fbpx

Путь Рамазана Есергепова до Парижа

Рама­зан Есер­ге­пов рас­ска­зал Азатты­ку из Пари­жа, что был вынуж­ден тай­но поки­нуть Казах­стан из-за опа­се­ния за свою без­опас­ность, посколь­ку 14 мая он уже полу­чил ноже­вые ране­ния от неиз­вест­ных в поез­де, а обста­нов­ка вокруг него в послед­нее вре­мя нака­ля­лась. Он так­же опа­сал­ся за свою сво­бо­ду, посколь­ку из послед­них дей­ствий сило­вых орга­нов сде­лал вывод о том, что вла­сти хотят заве­сти на него новое уго­лов­ное дело.

О таин­ствен­ном исчез­но­ве­нии Рама­за­на Есер­ге­по­ва его дру­зья сооб­щи­ли утром 2 авгу­ста, когда он не был обна­ру­жен в сво­ем доме в Меде­ус­ком рай­оне горо­да Алма­ты, где в послед­нее вре­мя про­жи­вал один (его семья нахо­дит­ся в Астане). О его место­на­хож­де­нии не мог­ли ниче­го ска­зать ни назна­чен­ный госу­дар­ством охран­ник Рама­за­на Есер­ге­по­ва – сотруд­ник транс­порт­но­го управ­ле­ния по горо­ду Алма­ты под­пол­ков­ник Геор­гий Когай, кото­рый вме­сте с напар­ни­ком был при­став­лен к Есер­ге­по­ву после поку­ше­ния на жур­на­ли­ста, ни его род­ствен­ни­ки, ни поли­ция.

Не исклю­че­но, что опыт быв­ше­го заклю­чен­но­го помог Рама­за­ну Есер­ге­по­ву вой­ти в дове­рие к охран­ни­кам, кото­рые были при­став­ле­ны к нему в рам­ках след­ствия о ноже­вом ране­нии, и при­ту­пить их бди­тель­ность, что­бы уйти неза­ме­чен­ным из дому.

БИЗНЕСМЕН, ЖУРНАЛИСТ И ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЙ

Рама­зан Есер­ге­пов родом из быв­шей Семи­па­ла­тин­ской обла­сти, по обра­зо­ва­нию инже­нер-стро­и­тель. В годы пере­строй­ки и в нача­ле 1990‑х годов у него хоро­шо пошел биз­нес на малой родине, затем пере­ехал в Алма­ты, где пона­ча­лу дела так­же скла­ды­ва­лись непло­хо. Одна­ко поз­же – в те же 1990‑е годы, кото­рые в наро­де назы­ва­ют «лихи­ми», – посте­пен­но у него нача­ли отби­рать биз­нес. Имен­но в этот пери­од Есер­ге­пов начал финан­си­ро­вать еже­не­дель­ную газе­ту «Нач­нем с поне­дель­ни­ка», глав­ным редак­то­ром кото­рой была попу­ляр­ный тогда жур­на­лист Вале­рия Мар­чен­ко.

– По-мое­му, он как граж­дан­ская лич­ность начи­нал­ся вме­сте с неза­ви­си­мо­стью стра­ны, в девя­но­стые годы, – гово­рит Тама­ра Кале­е­ва, пра­во­за­щит­ник и жур­на­лист, пре­зи­дент фон­да «Адил соз».

Газе­та «Нач­нем с поне­дель­ни­ка» пона­ча­лу не была поли­ти­че­ской и тем более оппо­зи­ци­он­ной. Но и тогда Рама­зан Есер­ге­пов – в отли­чие от мно­гих изда­те­лей – очень близ­ко, по сло­вам Кале­е­вой, при­ни­мал к серд­цу жур­на­лист­скую дея­тель­ность и был с Вале­ри­ей Мар­чен­ко на мно­гих меро­при­я­ти­ях, тем более что тогда всё это было очень пуб­лич­но.

– Навер­ное, ему не хва­та­ло тогда ещё – посколь­ку он был «само­ро­док» – како­го-то искус­ства поле­ми­ки, мани­пу­ля­ции, но всё это при­шло к нему, я счи­таю, доста­точ­но быст­ро, – гово­рит Тама­ра Кале­е­ва, давая понять, что Есер­ге­пов по сво­е­му обра­зо­ва­нию не был про­фес­си­о­наль­ным жур­на­ли­стом, одна­ко быст­ро вошел в новую для себя про­фес­сию.

