о каком дав­ле­нии. Сотруд­ни­ки про­ку­ра­ту­ры зада­ва­ли ему вопрос: «Вы дове­ря­е­те сво­е­му адво­ка­ту?». Он тогда выска­зал пол­ное дове­рие, сво­е­му адвокату»…

-За три меся­ца след­ствен­ных меро­при­я­тий, не в пись­ме­ном, ни в уст­ной фор­ме об этом он ни разу не заявил, — при­во­дил свои дово­ды, кото­рые ему види­мо каза­лись убе­ди­тель­ны­ми, про­ку­рор. — Если бы он заявил о дав­ле­нии на него вовре­мя, то адво­кат при­нял бы соот­вет­ству­ю­щие меры. Мы так же 11-го апре­ля, были сви­де­те­ля­ми видео­ма­те­ри­а­ла след­ствен­но­го меро­при­я­тия, на кото­ром вид­но: он дает пока­за­ния без при­нуж­де­ния и тем более вид­но — на вопро­сы сле­до­ва­те­ля отве­ча­ет чет­ко и ясно и очень точ­но опи­сы­ва­ет события.

При этом про­ку­рор поче­му-то не вспом­нил: ведь по это­му пово­ду под­су­ди­мый Тана­тар Кали­ев объ­яс­не­нял в суде: заявить о пыт­ках он не мог, так как его жиз­ни угро­жа­ли, а рас­ска­зать всю прав­ду решил на суд  в при­сут­свии всех.

«Лож­ные пока­за­ния Кали­е­ва», по мне­нию гособ­ви­ни­те­ля, дока­зы­ва­ют­ся тем, что во вре­мя след­ствен­ных меро­при­я­тий, он …чет­ко дает хро­но­ло­гию собы­тий. Пока­за­ния у него ста­ли брать 22-го декаб­ря, эти же пока­за­ния он потом повто­ря­ет 19-го янва­ря, в это вре­мя к нему не при­ме­ня­лось уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние, и он был на свободе.

-Спра­ши­ва­ет­ся, тогда поче­му Кали­ев дает такие пока­за­ния? — все боль­ше вхо­дил в про­ку­рор­ский раж Адила­ким. —  Если бы на него ока­зы­ва­лось дав­ле­ние, то у него был шанс заявить об этом!

И сде­лал вывод: «Если Кали­ев это не сде­лал, зна­чит, он не под­вер­гал­ся ника­ко­му физи­че­ско­му и мораль­но­му давлению».

Вот так все про­сто у про­ку­ро­ров. И чего это все про какие-то кри­ми­на­ли­сти­че­ские экс­пер­ти­зы и рас­сле­до­ва­ния кричат?

Даль­ше про­ку­рор рас­ска­зал, как Тана­тар Кали­ев стал фигу­ран­том гром­ко­го уго­лов­но­го дела. Ока­зы­ва­ет­ся на него, яко­бы, «насту­чал» дру­гой под­су­ди­мый — Жан­быр Ерга­зев (он тоже отка­зал­ся от сво­их преж­них пока­за­ний, заявив, как и все: пока­за­ния с них выби­ва­ли силой). При­чем для аре­ста хва­ти­ло одной фразы.

- Уго­лов­ное дело на Кали­е­ва было заве­де­но 22-го янва­ря, после того, как дал пока­за­ния Ерга­зев, — рас­ска­зы­вал суду про­ку­рор. —  На очной став­ке с ним, Ерга­зев рас­ска­зал, как 15-го декаб­ря Кали­ев в пья­ном виде кри­чал: «Мы подо­жжем юрты». Вот после это­го, мы выяви­ли при­част­ность Кали­е­ва к это­му делу, после пока­за­ния Ерга­зе­ва, Кали­е­ва взя­ли под стражу.

Про­ку­рор попро­сил суд счи­тать пока­за­ния Кали­е­ва на судеб­ном про­цес­се, лож­ны­ми. Затем пере­чис­лил: чем, по мне­нию сто­ро­ны обви­не­ния, дока­зы­ва­ет­ся при­част­ность под­су­ди­мо­го к мас­со­вым беспорядкам.

- Это видео со след­ствен­ных меро­при­я­тий, най­ден­ные в его гара­же ворон­ка, кото­рым они зали­ва­ли бен­зин и бутыл­ки с жид­ко­стью, а так же мате­ри­а­лы — ткань, — пере­чис­лил стан­дарт­ный набор рядо­во­го вла­дель­ца гара­жа про­ку­рор. —  Так же его при­част­ность к мас­со­вым бес­по­ряд­ком, под­твер­дил сви­де­тель Иску­лов, кото­рый тоже выхо­дил со все­ми вме­сте на заба­стов­ку. Он подтвердил:15-го чис­ла Кали­е­ва видел в пья­ном виде и подрал­ся с Кара­жа­но­вым. Кри­чал ему, что он подо­жжет юрты. Иску­лов так же под­твер­дил эти пока­за­ния на очной став­ке. И во вре­мя суда, он так же ука­зал на Калиева.

