5 C
Астана
12 апреля, 2024
Image default

Оразалы Ержанов: Закон о возврате активов не работает

«Когда вла­сти Казах­ста­на гово­рят, что про­цесс воз­вра­та акти­вов идет пол­ным ходом, они, мяг­ко гово­ря, вво­дят народ в заблуж­де­ние», — гово­рит соучре­ди­тель и дирек­тор Обще­ствен­но­го фон­да по воз­вра­ту акти­вов Elge Qaitaru Ора­за­лы Ержа­нов. На недав­ней пресс-кон­фе­рен­ции в Алма­ты он объ­яс­нил, чем была вызва­на пау­за в дея­тель­но­сти фон­да и с каки­ми новы­ми заяв­ле­ни­я­ми они обра­ти­лись к руко­вод­ству стра­ны (репор­таж с кон­фе­рен­ции смот­ри­те на YouTube-кана­ле «Гипер­бо­рей», выпуск от 22.02.2024).

Напрасные надежды

Надеж­ды на то, что будет про­во­дить­ся эффек­тив­ная рабо­та по воз­вра­ту акти­вов, ста­ли рас­се­и­вать­ся ещё в декаб­ре 2022 года, — ска­зал Ора­за­лы Ержа­нов, — и я уже не раз гово­рил об этом. Когда появил­ся указ пре­зи­ден­та о под­го­тов­ке зако­но­про­ек­та о воз­вра­те госу­дар­ству неза­кон­но выве­ден­ных акти­вов, а потом — рас­по­ря­же­ние пре­мьер-мини­стра Сма­и­ло­ва по раз­ра­бот­ке зако­но­про­ек­та, дело пору­чи­ли огром­но­му коли­че­ству испол­ни­те­лей. У меня само­го есть опыт рабо­ты по под­го­тов­ке зако­но­про­ек­тов, и я уже тогда был убеж­ден, что при таком под­хо­де цель­но­го, еди­но­го, с какой-то реаль­ной иде­ей зако­но­про­ек­та — не полу­чит­ся. Так и вышло — и это был пер­вый шаг, кото­рый поуба­вил нашу уве­рен­ность в том, что воз­врат акти­вов ста­нет реальностью. 

Ора­за­лы Ержанов

Еще раз урон поли­ти­че­ской идее воз­вра­та акти­вов, был нане­сён, думаю, «реше­ни­ем» вопро­са с Jusan бан­ком, когда пра­ви­тель­ство отчи­та­лось, что вер­ну­ло его в казах­стан­скую юрис­дик­цию, а реаль­но банк вер­ну­ли одно­му из тех людей, кто когда-то довел Jusan до тако­го состо­я­ния, когда госу­дар­ство там поте­ря­ло более 1 трил­ли­о­на тен­ге ($2.2 мил­ли­ар­да) народ­ных денег. 

Андрей Лав­рен­тьев

И сле­ду­ю­щее (как мне тогда каза­лось, послед­ний гвоздь в крыш­ку гро­ба) — это воз­врат Кар­мет­ком­би­на­та. У Лакш­ми Мит­та­ла была хоть какая-то исто­рия: до покуп­ки Кар­ме­та он вла­дел дву­мя метал­лур­ги­че­ски­ми заво­да­ми. А теперь ком­би­нат отда­ли чело­ве­ку с мут­ной био­гра­фи­ей – в плане про­ис­хож­де­ния денег (Андрей Лав­рен­тьев. – ред.), и непо­нят­но, что будет с Кар­ме­том дальше. 

