fbpx

Нурсултан Назарбаев. От первого секретаря ЦК Компартии до «елбасы»

День пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на впер­вые про­хо­дит без Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва в крес­ле гла­вы госу­дар­ства. Бес­смен­но пра­вив­ший стра­ной почти три деся­ти­ле­тия чело­век в этом году объ­явил о сло­же­нии пол­но­мо­чий, но по-преж­не­му оста­ет­ся на вер­шине выстро­ен­ной им систе­мы вла­сти. Кто есть Назар­ба­ев? Азаттык задал этот вопрос совре­мен­ни­кам пер­во­го пре­зи­ден­та.

Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис: Назар­ба­е­ву «мно­гое уда­лось», но он пре­вра­тил­ся в «клас­си­че­ско­го авто­кра­та»

Сло­ва «был пре­зи­ден­том», во вся­ком слу­чае пока, к Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву непри­ме­ни­мы. Он про­дол­жа­ет быть пре­зи­ден­том, а имен­но пер­вым пре­зи­ден­том соглас­но Кон­сти­ту­ции, и име­ет мно­го рыча­гов вла­сти — как пред­се­да­тель Сове­та без­опас­но­сти, пред­се­да­тель пар­тии «Нур Отан», пожиз­нен­ный член Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­та и пожиз­нен­ный сена­тор.

Нурсултан Назарбаев с внуком Айсултаном на избирательном участке. Астана, 10 января 1999 года.
Нур­сул­тан Назар­ба­ев с вну­ком Айсул­та­ном на изби­ра­тель­ном участ­ке. Аста­на, 10 янва­ря 1999 года.

Поли­ти­че­ское насле­дие Назар­ба­е­ва весь­ма про­ти­во­ре­чи­во. Послед­ний пер­вый сек­ре­тарь Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Казах­ской ССР и член Полит­бю­ро ЦК КПСС, он ока­зал­ся перед необ­хо­ди­мо­стью управ­лять неза­ви­си­мым госу­дар­ством, обра­зо­вав­шим­ся после рас­па­да Совет­ско­го Сою­за, кото­рый не при­вет­ство­вал, не ожи­дал и к это­му не очень-то и гото­вил­ся. Недо­ста­ток обра­зо­ва­ния и опы­та гла­вы неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства Назар­ба­ев непло­хо ком­пен­си­ро­вал хоро­шим инстинк­том выжи­ва­ния и бога­тым опы­том нахож­де­ния в совет­ской номен­кла­ту­ре, инту­и­ци­ей, уме­ни­ем учить­ся, при­ни­мать реше­ния и соби­рать вокруг себя более или менее уме­лую коман­ду управ­лен­цев и полит­тех­но­ло­гов.

И если судить объ­ек­тив­но, то мно­гое ему уда­лось. Как бы там ни было, созда­на дее­спо­соб­ная систе­ма госор­га­нов неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства, осу­ществ­лен пере­ход от пла­но­вой ого­су­дар­ствлен­ной к откры­той рыноч­ной эко­но­ми­ке с част­ной соб­ствен­но­стью. Казах­стан стал чле­ном миро­во­го сооб­ще­ства, а поли­ти­че­ское и эко­но­ми­че­ское манев­ри­ро­ва­ние меж­ду Кита­ем, Рос­си­ей, Запа­дом, ислам­ским миром поз­во­ли­ло за 30 лет гео­по­ли­ти­че­ски выжить в слож­ней­шем окру­же­нии, сохра­нив тер­ри­то­рию.