Все это пря­мо ука­зы­ва­ет на при­част­ность Кали­е­ва к рас­смат­ри­ва­е­мо­му уго­лов­но­му делу, заявил гособ­ви­ни­тель и поста­вил в деле Кали­е­ва жир­ную точ­ку обви­не­ния: «На след­ствен­ных меро­при­я­ти­ях было выяв­ле­но: Кали­ев име­ет отно­ше­ние к 241 ста­тье (1 и 3 части) в точ­но­сти — к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, к при­зы­ву к мас­со­вым бес­по­ряд­кам. Это если гово­рить о пер­вой части ста­тьи. При­ме­не­ния силы, при­ме­не­ния ору­жия, про­тив пред­ста­ви­те­лей госу­дар­ства, орга­ни­за­ция мас­со­вых бес­по­ряд­ков — это если гово­рить о 3‑ей части ста­тьи. И не под­чи­не­ние поли­цей­ским, при­зыв к при­со­еди­не­нию к мас­со­вым бес­по­ряд­кам. Поэто­му мы счи­та­ем: Кали­е­ва необ­хо­ди­мо при­влечь по 241 ста­тье, часть 1.

Раз не заяви­ли — пыток не было!

Сле­ду­ю­щим орга­ни­за­то­ром  мас­со­вых бес­по­ряд­ков был назван Нарын Жары­л­га­сы­нов. Он   при­вле­чен по ста­тьям 241 УК РК (части 1, 2 и 3) и 321‑й (часть 2).

- Жары­л­га­сы­нов в сво­их пока­за­ни­ях при­знал вину. Он под­твер­дил: после того, как был уво­лен с рабо­ты, при­со­еди­нил­ся к заба­стов­ке, — пере­шел к уго­лов­но­му делу вто­ро­го под­су­ди­мо­го про­ку­рор. —  В сво­их пока­за­ни­ях он заявил: 16-го декаб­ря, когда он при­шел на пло­щадь со сво­им род­ствен­ни­ком Жади­ге­ром и Кен­жи­бе­ком, то при­нял спирт­ное. Цити­рую: «Я толь­ко при­знаю, что напал на поли­цей­ско­го, с видео­ка­ме­рой. Я напал на него сза­ди, так же при­знаю, что раз­би­вал окна авто­бу­са и отка­зы­ва­юсь от пока­за­ний, в кото­рых гово­рю, что Сак­та­га­нов и Туле­та­е­ва при­зы­ва­ли под­жечь юрты. Я это ска­зал, пото­му что на тот момент у меня не было адвоката…».

Ува­жа­е­мый судья, не смот­ря на то, что Жары­л­га­сы­нов на поло­ви­ну при­знал свою вину, нуж­но рас­смот­реть еще и сле­ду­ю­щую про­бле­му. Сви­де­тель Ата­бев на суде дал пока­за­ния, что16 декаб­ря он  все фик­си­ро­вал на видео­ка­ме­ру.  Жары­л­га­сы­нов в пья­ном состо­я­нии напал на него и пытал­ся сло­мать видео­ка­ме­ру, но его отта­щи­ли дру­гие люди. Сви­де­тель Кара­джа­ев ука­зал: Жары­л­га­сы­нов на пло­ща­ди пытал­ся уда­рить его кам­нем, ока­зы­вал сопро­тив­ле­ние поли­цей­ским, напа­дал на них, не под­чи­нил­ся сотруд­ни­кам пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Не смот­ря на то, что Жары­л­га­сы­нов отри­цал поло­ви­ну из все­го, что ска­за­ли сви­де­те­ли, мы все это уви­де­ли соб­ствен­ны­ми гла­за­ми — в пред­став­лен­ном видеоматериале.

По мне­нию след­ствия вина Жары­л­га­сы­нов так­же пол­но­стью под­твер­жде­на. Аргу­мен­ти­ро­вал свой вывод гособ­ви­ни­тель вновь пока­за­ни­я­ми Тана­та­ра Кали­е­ва, хотя, как не раз заме­ча­ли адво­ка­ты, после его заяв­ле­ний о пыт­ках, пока­за­ния, дан­ные им во вре­мя след­ствия, не могут быть при­зна­ны закон­ны­ми. По край­ней мере, пока не будет про­ве­де­на серьез­ная про­вер­ка всех заяв­ле­ний о пытках.

