22 C
Астана
26 июля, 2021
Image default

О времени упущенных возможностей

В пред­ше­ству­ю­щей пуб­ли­ка­ции – «Девят­на­дца­то­го октяб­ря…» («Новая»-Казахстан» от 11.10.2020 г.) – рас­ска­зы­ва­лось, что Дви­же­ние «Нева­да-Семи­па­ла­тинск» оста­но­ви­ло испы­та­ния ядер­но­го ору­жия на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне и доби­лось важ­но­го Поста­нов­ле­ния Вер­хов­но­го Сове­та СССР.

До кон­ца 1989 года мы жда­ли – успе­ет ли Пра­ви­тель­ство «рас­смот­реть вопрос о закры­тии поли­го­на». Но реше­ния Пра­ви­тель­ства ни в том году, ни в сле­ду­ю­щем так и не состо­я­лось. Но зато испы­та­ний боль­ше не было. И это вос­при­ни­ма­лось нами и не толь­ко нами как успех, пусть про­ме­жу­точ­ный, но успех анти­ядер­но­го Дви­же­ния. Мы полу­ча­ли мно­го звон­ков и писем от наших парт­не­ров из-за рубе­жа с поздрав­ле­ни­я­ми, сло­ва­ми под­держ­ки. Пре­кра­ще­ние взры­вов мы уже оце­ни­ва­ли и как пер­вый успех вза­и­мо­дей­ствия народ­ной дипло­ма­тии и парламентской.

Эта модель впер­вые нача­ла про­яв­лять­ся во внут­рен­ней поли­ти­ке наше­го госу­дар­ства бла­го­да­ря актив­но­сти Дви­же­ния. И мы начи­на­ли наде­ять­ся, что ей мож­но при­дать посто­ян­ный харак­тер, тогда за ней начи­на­ло брез­жить, уга­ды­вать­ся жела­е­мое нами буду­щее страны.

Замы­сел – вза­и­мо­дей­ствие изби­ра­те­лей и изби­ра­е­мых – веро­ят­но, был зало­жен в осно­ву демо­кра­тии еще осно­во­по­лож­ни­ка­ми два с лиш­ним тыся­че­ле­тия назад

Соблю­де­ние таких живых свя­зей порож­да­ло в тех наро­дах куль­ту­ру вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти, а, зна­чит, сохра­ня­ло мир и спо­кой­ное сотруд­ни­че­ство в обще­стве. В мире потом мно­го раз­но­го про­изо­шло, и модель изме­ня­лась. Сего­дня в систе­ме жиз­не­де­я­тель­но­сти неко­то­рых госу­дарств еще сохра­ни­лись чер­ты исход­но­го замыс­ла, но в боль­шин­стве стран изби­ра­е­мые уже при­вык­ли обхо­дить­ся без избирателей.

…В мар­те 1990 мы разо­сла­ли сооб­ще­ние о том, что Дви­же­ние «Нева­да-Семи­па­ла­тинск» пред­по­ла­га­ет про­ве­сти Меж­ду­на­род­ный кон­гресс под деви­зом «Изби­ра­те­ли мира про­тив ядер­но­го ору­жия». В мае, в Алма-Ате.

Пер­вы­ми, кому посла­ли при­гла­ше­ние, ста­ли гла­вы орга­ни­за­ции «Вра­чи мира про­тив ядер­ной вой­ны» док­тор Лаун (США), док­тор Чазов (СССР). Эта орга­ни­за­ция была награж­де­на Нобе­лев­ской Пре­ми­ей Мира за актив­ную работу.

Опо­ве­сти­ли анти­ядер­щи­ков Япо­нии, Фран­ции, Англии. Полу­чи­ли под­твер­жде­ния об уча­стии. Из США сооб­щи­ли, что в такой кон­фе­рен­ции изъ­яви­ли жела­ние участ­во­вать сот­ни изби­ра­те­лей, зна­ю­щих об успе­хах «Нева­ды-Семи­па­ла­тин­ска». И недав­но воз­ник­шая орга­ни­за­ция «Пар­ла­мен­та­рии за гло­баль­ные дей­ствия» обя­за­тель­но при­шлет свою деле­га­цию. Целый ряд кон­гресс­ме­нов и сена­то­ров выска­за­лись за уча­стие в кон­фе­рен­ции. Такие же обна­де­жи­ва­ю­щие, бод­ря­щие нас сиг­на­лы посту­пи­ли из Англии и Фран­ции – стран, вхо­дя­щих в Атом­ный Клуб, вме­сте с СССР и США.

