15 C
Астана
28 июля, 2021
Image default

Прокуроры строят обвинение на показаниях ментов

Мы про­дол­жа­ем пуб­ли­ка­цию репор­та­жа с пре­ний в суде Актау, где под­хо­дит к кон­цу судеб­ное раз­би­ра­тель­ство по жана­о­зен­ско­му делу. Речь, напом­ним, идет о 37 под­су­ди­мых – тех самых басту­ю­щих неф­тя­ни­ках, кото­рые семь меся­цев про­си­ли у вла­сти спра­вед­ли­во­сти, были ата­ко­ва­ны поли­ци­ей, а затем обви­не­ны в орга­ни­за­ции беспорядков.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА, Шари­па ИСКАКОВА

 

Про­ку­рор­ский «раз­бор поле­тов» про­дол­жил (первую часть читай­те в мате­ри­а­ле «Раз не было заяв­ле­ний, зна­чит, и пыток не было!») стар­ший про­ку­рор  Кзы­лор­дин­ской област­ной про­ку­ра­ту­ры Думан Али­ев. В его спис­ке было  десять подсудимых.

«Он кри­чал и нега­тив­но вли­ял на сознание…»

«Под­су­ди­мый Мурат­бай Джу­ма­га­ли­ев вслед­ствие явно­го неува­же­ния к обще­при­знан­ным пра­во­вым и пове­ден­че­ским нор­мам, встав на путь пре­ступ­ле­ния, и в ниже­ука­зан­ных слу­ча­ях совер­шил тяж­кое пре­ступ­ле­ние про­тив обще­ствен­но­го поряд­ка и обще­ствен­ной без­опас­но­сти, а так­же про­тив режи­ма управ­ле­ния…» — заявил прокурор.

Его вер­сия тра­ги­че­ских собы­тий 16 декаб­ря 2011 года выгля­дит сле­ду­ю­щим обра­зом: «В  09:00 басту­ю­щие собра­лись на цен­траль­ной пло­ща­ди. При­мер­но в 10:00 по пла­ну город­ско­го аки­ма­та, начал­ся парад уче­ни­ков и сту­ден­че­ской моло­де­жи, они тор­же­ствен­но вхо­ди­ли на пло­щадь. В это вре­мя груп­па басту­ю­щих, в том чис­ле и Джу­ма­га­ли­ев собра­лись и мате­ри­ли  участ­ни­ков шествия, кри­ча­ли на них,умышленно меша­ли нор­маль­ной рабо­те обще­ства, не под­чи­ня­лись пред­ста­ви­те­лям вла­сти, кото­рые выпол­ня­ли свою рабо­ту по уста­нов­ле­нию обще­ствен­но­го поряд­ка, пыта­лись оста­но­вить празд­нич­ное мероприятие…».

Вину под­су­ди­мо­го Джу­ма­га­ли­е­ва про­ку­рор Али­ев оха­рак­те­ри­зо­вал так: 

- Джу­ма­га­ли­ев в груп­пе дру­гих людей, при­ме­няя силу в отно­ше­нии пред­ста­ви­те­лей вла­сти, изби­вая их рука­ми и нога­ми, пал­ка­ми, кам­ня­ми, про­рвав оцеп­ле­ние орга­ни­зо­ван­ное пред­ста­ви­те­ля­ми вла­сти с целью защи­ты участ­ни­ков пара­да, нача­ли мас­со­вые бес­по­ряд­ки. Потом он при­ме­нил силу в отно­ше­нии май­о­ра поли­ции М.Кызылкулулы и в отно­ше­нии дру­гих пред­ста­ви­те­лей вла­сти. Пока­зал при­мер участ­ни­кам мас­со­во­го бес­по­ряд­ка в ока­за­нии сопро­тив­ле­ния пред­ста­ви­те­лям вла­сти. Джу­ма­га­ли­ев про­дол­жил свои пре­ступ­ные дея­ния на пло­ща­ди, где не было про­ти­во­за­кон­ных дей­ствий со сто­ро­ны пред­ста­ви­те­те­лей вла­сти. Он без­осно­ва­тель­но кри­чал: «Где закон? Где спра­вед­ли­вость?»  и… нега­тив­но повли­ял на созна­ние дру­гих. При­зы­вал всех не под­чи­нять­ся пред­ста­ви­те­лям вла­сти так­же при­зы­вал к мас­со­вым беспорядкам. 

