12 C
Астана
22 апреля, 2024
Image default

От тюрьмы в Казахстане не зарекайся

Мы про­дол­жа­ем пуб­ли­ко­вать избран­ные места из выступ­ле­ний под­су­ди­мых и их защит­ни­ков на завер­шив­шем­ся 24 мая 2012 года в Алма­ты вто­ром судеб­ном про­цес­се по делу быв­ших сотруд­ни­ков «БТА Бан­ка» и дирек­то­ров ком­па­ний-заем­щи­ков. Осо­бо сре­ди быв­ших топ-мене­дже­ров, попав­ших в акор­дин­скую «мясо­руб­ку», выде­ля­ет­ся Раим­хан Узбек­га­ли­ев. Хотя бы тем, что он выхо­дец из дру­гой систе­мы — не финан­со­вой, а пра­во­охра­ни­тель­ной, при­чем до сво­ей отстав­ки в 2005 году успев­ший пору­ко­во­дить четырь­мя област­ны­ми депар­та­мен­та­ми внут­рен­них дел и стать генералом.

 

Автор: Нурах­мет КЕНЖЕЕВ

 

В БТА Раим­хан Узбек­га­ли­ев в каче­стве управ­ля­ю­ще­го дирек­то­ра и чле­на прав­ле­ния кури­ро­вал вопро­сы эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти. Одна­ко солид­ные заслу­ги перед стра­ной не спас­ли его от непра­вед­но­го при­го­во­ра. Прав­да, пер­во­на­чаль­но Узбек­га­ли­ев полу­чил ста­тус сви­де­те­ля в поряд­ке ста­тьи 65 УК РК и в этом каче­стве «про­ско­чил» пер­вый судеб­ный про­цесс по «делу БТА». Одна­ко затем про него «вспом­ни­ли» и он стал одним из под­су­ди­мых на вто­ром про­цес­се, закон­чив­шем­ся в Алма­ты 24 мая.

Из выступ­ле­ния адво­ка­та Савич М.В. в защи­ту под­су­ди­мо­го Узбек­га­ли­е­ва Р.Х.:

- Счи­таю, что сто­ро­ной обви­не­ния вина мое­го под­за­щит­но­го в совер­ше­нии ука­зан­ных выше пре­ступ­ле­ний в ходе судеб­но­го след­ствия не дока­за­на, сто­ро­ной обви­не­ния не пред­став­ле­но дока­за­тельств того, что мой под­за­щит­ный, зани­мав­ший после­до­ва­тель­но долж­но­сти управ­ля­ю­ще­го дирек­то­ра, дирек­то­ра по эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти, совет­ни­ка пред­се­да­те­ля прав­ле­ния бан­ка и являв­ший­ся чле­ном кре­дит­но­го коми­те­та бан­ка, совер­шил вме­ня­е­мые ему преступления.

В дан­ном выступ­ле­нии мною будут при­ве­де­ны дово­ды, пол­но­стью опро­вер­га­ю­щие при­част­ность Узбек­га­ли­е­ва Р.Х. к совер­ше­нию пре­ступ­ле­ний, а так­же фак­ты, дока­зы­ва­ю­щие по неко­то­рым эпи­зо­дам отсут­ствие само­го собы­тия пре­ступ­ле­ния, а по отдель­ным эпи­зо­дам отсут­ствие в дей­стви­ях Узбек­га­ли­е­ва Р.Х. соста­ва преступления.

Дис­по­зи­ция ста­тьи 176, часть 3, п. «а, б», УК РК зву­чит так: при­сво­е­ние или рас­тра­та, то есть хище­ние, чужо­го иму­ще­ства, вве­рен­но­го винов­но­му, совер­шен­ные орга­ни­зо­ван­ной груп­пой, в круп­ном раз­ме­ре. Таким обра­зом, для ква­ли­фи­ка­ции дей­ствий мое­го под­за­щит­но­го по дан­ной ста­тье УК РК пер­во­на­чаль­но необ­хо­ди­мо опре­де­лить, в какой фор­ме было совер­ше­но пре­ступ­ле­ние, что было — при­сво­е­ние или рас­тра­та. Одна­ко орга­на­ми пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия это­го сде­ла­но не было, в ходе судеб­но­го след­ствия сто­ро­на госу­дар­ствен­но­го обви­не­ния так­же не смог­ла кон­кре­ти­зи­ро­вать, что имен­но совер­шил Узбек­га­ли­ев Р.Х. — при­сво­е­ние или растрату.