К тому же, это стра­ны, где изби­ра­е­мый еще зави­сит от изби­ра­те­ля. Поэто­му раз­го­вор может полу­чить­ся инте­рес­ный и полез­ный для наше­го дела.

Чем кон­фе­рен­ция будет отли­чать­ся от всех дру­гих? Впер­вые в одном зале, пле­чом к пле­чу, впе­ре­меж­ку будут сидеть и апло­ди­ро­вать, и спо­рить изби­ра­те­ли и изби­ра­е­мые. Это будет форум народ­ной дипло­ма­тии и пар­ла­мент­ской, участ­ву­ю­щих в обсуж­де­нии глав­но­го вопро­са века.

Но меня как орга­ни­за­то­ра это­го дей­ства тре­во­жи­ли (мяг­ко ска­зать) весь­ма про­за­и­че­ские вопро­сы – где раз­ме­стить при­ез­жих? Как обес­пе­чить при­бы­тие и отбы­тие участ­ни­ков? Един­ствен­ное, что не вол­но­ва­ло – где про­ве­сти кон­фе­рен­цию. Совсем недав­но закон­чи­лось стро­и­тель­ство боль­шо­го, вме­сти­тель­но­го зда­ния на углу про­спек­тов Лени­на и Абая, нача­тое еще при Куна­е­ве. Заду­ма­но оно было, навер­ное, имен­но для таких фору­мов. Гро­мад­ный зал, мяг­кие, удоб­ные крес­ла, про­стор­ная сце­на и даже систе­ма син­хрон­ных пере­во­дов была преду­смот­ре­на заранее.

Но, где най­ти столь­ко средств, что­бы всех при­нять и достой­но про­ве­сти кон­фе­рен­цию? У Дви­же­ния денег не было. В Пра­ви­тель­ства Моск­вы и Алма-Аты за помо­щью не обра­ща­лись: обще­ствен­ным орга­ни­за­ци­ям не поло­же­но по зако­ну. И бога­тые спон­со­ры еще не появились.

И я, обду­мы­вая эту почти гросс­мей­стер­скую зада­чу, все-таки нашел точ­ный ход. Ход к Ана­то­лию Кар­по­ву: он тогда был Пред­се­да­те­лем Фон­да Мира СССР.

«Мы ведь за безъ­ядер­ный мир борем­ся! И к тому же я – пред­се­да­тель Шах­мат­ной феде­ра­ции КазССР.»

В этом Фон­де день­ги были не бюд­жет­ные, поэто­му и обра­тил­ся. Собра­ли пап­ку обра­ще­ний, поже­ла­ний, спис­ков жела­ю­щих при­быть из зару­бе­жья – всё, что гово­ри­ло о важ­но­сти пред­сто­я­ще­го мероприятия.

Не знаю, что убе­ди­ло руко­вод­ство Фон­да, но на счет Дви­же­ния Фонд пере­чис­лил 400 тысяч руб­лей. Еще пол­но­вес­ных совет­ских руб­лей, когда дол­лар США во Вне­ш­эко­ном­бан­ке сто­ил 62 копей­ки. (До сих пор не могу най­ти воз­мож­ность лич­но побла­го­да­рить вели­ко­го чем­пи­о­на!) Этой сум­мы, как мне сооб­щи­ли, хва­та­ло на раз­ме­ще­ние гостей в луч­шей гости­ни­це «Казах­стан», и голо­дать не будут.

А само­ле­ты?

«Пусть сами доби­ра­ют­ся. Так при­ня­то на всех меж­ду­на­род­ных мероприятиях.»

«Пар­ла­мен­та­рии сами купят биле­ты, а рядо­вые изби­ра­те­ли? Ведь кон­фе­рен­ция про­хо­дит под деви­зом “Изби­ра­те­ли мира”.»