Участ­ник заба­стов­ки Мурат­бай Джу­ма­га­ли­ев на суде вину не при­знал. Неф­тя­ник рас­ска­зал, что пытал­ся успо­ко­ить моло­дежь под­няв­шись на сце­ну, но его никто не слу­шал, что пытал­ся защи­тить юрты, кри­ча: «Не тро­гай­те дома!». Заявил, что не под­жи­гал ново­год­нюю елку и не име­ет отно­ше­ния к орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ках и ника­ких сотруд­ни­ков не изби­вал, не мате­рил их.  Но про­ку­ро­ры счи­та­ют иначе.

- Несмот­ря на то, что под­су­ди­мый  не при­зна­ет вину, отве­ты потер­пев­ших, сви­де­те­лей, доку­мен­ты, собран­ные на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии, видео­за­пи­си, про­то­ко­лы,  — все пол­но­стью дока­зы­ва­ют его вину, — уве­ре­но заявил Думан Алиев.

Напри­мер сви­де­тель Қызы­лқұлұ­лы ука­зал, что Джу­ма­га­ли­ев актив­но участ­во­вал в мас­со­вых бес­по­ряд­ках, ока­зы­вал сопро­тив­ле­ние сотруд­ни­кам поли­ции, испол­нял осо­бую роль в про­ры­ве оцеп­ле­ния поли­цей­ских и посто­ян­но был в пер­вом ряду и бес­при­чин­но кри­чал: «Где спра­вед­ли­вость? Где закон?». И сви­де­тель вслед за про­ку­ро­ром ( или наобо­рот) счи­та­ет, что «бес­при­чи­ный» вопрос Джу­ма­га­ли­е­ва  про­во­ци­ро­вал людей на беспорядки. 

Думан Али­ев при­вел и сло­ва потер­пев­ше­го Муса­ба­е­ва. Тот на суде тоже ска­зал: «Джу­ма­га­ли­ев, кри­чал без­осно­ва­тель­но на алане, тол­кал поли­цей­ское оцеп­ле­ние, мате­рил поли­цей­ских». Соглас­но мате­ри­а­лам уго­лов­но­го дела, ему вто­рил сви­де­тель под псев­до­ни­мом «Арман». Он тоже ска­зал: под­су­ди­мый дер­гал за руки сотруд­ни­ка поли­ции Кызыл­ку­лу­лы, ока­зы­вал сопро­тив­ле­ние  поли­ции, актив­но участ­во­вал в пре­пят­ство­ва­нии празд­нич­ных меро­при­я­тий. Сви­де­тель под псев­до­ни­мом «Мурат»: «Джу­ма­га­ли­ев ока­за­вал сопро­тив­ле­ние сотруд­ни­кам поли­ции, тол­кал их, при­ме­нял в их отно­ше­нии силу, ломал оцеп­ле­нии орга­ни­зо­ван­ное полицией». 

- Счи­таю, Джу­ма­га­ли­ев не при­зна­ет свою вину, что­бы избе­жать уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, — ска­зал в заклю­че­нии про­ку­рор. — Смяг­ча­ю­щи­ми вину Джу­ма­га­ли­е­ва обсто­я­тель­ства­ми явля­ют­ся  нали­чие чет­ве­рых мало­лет­них детей и несу­ди­мость. В соот­вет­ствии со ста­тьей 54 УПК обсто­я­тельств отя­го­ща­ю­щих  его вину нет. В соот­вет­ствии со ста­тьей 10 УК совер­шен­ные Джу­ма­га­ли­е­вым пре­ступ­ные дея­ния отно­сят­ся к кате­го­рии тяж­ких пре­ступ­ле­ний. Что­бы вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость в отно­ше­нии Джу­ма­га­ли­е­ва, и пре­ду­пре­дить совер­ше­ние им новых пре­ступ­ле­ний (!) счи­таю, ему надо назна­чить нака­за­ние в виде… лише­ния свободы.