Олжас Бек­те­нов

Поэто­му я лич­но начал думать, что, навер­ное, уже ника­ко­го реаль­но­го воз­вра­та акти­вов не будет, но про­изо­шли пере­ме­ны в пра­ви­тель­стве: руко­во­дить им при­шел доста­точ­но моло­дой чело­век, кото­рый опре­де­лен­ную часть сво­ей био­гра­фии отдал борь­бе с кор­руп­ци­ей (пре­мьер-министр РК Олжас Бек­те­нов в 2022–2023 зани­мал долж­ность пред­се­да­те­ля казах­стан­ско­го Агент­ства по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции, — ред.). Анти­кор­руп­ци­он­ное агент­ство – это был, пожа­луй, един­ствен­ный госор­ган, пред­ста­ви­те­ли кото­ро­го еще в 2022 с нами удо­су­жи­лись встре­тить­ся (встре­ча была с пер­вым заме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Дмит­ри­ем Мала­хо­вым — сего­дня он руко­во­дит Агент­ством финан­со­во­го мони­то­рин­га). Поэто­му какая-то надеж­да есть. 

Корни забастовок — в коррупции

- Что каса­ет­ся пред­ме­та нашей сего­дняш­ней пресс-кон­фе­рен­ции — это три обра­ще­ния, кото­рые мы напра­ви­ли пре­мьер-мини­стру стра­ны (парал­лель­но явля­ет­ся пред­се­да­те­лем комис­сии по воз­вра­ту акти­вов), гене­раль­но­му про­ку­ро­ру, пред­се­да­те­лю Анти­кор­руп­ци­он­но­го агент­ства, пред­се­да­те­лю Агент­ства финан­со­во­го мони­то­рин­га и пред­се­да­те­лю Коми­те­та по воз­вра­ту акти­вов Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры, — рас­ска­зал Ора­за­лы Ержа­нов. – Пер­вое из них каса­ет­ся ситу­а­ции, что сего­дня сло­жи­лась в Ман­ги­ста­уской обла­сти, где люди уже тре­тий месяц басту­ют на моро­зе. И, навер­ное, это наша огром­ная тер­ри­то­рия виной тому, что наше «слы­ша­щее госу­дар­ство» никак не может услы­шать людей из Аста­ны с дру­го­го края стра­ны — из Ман­ги­ста­уской обла­сти. Людей, кото­рые дошли до отча­я­ния и име­ют пол­ное пра­во тре­бо­вать то, что они требуют. 

Соглас­но послед­ним изме­не­ни­ям в Кон­сти­ту­ции, зем­ля и нед­ра при­над­ле­жат наро­ду Казах­ста­на, но у нас скла­ды­ва­ет­ся стран­ная ситу­а­ция, когда одна, очень малень­кая часть это­го наро­да экс­плу­а­ти­ру­ет эти богат­ства, рас­по­ря­жа­ет­ся ими, про­да­ет их — на эти день­ги постро­е­ны Аста­на и Тур­ке­стан, двор­цы в Ушко­ны­ре в Алма­тин­ской обла­сти, куп­ле­ны зам­ки в Гер­ма­нии, Испа­нии, Швей­ца­рии, квар­ти­ра Шер­ло­ка Холм­са в Лон­доне… А люди, чьим тру­дом добы­ва­ют­ся эти богат­ства, три меся­ца сто­ят на моро­зе, и раз­ные бло­ге­ры выда­ют о них раз­ную информацию. 

Я думаю, что они име­ют пра­во тре­бо­вать: их пред­ки когда-то сво­ей кро­вью отво­е­ва­ли эти зем­ли. Здесь сей­час добы­ва­ет­ся боль­шое коли­че­ство неф­ти – но у рабо­чих нет эле­мен­тар­ных усло­вий для нор­маль­ной чело­ве­че­ской жизни. 