Доду­мал­ся еще до одно­го гра­мот­но­го хода – обра­тил­ся пря­мо к Мини­стру граж­дан­ской авиа­ции СССР – Буга­е­ву. Зашел в его каби­нет – «посо­ве­то­вать­ся при­шел». Посо­ве­то­ва­лись. И вышел с боль­шим само­ле­том в кармане.

Более трех­сот участ­ни­ков при­ле­те­ли на нем из Нью-Йор­ка. Он весь день, пока шла кон­фе­рен­ция сто­ял в аэро­пор­ту Алма-Аты. И во вто­рой день доста­вил этих аме­ри­кан­цев-изби­ра­те­лей и пар­ла­мен­та­ри­ев – в Семи­па­ла­тинск. Там в Аба­ев­ском рай­оне, кото­рый рядом с поли­го­ном, состо­ял­ся митинг, где с про­чув­ство­ван­ной речью высту­пил док­тор Лаун. Это он – на чудом сохра­нив­шем­ся у меня фото. И рядом с нами Хафиз Мата­ев – не толь­ко Пер­вый сек­ре­тарь Аба­ев­ско­го рай­ко­ма, но и про­сто – пер­вый пар­тий­ный функ­ци­о­нер Семи­па­ла­тин­ской обла­сти, все­гда при­ни­мав­ший уча­стие в дей­стви­ях Движения.

И вече­ром того же дня лай­нер, забрав тех же пас­са­жи­ров, уле­тел в Америку.

Было ли это турне орга­ни­зо­ва­но самим Мини­стром, или его под­дер­жал Гор­ба­чев, я так и не узнал. Но этот запо­ми­на­ю­щий­ся эпи­зод выра­зил общую атмо­сфе­ру кон­фе­рен­ции, насы­щен­ную кис­ло­ро­дом чистых наме­ре­ний, поступ­ков и надежд, атмо­сфе­ру, рез­ко потеп­лев­шую в мире после заяв­ле­ний об общей побе­де в Холод­ной войне. И нам было дано на себе это почув­ство­вать. Воз­мож­но, кто-то в этот момент поти­хонь­ку делал себе карье­ру, а мы, не скры­ва­ясь, участ­во­ва­ли в созда­нии ново­го мира.

Не забыть вдох­но­ве­ни­ем напол­нен­ный зал кон­фе­рен­ции изби­ра­те­лей и пар­ла­мен­та­ри­ев! Ни одно­го зануд­но­го докла­да, ни одной речи по бумаж­ке. Ника­ких обви­не­ний, жалоб, про­кля­тий. Гово­ри­ли экс­пром­том о новой дан­но­сти – мол­чит Семи­па­ла­тин­ский поли­гон, мол­чит поли­гон на Новой Зем­ле. Совет­ский Союз пре­кра­ща­ет испы­та­ния, а, может, уже пре­кра­тил! «Дело за нами!»

Бли­же к завер­ше­нию сло­во взял быв­ший гене­рал, мно­го лет отдав­ший аме­ри­кан­ско­му ядер­но­му ору­жию. После выхо­да на пен­сию при­мкнул к анти­во­ен­но­му дви­же­нию и заво­е­вал авто­ри­тет актив­ной дея­тель­но­стью. Он, закан­чи­вая свое выступ­ле­ние, напом­нил, что завер­ша­ют­ся все сро­ки выдви­же­ния кан­ди­да­тов на Нобе­лев­скую Пре­мию Мира: вру­че­ние уже осе­нью. Мож­но опоз­дать, а самое важ­ное собы­тие, достой­ное этой Пре­мии, конеч­но, — оста­нов­ка испы­та­ний ядер­но­го ору­жия. «Пред­ла­гаю кон­фе­рен­ции выдви­нуть на эту Пре­мию руко­во­ди­те­ля Дви­же­ния “Нева­да-Семи­па­ла­тинск”.» Зал с мину­ту под­дер­жи­вал пред­ло­же­ние генерала.