А ведь соглас­но уго­лов­но­му зако­но­да­тель­ству РК это две само­сто­я­тель­ные фор­мы хище­ния. Так в «Ком­мен­та­рии к Уго­лов­но­му кодек­су РК» под редак­ци­ей И.Ш. Бор­ча­шви­ли, изда­тель­ство «Жетi Жар­гы», при рас­смот­ре­нии ста­тьи 176 УК РК на стра­ни­це 423 ука­за­но: «С точ­ки зре­ния тре­бо­ва­ний зако­на одни и те же пред­ме­ты нель­зя одно­вре­мен­но и при­сво­ить и растратить».

Ува­жа­е­мый суд, орга­на­ми пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия и госу­дар­ствен­ным обви­не­ни­ем не пред­став­ле­но и в мате­ри­а­лах дела нет ни одно­го пись­мен­но­го дока­за­тель­ства, кото­рое под­твер­жда­ло бы, что Узбек­га­ли­ев Р.Х. с корыст­ной целью, осо­зна­вая, что непра­во­мер­но удер­жи­вал у себя либо отчуж­дал вве­рен­ное ему иму­ще­ство, пред­ви­дел, что сво­и­ми дей­стви­я­ми при­чи­ня­ет соб­ствен­ни­ку мате­ри­аль­ный вред. И, руко­вод­ству­ясь корыст­ны­ми побуж­де­ни­я­ми, желал этого.

В ходе судеб­но­го след­ствия ни один сви­де­тель или под­су­ди­мый не заявил суду о том, что Узбек­га­ли­ев Р.Х. имел пря­мой умы­сел и корыст­ную цель на совер­ше­ние вме­ня­е­мых ему преступлений.

Тем не менее сто­ро­на госу­дар­ствен­но­го обви­не­ния, высту­пая в судеб­ных пре­ни­ях, про­игно­ри­ро­ва­ла дан­ные фак­ты, при­рав­няв закон­ное пра­во мое­го под­за­щит­но­го не при­зна­вать вину к спо­со­бу укло­нить­ся от ответ­ствен­но­сти. Види­мо, гос­по­да про­ку­ро­ры очень тос­ку­ют по вре­ме­нам Вышин­ско­го А.Я., когда при­зна­ние вины было цари­цей доказательств.

Таким обра­зом, утвер­жде­ния сто­ро­ны обви­не­ния о том, что все выдан­ные день­ги были рас­тра­че­ны или при­сво­е­ны, некор­рект­ны. На выдан­ные кре­дит­ные сред­ства при­об­ре­та­лось недви­жи­мое иму­ще­ство, цен­ные бума­ги, раз­ра­ба­ты­ва­лись и согла­со­вы­ва­лись про­ек­ты стро­и­тель­ства совре­мен­ных жилых ком­плек­сов со всей вспо­мо­га­тель­ной инфра­струк­ту­рой, более того, отдель­ные про­ек­ты вне­се­ны в гене­раль­ный план раз­ви­тия г. Алма­ты и Алма­тин­ской области.

Ува­жа­е­мый суд, на сего­дняш­ний день оцен­ка зало­го­во­го иму­ще­ства этих ком­па­ний не про­из­ве­де­на, никто точ­но не зна­ет, сколь­ко оно сто­ит, а ведь цена, по кото­рой была куп­ле­на зем­ля, после про­хож­де­ния всех согла­со­ва­ний в госу­дар­ствен­ных орга­нах, полу­че­ний раз­ре­ше­ний на стро­и­тель­ство и вне­се­ния в план раз­ви­тия реги­о­на толь­ко воз­рас­та­ет. Кро­ме того, никто не оце­нил, сколь­ко на сего­дняш­ний день сто­ит сама про­ект­но-смет­ная доку­мен­та­ция по деве­ло­пер­ским про­ек­там груп­пы ком­па­ний DCM.

