fbpx

«Пробуждение» в Казахстане и стремление властей «вернуть джинна в бутылку»

КОНКУРЕНТ И «УГРОЗА» В ЛИЦЕ УЗБЕКИСТАНА

На сай­те аме­ри­кан­ско­го новост­но­го агент­ства Bloomberg в ста­тье «Узбе­ки­стан откры­ва­ет­ся для ино­стран­ных инве­сти­ций, что сти­му­ли­ру­ет сопер­ни­че­ство с Казах­ста­ном» пишут, что про­во­ди­мая в послед­ние годы Таш­кен­том поли­ти­ка отка­за от изо­ля­ции раз­ви­ва­ет в Цен­траль­ной Азии «здо­ро­вую кон­ку­рен­цию».

По сло­вам заме­сти­те­ля дирек­то­ра депар­та­мен­та стран Ближ­не­го Восто­ка и Цен­траль­ной Азии Меж­ду­на­род­но­го валют­но­го фон­да Мар­ка Хор­то­на, «Узбе­ки­стан ста­нет кон­ку­рен­том Казах­ста­на за инве­сти­ции в пози­тив­ном пони­ма­нии», это будет спо­соб­ство­вать тому, что обе стра­ны будут «усерд­нее рабо­тать над улуч­ше­ни­ем про­зрач­но­сти, основ сво­ей поли­ти­ки и биз­нес-сре­ды».

«Откры­ва­ю­щий­ся для ино­стран­ных инве­сти­ций после мно­гих лет изо­ля­ции Узбе­ки­стан пред­став­ля­ет потен­ци­аль­ную угро­зу для пози­ции Казах­ста­на в каче­стве эко­но­ми­че­ско­го цен­тра Цен­траль­ной Азии. Насе­ле­ние Узбе­ки­ста­на — 33 мил­ли­о­на чело­век, что в пол­то­ра раза боль­ше насе­ле­ния Казах­ста­на, но, соглас­но дан­ным МВФ, его эко­но­ми­ка в три раза мень­ше», — гово­рит­ся в ста­тье.

Таможенный пост на границе Казахстана и Узбекистана. Май 2018 года.
Тамо­жен­ный пост на гра­ни­це Казах­ста­на и Узбе­ки­ста­на. Май 2018 года.

Хор­тон отме­ча­ет, что в Узбе­ки­стане боль­шой рынок и дивер­си­фи­ци­ро­ван­ная хоро­шо раз­ви­тая эко­но­ми­ка, осо­бен­но про­из­вод­ствен­ный сек­тор, поэто­му он не обя­за­тель­но будет кон­ку­ри­ро­вать с Казах­ста­ном во всех обла­стях. Стране сле­ду­ет учесть уро­ки Казах­ста­на в при­вле­че­нии ино­стран­ных инве­сти­ций, обе стра­ны долж­ны быть откры­ты для сотруд­ни­че­ства и вза­им­ных инве­сти­ций, доба­вил он.

Пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мир­зи­я­ев, при­шед­ший к вла­сти в 2016 году после смер­ти Исла­ма Кари­мо­ва, кото­рый бес­смен­но пра­вил стра­ной более чет­вер­ти века, про­воз­гла­сил курс на рефор­мы и откры­тость. Он либе­ра­ли­зо­вал валют­ный режим, упро­стил въезд для ино­стран­ных тури­стов, объ­явил об отка­зе от исполь­зо­ва­ния на полях при­ну­ди­тель­но­го тру­да, осво­бо­дил из тюрем десят­ки людей, кото­рые, как счи­та­лось, были осуж­де­ны по поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным обви­не­ни­ям.

По дан­ным мини­стер­ства эко­но­ми­ки Казах­ста­на, объ­ем дву­сто­рон­ней тор­гов­ли меж­ду Казах­ста­ном и Узбе­ки­ста­ном уве­ли­чил­ся с 1,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров в 2016 году до 2,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров в 2018 году.

«ПРОБУЖДЕНИЕ» В КАЗАХСТАНЕ И БЕСПОКОЙСТВО ВЛАСТЕЙ

На сай­те дело­вых ново­стей Intellinews.com пишут, что рост про­тестно­сти в Казах­стане сопро­вож­да­ет­ся огра­ни­че­ни­ем сво­бо­ды Интер­не­та. В пуб­ли­ка­ции при­во­дят дан­ные из отче­та меж­ду­на­род­ной непра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ции Freedom House о состо­я­нии сво­бо­ды Интер­не­та в мире и ана­ли­зи­ру­ют недав­ние митин­ги в Казах­стане.