Эту исто­рию ста­нов­ле­ния Рама­за­на Есер­ге­по­ва как жур­на­ли­ста под­твер­жда­ет алма­тин­ский пра­во­за­щит­ник и исто­рик мест­ной прес­сы Андрей Сви­ри­дов. Есер­ге­пов сам стал, по сло­вам Кале­е­вой и Сви­ри­до­ва, глав­ным редак­то­ром газе­ты «Нач­нем с поне­дель­ни­ка», кото­рая быст­ро пре­вра­ти­лась в бое­вую и неугод­ную вла­стям.

– Газе­та была бое­вая, но доволь­но «бес­пон­то­вая», – гово­рит Андрей Сви­ри­дов.

Пра­во­за­щит­ник Роз­ла­на Тау­ки­на отме­ча­ет, что Рама­зан Есер­ге­пов в то вре­мя под­ни­мал очень ост­рые соци­аль­ные про­бле­мы. На газе­ту пода­ва­ли в суд, он сам заяв­лял в суд и неред­ко выиг­ры­вал, вспо­ми­на­ет Тау­ки­на. В каче­стве при­ме­ра она при­во­дит скан­даль­ное дело с изъ­я­ти­ем орга­нов у покой­ни­ков в мор­ге – без ведо­ма род­ствен­ни­ков усоп­ше­го. В резуль­та­те уго­лов­но­го дела, заве­ден­но­го по сле­дам пуб­ли­ка­ций газе­ты «Нач­нем с поне­дель­ни­ка», руко­во­ди­тель мор­га был поса­жен в тюрь­му.

Вер­ши­ной попу­ляр­но­сти Рама­за­на Есер­ге­по­ва как жур­на­ли­ста назы­ва­ют его ста­тью, опуб­ли­ко­ван­ную в кон­це 2008 года в сле­ду­ю­щей его газе­те «Алма-Ата Инфо» под назва­ни­ем «Кто управ­ля­ет нашей стра­ной – пре­зи­дент или КНБ?», за кото­рую он схло­по­тал три года тюрь­мы по обви­не­нию в раз­гла­ше­нии госу­дар­ствен­ных сек­ре­тов. С обви­не­ни­ем он не согла­сил­ся. Есер­ге­пов утвер­жда­ет, что его поса­ди­ли в тюрь­му по поли­ти­че­ским моти­вам – за то, что он рас­крыл кор­руп­цию в выс­ших орга­нах вла­сти, вклю­чая спец­служ­бы, а он при этом лишь выпол­нял про­фес­си­о­наль­ные обя­зан­но­сти жур­на­ли­ста.

Видео. Рама­за­на Есер­ге­по­ва уво­зят из суда в тюрь­му:

Ряд казах­стан­ских пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций при­знал Рама­за­на Есер­ге­по­ва поли­ти­че­ским заклю­чен­ным. Он заоч­но был награж­ден пре­ми­ей «Сво­бо­да», кото­рую мест­ные демо­кра­ти­че­ские орга­ни­за­ции вру­чи­ли чле­нам его семьи. Пока Есер­ге­пов сидел в тюрь­ме, в 2011 году меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция «Хью­ман Райтс Вотч» при­су­ди­ла ему пре­стиж­ную пре­мию Хелл­ман – Хам­мет­та.

Рама­зан Есер­ге­пов был аре­сто­ван 6 янва­ря 2009 года, в том же году он был при­го­во­рен к трем годам тюрь­мы. Все его попыт­ки обжа­ло­вать при­го­вор ока­за­лись без­успеш­ны­ми. Он вышел на сво­бо­ду 6 янва­ря 2012 года. Как рас­ска­зы­ва­ет Тау­ки­на, в тюрь­ме Есер­ге­пов зна­чи­тель­но под­нял уро­вень сво­ей юри­ди­че­ской гра­мот­но­сти, помо­гая дру­гим заклю­чен­ным защи­щать их пра­ва.