Исхо­дя из изло­жен­но­го счи­таю, что на сего­дняш­ний день утвер­ждать о том, было ли вооб­ще совер­ше­но пре­ступ­ле­ние, преж­де­вре­мен­но, для нача­ла необ­хо­ди­мо реа­ли­зо­вать все зало­го­вое иму­ще­ство, а уже потом смот­реть на то, что там оста­лось — долг или при­быль. Ведь фак­ти­че­ски по дан­ным эпи­зо­дам не уста­нов­лен раз­мер рас­тра­чен­но­го или при­сво­ен­но­го иму­ще­ства, а сле­до­ва­тель­но, п. «б» ста­тьи 176 УК РК, т.е. круп­ный раз­мер, орга­на­ми пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия вме­нен мое­му под­за­щит­но­му без­до­ка­за­тель­но. Нор­ма­тив­ное поста­нов­ле­ние Вер­хов­но­го суда РК от 11июля 2003 года №8 «О судеб­ной прак­ти­ке по делам о хище­ни­ях» уста­нав­ли­ва­ет, что «при отсут­ствии цены и воз­ник­но­ве­нии спо­ра о раз­ме­ре похи­щен­но­го сто­и­мость иму­ще­ства опре­де­ля­ет­ся на осно­ва­нии заклю­че­ния экспертов».

Неком­пе­тент­ность заклю­че­ний ауди­та и АФН.

Основ­ны­ми дока­за­тель­ства­ми вины мое­го под­за­щит­но­го, по мне­нию орга­нов пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия, явля­ют­ся заклю­че­ние спе­ци­а­ли­ста ауди­то­ра и заклю­че­ние сотруд­ни­ков АФН. Но дан­ные отче­ты не выдер­жи­ва­ют ника­кой кри­ти­ки и, без­услов­но, в соот­вет­ствии со ст. 116 УПК РК долж­ны быть при­зна­ны недо­пу­сти­мы­ми дока­за­тель­ства­ми по насто­я­ще­му делу.

Как мож­но гово­рить о том, что спе­ци­а­ли­ста­ми выра­же­но свое соб­ствен­ное мне­ние, если в сво­их отче­тах Маль­го­жда­ро­ва Р.А. ссы­ла­ет­ся на отче­ты сотруд­ни­ков АФН, а те в свою оче­редь направ­ля­ют след­ствен­ной груп­пе пере­ра­бо­тан­ные с устра­нен­ны­ми заме­ча­ни­я­ми отче­ты. Чье мне­ние в ито­ге отра­же­но в отче­тах спе­ци­а­ли­стов — их соб­ствен­ное или мне­ние следователей?

Каса­тель­но «заклю­че­ния спе­ци­а­ли­ста — отчет ауди­тор­ской орга­ни­за­ции ТОО ASSER-CONSULTING».

Во-пер­вых, в ходе судеб­но­го след­ствия уста­нов­ле­но, что за услу­ги дан­ной ком­па­нии по даче заклю­че­ния запла­ти­ло АО «БТА Банк», т.е. потер­пев­шая сто­ро­на. Сле­до­ва­тель­но, гово­рить об объ­ек­тив­но­сти заклю­че­ний, дан­ных этой орга­ни­за­ци­ей, уже нель­зя. Более того, попыт­ки сто­ро­ны защи­ты уста­но­вить, каким обра­зом для дачи заклю­че­ния была выбра­на имен­но дан­ная ком­па­ния, успе­хом не увен­ча­лись, это так и оста­лось для нас тайной.

А ведь на момент заклю­че­ния дого­во­ра на про­ве­де­ние доку­мен­таль­ной про­вер­ки меж­ду АО «БТА Банк» и ТОО ASSER-CONSULTING госу­дар­ство в лице ФНБ «Самрук-Казы­на» уже явля­лось соб­ствен­ни­ком АО «БТА Банк». Сле­до­ва­тель­но, про­цесс заку­па услуг на доку­мен­таль­ную про­вер­ку дол­жен был про­хо­дить в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством РК «О госу­дар­ствен­ных закуп­ках» путем объ­яв­ле­ния откры­то­го кон­кур­са, что сде­ла­но не было. Более того, дан­ной ком­па­нии за ее услу­ги было выпла­че­но воз­на­граж­де­ние, в несколь­ко раз пре­вы­ша­ю­щее цены на ана­ло­гич­ные услу­ги ауди­тор­ских фирм с миро­вым именем.