И, в прин­ци­пе, эти успе­хи мож­но было бы свя­зать с име­нем пер­во­го пре­зи­ден­та, если бы не целый ряд «но». Пере­ход к рыноч­ной эко­но­ми­ке сопро­вож­дал­ся даже не «диким» накоп­ле­ни­ем капи­та­ла, а «диким» раз­де­ле­ни­ем соб­ствен­но­сти. Быв­шая совет­ская номен­кла­ту­ра, к кото­рой при­над­ле­жал послед­ний пер­вый сек­ре­тарь и его окру­же­ние, яви­лась глав­ным бене­фи­ци­а­ром это­го пере­хо­да, за исто­ри­че­ский миг пре­вра­тив­шись в мил­ли­ар­де­ров, муль­ти­мил­ли­о­не­ров, вла­дель­цев фаб­рик, заво­дов, паро­хо­дов, финан­со­вых импе­рий и лати­фун­ди­стов. При­чем этот раз­дел обще­на­род­ной соб­ствен­но­сти на боль­шие кус­ки част­ной соб­ствен­но­сти не сде­лал послед­нюю ни закон­ной, ни леги­тим­ной. И это всё вре­мя созда­ет рис­ки буду­ще­го пере­де­ла.

Гос­по­дин Назар­ба­ев не смог удер­жать­ся от соблаз­на и путем раз­лич­ных мани­пу­ля­ций, в том чис­ле кон­сти­ту­ци­он­но­го пла­на, задер­жал­ся у вла­сти почти на 30 лет, пре­вра­тив­шись в клас­си­че­ско­го авто­кра­та, что, наря­ду с лик­ви­да­ци­ей поли­ти­че­ской оппо­зи­ции, неза­ви­си­мых СМИ и како­го-либо суще­ствен­но­го поли­ти­че­ско­го и идео­ло­ги­че­ско­го мно­го­об­ра­зия, при­ве­ло к тому, что совре­мен­ный Казах­стан — это несво­бод­ное, неде­мо­кра­ти­че­ское госу­дар­ство, где нет фак­ти­че­ско­го раз­де­ле­ния вла­стей, систе­мы сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, а поли­ти­че­ские пра­ва и граж­дан­ские сво­бо­ды мас­со­во нару­ша­ют­ся.

Исто­рия не тер­пит сосла­га­тель­но­го накло­не­ния, поэто­му очень труд­но оце­ни­вать то, как управ­лял стра­ной Назар­ба­ев, с пози­ций, что бы было, если бы ею управ­лял кто-то дру­гой, и кто бы это был, и что бы было, если бы он делал это или то, и так или эдак. Мы име­ем то, что име­ем, можем сожа­леть, что мно­гое пошло не так, как хоте­лось, что очень мно­гое не нра­вит­ся, и это свя­за­но в том чис­ле с име­нем Назар­ба­е­ва, но нет ника­ко­го ино­го выхо­да, кро­ме как ста­но­вить­ся насто­я­щи­ми граж­да­на­ми и самим созда­вать удоб­ную для про­жи­ва­ния поли­ти­че­скую, эко­но­ми­че­скую и пра­во­вую сре­ду, не пола­га­ясь толь­ко на лич­ность в этой исто­рии.

Жур­на­лист Гуль­жан Ерга­ли­е­ва: «Назар­ба­ев стал залож­ни­ком соб­ствен­ной систе­мы»

Исто­рия пер­во­го пре­зи­ден­та любой стра­ны дра­ма­тич­на и про­ти­во­ре­чи­ва — тако­ва диа­лек­ти­ка. В Казах­стане — тем более. Буду­щее Казах­ста­на навя­за­но извне — это ресурс­ная эко­но­ми­ка и как ее гаран­тия авто­ри­тар­ная власть. У Назар­ба­е­ва не было ни опы­та, ни сме­ло­сти, ни жела­ния идти само­сто­я­тель­ным путем. Внеш­ний мир гаран­ти­ро­вал Назар­ба­е­ву на дол­гие годы некую эко­но­ми­че­скую под­держ­ку и ста­биль­ное прав­ле­ние без осо­бо­го вме­ша­тель­ства. И он, надо отме­тить, выпол­нил свои обя­за­тель­ства, обес­пе­чив лег­кий доступ к нашим ресур­сам круп­ным транс­на­ци­о­наль­ным кор­по­ра­ци­ям, а вза­мен мы полу­чи­ли защи­ту от воз­мож­ных внеш­них угроз.

