20 C
Астана
27 июня, 2022
Image default

Появились подробности о предполагаемой коррупции цементных заводов Гульнары Каримовой, опальной дочери покойного узбекского автократа Ислама Каримова

Неза­ви­си­мая гло­баль­ная медиа-орга­ни­за­ция OpenDemocracy опуб­ли­ко­ва­ла новые подроб­но­сти тре­тье­го раун­да судеб­ных пре­сле­до­ва­ний, воз­буж­ден­ных про­тив Гуль­на­ры Кари­мо­вой, опаль­ной доче­ри покой­но­го узбек­ско­го авто­кра­та Исла­ма Кари­мо­ва. Подроб­но­сти рас­кры­ва­ют роль казах­стан­ской груп­пы Visor в собы­ти­ях, имев­ших место до кон­чи­ны Каримовой.

Судеб­ный про­цесс, свя­зан­ный с уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ем, начал­ся в янва­ре в Таш­кен­те. 47-лет­няя Кари­мо­ва 18 мар­та была при­го­во­ре­на к лише­нию сво­бо­ды на срок более 13 лет по обви­не­нию в новом деле о вымо­га­тель­стве и хище­нии. Кари­мо­ва нахо­дит­ся в таш­кент­ской тюрь­ме с мар­та 2019 года за яко­бы нару­ше­ние усло­вий домаш­не­го аре­ста — домаш­ний арест был частью пяти­лет­не­го при­го­во­ра, выне­сен­но­го ей в 2015 году по обви­не­нию в хище­нии и вымо­га­тель­стве. В авгу­сте Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра Узбе­ки­ста­на заяви­ла, что Кари­мо­ва обви­ня­лась в неза­кон­ной покуп­ке госу­дар­ствен­ных акций двух узбек­ских цемент­ных заво­дов, Бекабад­це­мент и Кува­сай­це­мент, а затем их про­да­же ино­стран­ным биз­не­сме­нам после того, как яко­бы исполь­зо­ва­лись угро­зы для при­нуж­де­ния пер­во­на­чаль­ных вла­дель­цев к их пере­да­че. их ком­па­нии. Гене­раль­ный про­ку­рор так­же заяви­ла, что Кари­мо­ва помог­ла этим ино­стран­ным инве­сто­рам совер­шить даль­ней­шую неза­кон­ную дея­тель­ность. Нынеш­нее пра­ви­тель­ство Узбе­ки­ста­на пыта­ет­ся завла­деть ино­стран­ны­ми акти­ва­ми на 1,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, вклю­чая элит­ную недви­жи­мость, при­над­ле­жа­щую Каримовой.

В мар­те Кари­мо­ва при­го­во­ри­ли к лише­нию сво­бо­ды на срок более 13 лет по обви­не­нию в вымо­га­тель­стве и хищении.

OpenDemocracy обна­ру­жи­ла, что, хотя послед­ний судеб­ный про­цесс над Кари­мо­вой про­хо­дил за закры­ты­ми две­ря­ми и лич­но­сти ино­стран­ных инве­сто­ров не были уста­нов­ле­ны в суде, подроб­но­сти были рас­кры­ты в про­ме­жу­точ­ном реше­нии 2017 года,  выне­сен­ном Меж­ду­на­род­ным цен­тром по уре­гу­ли­ро­ва­нию инве­сти­ци­он­ных спо­ров (ICSID), a World Бан­ков­ский арбитраж.

«Реше­ние 2017 года было при­ня­то после того, как инве­сто­ры из казах­стан­ской груп­пы Visor пода­ли иск о воз­ме­ще­нии убыт­ков про­тив пра­ви­тель­ства Узбе­ки­ста­на на сум­му« не менее 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США ». Дело, нача­тое в 2013 году, каса­ет­ся тех же двух цемент­ных заво­дов — Бекабад­це­мент и Кува­сай­це­мент — в недав­нем деле про­тив Гуль­на­ры Кари­мо­вой, кото­рые, по всей види­мо­сти, были куп­ле­ны у быв­шей пер­вой доче­ри Узбе­ки­ста­на », — гово­рит­ся в сообщении. 