Во-вто­рых, спе­ци­а­ли­ста­ми ауди­то­ра­ми по дан­но­му уго­лов­но­му делу при­зна­ны толь­ко Маль­го­жда­ро­ва и Кумар­бе­ко­ва, уста­нов­ле­ние каких-либо фак­тов осталь­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми явля­ет­ся вопи­ю­щим нару­ше­ни­ем зако­на. В отно­ше­нии допол­ни­тель­но при­вле­чен­ных Маль­го­жда­ро­вой спе­ци­а­ли­стов из чис­ла сотруд­ни­ков ТОО ASSER-CONSULTING орга­на­ми пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия не выно­си­лось поста­нов­ле­ния о при­зна­нии в каче­стве спе­ци­а­ли­ста, им не разъ­яс­ня­лись пра­ва и обязанности.

Ува­жа­е­мый суд в судеб­ном засе­да­нии на вопрос сто­ро­ны защи­ты Маль­гаж­да­ро­вой Р.А., кто этим допол­ни­тель­но при­вле­чен­ным спе­ци­а­ли­стам разъ­яс­нял пра­ва и обя­зан­но­сти и пре­ду­пре­ждал об уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за дачу заве­до­мо лож­но­го заклю­че­ния, Маль­го­жда­ро­ва Р.А. отве­ти­ла, что пре­ду­пре­жда­ла об уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за дачу она сама.

Каса­тель­но заклю­че­ний, дан­ных сотруд­ни­ка­ми АФН РК.

Во-пер­вых, спе­ци­а­ли­стом АФН по выше­ука­зан­но­му уго­лов­но­му делу при­знан толь­ко Кали­ев. В отно­ше­нии дру­гих сотруд­ни­ков АФН, давав­ших заклю­че­ния, орга­ном пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия поста­нов­ле­ния о при­вле­че­нии в каче­стве спе­ци­а­ли­ста не выно­си­лись, им не разъ­яс­ня­ли пра­ва и обя­зан­но­сти и не пре­ду­пре­жда­ли об уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за дачу заве­до­мо лож­но­го заключения.

Во-вто­рых, вызы­ва­ют боль­шие сомне­ния сами доку­мен­ты, пере­дан­ные сотруд­ни­кам АФН для дачи заклю­че­ния, так в ходе судеб­но­го след­ствия уста­нов­ле­но, что часть доку­мен­тов, в том чис­ле и про­то­ко­лов засе­да­ний КК ГБ, спе­ци­а­ли­стам АФН была пере­да­на сотруд­ни­ка­ми СОГ в копи­ях. И сотруд­ни­ка­ми АФН на осно­ва­нии этих копий были даны заключения.

По отдель­ным эпи­зо­дам в уго­лов­ном деле име­ет­ся ряд судеб­но-тех­ни­че­ских и почер­ко­вед­че­ских экс­пер­тиз, кото­ры­ми уста­нов­ле­но, что в неко­то­рых про­то­ко­лах засе­да­ний КК ГБ под­пи­си были выпол­не­ны не чле­ном КК ГБ, а дру­гим лицом, так­же уста­нов­ле­но, что отдель­ные про­то­ко­лы засе­да­ний КК ГБ изна­чаль­но не состав­ля­ли еди­но­го цело­го, а их листы под­вер­га­лись замене. По дан­ной при­чине сто­ро­на госу­дар­ствен­но­го обви­не­ния отка­за­лась от обви­не­ния по эпи­зо­ду ТОО «Бадам­шин­ский нике­ле­вый завод» и ТОО «Гор­но­руд­ная ком­па­ния «Жеты Казы­на» — эпи­зод № 27.

Хода­тай­ства защи­ты о назна­че­нии судеб­но-тех­ни­че­ской экс­пер­ти­зы по всем эпи­зо­дам на ста­дии пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия были про­игно­ри­ро­ва­ны, так­же экс­пер­ти­зы не были про­ве­де­ны и на ста­дии судеб­но­го следствия.

Таким обра­зом, сто­ро­ной госу­дар­ствен­но­го обви­не­ния не устра­не­ны сомне­ния в том, что доку­мен­ты, на осно­ва­нии кото­рых сотруд­ни­ка­ми АФН были состав­ле­ны заклю­че­ния, не поддельные.

Что же каса­ет­ся самих заклю­че­ний АФН, то ни в одном из них не ска­за­но, кто пер­со­наль­но вино­ват, ни в одном заклю­че­нии не гово­рит­ся о том, в чем кон­крет­но вино­ват Узбек­га­ли­ев Р.Х.

