«Политические лидеры перестали притворяться». О состоянии демократии в Европе и Центральной Азии

Азаттык: В вашем отче­те Nations in Transit — 29 стран. Поче­му вы реши­ли сфо­ку­си­ро­вать­ся имен­но на них?

Май­кл Смель­цер: Nations in Transit (NIT — «Стра­ны в пере­ход­ном пери­о­де». —​ Ред.) — это един­ствен­ный реги­о­наль­ный еже­год­ный отчет Freedom House, кото­рый отсле­жи­ва­ет раз­ви­тие демо­кра­тии [в реги­оне] от Цен­траль­ной Евро­пы до Цен­траль­ной Азии. NIT был запу­щен в 1995 году и сосре­до­то­чен на стра­нах, кото­рые недав­но вышли из [эпо­хи] ком­му­низ­ма. С тех пор сохра­ня­ет­ся тот же реги­о­наль­ный фокус. Мы дума­ем, что в оцен­ке раз­ви­тия инсти­ту­тов в стра­нах, кото­рые объ­еди­ня­ет схо­жее насле­дие, есть опре­де­лен­ная цен­ность.

Азаттык: В отче­те гово­рит­ся, что «в реги­оне сего­дня мень­ше демо­кра­тий, чем когда-либо с момен­та выхо­да отче­та в 1995 году». С каких пор вы заме­ти­ли эту тен­ден­цию? Како­вы ее при­чи­ны?

Аналитик организации Freedom House Майкл Смельцер.
Ана­ли­тик орга­ни­за­ции Freedom House Май­кл Смель­цер.

Май­кл Смель­цер: Сред­ний пока­за­тель демо­кра­тии в «тран­зит­ных» стра­нах сни­жал­ся 16 лет под­ряд. Чис­ло демо­кра­ти­че­ских стран нахо­дит­ся на самом низ­ком уровне за всю исто­рию отче­та. За послед­нее деся­ти­ле­тие чис­ло демо­кра­тий сокра­ти­лось на треть: с 15 до 10. В то же вре­мя чис­ло гибрид­ных режи­мов уве­ли­чи­лось более чем втрое: с трех до 10.

Инсти­ту­ты либе­раль­ной демо­кра­тии, кото­рые оце­ни­ва­ет Nations in Transit, под­вер­га­ют­ся натис­ку по всем направ­ле­ни­ям, и это про­ис­хо­дит уже доста­точ­но дол­гое вре­мя. Выбор­ны­ми меха­низ­ма­ми во мно­гих стра­нах, кото­рые мы отсле­жи­ва­ем, мани­пу­ли­ру­ют с тем, что­бы непра­во­мер­ное пре­иму­ще­ство полу­ча­ли дей­ству­ю­щие долж­ност­ные лица, как это про­ис­хо­дит в Вен­грии и Алба­нии. Пар­ла­мен­ты пере­ста­ли быть демо­кра­ти­че­ски­ми инсти­ту­та­ми в Сер­бии, Бол­га­рии и Гру­зии. Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции и граж­дан­ское обще­ство про­дол­жа­ют при­ни­мать уда­ры в авто­ри­тар­ных стра­нах Евра­зии, и так­же стал­ки­ва­ют­ся с рас­ту­щи­ми про­бле­ма­ми в более демо­кра­ти­че­ских усло­ви­ях в Цен­траль­ной Евро­пе. Одним сло­вом, поли­ти­че­ские лиде­ры во всем реги­оне пере­ста­ли при­тво­рять­ся, что игра­ют по пра­ви­лам демо­кра­тии.

Поли­ти­че­ские лиде­ры во всем реги­оне пере­ста­ли при­тво­рять­ся, что игра­ют по пра­ви­лам демо­кра­тии.

Азаттык: В Казах­стане общий про­цент демо­кра­тии состав­ля­ет пять из 100, в Кыр­гыз­стане — 16 про­цен­тов, в Таджи­ки­стане — три про­цен­та, в Узбе­ки­стане — два про­цен­та, а в Турк­ме­ни­стане — ноль. Не мог­ли бы вы в упро­щен­ной фор­ме объ­яс­нить, как вы рас­счи­та­ли эти про­цен­ты и како­ва ваша мето­до­ло­гия? Весь реги­он Цен­траль­ная Азия отне­сен к кон­со­ли­ди­ро­ван­ным авто­ри­тар­ным режи­мам. Что это озна­ча­ет?

