5 C
Астана
12 апреля, 2024
Image default

«Пусть КНБ прекратит произвол!»

«Мы уста­ли боят­ся», — заяви­ли люди, вышед­шие в про­шлую пят­ни­цу к аки­ма­ту Жана­о­зе­на. Они рас­ска­за­ли жур­на­ли­стам, а затем и аки­му, что запу­ги­ва­ние людей пред­ста­ви­те­ля­ми Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти ста­но­вит­ся в горо­де чуть ли не обы­ден­ным делом.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА, Шари­па ИСКАКОВА

 

Все­го вышло 40 чело­век — это неф­тя­ни­ки, при­ни­мав­шие уча­стие в  дли­тель­ной заба­стов­ке и род­ствен­ни­ки тех рабо­чих, кото­рые аре­сто­ва­ны, ране­ны или ждут при­го­во­ра. В Меж­ду­на­род­ный  День защи­ты детей жен­щи­ны при­шли к аки­ма­ту с детьми, а неф­тя­ни­ки ушли с рабо­ты, что­бы встре­тить­ся с аки­мом горо­да Серик­ба­ем Тру­мо­вым. Впер­вые за послед­ние меся­цы они откры­то гово­ри­ли с журналистами.

Люди уста­ли бояться

Рабо­чие рас­ска­зы­ва­ли: в Жана­о­зене про­дол­жа­ют­ся дли­тель­ные допро­сы  неф­тя­ни­ков и аре­сты. За послед­ние дни были задер­жа­ны четы­ре участ­ни­ка быв­шей заба­стов­ки — Буран­бай Шола­ев, Урын­ба­сар Туль­ки­ба­ев, Сул­тан Ерма­гам­бе­тов и Табын Ергембаев.

Перед пред­сто­я­щим судом по раз­жи­га­нию соци­аль­ной роз­ни, кото­рый, как ожи­да­ет­ся, нач­нет­ся в июле, сотруд­ни­ки мест­но­го фили­а­ла ДКНБ как с цепи сорва­лись. Людей при­вле­ка­ют в каче­стве сви­де­те­лей — их уже более одной тыся­чи, а мно­го­ча­со­вые допро­сы неф­тя­ни­ков вызва­ли в горо­де шквал возмущения.

В Жана­о­зене все пом­нят недав­нюю тра­ге­дию в семье одно­го из неф­тя­ни­ков.  51-лет­не­го   отца чет­ве­рых детей Ала­уд­ди­на уво­зи­ли на допро­сы из дома каж­дый день в тече­ние неде­ли. Воз­вра­щал­ся он позд­но вече­ром. Жур­на­ли­стам род­ствен­ни­ки рас­ска­зы­ва­ли: «При­хо­дил сам не свой, все вре­мя мол­чал». В один из дней, утром, перед при­ез­дом сотруд­ни­ков спец­служб, он спу­стил­ся в под­вал сво­е­го дома…  Нашел тело двор­ник, а сни­мал отца  с пет­ли его несо­вер­шен­но­лет­ний сын.

Еще более пора­зи­тель­ным по сво­е­му циниз­му в этой тра­ге­дии ста­ло то, что после визи­тов жур­на­ли­стов  с этой семьи  взя­ли… под­пис­ку о нераз­гла­ше­нии. О нераз­гла­ше­нии того, что их мужа, отца вызы­ва­ли на допро­сы. «Нам нель­зя об этом рас­ска­зы­вать: будут про­бле­мы»,  — ска­за­ли род­ствен­ни­ки погиб­ше­го нефтяника.

Не зная, что ника­ких рас­пи­сок с них брать не име­ют пра­ва, род­ствен­ни­ки погиб­ше­го Ала­уд­дин  вме­сто того, что­бы подать заяв­ле­ние о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела за дове­де­ние до само­убий­ства, под­пи­са­ли эту расписку.

И это не един­ствен­ный слу­чай само­убий­ства сре­ди неф­тя­ни­ков, при­ни­мав­ших уча­стие в дли­тель­ной заба­стов­ке.  По нашим дан­ным, в тече­ние двух меся­цев, пока длил­ся судеб­ный про­цесс над 37 неф­тя­ни­ка­ми, в Жана­о­зене  покон­чи­ли жизнь само­убий­ством как мини­мум двое рабо­чих. Еще рань­ше, после похо­рон сво­е­го застре­лен­но­го 16 декаб­ря 2011 года дру­га, доб­ро­воль­но ушел из жиз­ни моло­дой муж­чи­на, неф­тя­ник, отец тро­их детей.