Про­ку­рор  цити­ро­вал пер­вые пока­за­ния Кали­е­ва, из кото­рых ста­но­ви­лось ясно, поче­му Тана­та­ра реши­ли сде­лать глав­ным сви­де­те­лем гром­ко­го про­цес­са: «Кали­ев так опи­сал дей­ствия Жары­л­га­сы­но­ва: «16 ‑го декаб­ря 2011 года, при­мер­но в 2 часа дня, вме­сте с Сак­та­га­но­вым был и Жары­л­га­сы­нов. Когда речь шла о под­жо­гах юрт, тогда они гово­ри­ли: «Давай­те не дадим поста­вить юрты, сожжем их. У нас гото­вы для это­го пар­ни»».  Эти пока­за­ния Кали­ев под­твер­дил на очной став­ке с Жары­л­га­сы­но­вым. Сам Жары­л­га­сы­нов при адво­ка­те, под­твер­дил пока­за­ния Кали­е­ва и не отри­цал его при­част­ность к мас­со­вым бес­по­ряд­кам.  Но на судеб­ном про­цес­се, он не пол­но­стью при­знал свою вину. Он при­знал ту часть, кото­рая каса­ет­ся видео­съе­мок, где были зафик­си­ро­ва­ны его дей­ствия. Осталь­ное он отрицал».

- Поче­му, спра­ши­ва­ет­ся, во вре­мя очной став­ки, где при­сут­ство­ва­ли адво­ка­ты, они не ска­за­ли,  что на них ока­зы­ва­лось дав­ле­ние? — спра­ши­вал про­ку­рор, обви­няя под­су­ди­мо­го во лжи: «На судеб­ном про­цес­се Жары­л­га­сы­нов заявил: на него было ока­за­но дав­ле­ние. Даже его заяв­ле­ние, что допро­сы на след­ствен­ных меро­при­я­ти­ях про­хо­ди­ли без адво­ка­та — ложь!».

При­чем гособ­ви­ни­тель, судя по все­му, не мог дока­зать: дей­стви­тель­но ли во вре­мя этих допро­сов при­сут­ство­ва­ли адво­ка­ты. Он ссы­лал­ся толь­ко на доку­мен­ты следствия.

- Если сле­до­вать доку­мен­там уго­лов­но­го дела, — без­апел­ля­ци­он­но выстра­и­вал обви­не­ние  .…. — На всех его пока­за­ни­ях при­сут­ство­вал адво­кат. Сам под­су­ди­мый под­твер­ждал: все его отве­ты вер­ны и поста­вил под­пись. По пово­ду дав­ле­ния он не давал ника­ких заяв­ле­ний. Исхо­дя из это­го, мы можем счи­тать: пока­за­ния на судеб­ном про­цес­се лож­ные, а вер­ны­ми явля­ют­ся пока­за­ния, дан­ные на след­ствен­ных мероприятиях.

Про­ку­рор сооб­щил:  во вре­мя обыс­ка дома Жары­л­га­сы­но­ва Нари­на, была най­де­на листов­ка «Мен казк­пын». В ней при­гла­ша­ет­ся при­нять уча­стие в митин­ге 16-го декаб­ря. Это листов­ка была изъ­ята и ули­кой при­об­ще­на к делу. Соглас­но пер­вым пока­за­ни­ям Кали­е­ва,    Жары­л­га­сы­нов при­сут­ство­вал на всех собра­ни­ях,  кото­рые орга­ни­зо­вы­вал Сак­та­га­нов.  Про­ку­рор пола­га­ет: име­но пока­за­ния Кали­е­ва, пол­но­стью под­твер­жда­ют при­част­ность Нары­на Жары­л­га­сы­но­ва Нари­на  к мас­со­вым бес­по­ряд­кам и еще стрем­ле­ние при­влечь на свою сто­ро­ну как мож­но боль­ше нефтяников.

- По дей­стви­ям Нары­на Жары­л­га­сы­но­ва про­шу суд при­ме­нить к нему 241 ста­тью УК РК (часть 1 и 2.) и 321‑ю (часть 2). Как орга­ни­за­то­ра беспорядков…

И Дос­ма­гам­бе­тов лжет? 

Сле­ду­ю­щим на пла­ху гособ­ви­не­ния «поло­жи­ли» голо­ву Мак­са­та Дос­ма­гам­бе­то­ва (он пол­но­стью отри­ца­ет свою вину). Но это не поме­ша­ло гособ­ви­не­нию опять сослать­ся толь­ко на мате­ри­а­лы след­ствия, опус­кая все после­ду­ю­щие пока­за­ния под­су­ди­мо­го, дан­ные им в про­цес­се суда. Мак­сат тоже рас­ска­зал суду, что под­вер­гал­ся жесто­ким избиениям.

В пока­за­ни­ях Мак­са­та, дан­ных во вре­мя след­ствия, напи­са­но: после уволь­не­ния он при­со­еди­нил­ся к заба­стов­ке. 15-го декаб­ря был на пло­ща­ди с 10.00 до 12.00.  Потом ушел домой. 16-го декаб­ря тол­кал поли­цей­ских, а когда нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки, узнал, что его брат Кай­рат Дос­ма­гам­бе­тов ранен и ушел домой.