Про­те­сты в Казах­стане, про­дол­жа­ю­щи­е­ся с июня 2018 года, когда в стране про­шли досроч­ные пре­зи­дент­ские выбо­ры (побе­ди­те­лем кото­рых объ­яви­ли Касым-Жомар­та Тока­е­ва, став­лен­ни­ка экс-пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва), в ста­тье назы­ва­ют «одним из наи­бо­лее при­ме­ча­тель­ных собы­тий в поли­ти­ке Цен­траль­ной Азии». «“Про­буж­де­ние” в Казах­стане про­дол­жа­ет­ся, доста­точ­ное коли­че­ство людей пока­зы­ва­ет, что они гото­вы участ­во­вать в демон­стра­ци­ях, что при­во­дит к серии несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных акций про­те­ста и застав­ля­ет вла­сти нерв­ни­чать», — отме­ча­ют в ста­тье.

Полицейские проводят задержания на месте, которое запрещенное в стране движение ДВК указало как точку проведения протеста. Нур-Султан, 26 октября 2019 года.
Поли­цей­ские про­во­дят задер­жа­ния на месте, кото­рое запре­щен­ное в стране дви­же­ние ДВК ука­за­ло как точ­ку про­ве­де­ния про­те­ста. Нур-Сул­тан, 26 октяб­ря 2019 года.

Вла­сти, пыта­ю­щи­е­ся сохра­нить тща­тель­но куль­ти­ви­ру­е­мый образ стра­ны «как ста­биль­но­го и совре­мен­но­го места для веде­ния ино­стран­ны­ми инве­сто­ра­ми биз­не­са», рабо­та­ют над тем, что­бы «вер­нуть джин­на в бутыл­ку». Один из под­хо­дов заклю­ча­ет­ся в резре­ше­нии про­во­дить опре­де­лен­ное коли­че­ство про­де­мо­кра­ти­че­ских демон­стра­ций.

Дру­гой метод осно­ван на сдер­жи­ва­нии сво­бо­ды Интер­не­та в Казах­стане, пишет Intellinews.com, отме­чая, что при­ме­ня­е­мые инстру­мен­ты ока­за­лись на деле доволь­но неук­лю­жи­ми.

В отче­те Freedom House гово­рит­ся, что пра­ви­тель­ство Казах­ста­на при­ня­ло меры, что­бы облег­чить себе кон­троль над кон­тен­том в Интер­не­те. На рын­ке интер­нет-свя­зи де-факто дей­ству­ет моно­по­лист в лице наци­о­наль­ной ком­па­нии «Казахте­ле­ком». Вла­сти при­об­ре­ли обо­ру­до­ва­ние для мони­то­рин­га соци­аль­ных сетей, спо­соб­ное отсле­жи­вать про­тестные настро­е­ния, отме­ча­ет меж­ду­на­род­ная орга­ни­за­ция. В стране при­бе­га­ют к бло­ки­ров­кам и огра­ни­че­нию досту­па к соци­аль­ным сетям.

После отстав­ки Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва с поста пре­зи­ден­та в мар­те 2019 года бло­ки­ров­ки ослаб­ли, но с при­бли­же­ни­ем пре­зи­дент­ских выбо­ров в июне огра­ни­че­ния воз­об­но­ви­лись. Пра­ви­тель­ство исполь­зо­ва­ло дру­гие сред­ства кон­тро­ля, вклю­чая бло­ки­ров­ку новост­ных ресур­сов, гово­рит­ся в докла­де Freedom House. Финан­си­ру­е­мые пра­ви­тель­ством трол­ли ста­ли намно­го более замет­ны­ми в соци­аль­ных сетях.

Аре­сты, пре­сле­до­ва­ния и запу­ги­ва­ние жур­на­ли­стов и акти­ви­стов в ответ на их онлайн-актив­ность уси­ли­лись, вла­сти пыта­ют­ся пода­вить ина­ко­мыс­лие во вре­мя «поли­ти­че­ско­го тран­зи­та», кон­ста­ти­ру­ют в меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции.

«Акти­ви­сты, настро­ен­ные на под­дер­жа­ние импуль­са новой вол­ны про­те­стов в стране, как кажет­ся, сто­ят перед боль­шой схват­кой ско­рее в режи­ме оффлайн, неже­ли в онлайне», — пишет Intellinews.com.