Были и дру­гие воз­мож­но­сти обу­строй­ства стра­ны — демо­кра­ти­че­ская модель поли­ти­че­ско­го строя и рыноч­ная эко­но­ми­ка. Одна­ко мы полу­чи­ли то, что полу­чи­ли, — некий фео­даль­но-совет­ско-капи­та­ли­сти­че­ский гибрид, окон­ча­тель­но запу­тав­шись в этих про­ти­во­ре­чи­вых и несов­ме­сти­мых систе­мах коор­ди­нат. Власть у нас фео­даль­но-кла­но­вая. Госу­дар­ствен­ное и обще­ствен­ное устрой­ство совет­ское. Рас­пре­де­ле­ние дохо­дов капи­та­ли­сти­че­ское. Поэто­му труд­но понять, какая мы стра­на и каким зако­нам раз­ви­тия сле­ду­ем…

Смот­ри­те так­же: На съез­де пар­тии «Нур Отан». Сле­зы Назар­ба­е­ва

Ино­го сце­на­рия для Казах­ста­на с пре­зи­ден­том Назар­ба­е­вым быть не мог­ло. Дру­гое дело, что такая систе­ма не мог­ла дол­го обес­пе­чи­вать эво­лю­цию госу­дар­ства, посколь­ку дер­жит­ся на стаг­на­ции — без раз­ви­тия эко­но­ми­ки и с застой­ной вла­стью. Пре­зи­дент Назар­ба­ев пере­дер­жал свою власть, и она нача­ла давать «боль­ные пло­ды». Стра­на нача­ла забо­ла­чи­вать­ся, хотя ост­ро нуж­да­лась в рефор­мах. У Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва был хоро­ший шанс уйти из вла­сти в 2005 году и не участ­во­вать в выбо­рах. К тому вре­ме­ни в обще­стве уже назре­ла поли­ти­че­ская сме­на. Выбо­ры выиг­ра­ла бы оппо­зи­ция в чест­ной борь­бе, и пере­ход вла­сти был бы есте­ствен­ным и мяг­ким. Сего­дня тран­зит не толь­ко вла­сти, но и всей систе­мы уже имел бы реаль­ные чер­ты. Назар­ба­ев шанс упу­стил. Нача­лись роко­вые собы­тия в стране — поли­ти­че­ские убий­ства, репрес­сии в Жана­о­зене, уни­что­же­ние неза­ви­си­мой прес­сы, рас­цвет куль­та лич­но­сти, репу­та­ци­он­ные поте­ри семьи пре­зи­ден­та, фор­ми­ро­ва­ние ради­каль­ной оппо­зи­ции, бан­ков­ский кри­зис в стране, обостре­ние кла­но­вых войн, подъ­ем наци­о­на­лиз­ма и, нако­нец, рост про­тестно­го настро­е­ния…

Ниче­го хоро­ше­го не дало ни стране, ни само­му Назар­ба­е­ву это бес­ко­неч­ное про­дле­ние вла­сти, кро­ме силь­но подо­рван­но­го ими­джа. И все заслу­ги пер­во­го пре­зи­ден­та до 2005 года вдруг ниве­ли­ро­ва­лись и обер­ну­лись про­тив него само­го же. Назар­ба­ев стал залож­ни­ком соб­ствен­ной систе­мы, и теперь ему труд­но из нее вырвать­ся. Он, навер­ное, сей­час пред­став­ля­ет себя Атлан­том, кото­рый дер­жит Казах­стан на сво­их пле­чах и не может уйти, ина­че всё рух­нет. В каком-то смыс­ле это так — госу­дар­ствен­ные инсти­ту­ты сла­бы и не само­сто­я­тель­ны, кор­руп­ция бьет все миро­вые рекор­ды, пра­вя­щая эли­та глу­бо­ко врос­ла во власть и эко­но­ми­ку, и ее труд­но отту­да извлечь, семья Назар­ба­е­ва тоже загна­на в угол: «или власть, или изгна­ние», тяжё­лая финан­со­вая зави­си­мость от инве­сто­ров и внеш­них парт­не­ров, кото­рые не хотят дру­гих, рав­но­прав­ных усло­вий и отно­ше­ний, и, нако­нец, выхо­дя­щий из тер­пе­ния народ, кото­рый боль­ше не жела­ет жить по ста­рым пра­ви­лам… Это дей­стви­тель­но очень тяже­лая ноша.