Ваша честь, опять сомне­ния! Един­ствен­ной надеж­дой защи­ты явля­ет­ся то обсто­я­тель­ство, что вы в отли­чие от сто­ро­ны госу­дар­ствен­но­го обви­не­ния пони­ма­е­те, что все сомне­ния трак­ту­ют­ся в поль­зу под­су­ди­мо­го, о чем вы неод­но­крат­но гово­ри­ли в ходе судеб­но­го следствия.

Давай­те теперь поды­то­жим все нару­ше­ния, допу­щен­ные сотруд­ни­ка­ми орга­нов пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия, АФН и ауди­то­ром Маль­го­жда­ро­вой Р.А., а так­же все не устра­нен­ные сомне­ния каса­тель­но заклю­че­ний, дан­ных спе­ци­а­ли­ста­ми АФН и аудитором:

- в отно­ше­нии боль­шин­ства спе­ци­а­ли­стов нет поста­нов­ле­ний орга­нов пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия о при­вле­че­нии в каче­стве спе­ци­а­ли­ста с разъ­яс­не­ни­ем прав, обя­зан­но­стей и пре­ду­пре­жде­ни­ем об уго­лов­ной ответственности;

- вызы­ва­ет сомне­ние под­лин­ность доку­мен­тов, предо­став­лен­ных на иссле­до­ва­ние спе­ци­а­ли­стов, т.к. ряд доку­мен­тов пред­став­лен толь­ко в копи­ях, ори­ги­на­лов никто не видел и не срав­ни­вал, а в часть доку­мен­тов, пред­став­лен­ных спе­ци­а­ли­стам АФН и ауди­то­ру, были пред­ва­ри­тель­но умыш­лен­но вне­се­ны изме­не­ния, и кто-то соста­вил листы, ранее не состав­ляв­шие еди­но­го цело­го в один документ;

- в ходе пред­ва­ри­тель­но­го и судеб­но­го след­ствия сто­ро­ной защи­ты заяв­ля­лись хода­тай­ства о назна­че­нии эко­но­ми­че­ской экс­пер­ти­зы, но они не были удо­вле­тво­ре­ны, вслед­ствие чего в насто­я­щий момент мы име­ем сомни­тель­ные заклю­че­ния спе­ци­а­ли­стов. Меж­ду тем п.3 ст.242 УПК РК уста­нав­ли­ва­ет «нали­чие в деле актов реви­зий, про­ве­рок, заклю­че­ний ведом­ствен­ных инспек­ций, а так­же офи­ци­аль­ных доку­мен­тов, состав­лен­ных по резуль­та­там иссле­до­ва­ний, про­во­ди­мых спе­ци­а­ли­ста­ми в ходе про­цес­су­аль­ных дей­ствий, не исклю­ча­ет воз­мож­но­сти назна­че­ния судеб­ной экс­пер­ти­зы по тем же вопросам»;

- спе­ци­а­ли­сты не отве­ти­ли на вопрос, постав­лен­ный след­стви­ем — кто кон­крет­но вино­ват в выяв­лен­ных нарушениях;

- в обос­но­ва­ние дан­ных спе­ци­а­ли­ста­ми заклю­че­ний поло­же­но «Руко­вод­ство по кор­по­ра­тив­но­му кре­ди­то­ва­нию», но при при­ня­тии реше­ний чле­ны КК ГБ руко­вод­ство­ва­лись не РКК, а внут­рен­ней кре­дит­ной поли­ти­кой и поло­же­ни­ем о кре­дит­ном комитете;

- ответ­ствен­ность за все выяв­лен­ные спе­ци­а­ли­ста­ми нару­ше­ния несут не чле­ны КК ГБ, а соот­вет­ству­ю­щие струк­тур­ные под­раз­де­ле­ния. Нет в долж­ност­ных обя­зан­но­стях Узбек­га­ли­е­ва Р.Х. тако­го пунк­та, что он обя­зан сле­дить за пра­виль­но­стью веде­ния кре­дит­но­го досье, его пол­но­той и нали­чи­ем заклю­че­ний всех служб бан­ка, более того, на кре­дит­ном коми­те­те его голос был совещательный.

Ува­жа­е­мый суд, при поста­нов­ле­нии при­го­во­ра, реше­нии вопро­са винов­но­сти или неви­нов­но­сти Узбек­га­ли­е­ва Р.Х., нали­чии или отсут­ствии в его дей­стви­ях соста­ва пре­ступ­ле­ния про­шу учесть сле­ду­ю­щие обстоятельства.