«Они были при­ме­ром гру­бых, бес­чест­ных действий»

Закон­чив с Джу­ма­га­ли­е­вым, про­ку­рор пере­шел к сле­ду­ю­ще­му под­су­ди­мо­му — Мура­ту Косбармакову.

Про­дуб­ли­ро­вав нача­ло речи с преды­ду­ще­го под­су­ди­мо­го («…участ­во­вал в нераз­ре­шен­ной заба­стов­ке, кото­рая не соот­вет­ство­ва­ла поряд­ку, уста­нов­лен­но­му зако­на­ми…») Думан Али­ев заявил: «16 декаб­ря Кос­бар­ма­ков, при­ме­няя силу в отно­ше­нии пред­ста­ви­те­лей вла­сти, изби­вая их рука­ми-нога­ми, пал­ка­ми, кам­ня­ми, про­рвав оцеп­ле­ние орга­ни­зо­ван­ное пред­ста­ви­те­ля­ми вла­сти с целью защи­ты участ­ни­ков пара­да нача­ли мас­со­вые бес­по­ряд­ки пере­рос­шие в погро­мы и уни­что­же­ние иму­ще­ства. Для это­го они раз­во­ро­ти­ли брус­чат­ку на алане и с целью нане­сти телес­ные повре­жде­ния несколь­ко раз кида­ли в пред­ста­ви­те­лей пра­ви­тель­ства кам­ни. Госу­дар­ству был нане­сен ущерб в раз­ме­ре 27 мил­ли­о­нов тен­ге за пор­чу брус­чат­ки на пло­ща­ди. А 13 поли­цей­ских полу­чи­ли телес­ные повре­жде­ния в резуль­та­те при­ме­не­ния силы со сто­ро­ны  Кос­бар­ма­ко­ва и дру­гих. Они били  поли­цей­ских рука­ми-нога­ми, кам­ня­ми, про­рва­ли оцепление».

 Про­ку­рор отме­тил, что Кос­бар­ма­ков  не толь­ко при­ме­нял силу (какую имен­но, не уточ­нил) в отно­ше­нии май­о­ра Оте­ше­ва,  кото­рый, понят­но, был при испол­не­нии, но пока­зы­вал ему еще и фигу.

-Так­же  при­ме­ром сво­их гру­бых и бес­чест­ных дей­ствий под­су­ди­мый про­во­ци­ро­вал дру­гих людей, — вновь под­чер­нул про­ку­рор Али­ев. — При­зы­вал их к актив­но­му непо­ви­но­ве­нию пред­ста­ви­те­лям пра­ви­тель­ства и к мас­со­вым беспорядкам.

То, что 16 декаб­ря 2011 на пло­ща­ди Жана­о­зе­на, были пред­ста­ви­те­ли пра­ви­тель­ства, на суде услы­ша­ли впервые. 

Про­ку­рор про­дол­жал: «Таким обра­зом, под­су­ди­мый совер­шил пре­ступ­ле­ния преду­смот­рен­ные частя­ми 2, 3 ста­тьи 241, и части 2, ста­тьи 321 УК РК. Несмот­ря на то, что Мурат Кос­бар­ма­ков не при­зна­вал свою вину, его уго­лов­ные дей­ствия пол­но­стью дока­за­ны мате­ри­а­лом  следствия.