Пом­ню основ­ные тези­сы сво­е­го заклю­чи­тель­но­го сло­ва. Мы убе­ди­лись, что спо­соб­ны мно­го­го добить­ся, если объ­еди­нить народ­ную дипло­ма­тию с пар­ла­мент­ской. Еще боль­ше­го мож­но достичь, если объ­еди­нить все анти­ядер­ные, анти­во­ен­ные орга­ни­за­ции Мира в Гло­баль­ный Аль­янс. Учре­ди­тель­ную кон­фе­рен­цию Аль­ян­са надо про­ве­сти в Нью-Йор­ке, в зале Штаб-квар­ти­ры ООН. Такая сим­во­ли­ка при­даст Аль­ян­су допол­ни­тель­ной энергии.

Каж­дый участ­ник буду­ще­го Аль­ян­са дол­жен знать стра­те­гию наших общих дей­ствий. Мы не борем­ся с пра­ви­те­ля­ми и пра­ви­тель­ства­ми. Мы будем рабо­тать с изби­ра­те­ля­ми в тех стра­нах, где они име­ют вли­я­ние на изби­ра­е­мых. Изби­ра­тель дол­жен потре­бо­вать от кан­ди­да­та в депу­та­ты, в кон­гресс, сенат, во все пар­ла­мен­ты стран Атом­но­го Клу­ба вклю­чить в свои про­грам­мы еди­ный наказ – высту­пать про­тив ору­жия мас­со­во­го уни­что­же­ния, преж­де все­го, ядер­но­го. Такой наказ дол­жен полу­чить от сво­их изби­ра­те­лей каж­дый кан­ди­дат на пост Пре­зи­ден­та, Премьер-министра.

«А, что каса­ет­ся Нобе­лев­ской Пре­мии (я под­нял над голо­вой рас­кры­тую ладонь), это жест наше­го Дви­же­ния – про­тест про­тив пяти поли­го­нов Зем­ли. Замол­ча­ли пока толь­ко два. Наша рабо­та про­дол­жа­ет­ся: мы долж­ны оста­но­вить и осталь­ные – в шта­те Нева­да, на атол­ле Моро­руа, в пустыне Лоб­нор. Пока не вре­мя при­ни­мать пре­мии. Давай­те оста­но­вим все поли­го­ны, тогда про­сто потре­бу­ем, что там поло­же­но за это».

Зал апло­ди­ро­вал зна­чи­тель­но доль­ше, чем генералу.

(Вете­ра­ны Дви­же­ния до сих пор упре­ка­ют меня за тот само­от­вод. «Не надо было отка­зы­вать­ся! Если скром­ность заела, надо было пере­фор­му­ли­ро­вать пред­ло­же­ние. Пусть не руко­во­ди­те­ля, а Дви­же­ние награ­дят! Ведь орга­ни­за­ция “Вра­чи Мира” – лау­ре­ат Нобе­лев­ской Пре­мии. И мы заслужили!»)

Самое забав­ное в этой исто­рии – гене­рал убе­дил свою орга­ни­за­цию не упус­кать Пре­мию это­го года, и сра­зу после воз­вра­ще­ния на роди­ну, выдви­же­ние состо­я­лось. Выдви­ну­ли само­го гене­ра­ла за актив­ную анти­ядер­ную дея­тель­ность, при­вед­шую к сокра­ще­нию испы­та­ний в СССР. И он в октяб­ре сле­тал в Нор­ве­гию и полу­чил её.

Аме­ри­кан­ские парт­не­ры, веро­ят­но, почув­ство­ва­ли, какую-то нелов­кость от слу­чив­ше­го­ся. И после оста­нов­ки испы­та­ний в шта­те Нева­да какой-то круп­ный фонд США выдал О. Сулей­ме­но­ву пре­мию не мень­ше Нобе­лев­ской, кото­рая после обя­за­тель­ных нало­го­вых отчис­ле­ний пре­вра­ти­лась в 628 тысяч дол­ла­ров и при­шла на мое имя вме­сте с доку­мен­том в кан­це­ля­рию Пред­се­да­те­ля Сове­та Мини­стров Каз.ССР. Этот пост зани­мал еще Узак­пай Кара­ма­нов. Он позво­нил мне, радост­но сооб­щил эту новость. «Сего­дня-зав­тра офор­мим, как сле­ду­ет, и при­гла­сим полу­чать.» Но, види­мо, забыл и вско­ре ушел с рабо­ты. А новый Пре­мьер ниче­го о пре­мии не слы­шал. Вот такие неуря­ди­цы в пра­ви­тель­стве той поры случались.

