13 C
Астана
28 мая, 2024
Image default

Об авторитаризме и Назарбаеве – I

 Про­чи­тал послед­ний поли­тоб­зор Муха­меджа­на Адило­ва, в кото­ром он срав­нил режи­мы Ста­ли­на и Гит­ле­ра с режи­мом Назар­ба­е­ва, и заду­мал­ся, насколь­ко кор­рект­но такое срав­не­ние? И какую стра­ну мы, соб­ствен­но, хотим постро­ить. Сво­и­ми раз­мыш­ле­ни­я­ми решил поде­лить­ся с чита­те­ля­ми портала.

 

Автор: Мурат­бек КЕТЕБАЕВ

 

Авто­ри­та­ризм как поли­ти­че­скую систе­му нуж­но оце­ни­вать не абстракт­но, а в рам­ках кон­крет­ной исто­ри­че­ской ситу­а­ции. Петр Пер­вый или Иосиф Ста­лин были еще теми дик­та­то­ра­ми, но пер­вый вошел во все­мир­ную исто­рию как Вели­кий, а вто­рой, хотя и про­лил доста­точ­но мно­го кро­ви, одна­ко никто не отри­ца­ет, что имен­но он воз­гла­вил СССР с сохой, а оста­вил с бал­ли­сти­че­ски­ми раке­та­ми и ядер­ны­ми бомбами.

Или тот же Ли Куан Ю, пре­вра­тив­ший Син­га­пур в «ази­ат­ско­го тиг­ра»: его труд­но назвать демо­кра­том. Из послед­не­го вре­ме­ни сто­ит вспом­нить Миха­и­ла Саа­ка­шви­ли, кото­рый побе­дил в Гру­зии низо­вую кор­руп­цию отнюдь не демо­кра­ти­че­ски­ми методами.

Поэто­му, гово­ря об авто­ри­та­риз­ме Назар­ба­е­ва, сто­ит пом­нить, что он стал вынуж­ден­ной и, пожа­луй, неиз­беж­ной реак­ци­ей на поли­ти­че­ские и соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские раз­брод и шата­ния в Казах­стане пери­о­да 1989—1994 годов.

***

Госу­дар­ствен­ный пере­во­рот, кото­рый был совер­шен тогда Назар­ба­е­вым, поз­во­лил ему и пра­вя­щей эли­те, кото­рая тогда была доста­точ­но моно­лит­на, про­ве­сти быст­рые и кар­ди­наль­ные соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские рефор­мы. Пусть жест­кие и анти­на­род­ные, но жиз­нен­но необ­хо­ди­мые в тех усло­ви­ях. Как чело­век, кото­рый был одним из актив­ных участ­ни­ков и орга­ни­за­то­ров реформ в зер­но­вом хозяй­стве и элек­тро­энер­ге­ти­ке, могу это подтвердить.

Но начи­ная где-то с 1998 года авто­ри­та­ризм Назар­ба­е­ва из плю­са для стра­ны и ее раз­ви­тия стал пре­вра­щать­ся в минус. Думаю, клю­че­вую роль в этом сыг­рал про­цесс кон­вер­та­ции госу­дар­ствен­ной вла­сти в част­ный, лич­ный капи­тал со сто­ро­ны Назар­ба­е­ва и его окру­же­ния, кото­рый к это­му вре­ме­ни при­об­рел систем­ный и все­об­щий характер.

Сего­дня об этом не вспо­ми­на­ют, но пер­вых «при­хва­ти­за­то­ров» как оте­че­ствен­ных, так и зару­беж­ных завел к Назар­ба­е­ву и в госу­дар­ствен­ный аппа­рат Аке­жан Каже­гель­дин. Понят­но, что объ­е­мы взя­ток тогда были отно­си­тель­но мини­маль­ны­ми, но на фоне тогдаш­ней все­об­щей нище­ты они выгля­де­ли громадными.

Имен­но при Каже­гель­дине нача­лось мас­со­вое раз­ло­же­ние чинов­ни­чье­го кор­пу­са, взя­точ­ни­че­ство из слу­чай­но­го ста­ло ста­но­вить­ся систем­ным, а сами взя­точ­ни­ки нача­ли груп­пи­ро­вать­ся в некие вер­ти­каль­ные струк­ту­ры, «выхо­дя­щие» на непро­мо­ка­е­мые «кры­ши» в окру­же­нии Назарбаева.