Али­ев пере­чис­лил: сви­де­тель под псев­до­ни­мом «А.Сапаргалиев» рас­ска­зал: видел как Кос­бар­ма­ков кидал кам­ни в поли­цей­ских, угро­жал и мате­рил их. Сви­де­тель «Мурат» узнал Мура­та — яко­бы, тот актив­но участ­во­вал в мас­со­вых бес­по­ряд­ках, пока­зал себя как нару­ши­тель поряд­ка. Он напа­дал на заме­сти­те­ля  началь­ни­ка ГУВД Уте­ше­ва и… оскор­бил его непри­лич­ным жестом. Еще напа­дал на поли­цей­ское оцеп­ле­ние. Кидал­ся кам­ня­ми, был еще в нетрез­вом состо­я­нии… Потер­пев­ший Саги­ев так­же сооб­щил о «бес­чест­ных» дей­стви­ях  Кос­бар­ма­ко­ва,  а имен­но, что под­су­ди­мый ока­зы­вая сопро­тив­ле­ние сотруд­ни­кам поли­ции, он пока­зы­вал фигу поли­цей­ским. Потер­пев­ший Муса­ба­ев, Аман­гель­ди­ев, Кой­ла­нов рас­ска­за­ли тоже самое. 

« Это под­твер­жда­ет и видео­ма­те­ри­ал», — заве­рил про­ку­рор, хотя при про­смот­ре в зале суда видео­кад­ров, кажет­ся, никто не видел инте­рес­ных ком­би­на­ций из паль­цев, кото­рые  так глу­бо­ко тро­ну­ли поли­цей­ских и прокуроров.

Смяг­ча­ю­щим обсто­я­тель­ством для обви­ня­е­мо­го может слу­жить нали­чие мало­лет­них детей и несу­ди­мость, завер­шил про­ку­рор. Отя­го­ща­ю­щим уго­лов­ную ответ­ствен­ность обсто­я­тель­ством  назвал совер­ше­ние пре­ступ­ле­ния в состо­я­нии алко­голь­но­го опьянения.

- Совер­шен­ные Джу­ма­га­ли­е­вым пре­ступ­ные дея­ния отно­сят­ся к кате­го­рии тяж­ких пре­ступ­ле­ний. Учи­ты­вая, что он не при­зна­ет вины, и не рас­ка­и­ва­ет­ся в неэтич­ном пове­де­нии, счи­таю, ему надо назна­чить нака­за­ние в виде лише­ния сво­бо­ды, — без сомне­ния завер­шил Думан Алиев.

«Непе­са тоже нуж­но лишить свободы»

Харак­те­ри­сти­ка дей­ствий сле­ду­ю­ще­го под­су­ди­мо­го Бауы­р­жа­на Непе­са в точ­но­сти сов­па­да­ла с дей­стви­я­ми, зачи­тан­ны­ми в адрес преды­ду­щих под­су­ди­мых: «…рука­ми-нога­ми, кам­ня­ми, пал­ка­ми били пред­ста­ви­те­лей поли­ции, нача­ли мас­со­вые бес­по­ряд­ки, пере­рос­шие в погро­мы и уни­что­же­ние имущества…».

Прав­да, тут обви­не­ние доба­ви­ло новые дета­ли. Непес «раз­ло­мал сце­ну, сто­и­мо­стью 4 мил­ли­о­на тен­ге, а так­же зву­ко­уси­ли­ва­ю­щую аппа­ра­ту­ру сто­и­мо­стью 420 тысяч тен­ге, при­чи­нив ущерб госу­дар­ству на 4 мил­ли­о­на 420 тысяч тен­ге. Из-за дей­ствий Непе­са и дру­гих постра­да­ло 13 полицейских».

- Не нашли под­твер­жде­ния фак­ты, что Непес при­зы­вал к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, — отме­тил про­ку­рор Али­ев. — Поэто­му счи­таю, что часть 3, ста­тьи 241 УК РК не при­ме­ни­ма к нему.