И пер­вый фран­цуз­ский посол в Казах­стане месье Фуко осе­нью 1992 года сооб­щил мне, что Пре­зи­дент Мит­те­ран по пути в Пекин решил сде­лать посад­ку в Алма-Ате. Пока само­лет запра­вит­ся, Пре­зи­дент наме­рен вру­чить мне награ­ду за анти­ядер­ную дея­тель­ность – Орден Почет­но­го Леги­о­на. «В 11 утра будет вру­че­ние. Но не в посоль­стве. Вас при­гла­сят. В 12 месье Пре­зи­дент отбу­дет в аэропорт.»

Мит­те­ран при­ле­тел, запра­вил само­лет и отбыл в Пекин. Орден вру­чить, види­мо, забыл.

Посла Фуко по насто­я­нию наше­го МИДа Фран­ция отозвала.

Вот такие слож­ные, пута­ные отно­ше­ния лич­но­го и отлич­но­го были в 90‑х. Впро­чем, и даль­ше эта пута­ни­ца во всех новых госу­дар­ствах сохра­ня­лась. Шла неви­ди­мая борь­ба за резуль­тат, похо­жая на тот слу­чай с генералом.

Недав­но поли­стал мате­ри­а­лы, соби­рав­ши­е­ся к раз­ным юби­лей­ным датам. Нашлись стра­ни­цы Вла­ди­ми­ра Яким­ца – руко­во­ди­те­ля Мос­ков­ско­го отде­ле­ния «Нева­ды-Семи­па­ла­тин­ска». За меся­цы сов­мест­ной рабо­ты това­рищ ста­но­вит­ся дру­гом. Это тот самый слу­чай. Воло­дя – физик, кан­ди­дат наук, даже член Нью-Йорк­ской Ака­де­мии. Не буду пере­ска­зы­вать его вос­по­ми­на­ния, где речь идет о пер­вой меж­пар­ла­мент­ской груп­пе, собрав­шей пар­ла­мен­та­ри­ев трех стран, вхо­див­ших в Атом­ный Клуб. Тогда кол­лек­тив пар­ла­мен­та­ри­ев за три дня побы­вал в трех сто­ли­цах, что­бы встре­тить­ся с руко­во­ди­те­ля­ми этих стран. Пусть Вла­ди­мир сам расскажет:

«В тече­ние почти 15 с лиш­ним лет (1990−2005) мне посчаст­ли­ви­лось доволь­но плот­но общать­ся и рабо­тать с Олжа­сом Ома­ро­ви­чем в быт­ность его депу­та­том Вер­хов­но­го Сове­та СССР в Москве, на раз­лич­ных встре­чах и меро­при­я­ти­ях в Алма-Ате, а так­же в ходе поез­док деле­га­ций Дви­же­ния на кон­фе­рен­ции и фору­мы за рубе­жом. Это были неве­ро­ят­но инте­рес­ные и увле­ка­тель­ные годы. Мно­гие из меро­при­я­тий пред­став­ля­ли собой кру­го­верть собы­тий с уча­сти­ем чле­нов Дви­же­ния из Казах­ста­на, Рос­сии и дру­гих стран. Думаю, что про них будут вспо­ми­нать и напи­шут коллеги.

Я хотел бы напом­нить Олжа­ке про одну зару­беж­ную поезд­ку, в кото­рой мне дове­лось сопро­вож­дать наше­го лиде­ра. От СССР в этом меро­при­я­тии вме­сте с Олжа­сом Ома­ро­ви­чем соби­рал­ся участ­во­вать извест­ный совет­ский уче­ный-физик, ака­де­мик, вице-пре­зи­дент АН СССР Е.П. Вели­хов. Одна­ко, он забо­лел и не смог поехать. Олжа­ке пред­ло­жил поехать мне, согла­со­вал это с орга­ни­за­то­ра­ми. Вот так мне посчаст­ли­ви­лось при­нять уча­стие в таком важ­ном мероприятии.