Вре­мя пер­во­го пре­зи­ден­та — исто­ри­че­ское и физи­че­ское — всё рав­но на исхо­де. Тео­ре­ти­че­ски у него еще есть шанс про­ве­сти реаль­ный тран­зит вла­сти, отчи­тать­ся перед наро­дом за все при­пи­сы­ва­е­мые ему гре­хи, если он искренне чув­ству­ет ответ­ствен­ность за 30 лет сво­е­го прав­ле­ния как насто­я­щий елба­сы, то есть гла­ва нации. Люди так или ина­че дадут свою оцен­ку эпо­хе Назар­ба­е­ва, кото­рая вой­дет в нашу исто­рию. Она еще окон­ча­тель­но не сфор­му­ли­ро­ва­на, так как сам пер­вый пре­зи­дент, кажет­ся, не опре­де­лил­ся, какую послед­нюю точ­ку он поста­вит под сво­ей био­гра­фи­ей.

Исто­рик Хан­гель­ды Абжа­нов: «вели­кий сын наро­да» и «досад­ные момен­ты»

В том, что Нур­сул­тан Назар­ба­ев, кото­ро­му тогда не было 50 лет, стал лиде­ром Совет­ско­го Казах­ста­на, а спу­стя два года — пер­вым гла­вой неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на, нет слу­чай­но­сти. Талант от при­ро­ды, непре­рыв­ное обу­че­ние, интел­лек­ту­аль­ное само­обо­га­ще­ние и посто­ян­ные поис­ки, вни­ма­тель­ность по отно­ше­нию к обще­ству, запро­сам людей, настой­чи­вость и нова­тор­ство в при­ня­тии госу­дар­ствен­ных реше­ний укре­пи­ли дове­рие наро­да к Назар­ба­е­ву. Образ Назар­ба­е­ва чет­ко рас­крыт фор­му­лой «Елба­сы, любя­щий стра­ну и люби­мый наро­дом».

ФОТОГАЛЕРЕЯ: Назар­ба­ев. 30 лет у вла­сти

Начи­нать все­гда тяже­ло. Если чело­век, сто­яв­ший у исто­ков неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства, без­упреч­но выпол­ня­ет свою мис­сию, то народ воз­да­ет осо­бен­ные поче­сти, а его имя впи­сы­ва­ют в исто­рию золо­ты­ми бук­ва­ми. С этой точ­ки зре­ния, Нур­сул­тан Назар­ба­ев — вели­кий сын казах­ско­го наро­да и вели­кий чело­век в исто­рии Казах­ста­на. Такой чело­век рож­да­ет­ся раз в сто или даже тыся­чу лет. Он оста­нет­ся в исто­рии как стро­и­тель неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства.

За 29 лет пре­зи­дент­ства Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва Казах­стан добил­ся цело­го ряда поло­жи­тель­ных резуль­та­тов. О «моде­ли Назар­ба­е­ва», «явле­нии Назар­ба­е­ва» гово­рим не толь­ко мы, его зна­ет весь мир.

Но есть и неко­то­рые досад­ные момен­ты. Обла­дая неогра­ни­чен­ной вла­стью, он не смог обуз­дать кор­руп­цию. Кор­руп­ции таких мас­шта­бов в нашей исто­рии не было. При­ва­ти­за­ция про­хо­ди­ла в спеш­ном поряд­ке, и стра­те­ги­че­ски важ­ные сфе­ры эко­но­ми­ки в руках зару­беж­ных гиган­тов. Были неоправ­дан­но доро­гие про­ек­ты, вре­да от кото­рых было боль­ше, чем поль­зы, как, напри­мер, выстав­ка «ЭКСПО-2017».

