24.7 C
Астана
25 июня, 2024
Image default

Победа прессы

Победа прессы

Автор: По инфор­ма­ции CPJ (Коми­те­та по защи­те жур­на­ли­стов в Нью-Йорке)
11.08.2015
Евро­пей­ская прес­са празд­ну­ет побе­ду. Дело про­тив двух немец­ких жур­на­ли­стов, подо­зре­ва­е­мых в госу­дар­ствен­ной измене, пре­кра­ще­но, а глав­ный феде­раль­ный про­ку­рор, санк­ци­о­ни­ро­вав­ший рас­сле­до­ва­ние, ушел на досроч­ную пенсию.

«Все про­шло очень быст­ро, — пишет кор­ре­спон­дент Коми­те­та по защи­те жур­на­ли­стов ЕС (CPJ) Жан-Поль Мар­тоз в ста­тье Germany scores against the surveillance state. — Утром во втор­ник, 4 авгу­ста, министр юсти­ции Хай­ко Маас при­ка­зал глав­но­му феде­раль­но­му про­ку­ро­ру Гер­ма­нии Хараль­ду Ран­ге пре­кра­тить рас­сле­до­ва­ние дей­ствий двух жур­на­ли­стов из Netzpolitik».

Ранее след­ствие при­шло к выво­ду (читай­те “Про­ку­ро­ра уво­ли­ли за дав­ле­ние на бло­ге­ров”), что утеч­ка доку­мен­тов, про­ци­ти­ро­ван­ных сай­том, пред­став­ля­ет собой раз­гла­ше­ние госу­дар­ствен­ной тай­ны, а это осно­ва­ние для дела о госу­дар­ствен­ной измене.

Про­ку­рор воз­ра­зил: «Вме­ши­вать­ся во внут­рен­нюю про­вер­ку на осно­ва­нии того, что резуль­та­ты могут быть несвое­вре­мен­ны­ми, явля­ет­ся недо­пу­сти­мым пося­га­тель­ством на неза­ви­си­мость судеб­ной вла­сти». Через несколь­ко часов во втор­ник вече­ром Маас попро­сил про­ку­ро­ра о досроч­ном выхо­де на пен­сию. Про­ще гово­ря, Харальд Ран­ге был уволен.

Этот дра­ма­ти­че­ский финал исто­рии, кото­рая затро­ну­ла всю Гер­ма­нию, стал круп­ной побе­дой сво­бо­ды прес­сы, жур­на­лист­ских рас­сле­до­ва­ний и прав на непри­кос­но­вен­ность част­ной жиз­ни, раду­ет­ся автор ста­тьи. Эпи­зод рез­ко кон­тра­сти­ру­ет с собы­ти­я­ми в дру­гих евро­пей­ских стра­нах, в част­но­сти Фран­ции и Вели­ко­бри­та­нии, где уве­ли­че­ние слеж­ки над прес­сой не вызва­ли ана­ло­гич­но­го сопротивления.

В чет­верг, 30 июля Netzpolitik, сайт, отме­чен­ный награ­да­ми за пуб­ли­ка­ции по вопро­сам циф­ро­вых прав, объ­явил, что после жало­бы Хан­са-Геор­га Маас­се­на, дирек­то­ра Управ­ле­ния по защи­те Кон­сти­ту­ции (ЛСК, внут­рен­няя раз­вед­ка Гер­ма­нии), Ран­ге начал пред­ва­ри­тель­ное рас­сле­до­ва­ние в отно­ше­нии Мар­ку­са Бекен­да­ля и Андре Мей­сте­ра, соучре­ди­те­лей сайта.

Они подо­зре­ва­ют­ся в госу­дар­ствен­ной измене. Это пер­вый такой слу­чай за пол­ве­ка, отме­ча­ют авто­ры. В чем же их пре­ступ­ле­ние? Они про­ци­ти­ро­ва­ли сек­рет­ные доне­се­ния раз­вед­ки в ста­тьях, раз­ме­щен­ных 25 фев­ра­ля и 15 апре­ля, где рас­ска­за­ли о пред­ло­же­ни­ях спец­служб рас­ши­рить наблю­де­ние, осо­бен­но за поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных средств мас­со­вой информации.

Реак­ция про­тив реше­ния феде­раль­но­го про­ку­ро­ра начать рас­сле­до­ва­ние была быст­рой и мас­со­вой. Оппо­зи­ци­он­ные поли­ти­ки и даже чле­ны соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии (СДП), млад­ше­го парт­не­ра в пра­вя­щей коа­ли­ции, выра­зи­ли свое воз­му­ще­ние. Орга­ни­за­ции жур­на­ли­стов вста­ли на защи­ту сво­их кол­лег: «Это непри­ем­ле­мая попыт­ка заткнуть рот кри­ти­че­ски настро­ен­ным жур­на­ли­стам», — ска­зал Май­кл Кон­кен, пред­се­да­тель Немец­кой ассо­ци­а­ции жур­на­ли­стов. Люди даже вышли на ули­цы и соби­ра­ли день­ги для Netzpolitik. И в пят­ни­цу 31 июля феде­раль­ный про­ку­рор при­оста­но­вил рас­сле­до­ва­ние по делу о госиз­мене до полу­че­ния резуль­та­тов внут­рен­ней оценки.

Пра­ви­тель­ство Анге­лы Мер­кель, несо­мнен­но, зара­бо­та­ло боль­шие про­бле­мы. Дело двух жур­на­ли­стов нало­жи­лось на май­ский скан­дал, когда ока­за­лось, что внеш­няя раз­вед­ка Гер­ма­нии актив­но сотруд­ни­ча­ла с Агент­ством наци­о­наль­ной без­опас­но­сти США, сле­дя за евро­пей­ски­ми ком­па­ни­я­ми, учре­жде­ни­я­ми и част­ны­ми лицами.