Тимур Кули­ба­ев

Мы пола­га­ем, что кор­ни этой про­бле­мы — в кор­руп­ци­он­ной сдел­ке, кото­рая состо­я­лась в 2011. Была ком­па­ния «Акта­у­неф­те­сер­вис», кото­рая обслу­жи­ва­ла неф­те­до­бы­ва­ю­щую ком­па­нию «Ман­ги­ста­у­му­най­газ». И счи­та­ет­ся, что когда «Ман­ги­ста­у­му­най­газ» отни­ма­ли у преж­них вла­дель­цев (эта инфор­ма­ция доступ­на в Сети https://www.compromat.ru/page_30945.htm), Тимур Кули­ба­ев (сред­ний зять экс-пре­зи­ден­та Казах­ста­на Еур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, в 2011 году – пред­се­да­тель прав­ле­ния акци­о­нер­но­го обще­ства «Фонд наци­о­наль­но­го бла­го­со­то­я­ния «Самрук-Казы­на») ото­брал ком­па­нию «Акта­у­неф­те­сер­вис» у Раши­та Сар­се­но­ва (в 2011 — пред­се­да­тель сове­та дирек­то­ров ком­па­нии «Ман­ги­ста­у­му­най­газ»)

Рашит Сар­се­нов

Сдел­ка состо­я­лась, когда управ­ля­ю­щим дирек­то­ром наци­о­наль­ной неф­те­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии «Каз­Му­най­Газ» был Маг­зум Мир­за­га­ли­ев (сего­дня он её руко­во­ди­тель. – ред.). За «Акта­у­неф­те­сер­вис» было выпла­че­но 334 мил­ли­о­на дол­ла­ров. Затем – я пола­гаю, что­бы заме­сти сле­ды — была при­ня­та про­грам­ма «5÷50», когда у работ­ни­ков в два раза сни­зи­лись дохо­ды, когда они поте­ря­ли рабо­чие места, поте­ря­ли соци­аль­ные пакеты. 

Сего­дня гово­рят, что боль­шая про­бле­ма — это закре­ди­то­ван­ность насе­ле­ния, но при этом никто не вспо­ми­на­ет, что при­чи­ны этой закре­ди­то­ван­но­сти — в низ­ких дохо­дах насе­ле­ния. Ста­ло мод­ным рас­суж­дать о том, что каза­хи берут кре­ди­ты на сва­дьбы, — нет, основ­ная мас­са людей берет кре­ди­ты, чтоб про­жить от зар­пла­ты до зар­пла­ты. Имен­но такую ситу­а­цию созда­ли наши вла­сти вме­сте с руко­вод­ством ком­па­нии «Каз­Му­най­Газ» в Ман­ги­ста­уской области. 

Еще один аспект это­го вопро­са: потом эти же ком­па­нии, «доч­ки» «Акта­у­неф­те­сер­вис» были «обрат­но» при­ва­ти­зи­ро­ва­ны. Воз­ни­ка­ет вопрос: зачем это сде­ла­ли? Зачем тогда пла­ти­ли за эти акти­вы 334 млн дол­ла­ров? Что­бы потом их сно­ва при­ва­ти­зи­ро­вать? И боль­шой вопрос: за сколь­ко их  «обрат­но» продали? 

По пово­ду ситу­а­ции в Ман­ги­ста­уской обла­сти было обра­ще­ние пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го обще­ства — почти 10 лет назад. Два года назад об этом писал наш фонд Elge Qaitaru — но ниче­го не меня­ет­ся. И даже если ни «Каз­Му­най­Га­зу», ни «Самрук-Қазы­на», ни пра­ви­тель­ству эти 334 млн дол­ла­ров не нуж­ны, мы все рав­но обра­ща­ем­ся с прось­бой назна­чить про­вер­ку, так как усмат­ри­ва­ют­ся при­зна­ки кор­руп­ци­он­но­го пра­во­на­ру­ше­ния, при­влечь к ответ­ствен­но­сти винов­ных людей, взыс­кать эти 334 млн дол­ла­ров — по кур­су того вре­ме­ни это 48 млрд тен­ге, и напра­вить их на реше­ние про­блем тех, кто уже тре­тий месяц бастует. 