«В КНБ нам гово­рят: «Вы хоте­ли госу­дар­ствен­но­го переворота!» 

Люди сиде­ли око­ло аки­ма­та око­ло часа. Жур­на­ли­стам объ­яс­ни­ли: при­шли к аки­му Тру­мо­ву, что­бы он оста­но­вил про­из­вол спец­служб и донес их сло­ва  до област­но­го аки­ма Мухамеджанова.

- Мы граж­дане Казах­ста­на, мы рабо­та­ю­щие люди, — гово­рил неф­тя­ник Базар­бай Тул­ки­ба­ев. — Мы хотим нор­маль­но рабо­тать и жить. Нам нуж­но спо­кой­ствие. Мы при­шли ска­зать об этом аки­му. Каж­дый день по два, а то и по три чело­ве­ка задер­жи­ва­ют. Не про­сто задер­жи­ва­ют, а сажа­ют. При­чем, вызы­ва­ют три раза и на тре­тий —   в кутуз­ку. Мы прак­ти­че­ски пере­ста­ли работать.

- Люди в пани­ке, все боят­ся, — под­клю­чи­лись дру­гие неф­тя­ни­ки. — Сре­ди людей бро­дит страх. Хотим ска­зать аки­му: пусть вме­ша­ет­ся, ина­че народ  взбунтуется.

-  Мы долж­ны быть в стра­хе, пото­му что сле­ду­ю­щая  оче­редь наша, пото­му что мы тоже были сре­ди неф­тя­ни­ков на Алане? — зада­ва­ли вопро­сы рабочие.

Они рас­ска­за­ли: в горо­де откры­лось новое пред­при­я­тие. Те, кто в 2011 году был уво­лен с рабо­ты, устро­и­лись туда. Имен­но их и вызы­ва­ют на допросы.

- В горо­де сно­ва вол­не­нии. Нас запу­ги­ва­ют. Народ воз­му­щен этой ситу­а­ци­ей, — гово­рят нефтяники.

К аки­ма­ту подо­шла ста­ро­жил горо­да Вене­ра Попова.

- Люди себя чув­ству­ют как на поро­хо­вой боч­ке, — ска­за­ла жен­щи­на жур­на­ли­стам. — Я тоже была на пло­ща­ди. И что, меня тоже нуж­но закрыть? За что? Если я гово­рю свое мне­ние, зна­чит пле­ту какие-то интриги?

- Сколь­ко вре­ме­ни допра­ши­ва­ют людей? И какое коли­че­ство людей вызва­ли на допрос?  — спра­ши­ва­ли журналисты.

- Мно­гих вызы­ва­ют. Послед­них чет­ве­рых  неф­тя­ни­ков допра­ши­ва­ли с 29-го мая, потом задер­жа­ли, — отве­ча­ли жанаозенцы.

Тру­мов при­нял людей спу­стя час, после того, как они появи­лись у зда­ния аки­ма­та. Жур­на­ли­стов пус­кать в зал аки­ма­та кате­го­ри­че­ски отка­за­лись. Один из дежур­ных поли­цей­ских пытал­ся закрыть видео­ка­ме­ры  рукой, но один из про­хо­дя­щих чинов­ни­ков дал ему знак: «Про­пу­сти».

Людей заве­ли в зал, где не было сту­льев.  Аким сел в крес­ло за стол.

- Вы зна­е­те, что мы сто­я­ли на алане из-за тру­до­во­го спо­ра, — обра­ти­лись к Серик­баю Тру­мо­ву неф­тя­ни­ки. — После это­го про­изо­шла тра­ге­дия, погиб­ло очень мно­го ребят.  Сей­час в СИЗО сидят 37 неф­тя­ни­ков. Они такие же неви­нов­ные, как и мы. Нам ска­за­ли: по нашим вопро­сам созда­на комис­сия. Но сно­ва нача­лись допро­сы. Уже всех вызва­ли, мно­гих по вто­ро­му разу. Ска­жи­те: раз­ве про­стой народ, рабо­чие могут орга­ни­зо­вать пере­во­рот в госу­дар­стве? А нам в КНБ гово­рят имен­но так: «Вы хоте­ли сде­лать пере­во­рот в государстве».