ПРИЧИНЫ ПРОТЕСТОВ: ЭКОНОМИКА, ДЕМОГРАФИЯ, «ЗАГОВОРЫ» И… СМАРТФОНЫ

В бри­тан­ском жур­на­ле Economist в ста­тье «Эко­но­ми­ка, демо­гра­фия и соци­аль­ные сети лишь частич­но объ­яс­ня­ют про­те­сты, про­хо­дя­щие сей­час во мно­гих стра­нах» пыта­ют­ся разо­брать­ся в подо­пле­ке демон­стра­ций по все­му миру. «Круп­ные анти­пра­ви­тель­ствен­ные демон­стра­ции, порой мир­ные, а порой и нет, в послед­ние неде­ли охва­ти­ли ули­цы на всех кон­ти­нен­тах: Алжир, Боли­вия, Вели­ко­бри­та­ния, Ката­ло­ния, Чили, Эква­дор, Фран­ция, Гви­нея, Гаи­ти, Гон­ду­рас, Гон­конг, Ирак, Казах­стан, Ливан, Паки­стан и не толь­ко», — пишут мате­ри­а­ле. Ана­ли­ти­ки назы­ва­ют эко­но­ми­че­ские, демо­гра­фи­че­ские при­чи­ны про­те­стов и при­во­дят кон­спи­ро­ло­ги­че­ские вер­сии.

Задержания на антиправительственом митинге в день досрочных президетских выборов в Казахстане. Нур-Султан, 9 июня 2019 года.
Задер­жа­ния на анти­пра­ви­тель­стве­ном митин­ге в день досроч­ных пре­зи­дет­ских выбо­ров в Казах­стане. Нур-Сул­тан, 9 июня 2019 года.

Эко­но­ми­че­ские объ­яс­не­ния во мно­гом сосре­до­то­че­ны на том, как незна­чи­тель­ные, каза­лось бы, изме­не­ния в уровне жиз­ни (напри­мер, рост тари­фов на мет­ро на 4 про­цен­та в Чили) ста­но­вят­ся послед­ней кап­лей в чаше тер­пе­ния людей, живу­щих в обще­ствах, где рас­тет нера­вен­ство.

Демо­гра­фи­че­ское объ­яс­не­ние при­чин про­те­стов заклю­ча­ет­ся в том, что основ­ная мас­са про­те­сту­ю­щих — моло­дые люди. Мир все еще доста­точ­но молод: сред­ний воз­раст жите­ля пла­не­ты состав­ля­ет 30 лет, при этом треть людей на Зем­ле моло­же 20 лет. Исто­рик Найл Фер­г­ю­сон про­вел парал­ле­ли с 1960 года­ми, когда, как и сей­час, обра­зо­вал­ся «избы­ток обра­зо­ван­ных моло­дых людей» — выпуск­ни­ков выс­ших учеб­ных заве­де­ний боль­ше, чем рабо­чих мест для них.

Что каса­ет­ся тео­рий заго­во­ров, то пра­ви­тель­ства часто любят гово­рить, что про­бле­мы вызва­ны дей­стви­ем зло­ве­щих внеш­них сил.

«Одна­ко ни одна из этих тео­рий не явля­ет­ся уни­вер­саль­ной. Миро­вая эко­но­ми­ка сей­час не стал­ки­ва­ет­ся с про­бле­ма­ми, какие име­ла десять лет назад, когда на ули­цы вышло гораз­до мень­ше людей», — пишет Economist. Что­бы запол­нить неко­то­рые про­бе­лы, остав­лен­ные эти­ми объ­яс­не­ни­я­ми, в ста­тье при­во­дят три новых фак­то­ра. «Один из них, о кото­ром мало кто упо­ми­на­ет, состо­ит в том, что, несмот­ря на все опас­но­сти, про­тест может быть более захва­ты­ва­ю­щим, чем рути­на повсе­днев­ной жиз­ни, и когда все вокруг идут на это, соли­дар­ность ста­но­вит­ся трен­дом». В ста­тье так­же отме­ча­ют роль «вез­де­су­щих смарт­фо­нов», кото­рые «облег­ча­ют орга­ни­за­цию и про­ве­де­ние про­те­стов», и гово­рят о том, что обыч­ные кана­лы поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции в послед­нее вре­мя ста­но­вят­ся нера­бо­то­спо­соб­ны­ми.

«Ни одна из этих тен­ден­ций, ско­рее все­го, не изме­нит­ся в бли­жай­шее вре­мя. Поэто­му, если демон­стран­ты не разо­ча­ру­ют­ся, эта вол­на про­те­ста, ско­рее, явля­ет­ся новым ста­ту­сом-кво, чем пред­вест­ни­ком гло­баль­ной рево­лю­ции», — пишет Economist.