Тарифы Клебанова и Кана

- Сле­ду­ю­щее наше заяв­ле­ние каса­ет­ся ситу­а­ции в энер­ге­ти­ке стра­ны, — про­дол­жил Ора­за­лы Ержа­нов. — Сей­час на мно­гих уров­нях обсуж­да­ет­ся так назы­ва­е­мый Наци­о­наль­ный план раз­ви­тия до 2029 года. При­гла­ша­ют­ся мос­ков­ские про­фес­со­ра, дру­гие ино­стран­ные спе­ци­а­ли­сты. Я его вни­ма­тель­но изу­чил, и вот мое мне­ние: этот доку­мент направ­ля­ет нас по пути сего­дняш­ней Арген­ти­ны, где за корот­кий пери­од инфля­ция соста­ви­ла 250%. Пото­му что через весь этот план раз­ви­тия про­хо­дит лишь одна идея — повы­ше­ние тари­фов на всё: на теп­ло, на воду, на элек­тро­энер­гию, пред­ла­га­ет­ся отпу­стить все цены и мак­си­маль­но сузить объ­ём соци­аль­но важ­ных това­ров, цены на кото­рые регу­ли­ру­ет госу­дар­ство. Реа­ли­за­ция про­грам­мы под таким лозун­гом — тари­фы в обмен на инве­сти­ции — при­ве­дёт наш народ к мак­си­маль­но­му обни­ща­нию. У нас уже сего­дня, по-мое­му, у более мил­ли­о­на чело­век еже­ме­сяч­ный доход ниже про­жи­точ­но­го мини­му­ма. И в этой ситу­а­ции хочет­ся посо­ве­то­вать нашим вла­стям всё же поис­кать дру­гой выход, дру­гие возможности. 

Они есть, я в этом не сомневаюсь. 

Об этом гово­рит наше вто­рое заяв­ле­ние, пред­мет кото­ро­го — ситу­а­ция, сло­жив­ша­я­ся в ком­па­нии Цен­траль­но-Ази­ат­ской Элек­тро­энер­ге­ти­че­ской Кор­по­ра­ции (CAEPCO), вла­дель­ца­ми кото­рой явля­ют­ся Алек­сандр Кле­ба­нов и Сер­гей Кан. Все пом­нят, что в День ина­у­гу­ра­ции пре­зи­ден­та в нояб­ре 2022 года слу­чи­лась ава­рия на Эки­ба­стуз­ской ТЭЦ, кото­рая вхо­дит в ком­па­нию «Пав­ло­дар­энер­го», кото­рое так­же при­над­ле­жит назван­ным господам. 

В 2014 году они созда­ли ком­па­нию ЦАТЭК Green Energy (ТОО) с вет­ро­вой стан­ци­ей на 100 Мега­ватт близ Аста­ны (стан­ция стро­и­лась в ходе под­го­тов­ки к ЭКСПО-2017). Так вот, Кле­ба­нов и Кан про­вер­ну­ли такую, мож­но ска­зать, махи­на­цию: купи­ли ее сами у себя. То есть АО «Пав­ло­дар­энер­го», вхо­дя­щее в груп­пу CAEPCO, выку­пи­ло 100% доли в ТОО «ЦАТЭК Green Energy» (ее вла­дель­ца­ми были офф­шор­ные ком­па­нии) за 232 мил­ли­о­на дол­ла­ров. Это при том, что в нашем реги­оне стан­ция на 1 Мега­ватт при стро­и­тель­стве обхо­дит­ся в 1.3 млн дол­ла­ров, в край­нем слу­чае – 1.5 млн дол­ла­ров. В дан­ном слу­чае полу­чи­лось 2.32 млн дол­ла­ров за 1 кВт мощности. 

Но там было несколь­ко про­дав­цов — вла­дель­цев ТОО ЦАТЭК Green Energy, одним из них было АО «Circle Maritime Invest», хозя­е­ва­ми кото­ро­го явля­ют­ся гос­по­да Кле­ба­нов и Кан. Это­му АО при­над­ле­жа­ли 47.34% ТОО ЦАТЭК Green Energy, и они доста­лись «Пав­ло­дар­энер­го» почти за 160 млн дол­ла­ров. То есть теперь 1 Мега­ватт мощ­но­сти обо­шёл­ся уже в 3.37 млн долларов.