- Не смот­ря на то, что Дос­ма­гам­бе­тов не при­зна­ет­ся в сво­ей вине, к его пока­за­ни­ям в суде,  нуж­но отне­стись кри­ти­че­ски, — повто­рил уже не раз про­из­но­си­мую фра­зу про­ку­рор. — Его отве­ты мож­но счи­тать жела­ни­ем избе­жать уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. И его роль в мас­со­вых бес­по­ряд­ках опи­сал Кали­ев, и это было зафик­си­ро­ва­но адво­ка­та­ми двух сто­рон. Кали­ев рас­ска­зал, что на собра­ни­ях неф­тя­ни­ков пер­вым Сак­та­га­но­ва под­дер­жал Досмагамбетов.

Ругань и шум вокруг уста­нов­ки юрт, счи­та­ет сто­ро­на обви­не­ния, орга­ни­зо­вал Дос­ма­гам­бе­тов, он же гото­вил зажи­га­тель­ные смеси.

- Выхо­дит, роль Дос­ма­гам­бе­то­ва в орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ках, была зна­чи­тель­ной, — сде­лал вывод про­ку­рор. —  Так же сви­де­тель Баты­ров, сви­де­те­ли по сотой ста­тье Сапар­га­ли и Мурат ска­за­ли, что Дос­ма­гам­бе­тов не под­чи­нял­ся при­ка­зам поли­цей­ских, пытал­ся оста­но­вить парад, стре­мил­ся орга­ни­зо­вать дра­ку, и он явля­ет­ся одним из пер­вых людей, кото­рые про­рва­ли цепь поли­цей­ских. Они так­же кида­ли кам­ни в полицейских.

Все это под­твер­жда­ет­ся след­ствен­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, заве­рил про­ку­рор. Он сооб­щил суду лишь такие дета­ли: когда госу­дар­ствен­ные обви­ни­те­ли зада­ли вопрос Мак­са­ту: «Был ли ты рядом с горя­щим авто­бу­сом?», он отве­тил — «Воз­мож­но, про­хо­дил мимо, но нико­гда не кидал кам­ня­ми в сто­ро­ну маши­ны». Потом про­ку­рор сослал­ся на видео­ма­те­ри­а­лы, «в кото­рых вид­но, что в нача­ле мас­со­вых бес­по­ряд­ков,  под­су­ди­мый пере­го­ва­ри­вал­ся  с пред­ста­ви­те­ля­ми пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов и стре­мил­ся разо­рвать цепь. Он раз­бил окна маши­ны «Озен­Му­най­Ин­вест», сто­ял воз­ле этой маши­ны. После это­го,  он побе­жал на сце­ну и начал ломать  музы­каль­ное обо­ру­до­ва­ние.  Этот видео­ма­те­ри­ал был пока­зан 6‑го мая 2012 года. Эти мате­ри­а­лы предо­став­ле­ны не толь­ко с видео­съем­ка­ми поли­ции, но так же из мате­ри­а­ла теле­ком­па­нии «Кплюс».

- Все это под­твер­жда­ет: Дос­ма­гам­бе­тов Мак­сат 16-го декаб­ря был на алане, а его сло­ва, что он не делал ниче­го про­ти­во­за­кон­но­го, пока­зы­ва­ют, что его пока­за­ния лож­ные, — под­вел итог сво­ей речи прокурор.

Он счи­та­ет: если подроб­но рас­смот­реть пока­за­ния Кали­е­ва и срав­нить со сви­де­тель­ски­ми пока­за­ни­я­ми (в основ­ном это поли­цей­ские), полу­ча­ет­ся и Мак­сат был лиде­ром в орга­ни­за­ции  мас­со­вых бес­по­ряд­ков в Жана­о­зене: он при­зы­вал не под­чи­нять­ся полицейским.

- В свя­зи с этим про­шу суд при­влечь Дос­ма­гам­бе­то­ва по ста­тье 241 УК РК (части 1и 2) и   по ста­тье 321 ста­тье (часть 2) и при­ме­нить к нему меры, в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­ем зако­на, —   тре­тий раз опу­стил гильо­ти­ну обви­не­ния прокурор.…

«Пре­ступ­ные» СМСки

Далее рас­смот­ре­ли вину под­су­ди­мо­го Утки­ло­ва. Он тоже не при­знал свою вину. По вер­сии обви­не­ния и его вина в ходе судеб­но­го про­цес­са так­же доказана.

Про­ку­рор  зачи­тал пока­за­ния под­су­ди­мо­го на суде: «На пло­ща­ди нача­лись сопро­тив­ле­ния, поли­цей­ские тол­ка­ли нас, ока­зы­ва­ли  дав­ле­ние. Когда нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки, я сра­зу ушел домой. К орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков не имею отно­ше­ния, все дан­ные пока­за­ния на след­ствен­ных меро­при­я­ти­ях были ложными».