При рас­смот­ре­нии дан­но­го уго­лов­но­го дела в суде был выяв­лен ряд гру­бей­ших нару­ше­ний уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го зако­но­да­тель­ства РК. Так, в целом небреж­ность, с кото­рой орга­ны пред­ва­ри­тель­но след­ствия про­ве­ли рас­сле­до­ва­ние, демон­стри­ру­ют сле­ду­ю­щие нару­ше­ния УПК РК:

- по эпи­зо­дам №9 — ТОО «Новый Кал­ка­ман», №30 — ТОО «Интер­фи­нанс», №32 — ТОО «Шыгыс Сусын­да­ры», №33 — ТОО «Литер‑М» Узбек­га­ли­ев Р.Х. вооб­ще не ука­зан в обви­ни­тель­ном заключении;

- в мате­ри­а­лах дела отсут­ству­ют поста­нов­ле­ния о при­вле­че­нии в каче­стве спе­ци­а­ли­стов сотруд­ни­ков АФН РК;

- в отче­те спе­ци­а­ли­ста ауди­то­ра Маль­го­жда­ро­вой, дирек­то­ра ТОО ASSER-CONSULTING, поми­мо ее под­пи­сей, име­ют­ся под­пи­си и дру­гих сотруд­ни­ков, кото­рых она при­вле­ка­ла для помо­щи в состав­ле­нии заклю­че­ния. Но в поста­нов­ле­нии о при­вле­че­нии в каче­стве спе­ци­а­ли­ста ука­за­на толь­ко Маль­го­жда­ро­ва. А в судеб­ном засе­да­нии на вопрос, кто разъ­яс­нил пра­ва и обя­зан­но­сти лицам, при­вле­чен­ным ею для помо­щи в состав­ле­нии заклю­че­ния, и кто пре­ду­пре­ждал этих лиц об уго­лов­ной ответ­ствен­ность за дачу заве­до­мо лож­но­го заклю­че­ния, Маль­го­жда­ро­ва отве­ти­ла, что это дела­ла она сама;

- вызы­ва­ет боль­шие сомне­ния леги­тим­ность при­вле­че­ния ТОО ASSER-CONSULTING для дачи заклю­че­ния в свя­зи с тем, что ему за его услу­ги опла­ти­ла потер­пев­шая сто­ро­на и в суд не пред­став­ле­но доку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих при­вле­че­ние дан­ной ком­па­нии в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством РК о госу­дар­ствен­ных закупках;

- мате­ри­а­лы на иссле­до­ва­ние сотруд­ни­кам АФН и ТОО ASSER-CONSULTING были предо­став­ле­ны с нару­ше­ни­ем норм УПК РК, с нару­ше­ни­ем целост­но­сти и в копи­ях, с нару­ше­ни­ем поряд­ка изъ­я­тия и состав­ле­ния про­то­ко­лов изъ­я­тия. Поэто­му все пред­став­лен­ные доку­мен­ты не име­ют юри­ди­че­ской силы.

Пись­мен­ные дока­за­тель­ства или сви­де­тель­ские пока­за­ния, дока­зы­ва­ю­щие тот факт, что Узбек­га­ли­ев Р.Х. вхо­дил в состав ОПГ, участ­во­вал в рас­тра­те или хище­нии иму­ще­ства бан­ка, в уго­лов­ном деле отсут­ству­ют. След­ствие необос­но­ван­но при­рав­ня­ло факт под­пи­са­ния про­то­ко­лов засе­да­ний КК ГБ к пособ­ни­че­ству в хище­нии, при этом вооб­ще не иссле­до­вав субъ­ек­тив­ную сто­ро­ну, а так­же какую выго­ду от все­го это­го полу­чил Узбек­га­ли­ев Р.Х.

26.05.2011 года на судеб­ном засе­да­нии пред­ста­ви­те­лем потер­пев­ше­го АО «БТА Банк» заяв­ле­но хода­тай­ство о пре­кра­ще­нии уго­лов­но­го дела в отно­ше­нии Узбек­га­ли­е­ва Р.Х., под­пи­сан­ное пред­се­да­те­лем прав­ле­ния АО «БТА Банк» Сай­де­но­вым А.Г. и пред­ста­ви­те­лем потер­пев­ше­го Туле­по­вым Е.С.