Мы обра­ща­ем­ся с заяв­ле­ни­ем по пово­ду этих сде­лок к руко­вод­ству стра­ны и наде­ем­ся, что в том чис­ле Агент­ство финан­со­во­го мони­то­рин­га, кото­рое зани­ма­ет­ся вопро­са­ми неза­кон­но­го выво­да акти­вов, про­ве­дет про­вер­ку и уста­но­вит истину. 

Более того: когда стро­и­лась эта стан­ция, пра­ви­тель­ством РК было при­ня­то поста­нов­ле­ние от 19 мар­та 2015, по кото­ро­му дан­ной стан­ции был уста­нов­лен отдель­ный спе­ци­аль­ный тариф, на момент вво­да в дей­ствие (в 2020 году) за 1 кВт час он состав­лял 59 тен­ге 70 тиын ($0.13). И у ком­па­нии есть пра­во еже­год­ной индек­са­ции. Я не знаю, до какой циф­ры сей­час дошёл этот тариф, но в откры­том досту­пе есть отчёт­ность ком­па­нии за 2021 год, и ее мар­жи­наль­ность, EBITDA margin (ана­лог в оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ке — это рен­та­бель­ность), за 2020 соста­ви­ла 84.91%, за 2021 год – 89.72%. 

Гото­вясь к пресс-кон­фе­рен­ции, я спро­сил у одно­го чело­ве­ка, кото­рый доста­точ­но глу­бо­ко раз­би­ра­ет­ся в нашей мик­ро­эко­но­ми­ке: можешь пред­ста­вить, что в Казах­стане есть про­ект, где мар­жи­наль­ность 89%? Ответ был: «Они что, нар­ко­ти­ка­ми зани­ма­ют­ся?» Я ска­зал: нет, не нар­ко­ти­ки – «Ну, тогда коррупция». 

Мы в сво­ем заяв­ле­нии обра­ща­ем­ся с прось­бой отме­нить поста­нов­ле­ние пра­ви­тель­ства для этой ком­па­нии, где вла­дель­цы име­ют почти 90% рен­та­бель­но­сти, но при этом гово­рят: надо вво­дить соци­аль­ные тари­фы, а для всех осталь­ных тари­фы надо повышать. 

Пода­рок Кули­ба­е­ву: 1.67 трлн тенге 

- И тре­тья тема нашей сего­дняш­ней встре­чи — это рамоч­ное согла­ше­ние меж­ду пра­ви­тель­ством Казах­ста­на, Наци­о­наль­ным бан­ком, «Самрук-Казы­на», Фон­дом про­блем­ных кре­ди­тов, «Каз­ком­мерц­бан­ком», БТА Бан­ком, Народ­ным сбе­ре­га­тель­ным бан­ком и граж­да­ни­ном Раки­ше­вым Кене­сом, — ска­зал Ора­за­лы Ержа­нов. — Соглас­но это­му доку­мен­ту, в 2017 в целях финан­со­во­го оздо­ров­ле­ния «Каз­ком­мерц­бан­ка» были пред­став­ле­ны 2 трил­ли­о­на 639 мил­ли­ар­дов тен­ге из бюд­же­та ($6 мил­ли­ар­дов). Из них 239 млрд ушло в фонд «Самрук-Казы­на» — у БТА Бан­ка были перед ним дол­ги. А 2 трил­ли­о­на 400 млрд тен­ге через выкуп про­блем­ных акти­вов БТА Бан­ка и «Каз­ком­мерц­бан­ка» попа­ли в «Каз­ком­мерц­банк», где на тот момент на 86. 09% акци­о­не­ром был Кенес Раки­шев, и «Самрук-Казы­на» на 10.72%. И тот, и дру­гой про­да­ли соб­ствен­ные акции Народ­но­му бан­ку — за 1 тенге. 