В отче­те гово­рит­ся, что алма­тин­ская груп­па Visor, осно­ван­ная извест­ным биз­не­сме­ном Айда­ном Карибжа­но­вым, явля­ет­ся инве­сти­ци­он­ной ком­па­ни­ей, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щей­ся на рын­ках быв­ше­го СССР. Карибжа­нов рабо­тал управ­ля­ю­щим дирек­то­ром Каз­ком­мерц­бан­ка в Казах­стане в кон­це 1990‑х годов и поки­нул банк в 2001 году, что­бы в том же году осно­вать Visor. В нояб­ре 2008 года он был назна­чен управ­ля­ю­щим дирек­то­ром казах­стан­ско­го суве­рен­но­го фон­да бла­го­со­сто­я­ния «Самрук-Казы­на». В фев­ра­ле 2009 года фонд предо­ста­вил Каз­ком­мерц­бан­ку финан­со­вую помощь в раз­ме­ре 985 млн дол­ла­ров США после того, как он постра­дал от миро­во­го финан­со­во­го кри­зи­са. В то вре­мя Каз­ком­мерц­банк так­же финан­си­ро­вал вло­же­ния Visor в цемент в Узбекистане.

«Тайные юрисдикции»

«Инве­сто­ры Visor вошли в цемент­ную про­мыш­лен­ность Узбе­ки­ста­на в 2006 году, купив доли в ком­па­ни­ях« Бекабад­це­мент »и« Кува­сай­це­мент », — отме­ча­ет­ся в сооб­ще­нии. «Это при­об­ре­те­ние и кон­со­ли­да­ция акций про­ис­хо­ди­ли через транс­на­ци­о­наль­ную кор­по­ра­тив­ную струк­ту­ру в ряде клю­че­вых миро­вых сек­рет­ных юрис­дик­ций, где доступ к кор­по­ра­тив­ной и финан­со­вой инфор­ма­ции часто затруднен».

Соглас­но отче­ту, инве­сто­ры Visor заяви­ли в сво­их пока­за­ни­ях в суде Все­мир­но­го бан­ка, что, по их мне­нию, ком­па­нии поку­па­лись напря­мую у Гуль­на­ры Кари­мо­вой, несмот­ря на то, что ее имя не ука­за­но в доку­мен­тах о покуп­ке акций. Суд согла­сил­ся с тем, что покуп­ная цена в 33,98 млн дол­ла­ров не явля­ет­ся офи­ци­аль­ным дока­за­тель­ством взят­ки. Одна­ко пра­ви­тель­ство Узбе­ки­ста­на утвер­жда­ло, что цена покуп­ки яко­бы содер­жа­ла взят­ку в раз­ме­ре 8,2 млн дол­ла­ров. Кари­мо­ва, как извест­но, пола­га­лась на завы­шен­ные согла­ше­ния о покуп­ке акций, что­бы облег­чить выпла­ту взя­ток в сво­их отно­ше­ни­ях с ино­стран­ны­ми инве­сто­ра­ми в узбек­ском теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ном сек­то­ре. В доку­мен­тах, подан­ных на Таш­кент­скую фон­до­вую бир­жу в 2006 году, ука­за­на цена про­да­жи в раз­ме­ре 2,2 млн дол­ла­ров, в то вре­мя как в согла­ше­нии о част­ной покуп­ке акций, заклю­чен­ном в Англии, фак­ти­че­ская цена покуп­ки соста­ви­ла 33,98 млн дол­ла­ров, заяви­ло пра­ви­тель­ство Ташкента.