Судя по все­му, имен­но в этот пери­од и про­изо­шла внут­рен­няя пере­ори­ен­та­ция само­го Назар­ба­е­ва на захват и все­мер­ное удер­жа­ние госу­дар­ствен­ной вла­сти в сво­их руках. А госу­дар­ствен­ный аппа­рат стал в чис­ле про­че­го зани­мать­ся борь­бой с поли­ти­че­ски­ми оппо­нен­та­ми пре­зи­ден­та. Со вре­ме­нем это ста­ло его глав­ной зада­чей, кото­рая ста­но­ви­лась тем более жиз­нен­но важ­ной, чем боль­ше было совер­ше­но пре­ступ­ле­ний. Чем боль­ше было укра­де­но. Так что поте­ря вла­сти для Назар­ба­е­ва и его окру­же­ния ста­ли смер­ти подобны.

В свя­зи с этим я весь­ма насто­ро­жен­но отно­шусь к раз­го­во­рам, что доста­точ­но перей­ти от супер­пре­зи­дент­ской к пре­зи­дент­ско-пар­ла­мент­ской или пар­ла­мент­ской поли­ти­че­ской систе­ме, как в стране все наладится.

Лич­но я счи­таю, что после ухо­да Назар­ба­е­ва из жиз­ни (а сам он власть нико­гда и нико­му не отдаст — это уже понят­но) ниче­го прин­ци­пи­аль­но не изме­нит­ся. Поэто­му счи­таю, что сего­дня для нашей стра­ны прин­ци­пи­аль­но важ­на не фор­ма поли­ти­че­ской систе­мы, а запуск поли­ти­че­ской конкуренции.

***

Одно из глав­ных пре­ступ­ле­ний Назар­ба­е­ва заклю­ча­ет­ся, на мой взгляд, в том, что, захва­тив поли­ти­че­скую власть и затем мак­си­маль­но и черес­чур скон­цен­три­ро­вав ее в сво­их руках, отстре­ли­вая, сажая, застав­ляя эми­гри­ро­вать тех, кто с этим не согла­сен, он моно­по­ли­зи­ро­вал государство.

Един­ствен­ный спо­соб, кото­рым теперь мож­но «ото­драть» елба­сы и его окру­же­ние от вла­сти, — это раз­ру­шить госу­дар­ство как тако­вое или кри­ти­че­ски его осла­бить. Имен­но поэто­му демо­кра­ти­че­ская оппо­зи­ция, дей­ству­ю­щая в легаль­ном поли­ти­че­ском поле, мало­эф­фек­тив­на. Более того, весь­ма уяз­ви­ма, что пока­за­ли собы­тия послед­них месяцев.

Но про­бле­ма Назар­ба­е­ва, его окру­же­ния, создан­ной им кон­крет­ной поли­ти­че­ской систе­мы заклю­ча­ет­ся в том, что любая сила, спо­соб­ная или подо­зре­ва­е­мая в том, что она спо­соб­на поку­сить­ся на неогра­ни­чен­ную власть, начи­на­ет рас­смат­ри­вать­ся как враг. В резуль­та­те вра­га­ми ста­но­вят­ся все. И род­ствен­ни­ки, кото­рых вытол­ка­ли из ближ­не­го кру­га. И спо­движ­ни­ки, кото­рые реши­ли на вся­кий слу­чай уда­лить­ся. И сорат­ни­ки, гото­вые или пре­тен­ду­ю­щие стать пре­ем­ни­ка­ми или кон­ку­рен­та­ми во вла­сти. И рели­ги­оз­ные груп­пы, отри­ца­ю­щие нынеш­нее госу­дар­ство. В общем, все.

В резуль­та­те этой «при­хва­ти­за­ции» госу­дар­ства одной поли­ти­че­ской груп­пой про­ис­хо­дят про­цес­сы, кото­рые мы сего­дня наблю­да­ем. При­чем они носят ката­стро­фи­че­ский харак­тер не толь­ко для эли­ты, но и для стра­ны в целом.

Пото­му что, во-пер­вых, с дегра­да­ци­ей, мораль­ным раз­ло­же­ни­ем, поте­рей ква­ли­фи­ка­ции гос­под­ству­ю­щей груп­пой дегра­ди­ру­ет, мораль­но раз­ла­га­ет­ся и теря­ет ква­ли­фи­ка­цию госу­дар­ствен­ный аппа­рат и госу­дар­ствен­ная систе­ма как таковая.

Во-вто­рых, рас­тет чис­ло вра­гов, реаль­ных и мни­мых, госу­дар­ства, и оно начи­на­ет рас­смат­ри­вать как про­ти­во­прав­ные дей­ствия про­тив себя даже мини­маль­ную поли­ти­че­скую и обще­ствен­ную актив­ность, пыта­ясь огра­ни­чить ее, загнать под свой кон­троль, выхо­ло­стить вчистую.

Исто­ри­че­ски у Казах­ста­на было три воз­мож­но­сти запу­стить меха­низм поли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции. Пер­вый в 1991—1994 годы, вто­рой — в 1999 году, тре­тий — в 2001 году.