В одной стране не долж­но быть боль­ше двух пра­ви­те­лей. Каза­хи не зря гово­рят, что «голо­вы двух кош­ка­ров не поме­стят­ся в одном казане». Если пре­зи­дент доб­ро­воль­но сло­жил пол­но­мо­чия, то ему не сле­ду­ет вме­ши­вать­ся в управ­ле­ние госу­дар­ством. Народ всё видит. Часто при­хо­дит­ся слы­шать: «Он, что, не дове­ря­ет систе­ме, создан­ной им самим, и людям, кото­рых сам воз­вы­сил?» Поже­ла­ем, что­бы пози­тив, накоп­лен­ный им за 30 лет, не пре­вра­тил­ся в нега­тив.

Серик­бол­сын Абдиль­дин, быв­ший пред­се­да­тель Вер­хов­но­го Сове­та (рас­пу­щен­но­го в 1993 году): годы «про­шли впу­стую»

Нур­сул­тан Назар­ба­ев рабо­тал не на бла­го госу­дар­ства и наро­да, а на себя, ради соб­ствен­но­го тще­сла­вия. Счи­таю, что дол­гие годы пре­бы­ва­ния его у вла­сти нега­тив­но ска­за­лись на раз­ви­тии госу­дар­ства. 30 лет, осо­бен­но пер­вые годы после полу­че­ния неза­ви­си­мо­сти, про­шли впу­стую.

В годы его прав­ле­ния рост чис­лен­но­сти насе­ле­ния оста­но­вил­ся. Эко­но­ми­ка не раз­ви­ва­лась про­дук­тив­но.

Когда Нур­сул­тан Назар­ба­ев стал пре­зи­ден­том в 1991 году, в Казах­стане было 17 мил­ли­о­нов чело­век. Бла­го­да­ря при­то­ку орал­ма­нов из-за гра­ни­цы сей­час нас ста­ло чуть боль­ше 18 мил­ли­о­нов.

Серикболсын Абдильдин (первый слева в первом ряду) и Нурсултан Назарбаев (третий слева в первом ряду) на встрече, посвященной образованию СНГ. Алматы, 21 декабря 1991 года.
Серик­бол­сын Абдиль­дин (пер­вый сле­ва в пер­вом ряду) и Нур­сул­тан Назар­ба­ев (тре­тий сле­ва в пер­вом ряду) на встре­че, посвя­щен­ной обра­зо­ва­нию СНГ. Алма­ты, 21 декаб­ря 1991 года.

Про­из­вод­ство не достиг­ло уров­ня 1990 года. Осо­бен­но отста­ет пере­ра­ба­ты­ва­ю­щая про­мыш­лен­ность. Мы не можем ска­зать, что эко­но­ми­ка вырос­ла. Добы­ча неф­ти уве­ли­чи­лась, но поль­зы от это­го народ не видит.

Кон­сти­ту­ция про­воз­гла­ша­ет Казах­стан демо­кра­ти­че­ским госу­дар­ством. Но это­го нет.

Надо смот­реть не на сло­ва, а на дела Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Он и сей­час ото­шел от вла­сти толь­ко на сло­вах, на самом деле сидит как и преж­де. Ему нуж­но сохра­нить свои капи­та­лы и избе­жать при­вле­че­ния к ответ­ствен­но­сти, поэто­му он не может ото­рвать­ся от вла­сти.

Писа­тель Бек­сул­тан Нур­же­ке­ев: «Назар­ба­ев сде­лал очень мно­го»

С Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым я позна­ко­мил­ся еще до его пре­зи­дент­ства, когда он рабо­тал в Темир­тау. Рабо­тая в жур­на­ле «Жұл­дыз», я напи­сал ста­тью о чело­ве­ке тру­да, с кото­рым встре­тил­ся по реко­мен­да­ции Назар­ба­е­ва. Пом­ню, как Назар­ба­ев, про­во­жая меня, довез на сво­ей машине до аэро­пор­та. Был очень забот­лив и вни­ма­те­лен.

Став пре­зи­ден­том, он про­во­дил тра­ди­ци­он­ные встре­чи с руко­во­ди­те­ля­ми изда­ний. Мы встре­ча­лись несколь­ко раз.