  Но сто­ро­на обви­не­ния наста­и­ва­ла, что­бы  Непес полу­чил нака­за­ние в соот­вет­ствии с частью 2, ста­тьи 241 УК и частью 2, ста­тьи 321 УК.

- Под­су­ди­мый Непес, при­знал свою вину частич­но, — гово­рил  про­ку­рор. — Но в ходе судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства пол­но­стью отка­зал­ся от при­зна­ния вины. Мате­ри­а­ла­ми уго­лов­но­го дела  его вина дока­зы­ва­ет­ся полностью. 

Про­ку­рор опять пере­шел к цити­ро­ва­нию сви­де­те­лей-поли­цей­ских.  Их про­тив под­су­ди­мо­го высту­пи­ло аж  пять человек.

Сви­де­тель Алда­ше­ва на суде рас­ска­за­ла: Непес ее род­ствен­ник, поэто­му она отка­зы­ва­ет­ся от пока­за­ний, дан­ных на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии.  «Счи­таю ее отказ без­осно­ва­тель­ным», — ска­зал гособ­ви­ни­тель и … взял ее пока­за­ния за осно­ву обвинения. 

Сле­ду­ю­щий сви­де­тель Тлек­ка­бы­ло­ва рас­ска­за­ла, что в 9.45 пошла на цен­траль­ную пло­щадь. Там уви­де­ла, как неф­тя­ни­ки, про­рвав оцеп­ле­ние поли­цей­ских, нога­ми ски­ды­ва­ли зву­ко­уси­ли­ва­ю­щую аппа­ра­ту­ру. В это вре­мя она, Алда­ше­ва, Жол­ды­ба­ев виде­ли Непе­са Баур­жа­на. После это­го они убе­жа­ли.  «Алда­ше­ва про­си­ла этих людей пре­кра­тить погром, уйти. А Непес отве­тил: «Не хоти­те уме­реть — ухо­ди­те!». После это­го Алда­ше­ва села в чью-то маши­ну и уехала».

Сви­де­тель Ток­са­нов пока­зал: 16 декаб­ря сидел в ГУВД Жана­о­зе­на. В 11.30 его вызва­ли на пло­щадь Неза­ви­си­мо­сти, там он уви­дел сре­ди басту­ю­щих Непе­са. Он, яко­бы, мате­рил­ся, вышел на встре­чу участ­ни­кам пара­да, ока­зы­вал дав­ле­ние на поли­цей­ских. Затем под­няв­шись на сце­ну, раз­гро­мил обо­ру­до­ва­ние, и …гонял полицейских.

Сви­де­тель под псев­до­ни­мом «Мурат» рас­ска­зал: Непес ока­зы­вал сопро­тив­ле­ние поли­цей­ским, изби­вал их, кидал в них кам­ни, гро­мил обо­ру­до­ва­ние на сцене.

- Веще­ствен­ные дока­за­тель­ства, под­твер­жда­ю­щие вину Непе­са, при­об­ще­ны к мате­ри­а­лам уго­лов­но­го дела, — заве­рил прокурор.

Смяг­ча­ю­щим обсто­я­тель­ством вины под­су­ди­мо­го гособ­ви­ни­тель так­же назвал нали­чие мало­лет­них детей и отсут­ствие судимости.

- Отя­го­ща­ю­щих обсто­я­тельств нет, тем не менее, в соот­вет­ствии со ста­тьей 10 УК РК дея­ния Непе­са отно­сят­ся к кате­го­рии тяж­ких пре­ступ­ле­ний. Поэто­му счи­таю, что его тоже надо лишить сво­бо­ды, — опу­стил в оче­ред­ной раз гильо­ти­ну «пра­во­су­дия» прокурор.

При­знал бы вину — и осво­бо­ди­ли бы?