В заклю­че­нии Есер­ге­пов небез­успеш­но защи­щал и свои пра­ва. Так, ему уда­лось добить­ся от тюрем­ных вла­стей бес­пре­це­дент­но­го раз­ре­ше­ния само­сто­я­тель­но поехать из Тара­за в Алма­ты, что­бы наве­стить дома тяже­ло боль­ную мать. Заклю­чен­ным в Казах­стане отпуск домой обыч­но не дают, но Есер­ге­пов добил­ся отпус­ка, съез­дил наве­стить свою мать и вер­нул­ся в поло­жен­ный срок за решет­ку. Одна­ко добить­ся с пер­вой попыт­ки для себя услов­но-досроч­но­го осво­бож­де­ния он не смог. Боль­ше Есер­ге­пов таких попы­ток прин­ци­пи­аль­но не пред­при­ни­мал. Так­же он прин­ци­пи­аль­но отка­зал­ся от идеи про­сить поми­ло­ва­ния или вый­ти на сво­бо­ду по амни­стии.

Видео. Рама­зан Есер­ге­пов выхо­дит из тюрь­мы:

Сидя в тюрь­ме, Рама­зан Есер­ге­пов подал в Коми­тет ООН по пра­вам чело­ве­ка жало­бу о «неза­кон­ном его осуж­де­нии». После выхо­да из тюрь­мы он подал жало­бу в суд за то, что его про­дер­жа­ли яко­бы в тюрь­ме на одни сут­ки боль­ше поло­жен­но­го сро­ка. Соглас­но логи­ке Есер­ге­по­ва, его долж­ны были выпу­стить из тюрь­мы не 6, а 5 янва­ря 2012 года, посколь­ку, мол, год начи­на­ет­ся 1 янва­ря и закан­чи­ва­ет­ся 31 декаб­ря, а не 1 янва­ря сле­ду­ю­ще­го года. Одна­ко все суды в Казах­стане его жало­бу отверг­ли. Тогда он эту жало­бу напра­вил в ООН. Коми­тет ООН в 2016 году вынес поло­жи­тель­ное для Рама­за­на Есер­ге­по­ва реше­ние по обе­им его жало­бам.

В резуль­та­те хож­де­ний Есер­ге­по­ва по кори­до­рам в Казах­стане поме­ня­ли зако­но­да­тель­ство, соглас­но кото­ро­му тюрем­ный срок при­ве­ден в соот­вет­ствие с прин­ци­пом под­сче­та Рама­за­на Есер­ге­по­ва. Что же каса­ет­ся реа­ли­за­ции реше­ния Коми­те­та ООН по вопро­су о неза­кон­но­сти осуж­де­ния Есер­ге­по­ва и выпла­ты ему соот­вет­ству­ю­щей ком­пен­са­ции, то ему не уда­лось реа­ли­зо­вать это реше­ние ни в уго­лов­ном, ни в граж­дан­ском судах. Реше­ния пра­во­за­щит­ных коми­те­тов ООН носят реко­мен­да­тель­ный для вла­стей Казах­ста­на харак­тер, поэто­му обыч­но вла­сти стра­ны их не при­зна­ют. Рас­смот­ре­ние его мно­го­чис­лен­ных жалоб затя­ну­лось, но Есер­ге­пов отво­дил душу, что назы­ва­ет­ся, в сво­их элек­трон­ных пись­мах-рас­сыл­ках боль­шо­му кру­гу участ­ни­ков обще­ствен­ной жиз­ни в Казах­стане.

ПОСЛЕДНИЙ МАРШ В АЛМАТЫ

Когда 6 янва­ря 2012 года Рама­зан Есер­ге­пов вышел из тюрь­мы, то про­шло все­го лишь 20 дней после кро­ва­вых Жана­о­зен­ских собы­тий 16 декаб­ря 2011 года, в кото­рых погиб­ли 16 чело­век и десят­ки были ране­ны. Десят­ки жана­о­зен­ских неф­тя­ни­ков ока­за­лись на ска­мье под­су­ди­мых по обви­не­нию в уча­стии в мас­со­вых бес­по­ряд­ках. Есер­ге­пов тут же оку­нул­ся в поли­ти­че­скую жизнь, но уже в каче­стве пра­во­за­щит­ни­ка. Он стал одним из ини­ци­а­то­ров созда­ния обще­ствен­но­го коми­те­та «Жана­о­зен-2011» и был избран его пред­се­да­те­лем.