Один из вопро­сов, кото­рый мы зада­ем в нашем обра­ще­нии — поче­му был выбран имен­но такой путь? Кто посчи­тал, что надо спа­сать имен­но этот банк имен­но такой сум­мой? Был преду­смот­рен непо­нят­ный для нас алго­ритм: спер­ва — пол­ная пред­опла­та, потом — пра­во­вая реви­зия, а про­ве­де­ние неза­ви­си­мой оцен­ки рыноч­ной сто­и­мо­сти выку­па­е­мых акти­вов в согла­ше­нии вооб­ще не предусматривалось. 

Но при­мер­но через пол­го­да после завер­ше­ния сдел­ки такая оцен­ка всё же была про­из­ве­де­на, и извест­ный финан­со­вый экс­перт Мурат Темир­ха­нов писал, что по той оцен­ке сто­и­мость выкуп­лен­но­го соста­ви­ла 268 млрд тен­ге — в 10 раз дешев­ле, чем отдан­ная сум­ма. Воз­ни­ка­ет вопрос: куда ушли осталь­ные день­ги? Мы не исполь­зу­ем ника­кую непро­ве­рен­ную инфор­ма­цию, толь­ко откры­тые источ­ни­ки: в интер­вью сай­ту banker.kz от 24 авгу­ста 2017 года Умут Шаях­ме­то­ва, пред­се­да­тель Народ­но­го бан­ка, доста­точ­но подроб­но рас­ска­за­ла, как были раз­ло­же­ны эти деньги.

Полу­ча­ет­ся, что из 2 трил­ли­о­нов 400 млрд тен­ге на пога­ше­ние обя­за­тельств перед Нац­бан­ком ушли 625 млрд тен­ге, на пога­ше­ние обя­за­тельств по опе­ра­ци­ям РЕПО с цен­ны­ми бума­га­ми — 202 млрд тен­ге. Вот эти день­ги — 625 млрд тен­ге плюс 202 827 млрд тен­ге — во спа­се­ние «Каз­ком­мерц­бан­ка». 

Самое инте­рес­ное даль­ше: на 1 трил­ли­он тен­ге были куп­ле­ны госу­дар­ствен­ные цен­ные бума­ги, а 570 млрд тен­ге оста­лись в рас­по­ря­же­нии «Каз­ком­мерц­бан­ка». И вот эти 1 трил­ли­он 570 мил­ли­ар­дов тен­ге — это пода­рок вла­дель­цам Народ­но­го бан­ка. На сай­те Forbes.kz в 2018 сооб­ща­лось, что состо­я­ние Тиму­ра и Дина­ры Кули­ба­е­вых вырос­ло по ито­гам 2017 с 4,2 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров до 6. 4 млрд дол­ла­ров за счёт при­об­ре­те­ния «Каз­ком­мерц­бан­ка», полу­чив­ше­го перед про­да­жей 2. 4 трил­ли­о­на тен­ге госу­дар­ствен­ных денег на оздоровление. 

И мы зада­ём резон­ный вопрос пра­ви­тель­ству: име­ет ли наше госу­дар­ство пра­во пре­тен­до­вать на часть акций Народ­но­го бан­ка? Ско­ро март, когда будет обсуж­дать­ся вопрос диви­ден­дов — кто и сколь­ко дол­жен полу­чить? Но мы пола­га­ем, что здесь речь долж­на идти не о диви­ден­дах, а о воз­вра­те денег или пере­да­че акций бан­ка в соб­ствен­ность Рес­пуб­ли­ки Казахстан. 