Неф­тя­ни­ку Жана­ту Мурин­ба­е­ву повез­ло боль­ше, но не спас­ло от про­ку­рор­ско­го  вер­дик­та «лишить сво­бо­ды тоже».  По вер­сии обви­не­ния под­су­ди­мый  тоже «умыш­лен­но пре­пят­ство­вал про­ве­де­нию празд­нич­ных меро­при­я­тий и не под­чи­нял­ся закон­ным тре­бо­ва­ни­ям пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, при­зы­вал к непод­чи­не­нию пред­ста­ви­те­лей пра­ви­тель­ства, сво­им пове­де­ни­ем давал при­мер другим…».

- В соот­вет­ствии с частью 6, ста­тьи 317 УК РК, про­ку­рор име­ет пра­во при рас­сле­до­ва­нии дела брать за осно­ву свои внут­рен­ние убеж­де­ния, — неожи­дан­но при­от­крыл зана­вес про­фес­си­о­наль­ных тайн, Думан Али­ев. — Если поло­же­ние под­су­ди­мо­го не ухуд­ша­ет­ся, и его пра­ва не нару­ша­ют­ся, про­ку­рор может изме­нить обви­не­ние. Мы счи­та­ем, что часть обви­не­ний с Мурин­ба­е­ва могут быть сня­та, а имен­но по части 2, ста­тьи 241 УК РК.

Каза­лось, мож­но было вздох­нуть и пора­до­вать­ся за  Жана­та, но не тут-то было. Про­ку­рор свою речь еще не закончил.

 — Все же свою вину пол­но­стью он не при­зна­ет, — рас­суж­дал Али­ев. —  Гово­рит, что ходил на алан смот­реть кон­церт, при­мер­но в 11.30 ушел домой. Око­ло 15.00 захо­дил к сосе­ду, что­бы позво­нить род­ствен­ни­кам жены. Вече­ром поехал к ним же. Вый­дя из дома вече­ром, услы­шал выстре­лы и испу­гав­шись вер­нул­ся.  Даже если Мурин­ба­ев не при­зна­ет свою вину, собран­ные на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии пока­за­ния сви­де­те­лей, потер­пев­ших, поня­тых, про­то­ко­лы  и дру­гие мате­ри­а­лы  пол­но­стью  дока­зы­ва­ют его вину. Было выяс­не­но: его пока­за­ния не име­ют осно­ва­ния. По полу­чен­ным от ком­па­нии «Диджи­тал ТВ» рас­пе­чат­кам след­ствие выяс­ни­ло: Мурин­ба­ев ника­ких звон­ков не делал. 4 апре­ля во вре­мя опро­са сви­де­те­ля Мыл­ты­ко­ва, спро­сил его: «Не ты ли ско­ман­до­вал на алане: «Стре­ляй по моей коман­де на пора­же­ние!».  При этом ска­зал, что слы­шал это сам. Мурин­ба­ев был на цен­траль­ной пло­ща­ди. Так же, дру­гие сви­де­те­ли виде­ли его там   кри­чав­ше­го и при­зы­вав­ше­го к мас­со­вым беспорядкам.…

  Обсто­я­тель­ства­ми, смяг­ча­ю­щи­ми вину Мурин­ба­е­ва, про­ку­рор назвал нали­чие мало­лет­них детей и отсут­ствие суди­мо­сти. Итог про­ку­рор под­вел стандартно:

- Хотя отя­го­ща­ю­щих вину обсто­я­тельств нет, тем не менее, в соот­вет­ствии со ста­тьей 10 УК РК дея­ния Мурин­ба­е­ва отно­сят­ся к кате­го­рии пре­ступ­ле­ний сред­ней тяже­сти. Но Мурин­ба­ев пол­но­стью не при­зна­ет свою вину, поэто­му счи­таю, его надо лишить свободы.

Под­су­ди­мый Пара­хат Дюсен­ба­ев, по вер­сии про­ку­ро­ров, «бил поли­цей­ских рука­ми-нога­ми, кам­ня­ми, пал­ка­ми, и в соста­ве дру­гих начал мас­со­вые бес­по­ряд­ки, пере­рос­шие в погро­мы, под­жо­ги. Вслед­ствие это­го постра­да­ло 13 пред­ста­ви­те­лей поли­ции. Но непод­чи­не­ние пред­ста­ви­те­лям пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нов и при­зы­вы к мас­со­вым бес­по­ряд­кам не нашли   подтверждения».

