16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

По гамбургскому счету

Исто­рия о том, как жур­на­лист Рама­зан Есер­ге­пов отси­дел лиш­ний день, ста­ла послед­ней точ­кой в скан­даль­ном про­цес­се «КНБ про­тив Есер­ге­по­ва». Кое-кто счи­та­ет, что это мел­ко — бегать по судам из-за одно­го дня: мол, что не сто­ит овчи­на выдел­ки. Я так не счи­таю: вопрос не в дне, а в прин­ци­пе. И потом – кто там не был, тому слож­но понять цену одно­го лиш­не­го дня в неволе.

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

Любой мало-маль­ски гра­мот­ный чело­век пони­ма­ет, что если суд назна­чил нака­за­ние в три года, то это озна­ча­ет, что чело­век дол­жен отбыть в нево­ле ров­но 1095 дней. То есть на 1096‑й день он дол­жен проснуть­ся уже на воле. Вро­де бы, все пре­дель­но ясно. Но не сотруд­ни­кам КУИ­Са. У них своя мате­ма­ти­ка, спе­ци­фич­ная и, я бы ска­зал, очень странная.

Но если мате­ма­ти­че­скую неадек­ват­ность работ­ни­ков пени­тен­ци­ар­ной систе­мы еще как-то мож­но объ­яс­нить — они у нас в боль­шин­стве сво­ем «ака­де­ми­ев не кон­ча­ли», да и обще­ние с кон­тин­ген­том ока­зы­ва­ет вли­я­ние на умствен­ные спо­соб­но­сти, то неуме­ние счи­тать боль­ше деся­ти неко­то­рых судей объ­яс­нить гораз­до сложнее.

Рама­зан Есер­ге­пов решил про­явить прин­ци­пи­аль­ность и дока­зать, что КУИС, про­дер­жав его лиш­ний день, пре­вы­сил свои пол­но­мо­чия. Одна­ко суд не уви­дел это­го лиш­не­го дня заклю­че­ния жур­на­ли­ста и вынес реше­ние в поль­зу КУИ­Са. И все бы ниче­го, в смыс­ле, что про­иг­рыш оппо­зи­ци­он­но­го жур­на­ли­ста был вполне про­гно­зи­ру­ем (где вы виде­ли, что­бы оппо­нент поли­ти­че­ско­го режи­ма выиг­ры­вал в суде?!), если бы на суде не всплы­ли два доку­мент: один — из Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та, дру­гой — из Гене­раль­ной прокуратуры.

13 апре­ля было опуб­ли­ко­ва­но нор­ма­тив­ное поста­нов­ле­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та РК «Об офи­ци­аль­ном тол­ко­ва­нии норм Кон­сти­ту­ции РК по вопро­су исчис­ле­ния кон­сти­ту­ци­он­ных сро­ков», в кото­ром разъ­яс­ня­ет­ся меха­низм под­сче­та кон­сти­ту­ци­он­ных сро­ков в госу­дар­ствен­ной жиз­ни Казах­ста­на. Понят­но, что это разъ­яс­не­ние име­ет непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние и к тому, как долж­ны рас­счи­ты­вать­ся сро­ки отбы­тия уго­лов­но­го нака­за­ния в РК. Кон­сти­ту­ци­он­ный Совет счи­та­ет, что любой срок дол­жен исчис­лять­ся со дня наступ­ле­ния собы­тия (задер­жа­ние) и исте­ка­ет в послед­ний день уста­нов­лен­но­го пери­о­да. То есть, сле­дуя этой схе­ме, полу­ча­ет­ся, что Есер­ге­пов прав и его долж­ны были отпу­стить 5 янва­ря, но никак не 6‑го.

Вто­рой доку­мент — это пись­мо Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры от 13 мар­та 2012 года, где так­же опре­де­ля­ет­ся меха­низм исчис­ле­ния сро­ка нака­за­ния. Из это­го пись­ма так же одно­знач­но сле­ду­ет, что в рас­смат­ри­ва­е­мом в суде спо­ре прав Есергепов.

Види­мо, учи­ты­вая уро­вень под­го­тов­ки кад­ро­во­го соста­ва КУИС, Ген­про­ку­ра­ту­ра даже при­во­дит кон­крет­ный при­мер того, как нуж­но счи­тать, что назы­ва­ет­ся, на паль­цах. Цити­ру­ем: «К при­ме­ру, при услов­ном опре­де­ле­нии сро­ка нака­за­ния в 1 год, с его нача­лом — 1 янва­ря 2010, окон­ча­ни­ем сро­ка будет являть­ся 31 декаб­ря 2010 года (но никак не 1 янва­ря 2011 года, так как дан­ная дата будет являть­ся пер­вым днем сле­ду­ю­ще­го года)».