Май­кл Смель­цер: Начи­ная с 2003 года Nations in Transit оце­ни­ва­ет 29 стран по шка­ле от одно­го до семи (семь — самые демо­кра­тич­ные, и один — наи­ме­нее демо­кра­тич­ные) по семи кате­го­ри­ям: наци­о­наль­ное демо­кра­ти­че­ское управ­ле­ние, мест­ное демо­кра­ти­че­ское управ­ле­ние, изби­ра­тель­ный про­цесс, неза­ви­си­мые СМИ, граж­дан­ское обще­ство, судеб­ная систе­ма и ее неза­ви­си­мость, а так­же кор­руп­ция.

В отчет Nations in Transit 2020 года все пять госу­дарств Цен­траль­ной Азии клас­си­фи­ци­ру­ют­ся как кон­со­ли­ди­ро­ван­ные авто­ри­тар­ные (КА) режи­мы. Соглас­но нашей мето­до­ло­гии, КА-режи­мы харак­те­ри­зу­ют­ся как «закры­тые обще­ства, в кото­рых дик­та­то­ры предот­вра­ща­ют поли­ти­че­скую кон­ку­рен­цию и плю­ра­лизм, несут ответ­ствен­ность за повсе­мест­ные нару­ше­ния основ­ных поли­ти­че­ских, граж­дан­ских прав и прав чело­ве­ка». В КА[-режимах] власть чрез­мер­но цен­тра­ли­зо­ва­на, часто пер­со­на­ли­зи­ро­ва­на, а выбо­ры про­во­дят­ся для укреп­ле­ния вла­сти дик­та­то­ров. Наци­о­наль­ные и мест­ные орга­ны вла­сти не явля­ют­ся ни демо­кра­ти­че­ски­ми, ни под­от­чет­ны­ми наро­ду. Граж­дан­ское обще­ство регу­ляр­но стал­ки­ва­ет­ся с чрез­мер­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми и репрес­си­я­ми со сто­ро­ны вла­стей, а сво­бо­да выра­же­ния мне­ний подав­ля­ет­ся.

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его старшая дочь Дарига, которая занимала пост спикера сената парламента.
Быв­ший пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев и его стар­шая дочь Дари­га, кото­рая зани­ма­ла пост спи­ке­ра сена­та пар­ла­мен­та.

Азаттык: В докла­де упо­ми­на­ет­ся, что Нур­сул­тан Назар­ба­ев «гото­вил свою [стар­шую] дочь» как потен­ци­аль­ную пре­ем­ни­цу. Послед­ние ново­сти [об отстав­ке Дари­ги Назар­ба­е­вой с долж­но­сти спи­ке­ра сена­та] изме­ни­ли эту дина­ми­ку. Что вы дума­е­те об этом сей­час?

Май­кл Смель­цер: Вопрос для Freedom House и Nations in Transit состо­ит в том, что это озна­ча­ет в плане пере­хо­да Казах­ста­на к более демо­кра­ти­че­ским инсти­ту­там. Наш ком­мен­та­рий о пла­нах по авто­кра­ти­че­ской пре­ем­ствен­но­сти и поло­же­нии Назар­ба­е­вой как сле­ду­ю­щей в оче­ре­ди демон­стри­ро­вал при­мер сла­бых инсти­ту­тов наци­о­наль­но­го демо­кра­ти­че­ско­го управ­ле­ния и изби­ра­тель­но­го про­цес­са в Казах­стане и дру­гих стра­нах, опи­сан­ных в Nations in Transit. Мы будем отсле­жи­вать, озна­ча­ет ли отстав­ка Назар­ба­е­вой с долж­но­сти пред­се­да­те­ля сена­та, что буду­щие выбо­ры лиде­ров в Казах­стане ста­нут более откры­ты­ми, спра­вед­ли­вы­ми и сво­бод­ны­ми.

Азаттык: В докла­де обсуж­да­ет­ся вли­я­ние Китая и его так назы­ва­е­мая «дол­го­вая дипло­ма­тия». Може­те ли вы рас­ска­зать о роли Китая в Цен­траль­ной Азии, в част­но­сти о сво­их выво­дах отно­си­тель­но тех­но­ло­гий слеж­ки и воз­мож­но­стях Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии рас­про­стра­нять про­ки­тай­ский нар­ра­тив через медиа?

Одна тре­вож­ная тен­ден­ция — это гео­по­ли­ти­че­ский сдвиг, в кото­ром на сме­ну демо­кра­ти­че­ско­му кон­сен­су­су при­шло сопер­ни­че­ство дер­жав.