- Утки­лов под­твер­дил, что зна­ет Розу, но зна­ет со сто­ро­ны, а смс-сооб­ще­ния может и посы­лал ей, но уже не пом­нит их содер­жа­ние, — при­сту­пил к делу про­ку­рор.  — Но в 5‑ом томе уго­лов­но­го дела (с раз­ре­ше­ния област­но­го про­ку­ро­ра — уточ­нил высту­па­ю­щий), есть рас­пе­чат­ки теле­фон­ных раз­го­во­ров Розы Туле­та­е­вой. Соглас­но этим сте­но­грам­мам, 15-го декаб­ря в 22.24 с теле­фо­на Туле­та­е­вой на теле­фон Утки­ло­ва, при­шло смс: «Сей­час мы нач­нем, може­те ухо­дить».    В 00:58 минут (спу­стя почти два с поло­ви­ной часа — авт.) Утки­лов отве­тил: «Мы зав­тра начнем»…

Про­ку­рор сде­лал вывод: таким обра­зом, под­су­ди­мый «ука­зал вре­мя нача­ла сво­ей пре­ступ­ной дея­тель­но­сти». Потом заме­тил: во вре­мя судеб­ных пока­за­ний Утки­лов заявил, что эти смс-сооб­ще­ния не име­ют отно­ше­ния к мас­со­вым бес­по­ряд­кам и не смог объ­яс­нить зна­че­ния этих сообщений.

- Еще раз обра­щаю вни­ма­ние на 5‑й том, — гово­рил про­ку­рор. —  Туле­та­е­ва дава­ла пока­за­ния, где при­сут­ство­вал ее адво­кат… В  этих пока­за­ни­ях она ска­за­ла: «15-го декаб­ря  2011 года, когда я сто­я­ла на Алане. Ко мне подо­шел Шаб­дал и ска­зал: «Зав­тра соби­ра­ем­ся  воз­ле памят­ни­ка «1989»  и после минут­но­го мол­ча­ния нач­нем». Я спро­си­ла его: «Что нач­нем?».  Шаб­дол отве­тил: «Вот это и нач­нем». Тал­гат был очень разо­злен — уже под­го­тов­лен бензин…».

Гооб­ви­ни­тель сде­лал вывод: «В свя­зи с этим, ясно: Утки­лов Шаб­дал явля­ет­ся одним из орга­ни­за­то­ров мас­со­вых бес­по­ряд­ков и это опре­де­ля­ет — Туле­та­е­ва и Утки­лов име­ют отно­ше­ние к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, что так же под­твер­жда­ют их смс-переговоры».

- Их пока­за­ния на суде явля­ют­ся лож­ны­ми, — в оче­ред­ной раз поды­то­жил про­ку­рор и   доба­вил детек­тив­ной фак­ту­ры: «Есть фак­ты, под­твер­жда­ю­щие раз­го­вор Розы Туле­та­е­вой с Утки­ло­вым об ору­жии. Туле­та­е­ва зная, что в горо­де идут про­вер­ки, с 15 на 16 декаб­ря посла­ла ночью смски «Про­ве­ря­ют­ся маши­ны, на нали­чие ору­жия». Это сооб­ще­ние она посла­ла на сото­вый теле­фон Утки­ло­ва два раза. Спра­ши­ва­ет­ся, зачем Туле­та­е­ва сере­дине ночи, посы­ла­ет три сооб­ще­ния: одно — «Сей­час нач­нем» и два раза — «Про­ве­ря­ют­ся оружие»?

Гособ­ви­ни­тель про­дол­жал  утвер­ждать: все пока­за­ния под­су­ди­мые дава­ли в при­сут­ствии адво­ка­тов (напом­ним, сами неф­тя­ни­ки заяв­ля­ли, что в ответ на прось­бу напи­сать заяв­ле­ния о пыт­ках или предо­ста­вить адво­ка­тов их нещад­но били ‑авт.).

- Утки­лов на суде пол­но­стью отка­зал­ся от сво­их пока­за­ний и заявил, что давал их без адво­ка­та, — про­дол­жал про­ку­рор. —  Но 25-го янва­ря 2012 года он под­твер­дил: Туле­та­е­ва име­ет отно­ше­ние к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, она при­зы­ва­ла людей к неза­кон­ным дей­стви­ям, а Дос­ма­гам­бе­тов 16-го декаб­ря сеял раз­дор сре­ди людей. На каж­дом отве­те его адво­кат ста­вил под­пись.… Воз­ни­ка­ет вопрос: а не для того, что­бы скрыть свое пре­ступ­ное деяние?

Про­ку­рор опять обра­тил­ся к пока­за­ни­ям (во вре­мя след­ствия — авт.) под­су­ди­мо­го Тана­та­ра Кали­е­ва. Тогда он гово­рил, что и Утки­лов име­ет отно­ше­ние к мас­со­вым беспорядкам.