Эти откро­ве­ния оше­ло­ми­ли немец­кое обще­ство; у граж­дан были осно­ва­ния пола­гать, что после того, как ста­ло извест­но о слеж­ке АНБ за Анге­лой Мер­кель, их стра­на боль­ше не будет играть в эти игры, про­дол­жа­ет автор ста­тьи. Над­зор над граж­да­на­ми явля­ет­ся для боль­шин­ства нем­цев про­кля­ти­ем — в их исто­рии были нацизм и Шта­зи (спец­служ­ба ком­му­ни­сти­че­ско­го про­шло­го), при кото­рых за граж­да­на­ми шпи­о­ни­ли и госу­дар­ство, и его тай­ные агенты.

Как счи­та­ет осно­ва­тель Netzpolitik Мар­кус Бекен­даль, цель про­ку­ро­ра ясна — запу­гать прессу.

«Нет сомне­ний, что эта жало­ба направ­ле­на про­тив тех, кто ищет прав­ду, — ска­зал он брюс­сель­ско­му еже­днев­но­му изда­нию Le Soir. — Стран­но видеть госу­дар­ство, кото­рое начи­на­ет след­ствие про­тив тех, кто борет­ся за пра­ва граждан».

Дру­гие так­же оце­ни­ли такой шаг как жела­ние спец­служб пере­тя­нуть в свою поль­зу баланс меж­ду слеж­кой и граж­дан­ски­ми сво­бо­да­ми. «Сво­бо­да прес­сы и выра­же­ния — цен­ный актив, — ска­зал феде­раль­ный про­ку­рор. — Но эта сво­бо­да, в том чис­ле в интер­не­те, не без­гра­нич­на. Это не осво­бож­да­ет жур­на­ли­стов от обя­зан­но­сти соблю­дать закон». Кро­ме того, автор жало­бы Ханс-Георг Маас­сен не скры­вал сво­е­го убеж­де­ния, что пра­во рас­про­стра­нять инфор­ма­цию име­ет пре­де­лы в кон­тек­сте борь­бы про­тив тер­ро­риз­ма и экстремизма.

Мер­кель, кото­рую потре­во­жи­ли на отды­хе в ита­льян­ских Аль­пах, быст­ро отре­а­ги­ро­ва­ла на скан­дал и одоб­ри­ла реше­ния сво­е­го мини­стра юсти­ции. После май­ских собы­тий у нее про­сто не было выбо­ра, счи­та­ет автор материала.

В Гер­ма­нии обви­не­ние жур­на­ли­ста в госу­дар­ствен­ной измене может иметь ката­стро­фи­че­ские послед­ствия для пра­ви­тель­ства, напо­ми­на­ет кор­ре­спон­дент. Арест и содер­жа­ние под стра­жей в 1962 году Рудоль­фа Ауг­штай­на, редак­то­ра еже­не­дель­ни­ка Der Spiegel, после того как он был обви­нен в раз­гла­ше­нии госу­дар­ствен­ной тай­ны, при­ве­ли к вынуж­ден­ной отстав­ке мини­стра обо­ро­ны Фран­ца-Йозе­фа Штра­у­са и поста­ви­ли крест на его наме­ре­ни­ях стать феде­раль­ным канц­ле­ром. При этом сам жур­нал стал одним из самых вли­я­тель­ных немец­ких СМИ, а в стране уси­ли­лись кон­сти­ту­ци­он­ные гаран­тии сво­бо­ды прес­сы и сво­бо­ды выра­же­ния мне­ний. Дело Netzpolitik может иметь ана­ло­гич­ное послед­ствия и поста­вить заслон на пути при­зра­ков про­шло­го, пре­ду­пре­жда­ет жур­на­лист. Кро­ме того этот слу­чай может иметь воз­дей­ствие и на весь Евро­пей­ский союз, где после недав­них тер­ро­ри­сти­че­ских атак в Брюс­се­ле, Пари­же и Копен­га­гене слеж­ка за граж­да­на­ми увеличилась.

«Угро­за обви­не­ния в госу­дар­ствен­ной измене име­ет выра­жен­ное нега­тив­ное воз­дей­ствие на жур­на­ли­стов, зани­ма­ю­щих­ся рас­сле­до­ва­ни­я­ми, — заяви­ла пред­ста­ви­тель ОБСЕ по сво­бо­де СМИ Дуня Мия­то­вич в пись­ме мини­стру ино­стран­ных дел Гер­ма­нии. — В слу­ча­ях воз­мож­но­го рас­кры­тия кон­фи­ден­ци­аль­ной или сек­рет­ной инфор­ма­ции вла­сти долж­ны воз­дер­жи­вать­ся от пре­сле­до­ва­ния СМИ, чья рабо­та заклю­ча­ет­ся в том, что­бы нахо­дить и сооб­щать о про­бле­мах, име­ю­щих зна­че­ние для общества».

Отстав­ка про­ку­ро­ра в Гер­ма­нии ста­ла напо­ми­на­ни­ем про прин­ци­пы и цен­но­сти, о кото­рых лиде­ры дру­гих стра­нах ЕС долж­ны заду­мать­ся, заклю­чил автор.

архивные статьи по теме

Экспорт зерна из Казахстана: путь к успеху лежит на восток

Как Алия съездила на разведку в Заречный

Акежан Кажегельдин — о предстоящем референдуме и российско-казахстанских отношениях.

Editor