ПУТЬ ИЗ КИТАЯ ЧЕРЕЗ КАЗАХСТАН В ОБХОД РОССИИ

В аме­ри­кан­ском жур­на­ле Forbes в ста­тье «Без оста­но­вок из Баку в Евро­пу: новый кори­дор Шел­ко­во­го пути» пишут о марш­ру­те из Китая в Евро­пу в обход Рос­сии, пер­вый поезд по кото­ро­му про­шел на этой неде­ле из китай­ско­го горо­да Сиань в Пра­гу. Казах­стан – одна из стран на пути.

Из Китая в Евро­пу по суше. Как сухой порт на гра­ни­це Казах­ста­на и Китая повли­я­ет на миро­вую тор­гов­лю:

«“Сре­дин­ный кори­дор” Ново­го Шел­ко­во­го пути — это серия из трех вза­и­мо­свя­зан­ных муль­ти­мо­даль­ных транс­порт­ных марш­ру­тов, кото­рые охва­ты­ва­ют серд­це Евра­зии и при­зва­ны уве­ли­чить ско­рость сухо­пут­ных пере­во­зок меж­ду Кита­ем и Евро­пой, одно­вре­мен­но открыть новые рын­ки для пере­вал­ки, про­из­вод­ства и тор­гов­ли вдоль пути. Этот кори­дор, извест­ный ранее как Тран­с­кас­пий­ский меж­ду­на­род­ный транс­порт­ный марш­рут, был осно­ван в 2014 году при парт­нер­стве Казах­ста­на, Азер­бай­джа­на и Гру­зии, но в конеч­ном ито­ге охва­тил Укра­и­ну, Румы­нию, Тур­цию и Поль­шу», — пишет Forbes.

«Сре­дин­ный кори­дор» — это соче­та­ю­щий желез­но­до­рож­ные пути и мор­ские пере­пра­вы марш­рут из Китая через Казах­стан в Азер­бай­джан, отку­да дви­же­ние раз­ветв­ля­ет­ся: одна линия идет через Гру­зию в Румы­нию; дру­гая сле­ду­ет из Гру­зии в Укра­и­ну, а тре­тья про­хо­дит по новой вет­ке Баку — Тби­ли­си — Карс в Евро­пу через турец­кий тун­нель Мар­ма­рай.

Соста­вы меж­ду Кита­ем и Евро­пой кур­си­ро­ва­ли по «Сре­дин­но­му кори­до­ру» уже пару лет, но поезд из Сиа­ня явля­ет­ся пер­вым, кото­рый про­шел через тон­нель Мар­ма­рай под про­ли­вом Бос­фор в Стам­бу­ле про­тя­жен­но­стью 13,5 кило­мет­ра. Тон­нель Мар­ма­рай откры­ли еще шесть лет назад, но до сих пор он не был готов к пере­воз­ке гру­зов. Его откры­тие обес­пе­чи­ва­ет бес­пе­ре­бой­ное сооб­ще­ние из Баку в Евро­пу, зна­чи­тель­но сокра­щая вре­мя достав­ки.

«Если мы взгля­нем на [ини­ци­а­ти­ву Китая «Один пояс – один путь»], то всё, что мы уви­дим, — это мно­же­ство раз­роз­нен­ных под­дер­жи­ва­е­мых Кита­ем про­ек­тов. Они не собе­рут­ся воеди­но, пока мы не доба­вим про­ек­ты Казах­ста­на «Нур­лы жол», логи­сти­че­скую эко­си­сте­му ЕС, рос­сий­скую желез­но­до­рож­ную импе­рию и рабо­ту кон­сор­ци­у­ма стран “Сре­дин­но­го кори­до­ра”», — пишет Forbes. Если один из марш­ру­тов в силу поли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских потря­се­ний или эко­ло­ги­че­ских про­блем ока­жет­ся забло­ки­ро­ван­ным, то това­ры будут пере­во­зить по дру­гим. Сей­час дей­ству­ет пять сухо­пут­ных кори­до­ров меж­ду Кита­ем и Евро­пой, еще боль­ше пла­ни­ру­ет­ся к запус­ку, отме­ча­ет изда­ние.

Все марш­ру­ты «Сре­дин­но­го кори­до­ра» пол­но­стью обхо­дят Рос­сию, «успеш­но под­ры­вая ее санк­ции в отно­ше­нии вво­за и тран­зи­та цело­го ряда това­ров из ЕС, таких как мясо, про­дук­ты пита­ния и сыр — имен­но то, что быст­ро­рас­ту­щий новый китай­ский сред­ний класс хочет поку­пать у Евро­пы», отме­ча­ет Forbes.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»