- Про­шу судью обра­тить вни­ма­ние на мате­ри­а­лы 13-го тома — 34 стра­ни­ца. Там есть пока­за­ния сви­де­те­ля Сидах­ме­то­ва Зака­рии (на суде он при­знал­ся, что ого­во­рил неф­тя­ни­ков под дав­ле­ни­ем сле­до­ва­те­лей — авт.). КНБ, с соот­вет­ствии с зако­на­ми РК, про­во­дил про­слуш­ку теле­фон­ных раз­го­во­ров Тага­ма Каша­но­ва. В них гово­рит­ся: в 14:40 была бесе­да меж­ду Тага­мым Каша­но­вым и Сидах­ме­то­вым Зака­ри­ей. «Сидах­ме­тов сооб­ща­ет Каша­но­ву, что вовре­мя собра­ния,  Шаб­дал Утки­лов, ска­зал: «Давай­те будем вое­вать». Тогда я ему ска­зал: «Шаб­дол, это про­ти­во­за­кон­но», но неко­то­рые люди на пло­ща­ди под­дер­жа­ли Шаб­до­ла».  Этот раз­го­вор был про­слу­шан через  теле­фон и при­об­щен к делу. Во вре­мя след­ствен­ных меро­при­я­тий Сидах­ме­дов,   ска­зал, что он был один из тех, кто высту­пил про­тив заяв­ле­ний Шаб­да­ла и что Шаб­дал при­зы­вал к войне: «После слов Шаб­до­ла я дей­стви­тель­но убе­дил­ся, что на пло­ща­ди будет вой­на. Так же в сво­ей теле­фон­ной бесе­де, Сидах­ме­дов, под­твер­дил, что пытал­ся ого­ро­дить Шаб­до­ла от про­ти­во­прав­ных дей­ствий» (опять напом­ним, ради спра­вед­ли­во­сти: на суде Сидах­ме­тов заявил, что под­пи­сы­вал уже гото­вые пока­за­ния — авт.).

- Утки­лов явля­ет­ся одним из орга­ни­за­то­ров мас­со­вых бес­по­ряд­ков, — подвдя ито­го ска­зал про­ку­рор. — Не смот­ря на то, что Утки­лов не при­знал свою вину, но выяв­ле­ны во вре­мя след­ствия,   теле­фон­ные сооб­ще­ния, под­твер­жда­ют это…

Даль­ше про­ку­рор неожи­дан­но ска­зал: «Даже за два дня до бес­по­ряд­ков, на имя аки­ма и про­ку­ро­ра Жана­о­зе­ня, было высла­но пись­мо, угро­жа­ю­ще­го харак­те­ра. И это пись­мо отно­сил Утки­лов. А пре­ду­пре­жде­ния про­ку­ро­ра о неза­кон­но­сти заба­сто­вок и акций про­те­ста, было высла­но на имя Утки­ло­ва, что тоже под­твер­жда­ет его при­част­ность в орга­ни­за­ции мас­со­вых беспорядков».

По пово­ду пись­ма на имя аки­ма и про­ку­ро­ра Жана­о­зе­ня полу­чил­ся явный пере­бор. Воз­мож­но, про­ку­рор пло­хо озна­ко­мил­ся с мате­ри­а­ла­ми уго­лов­но­го дела? Нака­нуне тра­ге­дии басту­ю­щие неф­тя­ни­ки дей­стви­тель­но писа­ли отча­ян­ное пись­мо в адрес гла­вы горо­да и про­ку­ро­ра. Но в нем они сооб­ща­ли: кто-то к 16 декаб­рю гото­вит про­во­ка­ции в отно­ше­нии неф­тя­ни­ков (об этом пре­ду­пре­жда­ли все, в том чис­ле и СМИ) и про­си­ли этих пред­ста­ви­те­лей вла­сти при­нять меры, а так­же пре­ду­пре­ди­ли — отно­ше­ния к это­му они не име­ют. Раз­ве было дру­гое пись­мо, да еще и угро­жа­ю­ще­го характера?

- Я про­шу, ува­жа­е­мый судья, в соот­вет­ствии с выше­пе­ре­чис­лен­ны­ми фак­та­ми, при­влечь Утки­ло­ва по 241 ста­тье УК РК ( часть 1) как орга­ни­за­то­ра мас­со­вых бес­по­ряд­ков. И при­ме­нить к нему меру нака­за­ния в соот­вет­ствии с зако­ном, — стан­дарт­но окон­чил свою речь.….

Дело Мара­та Жосу­па­е­ва и Ертая Ермуханова

Этим под­су­ди­мо­му про­ку­рор уде­лил несколь­ко мень­ше вни­ма­ния, чем осталь­ным неф­тя­ни­кам, сидя­щим на ска­мье под­су­ди­мых. Он заве­рил суд: Марат Жосу­па­ев име­ет пря­мое отно­ше­ние к орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков в Жана­о­зене. «…Был участ­ни­ком заба­стов­ки, при­зы­вал к уча­стию дру­гих людей, на суде свою вину не при­знал, но она дока­за­на мате­ри­а­ла­ми следствия…».