Из это­го пись­ма Ген­про­ку­ра­ту­ры явству­ет, что пороч­ная прак­ти­ка исчис­ле­ния сро­ков нака­за­ния, пред­по­ла­га­ю­щая уве­ли­че­ние сро­ка отбы­ва­ния нака­за­ния на один день, суще­ству­ет в боль­шин­стве испра­ви­тель­ных учре­жде­ний (в 11 из 15). То есть это не само­де­я­тель­ность отдель­ной коло­нии, где отбы­вал нака­за­ние Есер­ге­пов, а обыч­ная про­це­ду­ра. Эта­кий дове­сок к сро­ку каж­до­му зэку лич­но от КУИСА.

Пись­мо адре­со­ва­но МВД с целью пре­кра­ще­ния этой пороч­ной прак­ти­ки в систе­ме КУИС. Про­ще гово­ря, Ген­про­ку­ра­ту­ра ста­вит МВД на вид и про­сит пре­кра­тить без­об­раз­ни­чать. Понят­но, что с это­го момен­та бла­го­да­ря шуму, под­ня­то­му Есер­ге­по­вым по пово­ду его зло­счаст­но­го дня, ско­рее все­го, поря­док в этом вопро­се будет наве­ден — зэки будут выхо­дить в поло­жен­ные сро­ки. Но это каса­ет­ся толь­ко тех, кто будет осво­бож­ден зав­тра. Всем пере­си­дев­шим свой срок оста­ет­ся толь­ко утереться.

Дру­гой вопрос — это судь­ба иска Есер­ге­по­ва. Лич­но я очень сомне­ва­юсь, что ему удаст­ся в ста­ту­се непри­ми­ри­мо­го оппо­нен­та вла­сти чего-то добить­ся в суде сле­ду­ю­щей инстан­ции. Дело в том, что его дуэль с КНБ не закон­чи­лась, и с боль­шой долей веро­ят­но­сти мож­но пред­по­ло­жить, что все, что нын­че про­изо­шло в суде, явля­ет­ся пря­мым след­стви­ем «кура­тор­ства» этой орга­ни­за­ции. Вряд ли судья мог бы так наро­чи­то пре­не­бре­жи­тель­но отне­стись к ука­зан­ным выше доку­мен­там КС и Ген­про­ку­ра­ту­ры, если бы не имел «поже­ла­ния» от более вли­я­тель­ной структуры.

Что дол­жен делать судья, полу­чив два столь вес­ких под­твер­жде­ния право­ты пре­тен­зий Есер­ге­по­ва? Одно­знач­но — выне­сти реше­ние в его поль­зу. Ну раз­ве что при этом умень­шив сум­му иска. Что долж­ны в этой ситу­а­ции делать про­ку­ро­ры в суде? Одно­знач­но — под­дер­жать ист­ца в его спра­вед­ли­вых (с точ­ки зре­ния Ген­про­ку­ра­ту­ры) тре­бо­ва­ни­ях. Но про­ку­ро­ры пре­да­тель­ски мол­чат, а судья выно­сит реше­ние в поль­зу КУИ­Са. Вопрос на засып­ку: поче­му? Лич­но у меня одна вер­сия — за этим реше­ни­ем сто­ит КНБ, кото­рый не может поз­во­лить Есер­ге­по­ву выиг­рать в суде, пото­му что это будет выгля­деть, как буд­то он утер им нос.

Одна­ко судья, пони­мая, что напря­мую про­игно­ри­ро­вать пись­мо Ген­про­ку­ра­ту­ры нель­зя, меня­ет так­ти­ку. Он при­ду­мы­ва­ет новый ход — начи­на­ет счи­тать не по дням, а по часам. Так, он заяв­ля­ет, что ника­ко­го лиш­не­го дня нет, пото­му что Есер­ге­по­ва задер­жа­ли 6 янва­ря в 15.00, а отпу­сти­ли через три года 6 фев­ра­ля в 8.42. Мол, поса­ди­ли во вто­рой поло­вине дня, а выпу­сти­ли в первой.

С точ­ки зре­ния логи­ки — пол­ная каша из серии «в ого­ро­де бузи­на, а в Кие­ве — дядь­ка». С точ­ки зре­ния дей­ству­ю­ще­го зако­на, в кото­ром счет ведет­ся по кален­дар­ным дням (неза­ви­си­мо от того — утром задер­жа­ли, вече­ром или ночью), — вооб­ще пол­ная само­де­я­тель­ность. За такое, с поз­во­ле­ния ска­зать, «судей­ство» в любой дру­гой нор­маль­ной стране судья вряд ли судил бы дальше.

Конеч­но, не мое это дело — оце­ни­вать казах­стан­ских судей, пусть за их худо­же­ства отве­ча­ет тот, кто их назна­ча­ет. Так ска­зать, спрос по гам­бург­ско­му сче­ту. Лич­но мне куда более инте­рес­но дру­гое: как выкру­тят­ся из этой щекот­ли­вой ситу­а­ции судьи выс­шей инстан­ции? Как они отыг­ра­ют этот матч меж­ду тем, что это кому-то НАДО, и тем, что ТРЕБУЕТ закон. Пожи­вем — увидим.

Originally posted here:
По гам­бург­ско­му счету

архивные статьи по теме

Умирзак Шукеев ничего конкретного не сказал

Главред «Молодежной газеты» опасается провокаций

Ракетное бремя России не по карману