OpenDemocracy про­ци­ти­ро­вал три­бу­нал, отме­тив­ший, что «пред­на­ме­рен­ный акт вве­де­ния лож­ной цены на бир­же не экви­ва­лен­тен наме­ре­нию мошен­ни­че­ства», и доба­вил, что «даже если бы была неко­то­рая пере­пла­та [в англий­ском согла­ше­нии], про­стой факт такой пере­пла­та сама по себе не озна­ча­ет, что пере­пла­та долж­на рас­смат­ри­вать­ся как взятка ».

Более того, по мне­нию суда, пра­ви­тель­ство Узбе­ки­ста­на «не (а) предо­ста­ви­ло сви­де­тель­ские пока­за­ния г‑жи Кари­мо­вой, кото­рая в то вре­мя нахо­ди­лась под стра­жей у вла­стей, или (б) не объ­яс­ни­ло, поче­му это было невозможно».

Пра­ви­тель­ство Узбе­ки­ста­на заяви­ло, что финан­си­ро­ва­ние, полу­чен­ное Visor от Каз­ком­мерц­бан­ка для финан­си­ро­ва­ния узбек­ских цемент­ных заво­дов, было несо­раз­мер­но сто­и­мо­сти двух заво­дов. Он так­же утвер­ждал, что ссу­ды были частью схе­мы мошен­ни­че­ства, про­во­ди­мой про­тив казах­стан­ско­го суве­рен­но­го фон­да бла­го­со­сто­я­ния, кото­рым управ­лял Карибжа­нов в то вре­мя, когда фонд ока­зал помощь Казкоммерцбанку.

Суд Все­мир­но­го бан­ка откло­нил обви­не­ния пра­ви­тель­ства Узбе­ки­ста­на в том, что ссу­ды явля­лись сви­де­тель­ством сдел­ки с заин­те­ре­со­ван­но­стью или мошен­ни­че­ства, гово­рит­ся в сообщении. 

Visor утвер­ждал, что в пери­од с 2010 по 2013 год узбек­ское госу­дар­ство вело неза­кон­ную кам­па­нию пре­сле­до­ва­ния и экс­про­при­а­ции, что в конеч­ном ито­ге обо­шлось ком­па­нии в 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в виде убыт­ков после того, как они поте­ря­ли свои инве­сти­ции в цемент­ные заво­ды. Ущерб воз­ник в основ­ном из-за кре­ди­та Каз­ком­мерц­бан­ка на сум­му $ 320 млн и впо­след­ствии начис­лен­ных про­цен­тов, отме­ча­ет OpenDemocracy. 

Одна­ко OpenDemocracy ука­за­ла, что в реше­нии три­бу­на­ла не было подроб­но опи­са­но, как были при­ме­не­ны инве­сти­ции в раз­ме­ре $ 320 млн, посколь­ку инве­сто­ры заяви­ли, что «их наме­ре­ни­ем было инве­сти­ро­вать в заво­ды BC [Bekabadcement] и KC [Kuvasaycement], а затем, в под­хо­дя­щее вре­мя, с точ­ки зре­ния рыноч­ных усло­вий, про­да­вать за их проценты ».

«437 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США — это зна­чи­тель­ная сум­ма по отрас­ле­вым стан­дар­там», — утвер­жда­ет OpenDemocracy. «Если посмот­реть на цемент­ную про­мыш­лен­ность Узбе­ки­ста­на за послед­нее деся­ти­ле­тие, ино­стран­ные инве­сто­ры постро­и­ли новые цемент­ные заво­ды мощ­но­стью более мил­ли­о­на тонн за счет инве­сти­ций в раз­ме­ре от 115 до 150 мил­ли­о­нов долларов».

В целом, в отче­те дела­ет­ся вывод о том, что в дета­лях дела мало что скла­ды­ва­ет­ся, посколь­ку исто­рии с обе­их сто­рон, похо­же, содер­жат внут­рен­ние противоречия.

Источ­ник: https://www.intellinews.com/

архивные статьи по теме

Миф об атомной бомбе Ирана развеян?

О китайской угрозе и визовом режиме

Editor

“Не была ли это провокация?”