Надо отме­тить, что кон­цеп­ту­аль­но – по замыс­лу Олжа­са Ома­ро­ви­ча – дея­тель­ность Дви­же­ния стро­и­лась на соче­та­нии народ­ной и пар­ла­мент­ской дипло­ма­тий. Все, что каса­ет­ся народ­ной дипло­ма­тии извест­но широ­ко, бла­го­да­ря мас­штаб­ным акци­ям Движения.

А вот про вто­рую состав­ля­ю­щую пишут ред­ко. По сути же дела реа­ли­за­ция пар­ла­мент­ской дипло­ма­тии со сто­ро­ны Дви­же­ния нача­лась после избра­ния Олжа­са Ома­ро­ви­ча депу­та­том Вер­хов­но­го Сове­та СССР. Будучи уже в этом ста­ту­се, он смог вовлечь в сотруд­ни­че­ство более 100 дру­гих депу­та­тов, и уже летом 1989 года в рам­ках Вер­хов­но­го Сове­та была обра­зо­ва­на пар­ла­мент­ская груп­па «За безъ­ядер­ный мир».

Это собы­тие не оста­лось неза­ме­чен­ным, и вско­ре Олжа­су Сулей­ме­но­ву как пар­ла­мен­та­рию пред­ло­жи­ли стать участ­ни­ком непра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ции «Пар­ла­мен­та­рии за гло­баль­ное дей­ствие» (Parliamentarians for Global Action), бази­ру­ю­щей­ся в Нью-Йор­ке (далее ПГД). Эта орга­ни­за­ция объ­еди­ня­ла тыся­чи избран­ных пар­ла­мен­та­ри­ев из раз­ных стран, кото­рые раз­де­ля­ли идеи нерас­про­стра­не­ния ядер­но­го ору­жия и пре­кра­ще­ния ядер­ных испы­та­ний. В 1989 и 1990 годах ПГД раз­ра­бо­та­ла Обра­ще­ние к Гла­вам госу­дарств, при­зы­ва­ю­щее их к сотруд­ни­че­ству в под­го­тов­ке и при­ня­тии Дого­во­ра о все­объ­ем­лю­щем запре­ще­нии ядер­ных испы­та­ний (ДВЗЯИ). Это Обра­ще­ние было направ­ле­но руко­во­ди­те­лям более чем 60 стран. Более 2200 пар­ла­мен­та­ри­ев из 41 стра­ны под­пи­са­ли Откры­тое пись­мо, адре­со­ван­ное Пре­зи­ден­ту США Дж. Бушу (стар­ше­му), Пре­зи­ден­ту СССР М. Гор­ба­че­ву и Пре­мьер-мини­стру Вели­ко­бри­та­нии М. Тэт­чер, при­зы­ва­ю­щее их содей­ство­вать запре­ту на ядер­ные испытания.

В нояб­ре 1990 года ПГД заду­ма­ла и орга­ни­зо­ва­ла поезд­ку чле­нов пар­ла­мен­тов из СССР, США и Вели­ко­бри­та­нии в сто­ли­цы этих стран для встреч с их лиде­ра­ми с целью пере­да­чи им Откры­то­го пись­ма и полу­че­ния от них под­держ­ки, а так­же для про­ве­де­ния в каж­дой стране бри­фин­гов для прес­сы. Сек­ре­та­ри­а­том ПГД была сфор­ми­ро­ва­на деле­га­ция из 2 чле­нов бри­тан­ско­го пар­ла­мен­та (от пар­тии лей­бо­ри­стов и кон­сер­ва­то­ров), трех пред­ста­ви­те­лей Кон­грес­са и Сена­та США и двух депу­та­тов Вер­хов­но­го Сове­та СССР.