Мне кажет­ся, Назар­ба­ев сде­лал очень мно­го для госу­дар­ства, нель­зя отри­цать его дости­же­ния в пер­вые десять лет пре­зи­дент­ства. Чет­верть века прав­ле­ния Назар­ба­е­ва при­нес­ли госу­дар­ству мно­го поль­зы. Но был и вред. Не знаю, чего было боль­ше.

К сожа­ле­нию, позд­но спо­хва­ти­лись насчет сёл. Счи­таю, что зем­ли сель­ча­нам дава­ли неспра­вед­ли­во. Люди хотят раз­во­дить скот — его негде выпа­сать. Никто не зна­ет, в чьих руках зем­ли.

Казах­ский язык не под­нял­ся до сво­е­го ста­ту­са госу­дар­ствен­но­го язы­ка. Пере­ход на лати­ни­цу про­хо­дит непра­виль­но. У уче­ных-линг­ви­стов свя­за­ны руки, они лишь испол­ня­ют при­ка­зы свер­ху.

Я рад ухо­ду Назар­ба­е­ва с поста пре­зи­ден­та, рад изме­не­ни­ям. Но нуж­но было пол­но­стью дове­рить­ся Касым-Жомар­ту Тока­е­ву, тогда как сей­час его (Назар­ба­е­ва. — Ред.) дей­ствия кажут­ся стран­ны­ми. Такое ощу­ще­ние, что он не дове­ря­ет, и это непо­нят­но.

Петр Сво­ик: «Дол­го­ле­тие на туго закру­чен­ной спи­ра­ли»

Ста­лин при­нял Рос­сию с сохой, а оста­вил с атом­ной бом­бой.

Нур­сул­тан Назар­ба­ев при­нял Казах­скую ССР с пол­но­стью направ­лен­ным внутрь СССР мно­го­про­филь­ным про­из­вод­ством, оста­вил же пре­зи­ден­ту Тока­е­ву Рес­пуб­ли­ку Казах­стан с мно­го­век­тор­ной эко­но­ми­кой, обо­рот кото­рой с тре­тьи­ми стра­на­ми по прин­ци­пу «экс­порт сырья — импорт това­ров» в пять раз боль­ше, неже­ли оста­точ­ная тор­гов­ля в рам­ках Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за. Одна­ко при этом Рес­пуб­ли­ка Казах­стан остав­ле­на вто­ро­му пре­зи­ден­ту в каче­стве госу­дар­ства — учре­ди­те­ля Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за, а сам пер­вый пре­зи­дент явля­ет­ся и почет­ным пред­се­да­те­лем ЕАЭС.

Нурсултан Назарбаев на мероприятии в день Единства народа Казахстана. Алматы, 1 мая 2016 года.
Нур­сул­тан Назар­ба­ев на меро­при­я­тии в день Един­ства наро­да Казах­ста­на. Алма­ты, 1 мая 2016 года.

Вооб­ще же дол­го­ле­тие пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва на туго закру­чен­ной исто­ри­че­ской спи­ра­ли опре­де­ля­ет­ся уни­каль­ной спо­соб­но­стью все­гда улав­ли­вать имен­но глав­ные тен­ден­ции и пра­виль­но в них впи­сы­вать­ся.

Казах­стан послед­ним вышел из СССР — закон о госу­дар­ствен­ном суве­ре­ни­те­те был при­нят, когда союз­но­го госу­дар­ства уже не было. И на наци­о­наль­ную валю­ту мы пере­шли осе­нью 1993 года, после лет­ней дено­ми­на­ции руб­ля, озна­ча­ю­щей отсо­еди­не­ние от быв­ших рес­пуб­лик.

Но при этом имен­но Казах­стан быст­рее и глуб­же дру­гих впи­сы­вал­ся в рынок, у нас ско­рее и пол­нее были раз­ру­ше­ны кол­хо­зы и сов­хо­зы, за нами же чис­лит­ся самая ран­няя и ради­каль­ная рефор­ма ЖКХ. Внед­рен­ная по пред­ло­же­нию Все­мир­но­го бан­ка еще два­дцать лет назад нако­пи­тель­ная пен­си­он­ная систе­ма — тоже наш рекорд, как и упор­ный пере­ход к обя­за­тель­но­му меди­цин­ско­му стра­хо­ва­нию ныне.