Узбек­га­ли­ев Раим­хан Хале­ло­вич про­слу­жил в орга­нах внут­рен­них дел 33 года. Свою служ­бу по охране пра­во­по­ряд­ка он начал рядо­вым кур­сан­том Кара­ган­дин­ской выс­шей шко­лы МВД СССР и после­до­ва­тель­но про­шел все сту­пе­ни офи­цер­ской служ­бы, закон­чив свою карье­ру в пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах в зва­нии гене­рал-май­о­ра поли­ции, в долж­но­сти началь­ни­ка ДВД Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти. За вре­мя служ­бы Узбек­га­ли­ев Р.Х. был награж­ден 10 меда­ля­ми МВД СССР и Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

В мате­ри­а­лах дела име­ет­ся поло­жи­тель­ная харак­те­ри­сти­ка исх. №11/4 от 22.02.2011 года, дан­ная рес­пуб­ли­кан­ским обще­ствен­ным объ­еди­не­ни­ем «Совет гене­ра­лов» и под­пи­сан­ная пред­се­да­те­лем пре­зи­ди­у­ма РОО «Совет гене­ра­лов» гене­рал-май­о­ром юсти­ции, про­фес­со­ром Кай­да­ро­вым Р.Е.

Узбек­га­ли­ев Р.Х. ранее к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти не при­вле­кал­ся, женат, вос­пи­ты­ва­ет детей и внуков.

Нор­ма­тив­ное поста­нов­ле­ние Вер­хов­но­го суда РК от 15 авгу­ста 2002 года №19 «О судеб­ном при­го­во­ре», п. 17, уста­нав­ли­ва­ет: «В силу пре­зумп­ции неви­нов­но­сти и в соот­вет­ствии со ста­тьей 19 УПК РК обви­ни­тель­ный при­го­вор не может быть осно­ван на пред­по­ло­же­ни­ях и дол­жен быть под­твер­жден доста­точ­ной сово­куп­но­стью досто­вер­ных дока­за­тельств. По делу долж­ны иссле­до­вать­ся все воз­ник­шие вер­сии. Име­ю­щи­е­ся про­ти­во­ре­чия меж­ду дока­за­тель­ства­ми под­ле­жат выяс­не­нию и оцен­ке. Неустра­ни­мые сомне­ния в винов­но­сти под­су­ди­мо­го, а так­же сомне­ния, воз­ни­ка­ю­щие при при­ме­не­нии уго­лов­но­го и уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го зако­нов, тол­ку­ют­ся в его пользу».

На осно­ва­нии изло­жен­но­го про­шу суд выне­сти в отно­ше­нии Узбек­га­ли­е­ва Раим­ха­на Хале­ло­ви­ча оправ­да­тель­ный приговор.

Из выступ­ле­ния под­су­ди­мо­го Узбек­га­ли­е­ва Р.Х.

- Адво­кат выска­зал все заме­ча­ния, аргу­мен­ты в защи­ту по соста­ву пре­ступ­ле­ний, вме­ня­е­мых мне. В тече­ние 2 лет, с 2009-го по 2011 год, была дослед­ствен­ная про­вер­ка, пред­ва­ри­тель­ное след­ствие. Были про­ве­ре­ны все про­ек­ты бан­ка, это колос­саль­ный объем.

Кре­дит­ный коми­тет рабо­тал по гра­фи­ку 2 раза в неде­лю, а в повест­ке было 6—12 про­ек­тов (быва­ло и более). Без­услов­но, рас­смот­рен­ные 42 про­ек­та не без­упреч­ны по менедж­мен­ту, есть сомне­ния в осно­ва­ни­ях, про­це­ду­ре выда­чи кре­ди­та, есть поте­ри, свя­зан­ные с бан­ков­ски­ми рис­ка­ми. Был ли увод денег? Я сам в этом не разо­брал­ся, я не спе­ци­а­лист, не финан­сист. Я не мог преду­смот­реть и тем более предот­вра­тить. Я вину не при­знаю, пото­му что не участ­во­вал в хищении.

Ваша честь, обра­щаю внимание:

1. Мое непри­зна­ние вины — это мое пра­во, а не «спо­соб ухо­да от ответ­ствен­но­сти», как гово­рит обви­ни­тель. Тем более не было сго­во­ра, замас­ки­ро­ван­но­го хище­ния с моей стороны.