Май­кл Смель­цер: Одна тре­вож­ная тен­ден­ция, кото­рую мы опре­де­ли­ли в нашем докла­де, — это гео­по­ли­ти­че­ский сдвиг, про­ис­хо­дя­щий на фоне раз­ру­ша­ю­ще­го­ся гло­баль­но­го поряд­ка, в кото­ром на сме­ну демо­кра­ти­че­ско­му кон­сен­су­су при­шло сопер­ни­че­ство дер­жав. Китай, в част­но­сти, всё актив­нее исполь­зу­ет инсти­ту­ци­о­наль­ные сла­бо­сти [дру­гих стран], про­ни­кая в кор­рум­пи­ро­ван­ные поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские струк­ту­ры. В нашем иссле­до­ва­нии вли­я­ния Китая в Цен­траль­ной Азии мы сосре­до­то­чи­лись на двух мето­дах, а имен­но: на импор­те тех­но­ло­гий слеж­ки, осо­бен­но через согла­ше­ния о [про­грам­ме] Safe City («Без­опас­ный город». —​ Ред.) и похо­жих про­ек­тах, а так­же на так назы­ва­е­мой «дол­го­вой дипло­ма­тии». Мы видим уча­стие [китай­ской теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ной ком­па­нии] Huawei в систе­ме мони­то­рин­га дви­же­ния транс­пор­та в Узбе­ки­стане. Китаю так­же при­над­ле­жит зна­чи­тель­ная часть внеш­не­го дол­га Таджи­ки­ста­на и Кыр­гыз­ста­на.

Азаттык: Демо­кра­ти­че­ские пока­за­те­ли Казах­ста­на незна­чи­тель­но улуч­ши­лись — с 1,29 в 2019 году до 1,32. Неболь­шие улуч­ше­ния мы видим в Узбе­ки­стане — с 1,11 до 1,14. Пока­за­те­ли демо­кра­тии в осталь­ных стра­нах Цен­траль­ной Азии сни­зи­лись. Что сде­ла­ли Казах­стан и Узбе­ки­стан, что­бы улуч­шить свои пози­ции?

Май­кл Смель­цер: Freedom House в конеч­ном ито­ге реши­ла при­ба­вить по одно­му бал­лу Казах­ста­ну и Узбе­ки­ста­ну. В Казах­стане наши ана­ли­ти­ки отме­ти­ли отно­си­тель­ное откры­тие граж­дан­ско­го про­стран­ства, в том чис­ле первую с 2007 года санк­ци­о­ни­ро­ван­ную вла­стя­ми акцию про­те­ста; появ­ле­ние ново­го раз­но­об­раз­но­го клас­са граж­дан­ских акти­ви­стов и невме­ша­тель­ство поли­ции в неко­то­рые про­те­сты, фор­маль­но не санк­ци­о­ни­ро­ван­ные вла­стя­ми. Что каса­ет­ся Узбе­ки­ста­на, наша коман­да улуч­ши­ла пока­за­тель уров­ня кор­руп­ции [в стране] из-за уси­лий по сни­же­нию уров­ня мел­кой кор­руп­ции, осо­бен­но сре­ди госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих.

Мы под­дер­жи­ва­ем вве­де­ние точеч­ных санк­ций про­тив лиц, при­част­ных к нару­ше­ни­ям прав чело­ве­ка.

Азаттык: Какие реко­мен­да­ции осо­бен­но цен­ны для Цен­траль­ной Азии?

Май­кл Смель­цер: Что­бы под­дер­жать про­цве­та­ние демо­кра­ти­че­ских инсти­ту­тов во всем мире, нам необ­хо­ди­мо укреп­лять и защи­щать основ­ные цен­но­сти и сде­лать всё воз­мож­ное, что­бы не допу­стить мани­пу­ля­ций со сто­ро­ны авто­ри­тар­ных игро­ков. В част­но­сти, в Цен­траль­ной Азии важ­но пред­при­нять шаги по предот­вра­ще­нию роста кор­руп­ции, в том чис­ле акти­ви­за­ции борь­бы про­тив клеп­то­кра­тии. Так­же важ­но огра­ни­чить зло­на­ме­рен­ное вли­я­ние авто­ри­та­риз­ма — мы под­дер­жи­ва­ем вве­де­ние точеч­ных санк­ций про­тив лиц, при­част­ных к нару­ше­ни­ям прав чело­ве­ка.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»