-  Каж­дая струк­ту­ра выпол­ня­ет свою рабо­ту, — отве­тил аким Жана­о­зе­на. — А при­го­вор по неф­тя­ни­кам будет огла­шен 4 июня…

- Все зна­ют: тогда умер­ло очень мно­го людей. И опять нача­лись гоне­ния. Теперь неф­тя­ни­кам предъ­яв­ля­ют обви­не­ние по 164 ста­тье. Чест­но гово­ря, это уже вызы­ва­ет смех.

- А что им предъ­яв­ля­ют? — поин­те­ре­со­вал­ся аким.

-  Обви­не­ния по 164 и 170 ста­тьям, — отве­ти­ли рабочие.

То, что в пред­сто­я­щем судеб­ном про­цес­се о раз­жи­га­нии соц­роз­ни появи­лась еще и 170 ста­тья УК (при­зы­вы к насиль­ствен­но­му свер­же­нию или изме­не­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя либо насиль­ствен­но­му нару­ше­нию един­ства тер­ри­то­рии РК), для жур­на­ли­стов ста­ло новостью.

- При­шли к вам, как к защит­ни­ку горо­жан, что­бы ска­зать: идет дав­ле­ние на рабо­чих, на про­стых людей, — про­дол­жи­ли неф­тя­ни­ки. — Что­бы вы нам помог­ли. Когда-то мы при­хо­ди­ли к Сар­бо­пе­е­ву и тоже гово­ри­ли о наших про­бле­мах… Теперь при­шли к вам.

-  Я вас пони­маю.  И моя основ­ная цель, что­бы у нас в горо­де было тихо и спо­кой­но. Что­бы каж­дый тру­дил­ся на сво­ей рабо­те, вос­пи­ты­вал спо­кой­но сво­их детей, ска­зал аким, но тут же  доба­вил:  — У нас есть раз­лич­ные орга­ны. Они выпол­ня­ют свои обя­зан­но­сти. Я не имею пра­во, вме­ши­вать­ся в рабо­ту этих струк­тур. Но то, что вы сей­час мне ска­за­ли, я поста­ра­юсь доне­сти до них. Или до аки­ма области.

Тру­мов пообе­щал: орга­ни­зу­ет для неф­тя­ни­ков  встре­чу с аки­мом обла­сти Муха­меджа­но­вым.  Потом попра­вил­ся: орга­ни­зу­ет толь­ко для несколь­ких пред­ста­ви­те­лей рабо­чих. О резуль­та­тах пообе­щал сооб­щить горо­жа­нам через два дня. Потом опять повторил:

- У каж­дых орга­нов есть свои обя­зан­но­сти. Напри­мер, орга­ны гос­бе­зо­пас­но­сти выпол­ня­ют свою рабо­ту. И я, даже не смот­ря на то, что аким, не имею пра­ва вме­ши­вать­ся в их работу…

Он обра­тил­ся к залу с запоз­да­лым обе­ща­ни­ем (луч­ше позд­но, чем нико­гда): встре­тить­ся с роди­те­ля­ми и род­ствен­ни­ка­ми 37-ми неф­тя­ни­ков и по воз­мож­но­сти помочь  их семьям, детям:  «Конеч­но, мое поже­ла­ние, что­бы этих ребят оправ­да­ли и выпустили».

Помо­гать КНБ тоже запретил

Обе­ща­ние аки­ма о помо­щи семьям под­су­ди­мых неф­тя­ни­ков было очень кста­ти. Рабо­чие как раз рас­ска­за­ли о том, что сотруд­ни­ки ДКНБ так переб­де­ли, что… запре­ти­ли рабо­чим соби­рать день­ги в помощь семьям 37 аре­сто­ван­ных неф­тя­ни­ков. При­чем ника­кие дру­гие госор­га­ны, судя по все­му, не взя­ли на себя этих функ­ций: семьи аре­сто­ван­ных, остав­шись без кор­миль­ца, зани­ма­ют день­ги даже на поезд­ки в Актау, что­бы бывать на судеб­ных процессах.

- Через проф­ком мы реши­ли орга­ни­зо­вать финан­со­вую помощь семьям и детям, аре­сто­ван­ных 37 неф­тя­ни­ков. В проф­ко­ме были не про­тив, но ДКНБ запре­тил  руко­во­ди­те­лям и бух­гал­те­рии делать отчис­ле­ния с наших зар­плат, — сооб­щи­ли аки­му нефтяники.

- Если хоти­те им помочь, вам никто это не запре­ща­ет. Но может быть есть какие-то пре­пят­ствия… Под­пи­са­ние доку­мен­тов, бумаг, откры­тие сче­тов и т.д. — отве­тил аким  и пред­ло­жил: «Мож­но  лич­но  пла­тить — из сво­е­го кар­ма­на. Это никто не запрещает».