Пер­вая встре­ча про­хо­ди­ла в Москве с М.С. Гор­ба­че­вым. Он согла­сил­ся с пози­ци­ей деле­га­ции, что запре­ще­ние испы­та­ний важ­ный эле­мент про­цес­са ядер­но­го нерас­про­стра­не­ния. В ходе бесе­ды он ска­зал, что при­мет лич­ное уча­стие в раз­ра­бот­ке поли­ти­ки СССП на пред­сто­я­щую Кон­фе­рен­цию по поправ­кам к Дого­во­ру о частич­ном запре­ще­нии ядер­ных испы­та­ний. После этой встре­чи состо­я­лась пресс-конференция.

Вече­ром деле­га­ция выле­те­ла в Лон­дон, где в пер­вой поло­вине дня была запла­ни­ро­ва­на встре­ча с Пре­мьер-мини­стром Вели­ко­бри­та­нии М. Тэт­чер. Одна­ко встре­ча с ней не состо­я­лась, посколь­ку ее пол­но­мо­чия имен­но в эти дни были пре­кра­ще­ны, а новый Пре­мьер-министр (им стал Дж. Мей­джор) еще не всту­пил на пост. Поэто­му в зда­нии мини­стер­ства ино­стран­ных дел Вели­ко­бри­та­нии, рас­по­ло­жен­ном в пра­ви­тель­ствен­ном рай­оне Уайт­холл деле­га­цию при­нял тогдаш­ний министр ино­стран­ных дел Дуглас Хёрд. Бесе­да про­хо­ди­ла на доволь­но офи­ци­аль­ном уровне. Текст Откры­то­го пись­ма был очер­чен в выступ­ле­нии одно­го из бри­тан­ских пар­ла­мен­та­ри­ев. Затем крат­ко выска­за­лись осталь­ные чле­ны деле­га­ции. Олжа­ке рас­ска­зал о дея­тель­но­сти Дви­же­ния и крат­ко осве­тил мне­ние М. Гор­ба­че­ва. Пози­ции высту­пив­ших чле­нов деле­га­ции были при­ня­ты во вни­ма­ние, и министр побла­го­да­рил их за важ­ную дея­тель­ность, пообе­щав пере­дать мате­ри­а­лы вновь избран­но­му Пре­мьер-мини­стру. После встре­чи состо­я­лась пресс-кон­фе­рен­ция, на кото­рой, кро­ме жур­на­ли­стов, при­ни­ма­ли уча­стие и пред­ста­ви­те­ли анти­ядер­ных дви­же­ний Вели­ко­бри­та­нии. С неко­то­ры­ми из них Олжа­ке побе­се­до­вал, отве­тив на мно­го­чис­лен­ные вопро­сы про дея­тель­ность Движения.

Утром вся деле­га­ция выле­те­ла в Вашинг­тон. К сожа­ле­нию, как и в Вели­ко­бри­та­нии, в США деле­га­ции не уда­лось встре­тить­ся с пре­зи­ден­том США Дж. Бушем, кото­рый нахо­дил­ся с офи­ци­аль­ным визи­том в Мек­си­ке. В Белом доме деле­га­цию пар­ла­мен­та­ри­ев при­ни­мал Совет­ник Пре­зи­ден­та США по наци­о­наль­ной без­опас­но­сти гене­рал Брент Ско­ук­рофт. Бесе­да про­дол­жа­лась око­ло часа. Гене­ра­ла инте­ре­со­ва­ла пози­ция Гор­ба­че­ва. Он задал ряд вопро­сов о Дви­же­нии и его даль­ней­ших пла­нах. Олжа­ке отве­тил на все вопро­сы. Были обсуж­де­ны так­же неко­то­рые дета­ли Откры­то­го пись­ма. Б. Ско­ук­рофт заме­тил, что все пере­дан­ные ему мате­ри­а­лы будут обсуж­де­ны с Пре­зи­ден­том США, а его стра­на будет актив­но под­дер­жи­вать тему нерас­про­стра­не­ния ядер­но­го ору­жия и участ­во­вать в раз­ра­бот­ке ДВЗЯИ.

(С Бушем мы все же уви­де­лись. Встре­ти­лись в кори­до­ре Бело­го Дома, уста­ло­го после поле­та, но улыб­чи­во­го. Кон­гресс­ме­ны нас представили.)