- Поэто­му счи­та­ем, что обви­не­ние по части 3, ста­тьи 241УК РК,  выдви­ну­то про­тив него излишне, — ска­зал Думан Али­ев и заве­рил суд: « Под­су­ди­мый Дюсен­ба­ев пол­но­стью отри­ца­ет свою вину. Но след­ствен­ные мате­ри­а­лы  дока­зы­ва­ют его вину  полностью».

«След­ствен­ные мате­ри­а­лы», заме­тим, это опять свидетели.

Сви­де­тель под псев­до­ни­мом «Куа­ныш», пока­зал: под­су­ди­мый оттал­ки­вал поли­цей­ских, про­рвал оцеп­ле­ние и бежал в сто­ро­ну сце­ны. «Куа­ныш» зна­ком с Пара­ха­том со школь­ных лет. Когда Дюсен­ба­ев начал кидать кам­ни в поли­цей­ских «Куа­ныш» ушел с алана.

Дру­гой сви­де­тель — Ток­са­нов, рас­ска­зал, что был на цен­траль­ной пло­ща­ди Жана­о­зе­ня по при­ка­зу началь­ства. Видел Дюсен­ба­е­ва, про­ры­вав­ше­го оцеп­ле­ние поли­цей­ских. Еще один сви­де­тель —  Шегеб­а­ев, видел как Пара­хат кидал кам­ни в сто­ро­ну полицейских.

Потер­пев­ший Кой­ла­нов видел, как Пара­хат, яко­бы, актив­но участ­во­вал в мас­со­вых беспорядках. 

-  Надо заме­тить, что Дюсен­ба­ев при­знал­ся, что мате­рил пред­ста­ви­те­лей поли­ции, и сожа­ле­ет об этом, — заме­тил прокурор. 

  Обсто­я­тель­ства­ми, смяг­ча­ю­щи­ми вину Дюсен­ба­е­ва, про­ку­рор назвал нали­чие мало­лет­них детей и отсут­ствие судимости. 

- Отя­го­ща­ю­щих его вину обсто­я­тельств нет, но дея­ние, совер­шен­ное Дюсен­ба­е­вым отно­сит­ся к кате­го­рии тяж­ких пре­ступ­ле­ний. Поэто­му счи­таю, что к нему тоже надо при­ме­нить нака­за­ние в виде изо­ля­ции от общества…

Боль­шой зуб на Жан­бы­ра Ергазева 

При­мер­но те же обви­не­ния про­ву­ча­ли в адрес Жан­бы­ра Ергазева.

- Под­су­ди­мый Ерга­зев бил поли­цей­ских рука­ми-нога­ми, кам­ня­ми, пал­ка­ми, и в соста­ве дру­гих начал мас­со­вые бес­по­ряд­ки, пере­рос­шие в погро­мы, под­жо­ги. Вслед­ствие это­го постра­да­ло 13 пред­ста­ви­те­лей поли­ции. В резуль­та­те дей­ствий Ерга­зе­ва по пор­че брус­чат­ки госу­дар­ству при­чи­нен ущерб в раз­ме­ре 27 мил­ли­о­нов тен­ге…, — зачи­ты­вал как под копир­ку про­ку­рор декабрь­скую исто­рию след­ствия сле­ду­ю­ще­го под­су­ди­мо­го Жан­бы­ра Ергазева. 

Жан­быр не при­знал сво­ей вины. Про­ку­рор в оче­ред­ной раз убеж­дал суд:   собран­ные на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии пока­за­ния сви­де­те­лей, потер­пев­ших, поня­тых, про­то­ко­лы и т.д. вину его пол­но­стью  дока­зы­ва­ют, гл все опять-таки стро­и­лось исклю­чи­тель­но на пока­за­ни­ях   сви­де­те­лей- полицейских.