Неф­тя­ни­ков ответ чинов­ни­ка не удовлетворил.

- Мы же вам гово­рим: ДКНБ пере­крыл нам воз­мож­ность пере­чис­лять день­ги семьям нефтяников…

- Я еще раз вам гово­рю: это ваше лич­ное пра­во помо­гать неф­тя­ни­кам, — как то опять неопре­де­лен­но отве­тил Трумов.

- А вы може­те нам помочь в этом?

- Не имею пра­во вме­ши­вать­ся. Давай­те вы сами меж­ду собой реши­те, орга­ни­зуй­тесь. Вы как граж­дане сами объ­еди­няй­тесь и орга­ни­зо­вы­вай­те это. К это­му не име­ет отно­ше­ние ни аки­мат в Озене, ни пред­при­я­тия и ни какие-то дру­гие госу­дар­ствен­ные органы.

Люди пыта­лись все-таки досту­чать­ся до аки­ма: «Эти день­ги долж­ны были пере­чис­лять­ся по ведо­мо­сти, через бух­гал­те­рию. Это реша­ло пред­при­я­тие, но после вме­ша­тель­ства спец­служб, реше­ние было при­оста­нов­ле­но»,  — объ­яс­ня­ли они.

- Если это КНБ, то на них нель­зя повли­ять? Это КНБ всех запу­га­ло! А вы дума­е­те, люди сами  смо­гут решить этот вопрос?  Раз­ве помощь — это пло­хо? У меня чет­ве­ро детей. Чем я буду их кор­мить? Как смо­гу их вырас­тить одна? — выкрик­ну­ла жен­щи­на из зала.

Ниче­го не смог отве­тить Тру­мов, толь­ко повто­рил: «Я вас пре­крас­но пони­маю, вам никто не запре­ща­ет лич­но соби­рать день­ги…». То есть опять пред­ло­жил: помо­гай­те не пере­чис­ле­ни­ем, а так ска­зать, наличкой.

Мама под­су­ди­мо­го Нары­на Жары­л­га­сы­но­ва  спро­си­ла: «Гово­рят, Назар­ба­ев дол­жен при­е­хать в Жана­о­зен. Это правда?».

- Да, я слы­шал, дол­жен при­е­хать, но когда и како­го чис­ла точ­но ска­зать не могу…

- Он когда-то заяв­лял, что наши ребя­та не вино­ва­ты. А теперь смот­ри­те, как стра­да­ют наши дети, — гла­за пожи­лой жен­щи­ны уста­ли от слез, она гово­ри­ла  еле слышно.

- Я вас пони­маю. Вы — мама. Но не в моих силах вам чем-то помочь. Все, что я могу сде­лать, — помочь, вам и семьям этих 37 нефтяников.

- Дети ждут сво­их отцов. Сего­дня День защи­ты детей и мы хотим устро­ить им празд­ник, но у нас нет денег. Вы мог­ли бы нам помочь? Что­бы орга­ни­зо­вать пода­рок детям, что­бы они бес­плат­но погу­ля­ли два часа в пар­ке. Нам ведь так никто прак­ти­че­ски не помог. У нас к вам прось­ба: открой­те, пожа­луй­ста, сего­дня парк «Акку» для детей, что­бы наши дети пока­та­лись там, — попро­си­ли жен­щи­ны у аки­ма Трумова.

Этот вопрос оша­ра­шил: по тра­ди­ции во всех горо­дах 1 июня на аттрак­ци­о­нах все дети ката­ют­ся бес­плат­но, в край­нем слу­чае, биле­ты роди­те­лям про­да­ют со зна­чи­тель­ной скид­кой. В Жана­о­зене так заня­ты под­го­тов­кой к завер­ша­ю­ще­му седь­мо­му судеб­но­му про­цес­су о раз­жи­га­нию соц­роз­ни и допро­са­ми, что забы­ли о детях? Почти все семьи неф­тя­ни­ков — это мно­го­дет­ные семья. И поче­му для горо­жан долж­ны открыть парк «Акку»?

Жур­на­ли­сты ожи­да­ли, что аким что-то разъ­яс­нит и воз­ра­зит: мол, что вы, сего­дня все бес­плат­но! Но Серик­бай Тру­мов отве­тил толь­ко: «Хоро­шо».