Воз­глав­ляв­шая про­дол­жи­тель­ное вре­мя прес­со­за­щит­ную орга­ни­за­цию «Жур­на­ли­сты в беде» Роз­ла­на Тау­ки­на «пере­да­ла» эту орга­ни­за­цию «окреп­ше­му» как юри­сту путем само­об­ра­зо­ва­ния в тюрь­ме Рама­за­ну Есер­ге­по­ву. Позд­нее Есер­ге­пов воз­гла­вил и обще­ствен­ную орга­ни­за­цию «Народ­ный фронт борь­бы с кор­руп­ци­ей».

Будучи, что назы­ва­ет­ся, на воле, Есер­ге­пов актив­но исполь­зо­вал преж­ний свой тюрем­ный метод по рас­сыл­ке писем и заяв­ле­ний, одна­ко на этот раз – не столь­ко в казах­стан­ские суды, сколь­ко руко­вод­ству ООН, Евро­со­ю­за, гла­вам неко­то­рых запад­ных госу­дарств о том, что «в неза­кон­ных уго­лов­ных пре­сле­до­ва­ни­ях пат­ри­о­тов Казах­ста­на, в кро­ва­вых собы­ти­ях в Жана­о­зене винов­ны руко­во­ди­те­ли стра­ны во гла­ве с пре­зи­ден­том, ука­зан­ные в казах­стан­ском спис­ке Маг­нит­ско­го». В послед­ний раз такое обра­ще­ние из Казах­ста­на он послал 29 июля с почты в цен­тре Алма­ты, кото­рая ста­ла конеч­ным пунк­том мир­но­го мар­ша при­мер­но дюжи­ны акти­ви­стов, орга­ни­зо­ван­но­го им в под­держ­ку казах­стан­ских полит­за­клю­чен­ных.

Послед­ние несколь­ко дней Рама­за­на Есер­ге­по­ва, про­ве­ден­ные на родине, похо­ди­ли на детек­тив­ную исто­рию. 29 июля – на гла­зах репор­те­ра Азатты­ка – на месте сбо­ра участ­ни­ков мир­но­го мар­ша поли­цей­ских собра­лось боль­ше, чем граж­дан­ских акти­ви­стов. Поли­цей­ское руко­вод­ство по рации актив­но обсуж­да­ло – вызы­вать СОБР или нет. Про­ку­рор зачи­тал пре­ду­пре­жде­ние Рама­за­ну Есер­ге­по­ву. Люди в штат­ском с видео­ка­ме­ра­ми в пешем поряд­ке сопро­вож­да­ли участ­ни­ков мар­ша. Поли­цей­ские – в фор­ме – сле­до­ва­ли за граж­дан­ски­ми акти­ви­ста­ми в слу­жеб­ных авто­мо­би­лях и в доро­гих джи­пах с зато­ни­ро­ван­ны­ми стек­ла­ми. Люди в штат­ском зате­я­ли неболь­шую пота­сов­ку с граж­дан­ски­ми акти­ви­ста­ми в зда­нии цен­траль­но­го фили­а­ла «Каз­по­чты».

Вос­кре­се­нье, 30 июля, и поне­дель­ник, 31 июля, про­шли в ожи­да­нии адми­ни­стра­тив­но­го суда над акти­ви­ста­ми. 1 авгу­ста двое акти­ви­стов были поса­же­ны под адми­ни­стра­тив­ный арест за уча­стие в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном мар­ше. Поли­цей­ские в тот день взя­лись было и за Рама­за­на Есер­ге­по­ва, но тому – из-за гипер­то­ни­че­ско­го кри­за – в тот день уда­лось избе­жать суда. Его отпу­сти­ли домой. На дру­гой день, 2 авгу­ста, его уже никто в Алма­ты не мог най­ти. Объ­явил­ся Рама­зан Есер­ге­пов уже в Пари­же.



Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»