Нако­нец, мы сме­лее всех отда­лись «ино­стран­ным инве­сто­рам»: три чет­вер­ти неф­ти добы­ва­ют­ся ино­стран­ны­ми ком­па­ни­я­ми из Евро­пы, США, Китая и Рос­сии, чер­ная и цвет­ная метал­лур­гия — тоже в ино­стран­ных руках, как и почти поло­ви­на добы­чи сыро­го ура­на.

Выбор пре­ем­ни­ка и пере­да­ча ему пре­зи­дент­ско­го пол­но­вла­стия — тоже адек­ват­ная реак­ция на глав­ные вызо­вы наше­го сгу­ща­ю­ще­го­ся кри­зис­но­го вре­ме­ни. Гря­дет гло­баль­ная пере­строй­ка — это пони­ма­ют уже все, так поже­ла­ем же Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу пере­жить и ее.

Поли­то­лог Бури­хан Нур­му­ха­ме­дов: Назар­ба­ев — «наша исто­рия» и «наша жизнь»

В День пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на гово­рить о Нур­сул­тане Назар­ба­е­ве, в нынеш­нем году ушед­шем в отстав­ку, не пред­став­ля­ет­ся таким уж лег­ким делом.

Во-пер­вых, как гово­рил Есе­нин, «Лицом к лицу лица не уви­дать…». Мы все еще живем в «насто­я­щем», оно еще не ста­ло «про­шлым», кото­рое, конеч­но же, оце­ни­вать лег­че и про­ще. Во-вто­рых, пери­од нахож­де­ния пер­во­го пре­зи­ден­та у вла­сти более 27 лет, и за это вре­мя про­изо­шло мно­го чего, вырос­ло целое поко­ле­ние казах­стан­цев. Мож­но ли опи­сать в несколь­ко стра­ниц, «каким за это вре­мя был пер­вый пре­зи­дент Казах­ста­на»? Думаю, что это прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

Нурсултан Назарбаев с семьей. 1992 год.
Нур­сул­тан Назар­ба­ев с семьей. 1992 год.

Вме­сте с тем несколь­ко важ­ных, на мой взгляд, оце­нок пре­зи­дент­ства Назар­ба­е­ва мож­но сде­лать уже сего­дня.

Вся исто­рия неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на свя­за­на с име­нем пер­во­го пре­зи­ден­та. Ста­нов­ле­ние совре­мен­ной госу­дар­ствен­но­сти, демо­кра­ти­че­ских и поли­ти­че­ских инсти­ту­тов, казах­стан­ской дипло­ма­тии, опре­де­ле­ние и закреп­ле­ние госу­дар­ствен­ных гра­ниц рес­пуб­ли­ки, пере­нос сто­ли­цы и ста­нов­ле­ние сто­ли­цы, созда­ние наци­о­наль­ной валю­ты, меж­ду­на­род­ное при­зна­ние Казах­ста­на — всё это и мно­гое дру­гое, что харак­те­ри­зу­ет совре­мен­ное наци­о­наль­ное госу­дар­ство, невоз­мож­но отде­лить от лич­но­сти пер­во­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, его лич­но­го вкла­да в этот про­цесс. Пожа­луй, самым глав­ным в его дея­тель­но­сти на посту пре­зи­ден­та яви­лось то, что он «открыл» для мира нашу стра­ну и «открыл» мир для казах­стан­цев. Выс­шие госу­дар­ствен­ные награ­ды Рос­сий­ской Феде­ра­ции и Китай­ской Народ­ной Рес­пуб­ли­ки, кро­ме все­го про­че­го, явля­ют­ся в этом отно­ше­нии весь­ма и весь­ма пока­за­тель­ны­ми.