«Вы дове­де­те нас до бело­го каления!»

Люди вер­ну­лись к теме обес­пе­че­ния род­ствен­ни­ков аре­сто­ван­ных неф­тя­ни­ков авто­транс­пор­том. Еще до нача­ла Акта­ус­ких судеб­ных про­цес­сов мест­ные вла­сти офи­ци­аль­но заве­ря­ли: бес­плат­ный транс­порт будет обес­пе­чен на вре­мя всех процессов.

-  О чем ты спра­ши­ва­ешь, — воз­му­ща­лись  в зале. — Они в тече­ние двух меся­цев не дава­ли авто­бус, дума­ешь, дадут на один день?

- Поста­ра­юсь помочь с авто­бу­сом, — обе­щал аким.

- 4 мая в Актау на огла­ше­ние при­го­во­ра хотят поехать дети, семьи неф­тя­ни­ков. Для нас это будет  важ­ный и слож­ный день, пожа­луй­ста, помо­ги­те. Мы про­сто хотим, что­бы оправ­да­ли наших детей. Ведь в суде выяс­ни­лось: они неви­нов­ны, — про­дол­жа­ли про­сить женщины.

-  Ведь вы уже доста­ли всех нас, — не выдер­жа­ла и рас­пла­ка­лась одна из жен­щин. —  То не было рабо­ты, теперь люди ста­ли рабо­тать, но опять в наши дома при­хо­ди­те и  запу­ги­ва­е­те. Навер­ное, хва­тит уже над людь­ми изде­вать­ся. Вы же дове­де­те народ до бело­го кале­ния.  Эти 37 неф­тя­ни­ков уже инва­ли­ды. Их били, изде­ва­лись над ними, у мно­гих отби­тые поч­ки, раз­би­ты голо­вы, они без вины стра­да­ют. Неиз­вест­но, когда они вый­дут из тюрь­мы, смо­гут ли они жить потом нор­маль­ной жиз­нью. Ведь мы все зна­ем: кто бил людей, ста­ра­лись уни­что­жить род Адая. Им всем отби­ва­ли пах…

Аким попы­тал­ся людей успо­ко­ить. Тут в зал вбе­жал началь­ник ГУВД Аман­гель­ды Доса­ха­нов. Не спра­ши­вая, плюх­нул­ся в крес­ло рядом с аки­мом Тру­мо­вым, быст­ро обвел взгля­дом зал и, уви­дев жур­на­ли­стов,  поче­му-то силь­но расстроился.

- Теперь про­шу, что­бы вы вер­ну­лись на рабо­чие места, — попы­тал­ся тем вре­ме­нем завер­шить при­ем Тру­мов. — Думаю, нет нуж­ды посто­ян­но соби­рать­ся в аки­ма­те. Если у вас будут еще какие-то прось­бы,  могу прий­ти к вам на рабо­ту. Конеч­но, при­му эти вопро­сы в пись­мен­ном виде и обя­за­тель­но отвечу.

Аким попро­сил всех поки­нуть зал и пред­ло­жил: «Пусть уйдут те люди, кото­рым нуж­но на рабо­ту.  Те, кто хочет со мной пого­во­рить, при­му отдельно».

К сто­лу аки­му подо­шли жен­щи­ны, сле­дом с видео­ка­ме­ра­ми жур­на­ли­сты. Доса­ха­но­ву это не понравилось.

- Вы тут не долж­ны сни­мать, кто вам раз­ре­шил? — гру­бо выкрик­нул он.

Серик­бай Тру­мов отвер­нул­ся к окну.

- А вы сами, где сей­час нахо­ди­тесь? — спро­си­ли началь­ни­ка ГУВД журналисты.

- Не понял…  — рас­те­рял­ся полицейский.

- Вы в аки­ма­те, не в ГУВД же, поче­му тут рас­по­ря­жа­е­тесь? — воз­му­ти­лись в свою оче­редь журналисты.

Тру­мов смот­рел на Доса­ха­но­ва как кро­лик на удава.

- Вый­де­те все из зала! — крик­нул под­пол­ков­ник: вопро­сы жур­на­ли­стов его силь­но выве­ли из себя.

Как из-под зем­ли в зале вырос­ли двое поли­цей­ских и помощ­ни­ца акима.

- Вы може­те нам дать ком­мен­та­рии, — успе­ли толь­ко спро­сить пред­ста­ви­те­ли газет и теле­ви­де­ния у Тру­мо­ва. Аким утвер­ди­тель­но мах­нул головой.