В пер­вый раз это не полу­чи­лось по вине всех — уж слиш­ком была вооду­шев­ля­ю­щей, бод­ря­щей и без­от­вет­ствен­ной обста­нов­ка в пер­вые годы после раз­ва­ла СССР и созда­ния суве­рен­но­го и неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на. Вто­рой и тре­тий раз — по вине Назар­ба­е­ва и его окру­же­ния, кото­рые испу­га­лись сна­ча­ла Аке­жа­на Каже­гель­ди­на, а затем ДВК.

Будет ли чет­вер­тый шанс? Не уве­рен. Точ­нее, уве­рен, что не будет. Дело в том, что пол­то­ра деся­ти­ле­тия голи­мо­го авто­ри­та­риз­ма, кото­рый, я счи­таю, начал­ся после печаль­но зна­ме­ни­тых тен­де­ров на часто­ты для теле­ка­на­лов, после кото­рых закры­лись неза­ви­си­мые элек­трон­ные СМИ, прак­ти­че­ски вытоп­та­ли граж­дан­скую ини­ци­а­ти­ву в стране.

***

Рас­че­ты на то, что у нас могут повто­рить­ся собы­тия сосед­ней Рос­сии, где авто­ри­та­ризм Пути­на встре­тил мощ­ное сопро­тив­ле­ние в обще­стве, не оправ­да­ют­ся по той про­стой при­чине, что у нас раз­ные струк­ту­ры общества.

Дело в том, что на Болот­ную и дру­гие акции про­те­ста в Москве и в целом по Рос­сии выхо­ди­ли не обез­до­лен­ные, а сред­ний класс. То есть люди, сде­лав­шие сами себя, име­ю­щие уро­вень и каче­ство жиз­ни выше бед­но­ты и, самое глав­ное, неза­ви­си­мые от госу­дар­ства и гос­под­ству­ю­щей поли­ти­че­ской силы. Имен­но они ста­ли глав­ной дви­жу­щей силой послед­них про­тестных акций, а демо­кра­ти­че­ская оппо­зи­ция, наци­о­на­ли­сты и про­чие поли­ти­че­ские груп­пы все­го лишь их поддержали.

В Казах­стане в силу тер­ри­то­ри­аль­но-демо­гра­фи­че­ско­го фак­то­ра, зна­чи­тель­но мень­ше­го раз­ви­тия соб­ствен­но­го несы­рье­во­го про­из­вод­ства, узо­сти внут­рен­ней эко­но­ми­ки и замет­но­го раз­ви­тия кла­но­вых свя­зей, боль­шей тупо­сти и подо­зри­тель­но­сти гос­ап­па­ра­та это­го насто­я­ще­го сред­не­го клас­са кот напла­кал. Поэто­му мас­со­вые акции про­те­ста на демо­кра­ти­че­ской плат­фор­ме в Казах­стане невоз­мож­ны, тем более при суще­ству­ю­щей иди­о­ти­за­ции и ради­ка­ли­за­ции поли­ти­че­ской систе­мы и все воз­рас­та­ю­щем уровне госу­дар­ствен­но­го насилия.

В резуль­та­те полу­ча­ет­ся замкну­тый круг: Назар­ба­ев и его окру­же­ние захва­ти­ли поли­ти­че­скую власть в стране, ото­дви­нув от нее не толь­ко широ­кие мас­сы насе­ле­ния, но и прак­ти­че­ски всю реги­о­наль­ную эли­ту, и боль­шую часть цен­траль­ной эли­ты. При этом они пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ют госу­дар­ствен­ный аппа­рат и крайне заин­те­ре­со­ва­ны в сохра­не­нии и супер­пре­зи­дент­ской систе­мы и госу­дар­ствен­ной вертикали.

Что­бы «ото­драть» их от этой поли­ти­че­ской вла­сти, нуж­но раз­ру­шить супер­пре­зи­дент­скую систе­му, госу­дар­ствен­ную вер­ти­каль и серьез­но осла­бить, если не раз­ру­шить совсем, государство.

Сде­лать это мож­но дву­мя спо­со­ба­ми — поли­ти­че­ски­ми рефор­ма­ми (но кто их может про­ве­сти, если вся власть у Назар­ба­е­ва и его окру­же­ния) или насиль­ствен­ны­ми мето­да­ми (то есть революцией).

Об этом в сле­ду­ю­щем материале-размышлении.

Ори­ги­нал статьи — 

Об авто­ри­та­риз­ме и Назар­ба­е­ве – I

архивные статьи по теме

02‑й: ноль или все-таки — второй?

Editor

Выборы без выбора

Коррумпированные олигархи сбежали, поскольку закон Макмафии не применялся в течение двух лет

Editor