Выска­зы­ва­ние про­ку­ро­ра: «Под­пись свою при­зна­ет, зна­чит, вина пол­но­стью дока­за­на …» — не выдер­жи­ва­ет ника­кой кри­ти­ки в юри­ди­че­ском аспек­те. Моя под­пись визы «Согла­сен» — это мое сове­ща­тель­ное мне­ние по про­ек­ту и не более того. Моя под­пись не была при­чи­ной и осно­ва­ни­ем хище­ния. (Более подроб­но ска­зал адвокат.)

2. Про­ку­рор отме­тил мою высо­кую зара­бот­ную пла­ту — от 700 тысяч тен­ге до 1 мил­ли­о­на 200 тысяч тен­ге. Она (зар­пла­та) и сей­час такая соглас­но штат­но­му рас­пи­са­нию. Моя зар­пла­та не вызы­ва­ла соци­аль­ную рознь, чув­ство про­те­ста и неспра­вед­ли­во­сти в кол­лек­ти­ве и в обществе.

3. О моей био­гра­фии, харак­те­ри­сти­ке уже гово­ри­лось. Сего­дня для меня осо­бен­но зву­чит народ­ная муд­рость «от тюрь­мы, от сумы не заре­кай­ся». Я рабо­тал в 10 горо­дах, 8 обла­стях Казах­ста­на, в 4 обла­стях был пер­вым руко­во­ди­те­лем. Моя служ­ба — это бес­ко­неч­ные пере­ез­ды, мои дети учи­лись в раз­ных шко­лах еже­год­но. Я рано ухо­дил на служ­бу и позд­но при­хо­дил, вос­пи­та­ни­ем детей, бытом зани­ма­лась моя супру­га. У меня очень хоро­шая семья, дети, вну­ки — это заслу­га супру­ги. Вся эта исто­рия со мною по уго­лов­но­му делу, аре­сту, судеб­ным след­стви­ем вызва­ла у нее ост­рый инфаркт и дру­гие болез­ни. Сего­дня она огра­ни­че­на в дви­же­нии. Я про­сто могу ее поте­рять, а это для меня самое страш­ное и хуже воз­мож­но­го приговора.

Я реа­лист, не живу иллю­зи­я­ми, пони­маю задан­ность и моти­вы это­го уго­лов­но­го дела. По сво­ей основ­ной про­фес­сии я знаю про­бле­мы доку­мен­ти­ро­ва­ния, рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ний. Я не могу понять настой­чи­вость, бес­че­ло­веч­ность след­ствия и обви­не­ния, когда вме­ня­ют ста­тью 176 УК РК («хище­ние» с ее ужас­ной санк­ци­ей). Ведь нет при­зна­ков это­го соста­ва преступления.

При всей задан­но­сти, тен­ден­ци­оз­но­сти по уго­лов­но­му делу мож­но логи­че­ски допу­стить ста­тью 363 УК РК — зара­нее не обе­щан­ное укры­ва­тель­ство; ста­тью 316 УК РК — халат­ность; ста­тью 228 — зло­упо­треб­ле­ние в ком­мер­че­ских пред­при­я­ти­ях, хотя будут и здесь сомне­ния. Навер­ное, надо учи­ты­вать, что нет судеб­но­го реше­ния по Абля­зо­ву и другим.

Ваша честь, сего­дня мы гово­рим обос­но­ван­но, что это ошиб­ка, нару­ше­ние наших прав со сто­ро­ны след­ствия и обвинения.

Ваша часть, не допус­кай­те судеб­ную ошиб­ку, защи­ти­те мои права!

…Увы, суд не защи­тил пра­ва под­су­ди­мо­го Узбек­га­ли­е­ва Р.Х., при­го­во­рив его к лише­нию сво­бо­ды. Пой­ти попе­рек реше­ния поли­ти­че­ско­го руко­вод­ства стра­ны не может ни один казах­стан­ский судья — кан­ди­да­ты, спо­соб­ные на само­сто­я­тель­ные реше­ния, в нашей стране отсе­и­ва­ют­ся на даль­них под­сту­пах к судеб­ной системе.

Originally posted here:
От тюрь­мы в Казах­стане не зарекайся

архивные статьи по теме

Почему инвесторы не слышат Сагинтаева

Editor

Адам болып туылдың, адам болып қал!

Editor

Слились в экономическом экстазе