- Иди­те, иди­те. Если аким дал сло­во, зна­чит, обя­за­тель­но его выпол­нит, — под­тал­ки­вая к выхо­ду жур­на­ли­стов, гово­ри­ла его помощница.

В фойе аки­ма­та жур­на­ли­сты тщет­но про­жда­ли при­е­ма аки­ма боль­ше часа.

«При­чем тут Ергазева?!»

Вышед­шие после инди­ви­ду­аль­ных бесед с аки­мом Жана­о­зе­на жен­щи­ны с шумом обсуж­да­ли, что «винов­ни­цей» визи­та неф­тя­ни­ков в аки­мат назва­ли… Тама­ру Ергазеву.

- Доса­ха­нов нам заявил: это опять Ерга­зе­ва все организовала!

Ерга­зе­ва тоже была на встре­че, прав­да, не про­ро­ни­ла ни сло­ва. Недав­но, после реше­ния суда об услов­ном сро­ке нака­за­ния за лист­ки в адрес поли­цей­ско­го Бар­жи­ко­ва (он сви­де­тель­ство­вал на суде «37 неф­тя­ни­ков» про­тив ее мужа Жан­бы­ра), она была осво­бож­де­на из-под домаш­не­го ареста.

Люди фобий под­пол­ков­ни­ка не поня­ли и воз­му­ща­лись: «При­чем тут вооб­ще Тама­ра?». К сло­ву, жур­на­ли­стам об акции неф­тя­ни­ков сооб­щи­ли жите­ли горо­да, но совсем не Тама­ра Ергазева.

Не выго­во­рив­шись в зале, жана­о­зен­цы рас­ска­зы­ва­ли о сво­их бедах  после встре­чи с аки­мом Тру­мо­вым прессе.

-  Я ни одно­го сво­е­го ребен­ка не могу тру­до­устро­ить, — гово­ри­ла Мей­рам­гуль Куж­ба­но­ва.  — Сей­час в аэро­пор­ту идет строй­ка, туда посла­ли людей, но мое­го сына не взя­ли. У него крас­ный диплом, а его отправ­ля­ют чистить город. Моя зар­пла­та  — 25 тысяч тен­ге. Нуж­но запла­тить за квар­ти­ру, ребен­ку нуж­но купить одеж­ду. Одни брю­ки сто­ят 5—6 тысяч тен­ге. А вы посмот­ри­те, какие цены на про­дук­ты. Что­бы купить мешок муки, отда­ешь пол­зар­пла­ты. Не я одна так живу. Почти все в Жана­о­зене так живут. Поэто­му при­шла не толь­ко ради себя, но и ради дру­гих людей. Заяв­ля­ют: неф­тя­ни­ков тру­до­устро­и­ли.  Но вот при­ез­жа­ла пра­ви­тель­ствен­ная комис­сия. Я даже писа­ла заяв­ле­ние им, что­бы мое­го ребен­ка взя­ли вме­сто отца на рабо­ту, хоть как-то помог­ли нам. И что­бы люди тру­до­устро­и­лись, почти поло­ви­на Жана­о­зе­на ждет сво­ей оче­ре­ди (кста­ти, по офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке в Жана­о­зене самый низ­кий уро­вень без­ра­бо­ти­цы — авт.).  А аким нас обыч­но не при­ни­ма­ет. Теперь ска­жи­те: к кому нам еще пой­ти? По теле­ви­зо­ру кри­чат вовсю: в Жана­о­зене людей на рабо­ту устра­и­ва­ют, откры­ва­ют­ся новые пред­при­я­тия. Где все это?

Жен­щи­ны рас­ска­за­ли: при­е­ма у аки­ма им при­хо­дит­ся ждать дол­го. С обрат­ной сто­ро­ны зда­ния аки­ма­та в спе­ци­аль­ном каби­не­те им выда­ют талон­чи­ки, где пишут:   при­ем через 5 дней, через 10… «Так и ждем меся­ца­ми, пока сами сюда не при­дем», — горест­но ска­за­ли они, прощаясь.

See the article here:
«Пусть КНБ пре­кра­тит произвол!»

архивные статьи по теме

Антикоррупционная кампания в Кыргызстане: реальная борьба или игра на публику?

Editor

Құлыбаевтың вилласынан шыққан дау, Мәсімовпен кездескен Байденнің ұлы және Пекинге барған Орталық Азия басшылары

Editor

2012: грандиозная неопределенность