4 C
Астана
28 сентября, 2021
Image default

Об уходе из банков “чужих” инвесторов

В про­шлом году в бан­ков­ской систе­ме Казах­ста­на про­изо­шло два собы­тия систем­но­го харак­те­ра. Зна­че­ние пер­во­го осо­зна­ли сра­зу все без исклю­че­ния, зато вто­рое, хотя и было заме­че­но рын­ком и прес­сой, тем не менее обсуж­да­лось как рядовое. 

Пер­вое собы­тие – это «спа­се­ние» госу­дар­ством АО «Каз­ком­мерц­банк» путем «вли­ва­ния» в него 2,64 трил­ли­о­на народ­ных тен­ге с после­ду­ю­щей   «про­да­жей» АО «Народ­ный банк Казах­ста­на» все­го за 2 тен­ге, одно из кото­рых доста­лось Кене­су Раки­ше­ву, вто­рое – ФНБ «Самрук-Казы­на». В резуль­та­те АО «Народ­ный банк Казах­ста­на» де-факто пре­вра­тил­ся в «супер­си­стем­ный» банк, зани­ма­ю­щий полу­мо­но­поль­ное поло­же­ние в бан­ков­ской систе­ме республики.

Вто­рое собы­тие – уход из АО «Бан­ка Цен­тр­Кре­дит» и соот­вет­ствен­но из Казах­ста­на корей­ской груп­пы Kookmin Bank. Про­изо­шло оно еще в пер­вом полу­го­дии 2017 года. 1 фев­ра­ля 2017 года акци­о­нер бан­ка Бахыт­бек Бай­се­и­тов и АО «Финан­со­вый хол­динг «Цес­на» опуб­ли­ко­ва­ли сов­мест­ное заяв­ле­ние о том, что они поку­па­ют 41,93% акций АО «Бан­ка Цен­тр­Кре­дит» у Kookmin Bank и 10% у International Finance   Corporation (IFC).

Мы не смог­ли най­ти на сай­те АО «Бан­ка Цен­тр­Кре­дит» инфор­ма­цию о том, когда выше­упо­мя­ну­тая сдел­ка была завер­ше­на, но из сооб­ще­ний прес­сы сле­ду­ет, что это слу­чи­лось в мар­те – апре­ле. На сего­дняш­ний день акци­о­не­ра­ми финан­со­во­го инсти­ту­та чис­лят­ся Бай­се­и­тов Бахыт­бек Рым­бе­ко­вич, АО «Цесна­банк» и АО «Финан­со­вый хол­динг Цесна».

Поче­му мы назва­ли эти собы­тия систем­ны­ми, то есть урав­ня­ли их в сво­ей оцен­ке, хотя по раз­ме­рам гос­под­держ­ки и пря­мо­му вли­я­нию на бан­ков­ский рынок рес­пуб­ли­ки они точ­но не сопоставимы?

В пер­вом слу­чае госу­дар­ство сде­ла­ло прин­ци­пи­аль­ный выбор – вме­сто того, что­бы спа­сать бан­ков­скую систе­му стра­ны как тако­вую, оно нача­ло спа­сать избран­ные бан­ки.  В дан­ном кон­крет­ном слу­чае – финан­со­вый инсти­тут, при­над­ле­жа­щий бли­жай­шим род­ствен­ни­кам елбасы.

Вто­рое собы­тие носит систем­ный харак­тер, пото­му что Казах­стан поки­нул послед­ний ино­стран­ный инве­стор, при­шед­ший в стра­ну на волне эко­но­ми­че­ско­го подъ­ема 2002–2007 гг. и сопут­ству­ю­ще­го ему бан­ков­ско­го бума. Напом­ним, что Kookmin Bank завер­шил при­об­ре­те­ние 23% акций АО «Бан­ка Цен­тр­Кре­дит» за пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров 27 авгу­ста 2008 года, когда меж­ду­на­род­ный финан­со­вый кри­зис уже начал­ся, но еще не было понят­но, какой глу­би­ны и мас­шта­бов он в ито­ге достигнет.

Таким обра­зом, в 2017 году завер­шил­ся про­цесс исхо­да из   бан­ков­ской систе­мы   Казах­ста­на зару­беж­ных бан­ков­ских групп из рыноч­но раз­ви­тых госу­дарств, при­шед­ших в стра­ну до 2008 года.  При­чи­ны слу­чив­ше­го­ся лежат на поверх­но­сти – бан­ков­ский биз­нес стал низ­ко­до­ход­ным, если не убы­точ­ным, при этом слиш­ком силь­но воз­рос­ли все рис­ки, а три деваль­ва­ции тен­ге суще­ствен­но обес­це­ни­ли капи­тал и, соот­вет­ствен­но, сде­лан­ные в него инвестиции.

В резуль­та­те в Казах­стане оста­лись и даже нарас­ти­ли свое при­сут­ствие бан­ков­ские груп­пы из Рос­сии. По нашей оцен­ке, глав­ным обра­зом пото­му, что они, во-пер­вых, име­ют опыт рабо­ты в стра­нах со сход­ной авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мой и  в эко­но­ми­че­ской сре­де, где доми­ни­ру­ет госу­дар­ство   и ква­зи­го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры. Во-вто­рых, их менедж­мент не столь жест­ко свя­зан по рукам и ногам пуб­лич­но декла­ри­ру­е­мы­ми кор­по­ра­тив­ны­ми нор­ма­ми, как это име­ет место быть в запад­ных бан­ков­ских струк­ту­рах. В‑третьих, они все­гда могут рас­счи­ты­вать на под­держ­ку Кремля.

В свя­зи с этим мы оце­ни­ва­ем как крайне низ­кую веро­ят­ность того, что бур­ная актив­ность пра­ви­тель­ства РК и лич­но пре­мьер-мини­стра РК Бакыт­жа­на Сагин­та­е­ва по при­вле­че­нию в Казах­стан ино­стран­ных инве­сто­ров из раз­ви­тых госу­дарств увен­ча­ет­ся мало-маль­ски зна­чи­тель­ным успе­хом. Как пра­ви­ло, запад­ный част­ный инве­стор мас­со­во при­хо­дит в ту или иную стра­ну толь­ко тогда, когда биз­нес-воз­мож­но­стям и разум­но­му стра­но­во­му рис­ку сопут­ству­ют зна­ко­мый им бан­ков­ский сервис.

В Казах­стане же им при­дет­ся обслу­жи­вать­ся в финан­со­вых инсти­ту­тах, при­над­ле­жа­щих кров­ным род­ствен­ни­кам Назар­ба­е­ва и его бли­жай­ших сорат­ни­ков, то есть людям, най­ти прав­ду на кото­рых в казах­стан­ских судах невоз­мож­но, или в «дочер­них» струк­ту­рах рос­сий­ских бан­ков­ских групп, кото­рые в силу про­дол­жа­ю­ще­го­ся про­ти­во­сто­я­ния РФ с Запа­дом могут в любой момент попасть под санк­ции. То есть ино­стран­ным инве­сто­рам при­дет­ся рис­ко­вать посто­ян­но – от момен­та вло­же­ния денег до их пол­но­го воз­вра­та  и на всех эта­пах биз­нес-про­цес­са. А это для нор­маль­но­го инве­сто­ра чересчур.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

архивные статьи по теме

Официальным версиям веры нет

Капиталы стремятся за пределы России

С детскими суицидами борются… верблюдами