Без­услов­но, в нашей стране нема­ло вопро­сов и про­блем, кото­рые тре­бу­ют вни­ма­ния и сво­е­го реше­ния. И понят­но, что неко­то­рые из них оста­лись в «наслед­ство» от преды­ду­ще­го эта­па раз­ви­тия рес­пуб­ли­ки. Но мне кажет­ся, что нуж­но уметь отде­лять исто­ри­че­скую оцен­ку лич­но­сти и инсти­ту­та от «элек­то­раль­ной» оцен­ки. Нур­сул­тан Назар­ба­ев — это и «наша исто­рия», «наша жизнь», кото­рую с года­ми ценишь всё боль­ше и боль­ше.

Акти­вист дви­же­ния «Oyan, Qazaqstan» Димаш Аль­жа­нов: «Мы оста­ем­ся с ток­сич­ным насле­ди­ем»

Рас­пу­стив Вер­хов­ный Совет и при­няв Кон­сти­ту­цию 1995 года, пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев смог сфор­ми­ро­вать для себя поли­ти­че­скую осно­ву, за счет кото­рой в даль­ней­шем рас­ши­рял свои власт­ные пол­но­мо­чия. Создан­ная им поли­ти­че­ская систе­ма нару­ша­ла прин­цип раз­де­ле­ния вла­стей, что при­ве­ло к пол­ной эро­зии и зави­си­мо­сти зако­но­да­тель­ной и судеб­ной вла­сти от испол­ни­тель­ной.

Пенсионерка у памятника Назарбаеву в Алматы.
Пен­си­о­нер­ка у памят­ни­ка Назар­ба­е­ву в Алма­ты.

Исполь­зуя так­ти­ку ослаб­ле­ния и дроб­ле­ния оппо­зи­ции, а так­же посто­ян­но меняя изби­ра­тель­ные пра­ви­ла и зако­ны, Назар­ба­ев обес­пе­чи­вал свое гос­под­ство. Поли­ти­ка ослаб­ле­ния пар­ла­мен­та, фаль­си­фи­ка­ции выбо­ров и подав­ле­ния поли­ти­че­ских оппо­нен­тов нега­тив­но ска­за­лась на обще­стве. Важ­ные инсти­ту­ты демо­кра­тии, такие как поли­ти­че­ские пар­тии и выбо­ры, так и не зара­бо­та­ли в стране.

Систе­ма окон­ча­тель­но замкну­лась на лич­но­сти Назар­ба­е­ва. Обще­ство не в состо­я­нии поме­нять или сдви­нуть ее [систе­му] с мерт­вой точ­ки без кон­флик­та. Поэто­му не уди­ви­тель­но, что сего­дня аль­тер­на­ти­ва фор­ми­ру­ет­ся вокруг повест­ки ради­каль­ной сме­ны режи­ма. Это всё созда­ет боль­шие рис­ки, в поли­ти­че­ском и эко­но­ми­че­ском смыс­ле. Нам, обще­ству, не на что опе­реть­ся в попыт­ке при­дать хоть какую-то опре­де­лён­ность буду­ще­му и удо­вле­тво­рить наши потреб­но­сти.

Его кон­цеп­ция — сна­ча­ла эко­но­ми­ка, потом поли­ти­ка — не сра­бо­та­ла. Граж­дан­ские и поли­ти­че­ские пра­ва, само­управ­ле­ние реги­о­нов были пожерт­во­ва­ны в уго­ду лич­ной вла­сти и ста­биль­но­сти режи­ма. Мы оста­ем­ся с боль­шим бага­жом нере­шен­ных поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских про­блем, с ток­сич­ным насле­ди­ем прав­ле­ния Назар­ба­е­ва и со стрем­ле­ни­ем его окру­же­ния сохра­нить авто­ри­тар­ную пре­зи­дент­скую модель.

Поэто­му, после 30 лет прав­ле­ния Назар­ба­е­ва, мы име­ем все шан­сы полу­чить еще одно­го авто­кра­та, и неваж­но, будет ли это Тока­ев, Дари­га или кто-то дру­гой.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»