После завер­ше­ния встре­чи два сена­то­ра и один кон­гресс­мен США, вхо­див­шие в деле­га­цию ПГД, при­гла­си­ли нас посе­тить их офи­сы в зда­нии Кон­грес­са США. Они позна­ко­ми­ли всех с сотруд­ни­ка­ми сво­их офисов.

На фото, сде­лан­ном во вре­мя это­го тура по зда­нию кон­грес­са, пред­став­ле­ны участ­ни­ки меро­при­я­тия и его орга­ни­за­то­ры. Спра­ва нале­во сидят за сто­лом: док­тор Кен­не­ди Грэм, дипло­мат из Новой Зелан­дии, кото­рый в 1989 году стал Гене­раль­ным Сек­ре­та­рем ПГД; Сена­тор США от шта­та Вер­монт Дж. Джеф­фордс, кон­гресс­мен Том Доуни, депу­тат Вер­хов­но­го Сове­та СССР Олжас Сулей­ме­нов, В. Яки­мец. Сто­ят спра­ва нале­во: Аарон Товиш, зав. Ген­сек­ре­та­ря ПГД, в цен­тре сена­тор США от шта­та Айо­ва Том Хар­кин (в 1992 году участ­во­вал в изби­ра­тель­ной кам­па­нии на пост Пре­зи­ден­та США), сле­ва от него два пар­ла­мен­та­рия от Вели­ко­бри­та­нии (Аллан Род­жерс, лей­бо­рист, от Уэль­са, а фами­лию пред­ста­ви­те­ля пар­тии кон­сер­ва­то­ров я забыл).

Вос­по­ми­на­ния — это интер­вью с самим собой. Два­дца­тый век поза­ди, послед­ние деся­ти­ле­тия его, на кото­рые огля­ды­ва­юсь, это и моя био­гра­фия, вжив­лен­ная в исто­рию вели­кой рас­пав­шей­ся стра­ны и все­го мира. В янва­ре 1991 года все же состо­я­лась учре­ди­тель­ная кон­фе­рен­ция Гло­баль­но­го Анти­ядер­но­го Аль­ян­са, в Нью-Йор­ке, в зале Штаб-квар­ти­ры ООН, как и задумывалось.

Там роди­лась идея Меж­пар­ла­мент­ско­го рефе­рен­ду­ма – две­сти пар­ла­мен­тов долж­ны отве­тить на один вопрос «Нуж­но ли чело­ве­че­ству ядер­ное оружие?».

Я уже знал, что вер­нув­шись в Моск­ву, доне­су эту идею до нашей груп­пы, и мы нач­нем этот рефе­рен­дум с себя. В иде­а­ле, «если бы Вер­хов­ный Совет СССР хотя бы заду­мал­ся над отве­том, мож­но пред­ста­вить, каким бы эхом это коле­ба­ние отда­лось в дру­гих пар­ла­мен­тах. А, если бы мы заяви­ли – «НЕТ!», мог­ло бы свер­шить­ся чудо. Это чудо было бы в духе тех нова­ций, кото­рые про­ис­хо­ди­ли в отно­ше­ни­ях США и СССР. Ради тако­го чуда – вза­им­но­го отка­за супер­дер­жав от ядер­но­го ору­жия, мож­но было идти на самые раз­дра­жа­ю­щие уступ­ки друг дру­гу. Хотя пока усту­пал толь­ко Гор­ба­чев. И как уступал!..

Об этом пере­вер­ну­том (19−91) годе гово­ри­лось наспех, ско­ро­го­вор­кой. А он теперь заслу­жи­ва­ет серьез­но­го, вдум­чи­во­го раз­го­во­ра с исполь­зо­ва­ни­ем вопро­сов и отве­тов, нако­пив­ших­ся за трид­цать про­шед­ших лет. И я хочу при­нять в нём участие.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Только двое из ста судей не коррумпированы!

«Власть хотела насилия, власть провоцировала насилие». Протесты и реакция Кремля

Editor

Вопросы и ответы: режим глобальных санкций ЕС в области прав человека

Editor