И про­ку­рор опять сослал­ся на пока­за­ния Тана­та­ра Кали­е­ва, дан­ные им во вре­мя след­ствен­ных меро­при­я­тий. Буд­то и не было на этом про­цес­се ужа­са­ю­щих по сво­е­му содер­жа­нию рас­ска­зов под­су­ди­мых о низ­ких, а в неко­то­рых слу­ча­ях — скот­ских изде­ва­тель­ствах, кото­ры­ми их под­верг­ли. Буд­то не было слез (даже муж­чин) и отча­я­ния, сви­де­те­ля­ми чего были абсо­лют­но все, кто почти два меся­ца наблю­дал за этим стран­ным судеб­ным процессом.

-… Све­де­ния, собран­ные сви­де­те­ля­ми, участ­ни­ка­ми, и во вре­мя очных ста­вок.., — про­дол­жал гособ­ви­ни­тель. — В част­но­сти Кали­ев в сво­их отве­тах, кото­рые, как мы уже опре­де­ли­ли (!?), явля­ют­ся прав­ди­вы­ми, пол­но­стью под­твер­дил роль Жосу­па­ев в акции мас­со­вых бес­по­ряд­ков. Кали­ев сооб­щил: на собра­нии в нояб­ре  2011 года Жусы­па­ев пол­но­стью под­дер­жал пред­ло­же­ние   орга­ни­зо­вать мас­со­вые бес­по­ряд­ки.  15-го декаб­ря Жусы­па­ев давал Кали­е­ву ука­за­ния раз­ли­вать бен­зин в баклаж­ки. В пока­за­ни­ях Кали­е­ва гово­рит­ся: Сак­та­га­нов выхо­дил на встре­чу к неф­тя­ни­ком с целью при­влечь как мож­но боль­ше людей и его пер­вым под­дер­жал Жусы­па­ев. ( в преды­ду­щей речи про­ку­ро­ра пер­вым Скак­та­га­но­ва под­дер­жал .… — авт.). След­ствен­ны­ми орга­на­ми было выяв­ле­но, что бен­зин и баклаж­ки были спря­та­ны в коопе­ра­тив­ном гара­же Жусы­па­е­ва «Тюль­пан». Это под­твер­жда­ет его при­част­ность к орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков, поэто­му мы про­сим суд при­влечь Жусы­па­е­ва по 241 ста­тье УК РК (часть 1) и при­ме­нить соот­вет­ству­ю­щие меры, в соот­вет­ствии с этой статьей.

Дей­ствия под­су­ди­мо­го Ертая Ерму­ха­но­ва, след­стви­ем были опре­де­ле­ны как осо­бо тяж­кие.   Про­ку­рор  пере­чис­лил: Ерму­ха­нов ока­зы­вал сопро­тив­ле­ние поли­цей­ским, пара­ду детей,   при­зы­вал к мас­со­вым бес­по­ряд­кам. И еще исполь­зуя зажи­га­тель­ные сме­си, под­жи­гал гости­ни­цу «Ару-Ана»,  зда­ние офи­са «Озен­Му­най­Га­за», дом Ишма­но­ва (по рас­ска­зам оче­вид­цев, чьи сви­де­тель­ства так и не появи­лись в мате­ри­а­лах это­го уго­лов­но­го дела, напри­мер, огонь в бух­гал­те­рии  офи­са «Озен­му­най­га­за» 16 декаб­ря 2011 года появил­ся задол­го до нача­ла бес­по­ряд­ков — авт.).

На суде Ерму­ха­нов отри­цал свою при­част­ность к этим пре­ступ­ле­ни­ям. Он сооб­щил, что  рабо­тал  на неф­тя­ном пред­при­я­тии и к заба­стов­ке не имел ника­ко­го отно­ше­ния. 16-го декаб­ря он вер­нул­ся в 8 утра с рабо­ты и весь день отды­хал дома.  На рабо­ту вышел 20-го декаб­ря. Как толь­ко   вышел из дома, его задержали.

 

- Нам инте­рес­но: был ли  Ерму­ха­нов сре­ди участ­ни­ков мас­со­вых бес­по­ряд­ков и име­ет ли отно­ше­ние к орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков? Этот вопрос нам сей­час необ­хо­ди­мо решить, — заин­три­го­вал зал .….

Далее сооб­щил: Сак­та­га­нов, Жары­л­га­сы­нов, Дос­ма­гам­бе­тов, Кали­ев заяви­ли, что не зна­ют Ерму­ха­но­ва и нико­гда не виде­ли его во вре­мя заба­стов­ки, и на собра­ни­ях неф­тя­ни­ков он не участ­во­вал. Не под­твер­жде­но это и во вре­мя след­ствен­ных меро­при­я­тий и во вре­мя суда.