Кенес Раки­шев

Более того, в том же 2018 Кенес Раки­шев дал подроб­ное интер­вью газе­те Ком­мер­сантъ, где он гово­рит, что име­ет на балан­се очи­щен­ные акти­вы на более чем 1 млрд дол­ла­ров и тре­бо­ва­ния к дру­гим лицам на 3.5 млрд дол­ла­ров, и что на нача­ло этой «опе­ра­ции по спа­се­нию» «Каз­ко­ма» и БТА Бан­ка тре­бо­ва­ния БТА бан­ка были 3 млрд дол­ла­ров. «Все они пере­шли «Каз­ком­мер­цу», — гово­рит Раки­шев, — кото­рый сов­мест­но с пра­ви­тель­ством и Наци­о­наль­ным бан­ком Казах­ста­на зани­ма­ют­ся уре­гу­ли­ро­ва­ни­ем этих про­блем». В резуль­та­те они полу­чи­ли очи­щен­ный БТА Банк — он до сих пор суще­ству­ет, и это такой же ста­нок по печа­та­нию денег, как ТОО ЦАТЭК Green Energy. 

Но мы пони­ма­ем, что Кенес Раки­шев в 2017 не обла­дал таки­ми пол­но­мо­чи­я­ми, что­бы в сдел­ке — не в инте­ре­сах стра­ны — при­ня­ло уча­стие пра­ви­тель­ство РК в лице мин­фи­на, Нац­банк, фонд «Самрук Казы­на», фонд про­блем­ных кре­ди­тов и Народ­ный банк. Поэто­му пола­га­ем, что сдел­ка осу­ществ­ле­на адми­ни­стра­тив­но-поли­ти­че­ской силой. Мы про­сим дать ответ: кто  явля­ет­ся реаль­ным бене­фи­ци­а­ром этой сделки? 

По Боран­ба­е­ву и Саты­бал­ды сра­бо­тал Уго­лов­ный кодекс, а не Закон о воз­вра­те активов

Кай­рат Сатыбалды

В завер­ше­ние хотел бы ска­зать, что сего­дня при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать: при­ня­тый 12 июля про­шло­го Закон о воз­вра­те акти­вов не рабо­та­ет. Все, что вла­сти хотят пред­ста­вить как резуль­тат дей­ствия это­го зако­на, свя­за­но с Кай­ра­том Саты­бал­ды (пле­мян­ник Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. – ред.) и Кай­ра­том Боран­ба­е­вым (сват Дари­ги Назар­ба­е­вой, стар­шей доче­ри Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. – ред.) – но по ним сра­бо­тал не Закон о воз­вра­те акти­вов. По ним сра­бо­тал Уго­лов­ный кодекс Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

Кай­рат Боранбаев

И по тем ста­тьям, по кото­рым они оба осуж­де­ны, всё их иму­ще­ство под­ле­жит кон­фис­ка­ции, но наши вла­сти, ска­жем так, не «дора­бо­та­ли» этот вопрос,  и мы регу­ляр­но чита­ем: Саты­бал­ды отдал это, Боран­ба­ев — то, потом поси­де­ли-поду­ма­ли, еще кого-то пожа­ле­ли из наро­да Казах­ста­на, ещё что-то отда­ли. Но эти сум­мы посту­па­ют не туда, куда долж­ны при­хо­дить день­ги от воз­вра­та акти­вов – на спе­ци­аль­ный счет в каз­на­чей­стве. Поэто­му мы счи­та­ем, что вла­сти, мяг­ко гово­ря, вво­дят обще­ство в заблуж­де­ние, гово­ря о том, что воз­врат акти­вов идёт пол­ным ходом. (Кай­рат Саты­бал­ды в 2022 был при­го­во­рен к 6 годам лише­ния сво­бо­ды за эко­но­ми­че­ские пре­ступ­ле­ния, вер­нул госу­дар­ству акти­вы на $1. 6 млрд, но про­дол­жа­ет оста­вать­ся в заклю­че­нии. Кай­рат Боран­ба­ев в 2023 был при­го­во­рен к 8 годам лише­ния сво­бо­ды, вер­нул госу­дар­ству акти­вы на $300 млн и был осво­бож­ден из тюрьмы).

архивные статьи по теме

ТС соединит бурлящий запад Казахстана с российским Кавказом

Урок Казахстана: чему Токаев научил Лукашенко на примере Назарбаева

Editor

Власть заставит нас умнеть