 

Поли­цей­ский Бар­жи­ков, при­быв­ший по тре­во­ге на цен­траль­ную пло­щадь Жана­о­зе­на, узнал его по фото­таб­ли­це людей, полу­чив­ших огне­стрель­ные ране­ния.  Бар­жи­ков пока­зал: под­су­ди­мый Ерга­зев не под­чи­нял­ся и  оттал­ки­вал поли­цей­ских, про­рвал оцеп­ле­ние и  тоже бежал в сто­ро­ну сце­ны. При­дя на алан вто­рой раз, поли­цей­ский опять уви­дел Ерга­зе­ва, теперь уже кида­ю­ще­го кам­ни. Тогда Ерга­зев полу­чил огне­стрель­ное ране­ние в ногу. 

Сви­де­тель под псев­до­ни­мом «Арман»  пока­зал: Ерга­зев участ­во­вал в мас­со­вых бес­по­ряд­ках, кидал кам­ни, про­во­ци­ро­вал дру­гих к непо­ви­но­ве­нию. Сви­де­тель под псев­до­ни­мом «Мурат» — что видел Ерга­зе­ва, кидав­ше­го кам­ни, опи­сал его внешность.

- По заклю­че­нию судеб­но-меди­цин­ской экс­пер­ти­зы Ерга­зев полу­чил огне­стрель­ное ране­ние в пра­вое бед­ро, из-за кото­ро­го его здо­ро­вье в тече­ние трех недель было нару­ше­но. Ране­ние было оце­не­но как лег­кой тяже­сти, — заклю­чил прокурор.

На самом деле рана Жан­бы­ра не зажи­ва­ла в тече­ние не менее трех меся­цев. О пло­хом меди­цин­ском обслу­жи­ва­нии в  СИЗО Актау  и тяже­лой ране мужа, жур­на­ли­стам рас­ска­зы­ва­ла его жена — Тама­ра Ерга­зе­ва. По прось­бе одно­го горе-адво­ка­та она рас­кле­и­ла напи­сан­ные от руки лист­ки с пре­ду­пре­жде­ни­ем в адрес поли­цей­ско­го Бар­жи­ко­ва (адво­кат ее убе­дил, что поли­цей­ский… испу­га­ет­ся и не при­дет в суд — авт.), кото­рый по ее убеж­де­нию, пла­ни­ро­вал лже­сви­де­тель­ство­вать про­тив ее мужа на суде. Тама­ру задер­жа­ли и на два меся­ца, как раз на вре­мя про­ве­де­ния жана­о­зен­ско­го про­цес­са, поса­ди­ли  под домаш­ний арест. Суд над жен­щи­ной состо­ит­ся 16 мая в Жана­о­зен­ском суде.

Про­ку­рор  и в слу­чае с Жан­бы­ром Ерга­зе­вым, не был оригинален.

- Обсто­я­тель­ства­ми, смяг­ча­ю­щи­ми вину Ерга­зе­ва, явля­ет­ся нали­чие одно­го мало­лет­не­го ребен­ка и одно­го ребен­ка-под­рост­ка, — завер­шая, ска­зал Думан Али­ев. —    Отя­го­ща­ю­щих его вину обсто­я­тельств нет, но дея­ния Ерга­зе­ва отно­сят­ся к кате­го­рии тяж­ких пре­ступ­ле­ний. Поэто­му,  счи­таю,   к нему надо при­ме­нить нака­за­ние в виде изо­ля­ции от общества.

Про­дол­же­ние следует 

See the original article here:
Про­ку­ро­ры стро­ят обви­не­ние на пока­за­ни­ях ментов

архивные статьи по теме

Чаще всего берут в кредит «крутые» смартфоны

Подлинного лидера назначить невозможно

Кому в Казахстане пенсия не светит?