- Воз­ни­ка­ет вопрос: име­ет ли отно­ше­ния Ерму­ха­нов к мас­со­вым бес­по­ряд­кам? — спро­сил про­ку­рор. Все замер­ли: неуже­ли один из под­су­ди­мых сто­ро­ной обви­не­ния будет .… -… Мы счи­та­ем, что заяв­ле­ние след­ствия, что Ерму­ха­нов име­ет отно­ше­ние к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, не име­ет осно­вы. Мы заяв­ля­ем: по мас­со­вым бес­по­ряд­кам нет осно­вы, но нам инте­рес­но — поче­му его при­влек­ли в каче­стве ответ­чи­ка? При­зы­вал ли он все-таки людей к мас­со­вым бес­по­ряд­кам? И я как госу­дар­ствен­ный обви­ни­тель заяв­ляю: Ерму­ха­нов хоть и не име­ет отно­ше­ния к орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков, но 16-го декаб­ря он был на алане и участ­во­вал в раз­гро­ме и под­жо­ге зда­ний и дома Ешманова.

Поче­му про­ку­ро­ры сде­ла­ли такой вывод? Ока­зы­ва­ет­ся, вину под­су­ди­мо­го Ерму­ха­но­ва под­твер­ди­ли сви­де­те­ли-поли­цей­ские. А имен­но сек­рет­ный сви­де­тель под псев­до­ни­мом «Кун­ту­а­ров».

- Он сам, доб­ро­воль­но напи­сал заяв­ле­ние в суд, что­бы дать пока­за­ния, — объ­явил про­ку­рор —  Что­бы засви­де­тель­ство­вать: Бапи­лов, Сар­ба­ев нахо­ди­лись воз­ле зда­ния гости­ни­цы и при­ни­ма­ли уча­стие в мас­со­вых бес­по­ряд­ках.  Бапи­лов, Кой­шы­ба­ев и Ерму­ха­нов под­жи­га­ли дом Ишма­но­ва. Пока­за­ния «Кон­ту­а­ро­ва» вза­и­мо­свя­за­но с пока­за­ни­я­ми дру­го­го сото­го сви­де­те­ля под псев­до­ни­мом «Ораз­ба­ев Алмаза».

Полу­чи­лось, толь­ко пока­за­ния ано­ним­ных поли­цей­ских ста­ли при­чи­ной сле­ду­ю­ще­го вер­дик­та сто­ро­ны обви­не­ния. Про­ку­рор заявил: дей­ствия Ерму­ха­но­ва под­па­да­ют под 241 ста­тью УК РК.

- Он не явля­ет­ся орга­ни­за­то­ром мас­со­вых бес­по­ряд­ков, но явля­ет­ся его актив­ным участ­ни­ком. Про­шу при­ме­нить к нему нака­за­ние в соот­вет­ствии с зако­ном, — выпол­нил свою мис­сию с еще одним под­су­ди­мым прокурор.

«Раз­бой­ник»  Сак­та­га­нов и пока­за­ния Калиева

Нако­нец, на сце­ну суда про­ку­рор «вывел» «глав­но­го раз­бой­ни­ка» Тал­га­та Сак­та­га­но­ва. В этом выступ­ле­нии про­ку­рор несколь­ко раз под­черк­нул: заба­стов­ка неф­тя­ни­ков была незаконна.

- Во вре­мя этой неза­кон­ной заба­стов­ки Сак­та­га­нов и дру­гие орга­ни­за­то­ры, из-за того, что не было резуль­та­тов этой неза­кон­ной заба­стов­ки…,— повто­рял про­ку­рор из Актю­бин­ска. — Сак­та­га­нов и дру­гие орга­ни­за­то­ры отдель­но соби­ра­лись, дого­ва­ри­ва­лись орга­ни­зо­вать раз­бои, под­жо­ги, раз­гро­мы и сопро­тив­ле­ние. 16-го декаб­ря собрав заба­стов­щи­ков, они нача­ли митинг. Они стре­ми­лись собрать заба­стов­щи­ков к 16-му декаб­ря на пло­ща­ди. Они счи­та­ли: если их коли­че­ство будет боль­ше, то поли­ция ниче­го не смо­жет сде­лать про­тив них, а если будут ста­вить­ся юрты, то они их сожгут. Сак­та­га­нов, Туле­та­е­ва, Кали­ев были обя­за­ны (?) соби­рать  людей на мас­со­вые беспорядки.

Про­ку­рор ста­рал­ся ло�

Read More:
Раз не было заяв­ле­ний, зна­чит, и пыток не было!

архивные статьи по теме

Канат Ибрагимов грозит самоубийством?!

Прейскурант, перевод и пенсия

«Дело Козлова»: нет аргументов – дави на психику